Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Интерэкоправо Правовое регулирование рационального использования и охраны трансграничных вод в СНГ: международный и внутригосударственный аспекты

Правовое регулирование рационального использования и охраны трансграничных вод в СНГ: международный и внутригосударственный аспекты

Правовое регулирование рационального использования и охраны трансграничных вод в СНГ: международный и внутригосударственный аспекты

Согласно сложившейся концепции международного пра­ва окружающей среды, объектами правовой охраны могут служить как окружающая среда в целом, так и отдельные ее компоненты (в том числе водные объекты) которые, в зависи­мости от их международно-правового режима можно условно подразделить на следующие категории:

—      универсальные природные ресурсы, находящиеся за пределами национальной юрисдикции, правовой режим которых определяется исключительно международным пра­вом (например, район открытого моря);

—      «разделяемые» природные ресурсы — природные ком­поненты, расположенные на территории двух и более госу­дарств, правовой режим которых определяется как между­народными соглашениями, так и внутригосударственным правом (такими компонентами являются трансграничные воды, мигрирующие виды диких животных, месторождения полезных ископаемых);

—      внутригосударственные природные ресурсы, распо­ложенные в территориальных пределах одного государства (леса, животный мир, недра и т. п.).

В соответствии с данной концепцией, правовое регулирова­ние рационального использования и охраны трансграничных водных объектов должно осуществляться на двух уровнях: меж­дународном и внутригосударственном. При этом на первый план при международном регулировании охраны и использо­вания трансграничных вод выходит бассейновый подход. Идея бассейнового принципа регулирования была трансформирова­на в бассейновую концепцию устойчивого развития.


Помимо бассейнового принципа важным является прин­цип интегрированного управления водными ресурсами (ИУВР), который представляет собой процесс, способствую­щий скоординированному развитию и управлению водными, земельными и другими, связанными с ними ресурсами с це­лью достижения максимального социально-экономического благополучия на справедливой основе без причинения ущер­ба устойчивости жизненно-важных экосистем.

В 2012 г. Межпарламентской ассамблеей СНГ (далее — МПА СНГ) была начата работа по подготовке проекта модель­ного законодательного акта «О рациональном использовании и охране трансграничных вод». По результатам проведенной конкурсной процедуры разработчиком законопроекта был избран Санкт-Петербургский научно-исследовательский центр экологической безопасности РАН.

28 ноября 2013 года представленный разработчиком за­конопроект был одобрен Комиссией по аграрной политике, природным ресурсам и экологии и вынесен на ближайшее за­седание МПА СНГ для принятия в окончательном виде.


Необходимо отметить особую роль МПА СНГ в разработке модельного экологического законодательства для государств содружества. Основными целями принятия таких модельных законов — рекомендательных документов является определе­ние основных направлений политики в области охраны окру­жающей среды и обеспечения экологической безопасности, а также помощь государствам-участникам СНГ в формиро­вании экологического законодательства на основе модельных нормативных актов, подготовленных экспертами с учетом действующих международных договоров и прогрессивного опыта решения тех или иных экологических проблем.

При разработке модельных законов разработчиком было учтено то обстоятельство, что в государствах-участниках СНГ экологическое законодательство находится на разных ступе­нях развития. Различия в государственном регулировании рассматриваемых вопросов обуславливаются, прежде всего, экономическими условиями, а также взятыми на себя госу­дарствами международными обязательствами и участием в других межправительственных организациях.


При разработке модельного закона СНГ «О рациональном использовании и охране трансграничных вод» разработчик ос­новывался на существующих международных договорах уни­версального характера, а также соглашениях, заключенных го­сударствами СНГ, как многосторонних, так и двусторонних.

Основным универсальным международным договором в рассматриваемой области является Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международ­ных озер 1992 года, которую признали для себя обязатель­ной большинство стран СНГ. Положения данной конвенции были учтены при принятии государствами СНГ соглашения от 11 сентября 1998 г. «Об основных принципах взаимодей­ствия в области рационального использования и охраны транс­граничных водных объектов», определяющего необходимость создания единой системы мониторинга водных объектов, при­нятие мер по охране вод и контролю за загрязнением.


Помимо вышеуказанного международного договора су­ществует еще один подход к регулированию рационального использования и охраны трансграничных вод, изложенный Конвенции о праве несудоходных видов использования меж­дународных водотоков, принятой резолюцией 51/229 Гене­ральной Ассамблеи от 21 мая 1997 года. До настоящего вре­мени данная конвенция не вступила в силу. Возможно, одна из причин того, что Конвенция 1997 г. так и не стала «попу­лярной» и востребованной, заключается в существовании це­лого ряда двусторонних договоров и региональных соглаше­ний, посвященных аналогичной проблематике.

Особую роль в регулировании вопросов трансграничного загрязнения водных объектов имеют двусторонние или много­сторонние бассейновые соглашения. При этом при разработ­ке проекта модельного закона были учтены как соглашения, заключенные между государствами СНГ, так и соглашения, одной из сторон которых является государство СНГ.

С начала 1990-х, учитывая важность водных ресурсов для жизни и здоровья людей, а также экономического развития, все государства СНГ в той или иной степени приняли меры по налаживанию трансграничного сотрудничества по исполь­зованию и охране водных ресурсов, став участниками между­народных конвенций и соглашений в этой области и заклю­чив между собой ряд новых двусторонних и многосторонних соглашений по трансграничным водам, предусматривающим, в том числе, создание совместных органов.


Важная роль в регулировании вопросов использования и охраны трансграничных вод принадлежит базовому Согла­шению об основных принципах взаимодействия в области рационального использования и охраны трансграничных во­дных объектов государств - участников СНГ (1998 г.). Согла­шение определяет основные направления сотрудничества в области использования и охраны трансграничных водных объектов (совместная разработка комплексных схем охраны водных объектов от загрязнения и истощения, создание еди­ной системы мониторинга на трансграничных реках, охрана биологических ресурсов, сближение водного законодатель­ства стран-участниц Соглашения и т. д.), а также обязанности сторон. Соглашение носит рамочный характер и подразуме­вает развитие и конкретизацию договоренностей и процедур в процессе его реализации.

Разработчиком законопроекта были приняты во внима­ние результаты двустороннего сотрудничества государств СНГ в сфере рационального использования и охраны водных объектов. В качестве обобщения необходимо отметить, что двусторонние международные договоры в области охраны трансграничных вод обычно направлены на регулирование следующих отношений: организация восстановления и охра­ны трансграничных водных объектов; организация осуществления мониторинга по согласованным программам и мето­дикам; информирование общественности.


Особое внимание заслуживает международное сотрудниче­ство в области использования и охраны трансграничных водных объектов государств СНГ региона Центральной Азии, в кото­рых вода является ключевым фактором социально-экономиче­ского благополучия. Такое сотрудничество приобретает особое значение в условиях, когда каждая страна стремиться удовлет­ворить свои потребности из ограниченных водных ресурсов.

В современных социально-экономических условиях наи­более эффективным способом борьбы с дефицитом воды можно назвать всестороннюю реализацию принципа инте­грированного управления водными ресурсами в бассейнах трансграничных водных объектов, что предполагает как меж­дународное сотрудничество государств, так внедрение данно­го принципа в национальное законодательство.

При рассмотрении вопроса о перспективах международно­го сотрудничества государств Центральной Азии, касающего­ся трансграничных вод, необходимо акцентировать внимание на документах «мягкого права», принятых в 1992 году, содержа­щих два основных направления в понимании водных ресурсов.


В одобренной на Конференции в Рио-де-Жанейро Повест­ке дня на 21 век вода понимается как всеобщее социальное и экономическое благо. В этих целях следует сохранять во­дные ресурсы, учитывая при этом функционирование водных экосистем и аспект возобновляемости этого ресурса, в це­лях удовлетворения потребностей человеческой деятельно­сти в воде или приведения этой деятельности в соответствие с имеющимися ресурсами. В соответствии с Повесткой дня на 21 век общая задача использования водных ресурсов заклю­чается в удовлетворении потребностей всех стран в пресной воде в целях их устойчивого развития.

Сторонники другой концепции считают, что водные ре­сурсы имеют экономическую ценность и могут рассматри­ваться как товар. Данная концепция основана на Дублинских принципах, которые получили распространение после Меж­дународной конференция по водным ресурсам и окружаю­щей среде (Дублин, 1992).

Основной тенденцией сотрудничества государств Цен­тральной Азии является отражение в международных согла­шениях второй точки зрения, согласно которой водные ресур­сы имеют экономическую ценность.


Основой для начала водного сотрудничество между суверен­ными государствами бассейна Аральского моря стало Соглаше­ние между Республикой Казахстан, Республикой Кыргызстан, Республикой Узбекистан, Республикой Таджикистан и Туркме­нистаном «О сотрудничестве в сфере совместного управления водными ресурсами из межгосударственных водных источни­ков», подписанным в г. Алматы 18 февраля 1992 года.

В статье 1 указанного соглашения признаются равные пра­ва государств региона на пользование трансграничными во­дными объектами и равная ответственность за обеспечение их рационального использования и охраны.

В соответствии с принятыми на себя по рассматриваемому соглашению обязательствами государства — участники согла­шения обязуются не допускать на своей территории действий, затрагивающих интересы других сторон и способных нанести им ущерб, привести к изменению согласованных величин рас­ходов воды и загрязнению водных объектов.


Рассматриваемым соглашением была создана Межгосу­дарственная координационная водохозяйственная комиссия (МКВК). В подчинение МКВК были отданы два контрольно­исполнительных органа — бассейновых водохозяйственных объединения (БВО) «Сырдарья» и «Амударья».

По мнению специалистов, ряд норм Соглашения 1992 г. не удалось реализовать в полной мере, в частности:

  1. Исполнительные органы МКВК (БВО и «Амударья» и БВО «Сырдарья») за 20 лет так и не получили статуса межве­домственных контрольных органов с наднациональными кон­трольными полномочиями.
  2. В маловодные годы, МКВК и его исполнительные органы (БВО) не могут обеспечить согласованные государствами режимы пропусков и лимитов воды и принять соответствующие меры.
  3. Не удалось обеспечить содержание БВО «за счет отчис­лений... республик...» (ст. 9 соглашения). БВО «Амударья» со­держится за счет бюджета Узбекистана и Туркменистана, БВО «Сырдарья» — Узбекистана и Казахстана.




  4.    

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8 800 500-27-29 (доб. 677)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право