Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Принудительные меры, контрмеры, санкции в международном праве: терминологические вопросы



Проблема применения силы и ответственности за ее при­менение традиционно является одним из наиболее дискусси­онных вопросов в доктрине международного права. Одним из аспектов данного вопроса является одновременное существова­ние целого ряда международно-правовых терминов, связанных с реализацией ответственности, которые, по мнению одних ав­торов, представляют собой синонимы, а по мнению других, обо­значают совершенно разные явления в международном праве. Речь идет о таких терминах, как «меры принуждения», «прину­дительные меры», «контрмеры», «ответные меры», «санкции». Обозначают ли данные термины разные стадии реализации от­ветственности или же это термины-синонимы, какие из них мо­гут использоваться в широком контексте, а какие в более узком, какие уместны для использования в политическом контексте, а какие - в правовом? Поскольку все вышеприведенные термины прямо или косвенно связаны с реализацией ответственности за нарушение международно-правовых норм субъектами между­народного права, представляется чрезвычайно важным опреде­лить сферы действия каждого термина и возможность их кор­ректного использования.


Правовой базой при раскрытии данного вопроса яв­ляется Проект статей об ответственности государств 2001 г. и комментарии Комиссии международного права к нему. Доктринальная база гораздо более обширна, поскольку во­просы, касающиеся санкций и контрмер, изучались в трудах таких отечественных авторов, как Д.Б. Левин, В.А. Василенко, Т.Н. Нешатаева, Ю.А. Решетов, И.И. Лукашук и др., а также зарубежных исследователей - М.П. Докси, Г. Кунца, Д. Лей- тон-Брауна. Наиболее широкий по своему охвату термин из вынесенных в заглавие статьи - это термин «принудитель­ные меры». Принудительные меры, согласно Юридическому словарю, представляют собой «коллективные действия, при­меняемые сообществом государств на основе Устава ООН по решению Совета Безопасности ООН с целью устранить угрозу миру или ликвидировать акт агрессии. Подразделяются на две категории: не связанные с вооруженными силами; с использо­ванием вооруженных сил». Второй вариант определения при­нудительных мер - «это коллективные меры, применяемые по решению Совета Безопасности в целях устранения угрозы миру, нарушения мира или ликвидации акта агрессии. К ним прибегают в крайних случаях, чтобы силой положить конец противоправному поведению сторон в конфликте, создающем угрозу миру либо являющемся нарушением мира или актом агрессии». Представляется, что ответственность в междуна­родном праве все же шире принуждения и принудительных мер, так как не исключает добровольной реализации ответ­ственности субъектом, нарушившим нормы международного права, а принуждение связано с неотвратимостью наказания как определенных неблагоприятных последствий для нару­шителя, вне зависимости от того, признает он свою вину или нет. Как отмечает И.И. Лукашук в монографии «Право между­народной ответственности», единственной крупной работе по проблематике международно-правовой ответственности за последние десять лет, «ответственность может реализоваться без санкций и государственного принуждения».

 

К принудительным мерам в международном праве отно­сят, в первую очередь, санкции. Ю.А. Решетов отмечал: «Если говорить в самом широком смысле, соответствующем широко­му понятию санкций во внутреннем праве, то все принудитель­ные меры, применяемые по Уставу ООН, есть санкции. Кроме того, в некоторых случаях международное право допускает ис­пользование принудительных мер отдельными государствами». Позиции представителей доктрины международного права и Комиссии международного права ООН по данному вопросу су­щественно отличаются. Так, Комиссия ООН еще с 1970-х гг. на­стаивает на том, что термин «санкции» используется лишь отно­сительно мер, предпринимаемых Советом Безопасности ООН на основании Главы VII Устава ООН «действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии». Некоторые специа­листы, например, К.А. Багинян, также утверждают, что санкции присущи лишь международным организациям: «Санкциями в международном праве именуются меры принудительного ха­рактера, осуществляемые Организацией Объединенных Наций в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Некоторые специалисты отечественной док­трины, особенно в советское время, утверждали, что санкции и ответственность в международном праве тождественны, по ана­логии с гражданским законодательством: «Применение санкций за нарушение вытекающей из правовой нормы обязанности есть юридическая ответственность нарушителя». Однако позже про­явилась тенденция к разделению санкций и ответственности. Например, Ю.Н. Жданов отмечает, что «в международно-право­вой литературе принудительные меры зачастую смешивают с формами ответственности, что, на наш взгляд, ошибочно. При­нудительные меры связаны с ответственностью, но не сводятся к ней». И.И. Лукашук разделяет данное утверждение: «Принужде­ние, будь то контрмеры или санкции, является самостоятельным институтом, который связан с ответственностью, но ему прису­щи другие характеристики». Кроме того, можно согласиться с утверждением, что «отождествление санкций и ответственности, понимание последней как меры государственного принуждения лишает возможности выяснить природу каждого из этих явле­ний, занимающих особое место в механизме действия права».

В отечественной доктрине термином «санкции» порой обозначают не только санкции по линии СБ ООН, но и прину­дительные меры, используемые отдельными государствами, в частности, при реализации права на самооборону. Например, Д.Б. Левин под санкциями понимает «главным образом прину­дительные меры, применяемые международными организаци­ями или государствами в отношении государств, совершивших наиболее тяжкие международные деликты, именуемые между­народными преступлениями». Однако Комиссия международ­ного права ООН по данному вопросу высказалась достаточно однозначно: «Использовав в части 1 статьи 30 Проекта статей термины «мера» и «ответные меры» вместо термина «санкции», предложенного специальным докладчиком для описания так называемых «односторонних» видов реагирования на противо­правные деяния, Комиссия зарезервировала термин «санкция» для описания мер, принимаемых тем или иным международ­ным органом». Однако в разное время в разных структурах ООН отношение к терминам различалось. К примеру, в знаменитой программной «Повестке дня для мира» Б. Бутроса-Гали поняти­ем «принудительные действия» обозначаются миротворческие операции ООН, а понятием «санкции» обозначены меры, не связанные с использованием вооруженных сил. К настоящему моменту сложилась двухуровневая система санкций ООН - санк­ции с применением военной силы и санкции без применения военной силы. Первая группа санкций реализуется через систе­му миротворческой деятельности Организации Объединенных Наций. Применение вооруженной силы в подобном случае в обязательном порядке санкционируется Советом Безопасно­сти ООН. Цель применения таких санкций - «сломить агрессо­ра, заставить государство прекратить агрессию, привлечь его к ответственности».


Вторая группа санкций раскрывается в ст. 41 Устава ООН и включает в себя полный или частичный перерыв экономи­ческих отношений, железнодорожных, морских, воздушных и других средств сообщения и т. д. Некоторые исследовате­ли выделяют санкции с экономическим подтекстом в особую группу санкций: «Разновидностью санкций являются эконо­мические санкции, в форме эмбарго, бойкота и блокады». Не­которые авторы также относят занесение в «черные списки» предприятий или коммерсантов, торгующих со страной-на- рушителем, к одной из форм реализации экономических санкций12. Санкции как форма реализации ответственности в международном праве во многом рассчитаны на эффект, упреждающий правонарушения и дисциплинирующий по­тенциального нарушителя: «Практика использования санк­ций показала их отрезвляющее воздействие на подпадающие под их действие субъекты. Превентивную роль может сыграть даже одна лишь угроза санкций. Но происходит это только тогда, когда такая угроза воспринимается как реальная и когда в ней заложен недвусмысленный посыл готовности действо­вать в случае необходимости». Анализируя практику приме­нения санкций, можно отметить, что за последние шестьдесят лет применялись также формы санкций, связанные с намерен­ной изоляцией нарушителя, которые можно также выделить в отдельную группу: запрет туризма; запрет телефонных, те­леграфных и почтовых связей; запрет воздушным судам при­земляться или осуществлять транзитные полеты; запрет или приостановление водного или морского транзита, запрет или приостановление предоставления привилегий в том, что каса­ется автомобильного и железнодорожного транспорта.

 

Хотелось бы отдельно остановиться на такой форме санк­ций, как приостановление членства и исключение из членства в организации, что в современном взаимозависимом и стре­мительно глобализирующемся мире может быть достаточно эффективным средством, так как «существенным образом огра­ничивает права государства, которое утрачивает возможность отстаивать свои интересы в рамках международной организа­ции и влиять на принятие решения ее органами»14. Кроме того, П.М. Курис, глубоко исследовавший природу санкций, отмеча­ет, что нельзя упускать из виду тот факт, что с юридической точ­ки зрения санкция - это еще и составная часть нормы права. Не­смотря на то, что в действующем международном праве «очень редко встречаются нормы со сформулированными санкциями, это вовсе не означает, что в международном праве не может быть применена «трехчленная» структура правовой нормы и что в нормах международного права отсутствуют санкции».


Западные специалисты в области международного пра­ва в большинстве своем обозначают термином «санкции» как действия международных организаций, так и принудительные действия отдельных государств. Возможно, истоки подобной подмены понятий проистекают из того, что в период работы Лиги Наций термином «санкция» обозначались предусмотрен­ные ст. 16 ее Статута принудительные меры, подлежавшие при­менению всеми государствами — членами этой организации против государства, совершившего акт агрессии. В частности, В.А. Василенко отмечает, что это не могло не повлиять на мыш­ление представителей доктрины международного права.


Классик отечественной доктрины международного права М.М. Богуславский замечает, что «иногда санкциями в совре­менном международном праве называются меры принуди­тельного характера, которые применяют государства индиви­дуально в рамках самопомощи в ответ на совершение другим государством без применения вооруженной силы правонару­шений, затрагивающих его законные интересы или права. В этих последних случаях более правильным было бы примене­ние понятия не «санкция», а «ответные меры». Некоторые уче­ные также придерживаются мнения, что если принудительные меры осуществляются международными организациями, они должны именоваться санкциями, а если отдельными государ­ствами, то правильнее применять термин «ответные меры» или «контрмеры». Например, Ю.Н. Жданов пишет: «Наибо­лее подходящим для определения совокупности мер, которые потерпевшее государство может принять для прекращения деяния государства-нарушителя или исправления его послед­ствий, является термин «контрмеры». На сессии Комиссии международного права в 1991 г. отмечалось, что именно термин «контрмеры» «представляется самым нейтральным и потому наиболее емким для описания различных видов мер, которые потерпевшие государства могут на законных основаниях при­нимать индивидуально или совместно в отношении государства или государств, являющихся правонарушителями». В отече­ственной доктрине термины «контрмеры» и «ответные меры» обычно используются как синонимы. Исходя из специфики со­временного международного права, основанного на принципе универсальной коллективной безопасности, когда Организация Объединенных Наций в целом несет ответственность за обеспе­чение международного мира и безопасности и действует пра­вило постоянных членов Совета Безопасности ООН, как несу­щих особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности, представляется принципиально важным терминологически разделять действия по линии ООН и между­народных организаций и индивидуальные действия государств. Обобщая вышесказанное, можно сделать следующие выводы. Принудительные меры являются одной из форм реализации ответственности в международном праве. В том случае, когда принудительные меры реализуются международной органи­зацией, они именуются «санкциями». Когда принудительные меры осуществляются государствами индивидуально в ответ на правонарушение, адекватным термином для обозначения при­нудительных мер являются термины «контрмеры» или «ответ­ные меры». Также можно с уверенностью утверждать, что право международной ответственности справедливо называют «са­мой сложной отраслью в международном праве, при этом име­ющей стратегическое значение». Нельзя не отметить изрядное количество терминологических расхождений по данному во­просу, в частности, в отечественной доктрине международного права, которые, безусловно, не способствуют прогрессивному развитию отрасли.



   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

УБРиР [CPS] RU
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU

Тинькофф Бизнес [CPS] RU

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Рокетбанк [CPS] RU