Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Оценка сущности международного финансового (валютного) права в трудах юристов-международников

К дискуссионным в науке международного финансового права (МФП) относятся вопросы о публичной или частной природе МФП и о том, входит ли оно в систему междуна­родного публичного права либо относится к внутригосудар­ственному праву государств. Ряд авторов (Волова Л.М., Шуми­лов В.М., Вельяминов Г.М.) включает нормы МФП в систему международного публичного права, отмечая глубокую связь международного частного права и международного публич­ного права, единство их источников регулирования, а именно международные финансовые соглашения, международные обычаи, решения международных финансовых организаций, и относят их к структуре международного экономического права.


 

Другой позиции придерживаются некоторые российские и зарубежные учёные, относя международное финансовое право к внутригосударственной отрасли - финансовое право. По мнению Г.В. Петровой, «нет никаких оснований тракто­вать его (МФП) в качестве отрасли международного права».Известный зарубежный учёный Э. Пан не признаёт междуна­родное финансовое право в качестве самостоятельной отрасли права, а относит его к системе национального финансового права. Зарубежные учёные чаще всего дают широкую трак­товку международного финансового права (В. Эбке, Д. Карро, П. Жюйар, Р. Рендел и др.). К тому же в их трудах имеет место отнесение международного финансового права к разным от­раслям права и признание того, что оно регулирует как пу­блично-правовые, так и частно-правовые аспекты этой отрас­ли права.

 

В широком смысле МФП есть совокупность норм между­народной и национальной принадлежности, регулирующих многообразные финансовые отношения, отличающиеся меж­дународным характером, и регулирующие правоотношения как публичные, так и частные. В узком смысле МФП пред­ставляет собой совокупность норм, регулирующих порядок организации международных финансовых отношений и обо­рот мировых финансов. Исходя из такого понимания МФП, клиринговые операции международной валютно-расчётной системы следует относить к нормам МЧП, а регулирование международного банковского надзора, финансового монито­ринга, выплаты суверенных долгов, регулирование валютных союзов - к нормам международного публичного права. Г.В. Петровой международное финансовое право оценивается как система национальных и международных нормативных регуляторов финансового оборота, формирования, распре­деления, использования финансовых средств на мировых финансовых и товарных рынках, которым присуща многосту­пенчатость, порождающая разные виды их формирования. Большинство учёных включает в международное финансовое право международное валютное право как его подотрасль или институт. В зависимости от подхода к решению этого вопроса в трудах ученых были предложены разные наименования от­расли, регулирующей международные валютно-финансовые отношения: международное валютное право, международ­ное финансовое право, международное валютно-финансовое право, международное финансовое и валютное право, между­народное валютное право, валютно-банковское право и др. Но наиболее часто в последнее время используется термин «международное финансовое право», который, по мнению ряда авторов, больше других подходит для данной отрасли, поскольку понятие «финансовые отношения» является более широким по своему содержанию, чем понятие «валютные от­ношения» и включает в себя также и валютные отношения.


Необходимо отметить, что содержание валютного права по-разному воспринималось и воспринимается доктриной. Общая цель различных концепций международного финан­сового права состоит в том, чтобы установить согласованный подход к регулированию многообразных валютно-финансо­вых отношений как на международном, так и на внутриго­сударственном уровне. Рассмотрим некоторые из них. Одни авторы признают международное валютное право как само­стоятельную отрасль, другие - как подотрасль международ­ного экономического права, третьи - как институт между­народного финансового права. Довольно большая группа юристов - международников придерживается концепции от­несения комплекса валютных норм к системе международного финансового права, выделяя в его рамках либо подотрасль - «международное валютное право», либо рассматривая ком­плекс норм, регулирующих валютные правоотношения, в ка­честве особого института международного финансового права (Е.А. Ровинский, И.И. Лукашук, Л.И. Волова, В.М. Шумилов, Л.П. Ануфриева, О.А. Сафина). Е.А. Ровинский еще в сере­дине XX в. поднимал вопрос о целесообразности признания международного финансового права в качестве самостоятель­ной отрасли и определял международные финансовые отно­шения как межгосударственные отношения, а международ­ные валютно-кредитные и финансовые организации в сфере международного финансового права признавал посредника­ми в отношениях между государствами. Проф. Лукашук И.И. считал, что именно ввиду преобладания в системе финансо­вых правоотношений валютных отношений, ряд авторов эту подотрасль международного экономического права именует международным валютным правом. Проф. Вельяминов Г.М. придерживается наименования «международное валютно­финансовое право, однако регулирование международных валютно-кредитно-платежных взаимоотношений государств рассматривает в системе «международного торгового права». Далее он ещё раз подтверждает, что включает международ­ные валютные отношения в международное торговое право, а международное валютное право наряду с другими комплек­сами норм вводит в систему международного финансово­го права. Шумилов В.М. в более ранних работах признавал международное валютное право вначале отраслью, потом по­дотраслью международного финансового права, а позже ква­лифицировал его как институт международного финансового права. Ученый отмечал, что применительно к международной валютной системе можно констатировать: комплекс междуна­родно-правовых норм в ней заметен и является приоритетным. Эти нормы и составляют международное валютное право как институт международного финансового права. Он особо от­мечал факт смешения отраслей международного финансового и валютного права: «Движение товаров и услуг сопровождает­ся транснациональным движением валютно-финансовых по­токов, отражающихся в национальных платежных балансах. Совокупность правовых норм, регулирующих эти отношения, образует международное финансовое право (как отрасль меж­дународного экономического права), иногда называемое меж­дународным валютным правом», при этом он считает, что название «международное финансовое право» является более правильным, чем используемый в научной и учебной литера­туре термин «международное валютное право». С точки зре­ния Л.П. Ануфриевой, «международное финансовое право выступает одной из динамично развивающихся подотраслей современного международного экономического права»7. Она включает комплекс норм, регулирующих валютные отноше­ния, в систему международного финансового права. В то же время она отмечает, что «валютное право» выделяется и в отечественной, и в зарубежной доктрине, и поэтому следует провести соотношение «валютного права» с «международным финансовым правом». По её мнению, нужно брать во внима­ние «ключевые аспекты понимания существа явления, имену­емого «международным валютным правом». О.А. Сафина, на основе анализа особенностей международного валютного пра­ва, приходит к заключению, что «его следует рассматривать в качестве института международного финансового права»8. Е.Е. Иванова рассматривает международные валютные отношения как виды международных финансовых отношений, но при этом считает, что«международное финансовое право не сле­дует отождествлять с международным валютным правом».


Некоторые ученые (Л.А.Лунц, А.Б. Альтшуллер, В.И. Лисовский) именуют совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих международные валютно­финансовые отношения, международным валютным правом. Они рассматривают международные кредитно-денежные и расчетные отношения именно как институты международного валютного права. Благодаря их усилиям в 70-80 гг. XX в. акти­визировались усилия юристов по разработке концепции меж­дународного валютного права. Непосредственно проблемами международного финансового (валютного) права занимался

А.Б. Альтшулер, который отождествлял понятия «валютные отношения» и «финансовые отношения» и сделал ценный вы­вод, что международное валютное право является комплекс­ной отраслью права. Он обратил внимание на специфический характер его предмета -регулирование правоотношений с ва­лютой и валютными ценностями - и обосновал необходимость объединения в отрасль международного валютного права норм международного и национального права. В.И. Лисов­ский считал, что международные финансовые отношения являются разновидностью международных экономических отношений, но при этом они обладают четко выраженными характерными особенностями и могут именоваться междуна­родными валютными отношениями и входить в международ­ное валютное право.


В систему международного финансового права включают совокупность норм, регулирующих международные валют­ные отношения и известные французские юристы Д. Карро и П. Жюйар. Они указывают, что «предпочтительнее говорить о международной валютной и финансовой системах, причём первая больше затрагивает межгосударственные интересы, вторая - частные интересы». Известный немецкий ученый В.Ф. Эбке определяет место норм международного валютного права в системе международного финансового права, но, с его точки зрения, международное финансовое право является комплекс­ной, частно - публичной правовой отраслью, и основу его со­ставляют международное частное валютное право как право, регулирующее частные сделки, и международное (публичное) валютное право в качестве институционного права. С таким утверждением согласиться нельзя, поскольку автор смешива­ет две самостоятельные правовые системы: международное публичное право и международное частное право. На самом деле предмет международного валютного права составляют правоотношения между публичными лицами, возникающие по поводу их действий в международной валютной системе, и правоотношения между публичными лицами, касающиеся на­циональных и иностранных валют, прежде всего определения валютных курсов и условий конвертируемости национальных валют. так, явно прослеживается публичная цель валютного регулирования, которая вытекает из публично-правовой обя­занности использования законных платёжных средств, которая основывается на публично-правовой обязанности государства в лице Центрального банка РФ осуществлять денежную эмиссию , обеспечивать устойчивость рубля.

Подобной В.Ф. Эбке позиции придерживается и другой зарубежный юрист Р.С. Рендел. Он определяет «междуна­родное финансовое право как совокупность частноправовых и публично - правовых норм, регулирующих отношения по поводу международного движения капитала, существенную роль в которых играют международные валютно-финансо­вые и кредитные организации и институты». С такой оцен­кой также согласиться нельзя. По нашему мнению, к сфере международного финансового права нужно относить только публичные отношения, а частноправовые входят в предмет регулирования международного частного права, в котором, как известно, выделяется институт правового регулирования международных финансовых и расчетных отношений. точ­ки зрения о смешении норм публичной и частной природы при регулировании международных финансовых (валютных) отношений придерживается и проф. Дж. Нортон. Он отмеча­ет, кроме того, тесную взаимосвязь норм сложного комплек­са Soft Law с обязывающими международными договорами, актами национального законодательства. При регулировании этих отношений он особо выделяет комплексный характер норм права, проявляющийся в том, что «исследуемые связи регламентируются отраслями, принадлежащими к различ­ным системам права: международной и национальной». Для некоторых зарубежных авторов характерна частно-правовая трактовка международного финансового права, и они сосре­дотачиваются на анализе международных частно-правовых финансовых сделок различного характера и включают в меж­дународное финансовое право коллизионные нормы.


Третья группа ученых (Ю.М. Колосов, Е.С. Кувшинов, М.В. Кучин) придерживается мнения, что отсутствует необходи­мость разделять две отрасли права: международное финансо­вое право и международное валютное право и поэтому следует говорить о едином валютно-финансовом праве. В настоящее время некоторые ученые высказывают также мнение о потен­циальной возможности обособления правовых норм, регу­лирующих валютные отношения в самостоятельную отрасль права». Так, например, Дорофеев Б.Ю., Земцов Н.Н., Пушин

В.А. выдвигают тезис о «становлении самостоятельной отрасли права - валютного права, тем более, что в зарубежной науке и практике подобные структуры права уже давно выделяются7. Эти ученые представляют «валютное право как отрасль рос­сийского права»8. и указывают, что валютное законодательство России к 1999-2000 гг. достаточно прочно обособилось от других отраслей законодательства. Давлиева В.И. также пишет о «фор­мировании, но уже международного валютного права»9. Не­обходимо отметить, что существуют веские основания в пользу такой позиции, а именно: особенность валютных отношений, состоящая в их самостоятельном характере, и то, что «валюта» в большинстве государств является самостоятельной и неотъ­емлемой составной частью экономики, а также зависимость валютных отношений от смежных правоотношений. Действи­тельно, валютные правоотношения имеют значительное сход­ство с финансовыми правоотношениями.


В перспективе возможна ситуация с выделением валют­ного права в качестве самостоятельной отрасли, учитывая темпы разработки международно-правовых валютных до­кументов, специфику и огромную значимость регулируемых международным валютным правом отношений. С нашей точки зрения, в современный период, характеризующийся валютной интеграцией государств, заметно развитие важно­го института международного финансового права - между­народного валютного права, эволюция которого происходит под воздействием объективных объединительных процессов на глобальном и региональном уровнях, особенно заметных на фоне того, что международное финансовое право пред­ставляет собой подотрасль международного экономического права, однако, к сожалению, на сегодняшний день содержа­ние института международного валютного права полностью не определилось. Специалистами сформулировано несколько определений международного валютного права, которые но­сят общий характер и не отражают всех характерных призна­ков этого специфического института международного права. Наиболее встречающееся определение таково: международ­ное валютное право - это отрасль международного публично­го права, представляющая собой совокупность существующих и находящихся в стадии становления международно-право­вых принципов и норм, регулирующих отношения между го­сударствами и другими субъектами международного права в области международных валютных отношений.


В связи с вышеприведенными разночтениями в оценке следует решить вопрос о юридической сущности междуна­родного валютного права и дать ему оценку, тем более, что развитие этого института международного финансового права происходит весьма активно, поскольку ускоряется и увеличи­вается объем движения товаров и услуг на мировых рынках, сопровождающийся транснациональным продвижением ва­лютно-финансовых потоков, отражающихся в национальных платежных балансах. Целью международного валютного пра­ва является также устранение препятствий для межгосудар­ственных валютных операций. В структуре валютного право­отношения выделяются в качестве его элементов: субъект, объект и содержание10. Объектом регулирования международного валютного права являются международные валютные от­ношения:

1)    Возникающие по поводу установления валютного кур­са, т.е. определения цены национальной валюты, выраженной в валюте иностранного государства, поскольку валюта сама становится товаром, предметом купли-продажи на валютных рынках;

2)    Возникающие по поводу операций с валютными цен­ностями государства в целях достижения их целей;

3)    Отношения, складывающиеся между субъектами в ходе осуществления ими предпринимательской деятельности с ис­пользованием иностранной валюты;

4)    Отношения, возникающие в процессе государственно­го регулирования правоотношений с иностранной валютой, в том числе порядка совершения операций с валютными цен­ностями;

5)    Правоотношения по поводу осуществления валютного регулирования и валютного контроля.


Международные кредитно-финансовые организации осуществляют курс на использование стимулирующего ва­лютного регулирования в целях выполнения государствами их обязанности по обеспечению стабильности национальных и мировых финансовых рынков. Средствами, с помощью ко­торых осуществляется организация, и реализуется сотрудни­чество в рамках международной валютной системы являются: институционные механизмы сотрудничества, совокупность валютных инструментов, международно-правовые средства регулирования валютных отношений. Характерно, что в совре­менный период на валютном рынке появились новые валют­ные инструменты, поскольку усложнился сам характер валют­ных отношений. Есть потребность в этих новых инструментах, поскольку валютный рынок самый непрозрачный рынок из всех существующих финансовых рынков. До настоящего вре­мени отсутствуют общепризнанные международно-правовые или национальные нормы, обязывающие своевременно (на­пример, ежедневно) раскрывать информацию об обобщенных результатах валютных торгов (объемы, количество сделок) на мировом валютном рынке.

Международный валютный рынок продолжает оста­ваться нерегулируемым и неподконтрольным ни одной из международных финансовых организаций. Главными дей­ствующими лицами на международном валютно-финансо­вом рынке являются наиболее «развитые» в экономическом плане государства и их национальные банки. В предмете регу­лирования международного валютного права сочетаются ор­ганизационные и имущественные элементы. Так, например, ряд участников процесса валютного сотрудничества, прежде всего, государства, международные валютно-кредитные орга­низации, государственные банки, в одних случаях выполняют организационные функции, а в других - являются непосред­ственными участниками конкретных валютных отношений. Государства издают нормативные акты, регулирующие валют­ные отношения; на основании договоренности двух или более государств вырабатываются международно-правовые нормы, определяющие основные направления развития междуна­родных валютных связей. Они относятся к организационным мерам, касающимся широкой области международного ва­лютного сотрудничества. Другим примером выполнения го­сударством организационных функций является заключение международных соглашений иного типа. По ним государства принимают на себя обязательства относительно организации конкретных международных кредитных и расчетных отноше­ний (в частности, в рамках долгосрочных программ сотруд­ничества); при этом обычно определяются общий правовой режим и основные условия валютных операций (субъектами валютных отношений по таким соглашениям являются не го­сударства, а национальные банки).


Действие норм валютного права ограничено территори­ей своего государства и потому его применение на террито­рии иностранных государств исключается. Практика судов в целом следовала этой доктрине. Если внешнеэкономическая сделка частично подлежит исполнению за границей и один из её участников-иностранное физическое или юридическое лицо, то на неё распространяется действие норм валютно­го права этой страны. Принцип «территориальности» имеет большое значение при регулировании валютных отношений. Валютное право территориально настолько, насколько оно по воле законодателя действует исключительно на собственной территории. Но это еще не является доказательством того, что валютное право не может действовать трансгранично. Валют­ное право по самой своей природе предназначено для защиты национальных интересов государств, оно нацелено на обеспе­чение правопорядка в валютной сфере.

В современных условиях предпочтительнее вести речь о международных валютной и финансовой системах, хотя большинство ученых отмечают, что «даже искусственно все труднее отделить то, что является частью валютной, а что - частью финансовой системы». Не существует единого пони­мания таких дефиниций, как «международная финансовая» и «международная валютная системы». Часто специалисты говорят о единой валютно-финансовой системе, что будто бы не существует отдельно международной финансовой и между­народной валютной систем. Под международной финансовой системой следует понимать форму организации финансовых отношений, закрепленную в международных договорах, а под международной валютной системой - форму организации валютных отношений, также закрепленную в международ­ных соглашениях. Международная валютная система является подсистемой в рамках международной финансовой системы. При разграничении следует исходить из того, что первая боль­ше затрагивает межгосударственные интересы, а вторая - част­ные. Будучи сильно институализированной, эта система меж­дународного финансового права в отличие от международного валютного права оставляет в то же время возможность для не­формальных подходов («джентльменских договоренностей» или обычаев делового оборота), которых придерживаются в своей деятельности государства и их центральные банки.

 

Основное различие между международным финансо­вым и международным валютным правом состоит в пред­мете и объектах правового регулирования. К предмету правового регулирования международного валютного пра­ва следует относить специфическую совокупность междуна­родных отношений, возникающих по поводу осуществления государствами мероприятий, направленных на поддержание на определенном уровне курсового соотношения (паритетов) их валют. Следует упомянуть и о сформировавшемся особом категориальным аппарате, который представлен, в частности такими понятиями, как валютная система, валютные курсы, конвертируемость валют, валютный рынок, валютный союз, валютная корзина, валютный коридор, валютная группиров­ка стран, валютные ограничения, валютная интервенция и т.п. Для более обоснованного вывода о соотношении международ­ных финансовых и международных валютных отношений не­обходимо дать определение понятий «финансы» и «валюта». Под финансами понимается совокупность денежных средств, находящихся в распоряжении организации или государства, а также система их формирования, распределения, контроли­рования и использования. Под валютой, согласно пп.1 п.1 ст.1 ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10 декабря 2003 г. понимаются денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным платежным средством на территории соответствующего государства или группы государств, а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие об­мену указанные денежные знаки, а также средства на банков­ских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах како­го-либо государства и международных денежных и расчетных единицах. Здесь же под валютными ценностями понимаются иностранная валюта и внешние ценные бумаги (пп.4 п.1 ст.1.). Таким образом, даже, если к сфере регулирования валютного права относить только валютные ценности и валютные опера­ции, то нет оснований отделять эту сферу от финансовых отно­шений, а следует признавать её как часть последних, как часть совокупности денежных отношений.

Специалисты финансового права практически едино­душны в том, что финансовые отношения представляют со­бой отношения, связанные с мобилизацией и расходованием денежных ресурсов, поэтому следует сделать вывод о том, что понятие «международные финансовые отношения» шире по­нятия «международные валютные отношения». Между меж­дународным валютным правом и национальным валютным правом существуют функциональные взаимосвязи. В доктор­ской диссертации Н.М. Артёмова решается ряд вопросов, име­ющих существенное значение для формирования «отрасли ва­лютного права». В международных финансовых отношениях, так же как и в международных валютных отношениях, отчет­ливо прослеживается тенденция перехода норм международ­ного права в нормы внутригосударственного права, наблю­дается усиление воздействия международного финансового права на национальные системы регулирования финансовых отношений, происходит активизация процесса унификации финансового законодательства различных стран.


Процессы кодификации норм международного финансо­вого права и унификации норм национального финансового права посредствам международных договоров набирают силу. Особенно это характерно для международных расчетов, обо­ротных документов, контроля за банковской практикой и т.д. Органы международных финансово-кредитных организаций осуществляют финансовый надзор за соблюдением государ­ствами - членами правил поведения в финансовой (валютной) сфере, МВФ и Всемирный банк несут ответственность за состо­яние мировой валютно-финансовой системы. Действующие в рамках МВФ международно-правовые нормы следует допол­нить нормами, предусматривающими усовершенствованный современный метод регулирования валютных паритетов и ва­лютных курсов и возлагающими на страны - члены МВФ обя­занность поддерживать стабильность валютных паритетов и валютных курсов. Нужно усовершенствовать и действующий метод регулирования валютных паритетов и валютных курсов. Необходимо на межгосударственном уровне создать новые международные валютные регуляторы. Целесообразно на ос­нове принципов международного публичного права учредить орган, уполномоченный координировать международные финансовые (валютные) отношения. Под его эгидой появится возможность принимать приемлемые для большинства госу­дарств международные финансовые стандарты. Проф. Гей- вандов Я.А. предлагает создать специальный международный институт как надгосударственный властный международный орган, субъект международного публичного права, наделен­ный правом принимать обязательные для государств-участников решения по вопросам международных валютных отношений. Интерес представляет и предложение В. Юровецкого создать мировой обменный валютный банк, который будет распорядителем всех валютных счетов в конвертируемых и наиболее стабильных валютах. Такой орган вполне может оказаться способным аккумулировать наиболее конвертируе­мые валюты и тем самым способствовать развитию мировой валютной системы.


Валютно-финансовый кризис выявил проблему обеспе­чения прозрачности международной финансовой (валютной) деятельности государств. Поэтому в соглашениях государств нужно закрепить нормы об их ответственности за последствия финансовой (валютной) деятельности, за недобросовестную конкуренцию на валютных рынках, чтобы обеспечить право­порядок на финансовых рынках.



   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

УБРиР [CPS] RU
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU

Тинькофф Бизнес [CPS] RU

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Рокетбанк [CPS] RU