Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право К вопросу о происхождении и эволюции международного терроризма

К вопросу о происхождении и эволюции международного терроризма

К вопросу о происхождении и эволюции международного терроризма

Господствующая в отечественной литературе точка зрения гласит, что до периода формирования современного постин­дустриального общества образца 60-90-х гг. ХХ в. терроризм развивался как эпизодическое, спонтанное и локальное явле­ние, не выходящее за национальные границы, ограниченное временными рамками. Основное предназначение терроризма, по мнению исследователей, виделось в том, чтобы быть ради­кальным средством внутриполитической борьбы. Со второй половины ХХ в. терроризм приобретает международный ха­рактер. Данное умозаключение основано на традиции определения терроризма, распространенной в отечественной и зару­бежной научной литературе до 70-х гг. ХХ в. - времени всплеска террористических акций и переоценки взгляда на природу терроризма. Тогда было широко распространено мнение, что терроризм - это феномен исторического прошлого, по край­ней мере, для политически развитых государств, средство борь­бы периода формирования современной политической карты мира. Учёные второй половины ХХ в. воспринимали волну тер­рора как возрождение криминального исторического опыта и перенос уже цивилизационно знакомых вариантов поведения в новую действительность - уже в международных масштабах. Насколько верно такое утверждение? Можно ли говорить, что международный терроризм появился лишь во второй полови­не ХХ века? Думается, что нет. Анализ политических доктрин предыдущих двух столетий и акций, совершенных для воплощения их в жизнь, свидетельствует, что террору уже в тот пе­риод времени присущи элементы международного характера.


Так, Н. Неймарк доказывает, что международный терро­ризм возник в период постнаполеновской реставрации. Ана­логичной точки зрения придерживаются М. Фридланд, А. Син- клэйр, М. Бурлех, А. Бергесен и О. Лизардо. Все авторы находят истоки международного терроризма уже в ранних формах анар­хических акций Х1Х в. Анархизм с момента своего возникновения был интернационален и глобализирован. Волна политических убийств, взрывов бомб, массовых беспорядков, организованных анархистами, продолжалась в мире с середины Х1Х в. вплоть до начала Первой мировой войны. Газета «The New-York Times» в номере от 02 апреля 1881 г. назвала политическую ситуацию в Европе «террористической войной», указав на повсеместность террористических выступлений, неэффективность властных ор­ганов по борьбе с ними и приведя примеры в России, Германии, Франции, Великобритании общеевропейских террористиче­ских акций6. Нередко террористические акции осуществлялись с использованием иностранного элемента: либо как совместные международные акции, либо исключительно представителями зарубежных государств. Так, итальянский король Умберто I был убит американцем Г. Бреши; австрийская императрица Елизаве­та Баварская - итальянским анархистом Л. Луккени; президент США Маккинли - польским анархистом. Наконец, ярчайшим примером международного террористического акта является убийство на территории Дунайской империи представителем подпольной организации «Млада Босна» (Сербия) Г. Приници- пом наследника австро-венгерского престола Франца Фердинан­да и его супруги, которое произошло 28 июня 1914 г. и стало по­водом для начала Первой мировой войны.


Идеологи повстанческо-анархического направления (инсуррекционализма), такие как М. Штирнер, М. Бакунин при­давали важное значение политическому насилию как методу построения нового мирового общества. Так, М. Бакунин на­зывал насилие палочным страхом, средством убеждения и необходимой жертвой в политической борьбе. «Отец совре­менного анархизма» призывал к массовым, общеевропейским выступлениям против официальной власти. Свою роль в дан­ном процессе Бакунин видел в координации восстаний, их популяризации. Благодаря учению Бакунина по Южной Европе прокатилась волна политических выступлений.

В 1872-77 гг. действовала международная анархистская организация «Сент-Имьенский анархистский (антиавтори- тарный) Интернационал», которая объединила большинство анархистских федераций: испанскую, итальянскую, бельгийскую, британскую, голландскую, частично французскую, швейцарскую, германскую фракции. Программа анархист­ского Интернационала носила революционный характер, предполагала разрушение любой политической власти, соли­дарность анархических сил всех стран и единые действия для достижения поставленной цели.


В июле 1881 г. лидерами анархического движения Кро­поткиным, Мостом и Малатеста был создан, так называемый Черный Интернационал. В его Манифесте прямо говорилось о предпочтительности террористической тактики над пропа­гандистской: «Действие, совершаемое против существующих институтов, в тысячу раз сильнее обращается к массам, чем тысячи листовок и потоки слов». В рамках этой организации действовали секции не только в Европе, но и в США (IWPA), в Мексике (Всеобщий конгресс мексиканских рабочих). В нача­ле ХХ века Черный Интернационал активно действовал через свои фракции: «Тьера и либертад» («Земля и воля») в Испании, группу «Ла Батталья» («Борьба») в Бразилии, «Анторча» («Фа­кел») и «Кульмине» в Аргентине. В Китае в 1914 г было создано Общество анархо-коммунистических товарищей, которое вело масштабную антиправительственную деятельность, включая убийства, организацию беспорядков и т.п. Можно сказать, что повсеместно в сфере негосударственного политического наси­лия в этот период времени господствовала идея П. Кропоткина, провозгласившего «Нам подходит все, что чуждо легальности. Наша задача - это непрерывный бунт словом, письмом, кинжа­лом и винтовкой или динамитом»

Оригинальное объяснение одновременности проис­хождения внутреннего и международного терроризма дают А. Бергесен и О. Лизардо. По их мнению, глобализации сопут­ствует эффект сопротивления, вариантом которого является терроризм. В обществах, в которых сильны демократические традиции, существуют общественные движения, инакомыс­лие, развитая политическая жизнь, терроризм имеет вну­тренний характер, протест направлен на собственный со­циум. В качестве примеров авторы приводят государства Латинской Америки и Европы. В другом случае, при господ­стве автократических, религиозных (арабо-исламских) режи­мов глобальное расширение прав и возможностей повлекло за собой негативную (гневную) реакцию на внешний мир, что приняло форму международного терроризма. Такая точка зрения не бесспорна, не подтверждается фактологией. Дума­ется, что степень открытости общества играет определённую детерминантную роль в террористической динамике, но не является определяющим фактором. Практика показывает, что террористические акты, как внутреннего, национального, так и международного характера совершались и в открытых демо­кратических, и в обособленных, традиционных государствах. В позиции указанных авторов привлекательна идея общности происхождения обоих вариантов терроризма, одинаковой роли глобализации в их становлении.


Таким образом, можно сделать вывод о наличии в первом этапе истории террористического движения международно­го элемента, одновременном существовании и внутринацио­нального и международного терроризма.

Помимо анархизма, террор в это время повсеместно ис­пользовался в рамках революционной и национально-осво­бодительной борьбы. Выше в работе приводились примеры подобной практики политического поведения. Отметим, что все три формы терроризма уже тогда несли в себе междуна­родный компонент, и, соответственно, могут считаться вари­антами международного терроризма.

В последующем происходит развитие интернациональ­ного терроризма, более четкое оформление его эволюцион­ных вариантов. В научной литературе существует дискуссия о периодизации истории международного терроризма.

М. Фридланд предлагает разделить ее на четыре этапа: первый - до 1914 г. - анархический, характеризующийся го­сподством анархического сегмента в структуре терроризма; второй - 1920- 1960 гг. - антиколониальный, в рамках которого основной террористический удар наносится в связи с антико­лониальной борьбой; третий - 1968 - 1980-е гг. - «новое левое» движение - связанный с доминированием городской герильи и ростом левого радикализма и экстремизма; четвертый, на­чавшийся в 1979 г и продолжающийся по настоящее время - религиозная война, связанная с конфликтом, идейной основой которого являются конфессиональные ценности.


Б. Гейдж, Д. Рапопорт, в свою очередь, выделяют четыре основных последовательных этапа (волны) становления тер­роризма: восстание (революция), анархизм, освободительная борьба, религиозный конфликт. По мнению ученых, все четы­ре волны объединяет тактика, методы реализации идей, аура национальной подрывной паники, присущая всем событиям террора; революционный этап террористической идеи ха­рактерен для первой половины XIX в., далее - до начала ХХ в., следует этап анархический, ему на смену приходит этап ос­вободительной борьбы, и, наконец, с 60-70 гг. прошлого века начинается последний, религиозный.