Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Инвестиционное право Тенденции и перспективы развития правового регулирования инвестицийв Республике Армения

Тенденции и перспективы развития правового регулирования инвестицийв Республике Армения

Правовое регулирование инвестиций в современной Армении имеет сравнительно недавнюю историю. Закон Республики Армения «Об иностранных инвестициях» был принят Нацио-нальным собранием и подписан Президентом Армении в 1994 г. Основной целью принятия данного Закона явилось формирование благоприятного инвестиционного климата. Нельзя сказать, что сегодня эта задача утратила свое значение. Однако в современной Армении проявляются тенденции к прекращению действия Закона «Об иностранных инвестициях». В 2007 г. соответствующее решение было принято Национальным собранием Армении, но президент Армении Р.Кочарян наложил вето на  это решение. Тем не менее, указанный Закон попрежнему рассматривается как ключевой элемент национальной правовой системы регулирования инвестиций. Об этом, в частности, свидетельствует особое внимание уделенное указанному Закону Секретариатом Энергетической Хартии в рамках повторного обзора инвестиционного климата и структуры рынка в энергетическом секторе Республики Армения, проведенного в 2008 г. Однако в обзоре не дается конкретная оценка рассматриваемого Закона, в то время как реальной роли в процессе регулирования иностранных инвестиций он не играет.

Заметим, что подобная тенденция проявляется и в современной России. Она имеет два на-правления. В основе первого лежит предположение о возможности замены специального правового регулирования инвестиций нормами гражданского права регулирующими предпринимательскую деятельность в целом . В основе второго – возросшая в современном мире роль между-народного права и наличие большого количества международно-правовых актов, регулирующих инвестиционные отношения.  Возникает вопрос: позволяет ли существование тенденции к отрицанию роли специального законодательства, регулирующего инвестиционные отношения, говорить о необходимости или возможности прекращения его действия? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Специальное законодательство регулирующее иностранные инвестиции или инвестиционную деятельность в целом, существует не везде. На этом основании некоторые авторы условно разделяют государства на государства с развитой и отсталой экономикой. Для первых наличие специальных норм регулирующих инвестиции не обязательно, а для вторых наличие специальных законов, регулирующих инвестиции, и в первую очередь иностранные инвестиции, зачастую является необходимостью. Сказанное вполне относится ко всем государствам на постсоветском пространстве. В первые годы существования независимых государств на постсоветском пространстве продолжали действовать принятые еще до провозглашения независимости законы бывших союзных республик, прототипом которых послужили Основы законодательства об инвестиционной деятельности в СССР от 16 декабря 1990 г. и Основы законодательства об иностранных инвестициях в СССР от 5 июля 1991 г. (например, в Казахстане – Закон Казахской ССР «Об иностранных инвестициях в Казахской ССР» от 7 декабря 1990 г., который действовал до вступления в силу Закона Республики Казахстан «Об иностранных инвестициях» от 27 декабря 1994 г.). Законы об иностранных инвестициях были приняты в Грузии (1991), Азербайджане (1991), Белоруссии (1991), Киргизии (1991), России (1991), Украине (1991), Узбекистане (1992), Таджикистане (1992), Туркменистане (1992), Молдове (1992) .

Не стала в этом отношении исключением и Республика Армения. Закон «Об иностранных инвестициях» 1994 г. определяет общие основы создания иностранными инвесторами предприятий в Армении и деятельности иностранных инвесторов. Он также защищает инвесторов от определенных политических рисков и предусматривает положения, касающиеся разрешения споров. Однако на практике этот Закон практически не применяется. Единственное положение, которое реально может заинтересовать иностранного инвестора это гарантия от неблагоприятного изменения законодательства.     В то же время на практике инвестор сталкивается с достаточно большим массивом нормативно-правовых актов, которые призваны регулировать его деятельность на территории Республики Армения. Это нормы налогового, таможенного, гражданского законодательства Армении. Как показывает обзор инвестиционного климата и структуры рынка в энергетическом секторе, проведенный и опубликованный Секретариатом Энергетической Хартии в 2008 г., правовое поле, в рамках которого организует свою деятельность иностранный инвестор, является достаточно большим, что, естественно, порождает определенные трудности для него. Это обусловлено большим разбросом норм касающихся деятельности иностранного инвестора, по различным нормативным актам.

Кроме того, одним из основных недостатков национального регулирования иностранных инвестиций, на наш взгляд, является отсутствие системы государственной регистрации осуществленных инвестиций, а также сформированной системы контроля за деятельностью инвесторов на территории Республики Армения, касающейся выполнения ими взятых на себя обязательств. Последнее, в частности, относится к инвесторам, привлекаемым для инвестирования в сфере промышленности, разработки полезных ископаемых, для инвестирования в объекты стратегического назначения, такие, как, например, аэропорт, железная дорога, почтовая служба, телефонная связь. Обращает также на себя внимание отсутствие в Армении единых унифицированных форм инвестиционных контрактов заключаемых между государством и иностранным инвестором. Хотя на практике эти контракты практически полностью идентичны друг другу по своему содержанию, наличие законодательно закрепленной формы инвестиционного договора и его определения внесло бы значительную ясность в регулирование указанной группы вопросов и позволило бы лучше формировать политику государства в плане привлечения иностранных инвестиций и работы с конкретным инвестором.

Таким образом, тенденции к отрицанию роли национального инвестиционного законодательства в современной Армении имели реальные основы для возникновения и развития. Это обусловлено тем, что действующий Закон не применяется на практике и не отвечает современным требованиям предъявляемым к нему. Кроме того это обусловлено возросшей ролью и значением международного права в современной Армении.

После провозглашения независимости Республика Армения предприняла все необходимые шаги для интеграции в мировое сообщество. Арменией были ратифицированы все основные международные договоры в области регулирования инвестиций. Было закючено 37 двусторонних соглашений о взаимном поощрении и защите инвестиций, из них ратифицированы Национальным собранием РА – 34.  Кроме того, проходят переговоры о заключении двусторонних международных договоров с Австралией, Казахстаном, Республикой Корея (Южная Корея), Сирией, Малайзией, Ирландией, Испанией, Португалией, Боливией, Венгрией, Словакией, Бразилией, Чешской Республикой, Японией, бывшей югославской Республикой Македония, Марокко, Словенией и Иорданией. Армения также подписала Многостороннюю конвенцию со странами СНГ о защите прав инвесторов. В соответсвии с положениями Конституции Республики Армения ратифицированные международные договоры являются составной частью правовой системы Республики Армения. Очевидно, что в основе тенденции к замене национального инвестиционного законодательства международным лежит именно этот фактор. Однако, на практике возникает вопрос: способно ли международное право полностью заменить собой право национальное? Особую актуальность этот вопрос приобретает в свете происходящего сегодня процесса глобализации, который затрагивает практически все сферы общественных отношений. Обращает на себя внимание также то, что международная торгово-экономическая интеграция в юридической области получает свое (организационно-правовое) воплощение в виде международной организации наднационального типа, или конфедерации, в том смысле, что государства – члены такой организации, передавая ряд своих суверенных полномочий наднациональным органам (главным образом в торгово-экономической сфере), одновременно принимают обязательства не предпринимать шагов в развитии своих международно-правовых отношений и(или) национальных правовых систем, способных нанести ущерб интересам в поле переданной компетенции другим государствам-членам или собственно самой международной организации .

Несмотря на указанные тенденции говорить о полной замене национального права международным, на наш взгляд, сегодня преждевременно. Сторонники этой точки зрения не могут игнорировать очевидные факты, признавая, что международное право имеет прямое действие на территории государства с его санкции и как составная часть национальной правовой системы. Ка-кое же это прямое действие, если оно осуществляется с санкции государства в качестве составной части его правовой системы? На самом деле внутригосударственная правовая система воспринимает не международное право как особую систему, а лишь содержание его норм. В результате со-ответствующие нормы международного права сохраняют свой статус, не претерпевая каких-либо изменений. В соответствии с ними создаются нормы внутреннего права. В этом и состоит суть процесса «инкорпорации», «включения» норм международного права в право внутригосударственное. Исследовавший рассматриваемую проблему профессор Р.Мюллерсон заметил, что включение международных норм в правовую систему страны не означает, что лев становится котом . Будучи «включенными» в правовую систему государства, международные нормы действуют как часть этой системы и обеспечиваются присущим именно этой системе механизмом.

Сторонники непосредственного регулирования внутригосударственных отношений международным правом зачастую ссылаются на концепцию единого европейского правового пространства. Однако и эта ссылка едва ли может быть признана убедительной. Такое пространство означает высокую степень единства не только общих, но и конкретных норм международного права во взаимоотношениях государств, значительный уровень гармонизации их национальных правовых систем и, разумеется, основательное взаимодействие международного и внутреннего права.

Грань между международным и внутренним правом не стирается, поскольку это привело бы к нарушению их нормального функционирования. У каждой из этих правовых систем своя природа, своя сфера действия, свой объект регулирования и свой механизм действия. Происходит углубление взаимодействия двух правовых систем, а не стирание границ между ними . Таким образом, вопрос о замене существующего регулирования инвестиций в рамках национального права международно-правовым регулированием не выдерживает критики. Очевидно, на практике более правильным является формирование механизмов, обеспечивающих реальное взаимодействие национального и международного инвестиционного права.

Возвращаясь к идее о замене специального закона об инвестициях общими нормами гражданского права, регулирующими предпринимательское право вообще, отметим следующее. Действующий Закон Республики Армения «Об иностранных инвестициях» фактически не выполняет возложенных на него функций. И с этой стороны тенденция к замене указанного Закона общими нормами гражданско-правового законодательства Армении нам кажется более обоснованной. Кроме того, на практике именно так и происходит. Исходя из этого, нельзя не согласиться с некоторыми положениями такой точки зрения. Вполне справедлив вопрос о том, насколько востребовано специальное законодательство об иностранных инвестициях, если деятельность инвесторов так или иначе регулируется гражданско-правовым законодательством и законами, регулирующими предпринимательскую деятельность. Очевидно, что инвестициионная деятельность может рассматриваться как неотъемлемый элемент предпринимательской. Вне зависимости от того кем она осуществляется, предпринимательская деятельность сопряжена с акуммулированием и вложением материальных и нематериальных активов с целью получения от них положительного эффекта. Хотя доктрина современного предпринимательского права рассматривает инвестиционную деятельность как отдельный вид деятельности. Обращает на себя внимание в этом плане включение в работы и монографии по предпринимательскому праву отдельных глав об инвестиционной деятельности, что позволяет рассматривать последнюю в качестве особой разновидности предпринимательской деятельности, а не элемента последней. Таким образом, осуществление предпринимательской деятельности неразрывно связано с инвестированием средств, которое в любом случае предполагает осуществление предпринимательской деятельности. Учитывая это, можно сказать, что к регулированию инвестиционной деятельности может иметь отношение практически любой правовой акт, касающийся регулирования предпринимательской деятельности. В то же время регулирование прямых капиталовложений приобретает особый смысл тогда, когда речь идет об иностранных инвестициях. Иностранный предприниматель заинтересован в том, чтобы его права не ущемлялись по сравнению с правами национального предпринимателя.     Таким образом, специальное регулирование именно иностранных капиталовложений приобретает правовой и экономический смысл . В особенности это касается государств-импортеров иностранного капитала. Данное обстоятельство выводит на первый план вопрос о необходимости совершенствования инвестиционного законодательства Армении, а не признания его утратившим силу.

Совершенствование инвестиционного законодательства может идти двумя путями. Первый предполагает не только совершенствование самого Закона «Об иностранных инвестициях», но и разработку законов, регулирующих отдельные формы инвестиционнной деятельности. Однако данный подход вряд ли можно назвать обоснованным, тем более что его применение на практике не всегда себя оправдывает. Существование нескольких актов, регулирующих одинаковые по своей природе правоотношения, чревато возникновением коллизий между ними. Ярким примером тому может служить ситуация, сложившаяся сегодня в Российской Федерации. Следует отметить, что после распада Советского Союза в России была сформирована наиболее детальная нормативная база регулирующая инвестиционные отношения. Однако в двух федеральных законах РФ об инвестициях можно отметить принципиально отличные друг от друга подходы к понятию «инвестиции». Так, в частности, Федеральный Закон РФ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», понимает под инвестициями имущество, вкладываемое в объекты предпринимательской деятельности для достижения полезного эффекта. Рассматриваемый Закон включает также толкование понятия инвестиционной деятельности, понимая под последней вложение инвестиций, т. е. имущества, и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. В отличие от указанного Закона Федеральный Закон РФ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» трактует понятие инвестиций как процесс, то есть под инвестицией понимается не сам вклад, а вложение капитала, инвестирование. Между тем, на наш взгляд, более обоснованным будет подход, при котором под инвестициями понимается вклад, осуществляемый в процессе инвестиционной деятельности: «Инвестиции – капитал, накопленная и не использованная для потребления часть дохода за определенный период деятельности, вложенного в производство; производительные расходы, т. е. расходы, которые пошли на воспроизводство жизни, материальных и духовных благ как необходимых условий жизни человека в обществе, это нормальные расходы с точки зрения функционирования производства, затраченные на его расширение или модернизацию» .

Таким образом, можно обнаружить неодинаковый подход к понятию «инвестиции» в раз-личных нормативных актах одного и того же государства, что порождает определенные трудности при их трактовке и практическом применении. Юридические понятия, не имеющие реального закрепления, часто порождают различное толкование и на практике применяются далеко не единообразно. Этим чаще всего и обусловлена причина, так называемого дефекта правового регулирования, когда одинаковые вопросы решаются правоприменителями по-разному. Конечно, восполнение законодательного пробела осуществляется за счет расширительного использования понятий, что хотя бы отчасти позволяет достичь единообразия в деятельности правоприменительных органов. Однако нередко тот или иной термин при одинаковых обстоятельствах употребляется с различным содержанием. В итоге получается, что для сходных правовых ситуаций наступает разный правовой результат. Ясно, что такое положение опасно, поскольку субъекты правоотношений должны быть защищены четким, последовательным и одинаковым при прочих равных условиях регулированием. Причем данная проблема актуальна как для ученых, так и для практиков, экспертов и других лиц. Следовательно, вопрос об установлении правильного содержания понятий напрямую связан с определением искомого правового регулирования. И в то же время искомое правовое регулирование может быть достигнуто при наличии единого унифицированного понятийного аппарата исключающего возможность возникновения коллизий. Последнее достижимо в рамках единого нормативно-правового акта регулирующего группу одинаковых правоотношений.

Очевидно, что в этом плане более эффективным было бы наличие единых общих основ регулирующих деятельность иностранных инвесторов, сосредоточенных в рамках одного нормативно-правового акта. Примечательно, что такая тенденция характерна для некоторых государств на постсоветском пространстве. В частности, следует обратить внимание на Инвестиционный кодекс Республики Беларусь. Изначально в Беларуси также существовал закон об иностранных инвестициях. Однако 22 июня 2001 г. он был заменен Инвестиционным кодексом, который действует сегодня. Отличительной особенностью последнего является охват практически всей сферы вопросов касающихся инвестиционной деятельности в целом и иностранной инвестиционной деятельности в частности. Кроме того, в кодексе достаточно подробно описаны особенности деятельности иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями, включая вопросы создания и государственной регистрации таких организаций.

На наш взгляд, нормативная база инвестиционной деятельности должна в первую очередь включать единый консолидированный акт, регулирующий практически все аспекты деятельности иностранного инвестора на территории Республики Армения, в том числе налоговый, таможенный и т. д. Особого внимания требует наличие в нормативном акте, регулирующем иностранные инвестиции, системы регистрации иностранных инвестиций, в частности речь идет об учреждении предприятий иностранными инвесторами и иных формах прямых инвестиций, и механизма контроля за деятельностью иностранных инвесторов. Последнее в частности относится к контролю за выполнением ими взятых на себя обязательств. Следует также предусмотреть определение понятия инвестиционного договора, его содержания и обязательных условий.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (10) 2009