Реализация принципа процессуальной экономии при производстве по делам о возмещении средств, затраченных на военную и специальную подготовку граждан
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Исследование и разрешение проблем реализации требо­ваний процессуальной экономии при производстве по делам о возмещении средств, затраченных на военную и специаль­ную подготовку граждан дает возможность, с одной стороны

—    оптимизировать загруженность российских судов судебны­ми процедурами данной категории судебных дел, а с другой

—    способствовать рациональному использованию процессу­альных средств, разумному смягчению процедурных формаль­ностей, что позволит судам и другими участниками процесса значительно сократить затраты финансовых средств и трудо­вых усилий. В итоге реализация в практике судов принципа процессуальной экономии позволило бы в целом ряде случаев значительно сократить сроки производства, сэкономить силы, время и государственные денежные средства.

Анализ рассмотрения судебных дел о возмещении средств федерального бюджета, затраченных на военную и специ­альную подготовку граждан, отчисленных из военных про­фессиональных образовательных организаций, позволяет ут­верждать, что отсутствие своевременных разъяснений высших судебных инстанций по наиболее сложным вопросам право­применения влечет излишние затраты процессуальных сил и средств. Поэтому возникает обоснованная необходимость раскрытия правового механизма применения судами норм институтов гражданского процессуального права, наиболее полно отвечающим требованиям процессуальной экономии.

Справедливости ради необходимо отметить, что в совре­менных условиях суды самого разного уровня нередко обраща­ются к реализации правовоых механизмов, обеспечивающих процессуальную экономию. В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих постановлений до­статочно убедительно выразил свое отношение к принципу процессуальной экономии, потребовав от законодателя «...использовании средств судебной защиты».

Очевидно, применение мер процессуальной экономии требует от судов соблюдения разумного баланса между пред­усмотренными формальностями и возможными мерами эко­номии процессуальных средств. В этих условиях необходимо согласиться с мнением Осеевой Е. А. о том, что закрепление принципа процессуальной экономии в нормах гражданского процессуального права может послужить повышению его им­перативности и снять определенные проблемы при примене­нии на практике.

В действительности принцип процессуальной экономии реализуется посредствам применения норм ряда институтов процессуального права. К институтам, отвечающим требова­ниям процессуальной экономии, применительно к граждан­скому судопроизводству традиционно относят:

—     объединение в одно производство нескольких дел для совместного рассмотрения и разрешения;

—     обращение управомоченных лиц в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц;

—     предъявление встречного иска для рассмотрения его совместно с первоначальным;

—     освобождение от доказывания и т. д.

Включение с 1 июля 2016 г. в ГПК РФ института упрощен­ного производства наглядно демонстрирует стремление зако­нодателей к развитию упрощенных форм судопроизводства, которые, как справедливо отмечают Е. В Постовалова и Е. С. Шумейко, имеют целью обеспечить процессуальную эконо­мию и помочь в реализации задачи по оптимизации судебной нагрузки.

Поводом обращения к теме процессуальной экономии ав­торами проводимого исследования послужили наблюдения, сделанные в ходе знакомства с постановлениями судов различ­ных инстанций по ряду дел, где истцами были руководители (начальники) военных профессиональных образовательных организаций и военные прокуроры, выступающие в защиту интересов Российской Федерации. Обязанность обращаться в суд с подобными исками возникла у данных лиц с вступлени­ем в силу 1 июля 2007 года пункта 7 статьи 35 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», которым устанавливались основания и условия возмещения средств федерального бюджета, затра­ченных на военную или специальную подготовку граждан, отчисленных из военных профессиональных образовательных организаций за недисциплинированность, неуспеваемость, нежелание учиться либо отказавшихся заключать контракты о прохождении военной службы, а также уволенных с военной службы ранее срока, установленного контрактом о прохожде­нии военной службы.

 

Практическая реализация требований п. 7. ст. 35 Фе­дерального закона № 53-ФЗ сталкивалась с определенными трудностями, в частности с противоречиями частных и пу­бличных интересов. Вышеназванные граждане полагали, что в обществе не должен нарушаться баланс между их частны­ми интересами и интересами государства. Одной из причин нарушения такого баланса можно считать слабую разъясни­тельную работу с абитуриентами, недостатки руководства во­енных профессиональных образовательных организаций при оформлении контрактов о прохождении военной службы, что приводит к большому количеству исков и жалоб в различные судебные инстанции. Заявители считают, что тем самым в их отношении не соблюдается принцип законности, который как общеправовой принцип правоприменительной деятельности государственных органов и их должностных лиц должен вы­ражаться в правильном применении законов и иных норма­тивных актов.

Достижению эффективности судопроизводства посред­ством процессуальной экономии призваны способствовать своевременные разъяснения высших судебных инстанций, обе­спечивая унифицированный подход к разрешению того или иного проблемного вопроса. Здесь речь может идти о суще­ствующей неопределенности в вопросах подсудности споров о возмещении средств федерального бюджета, затраченных на военную или специальную подготовку граждан, отчисленных из военных училищ (институтов).

По мнению ряда судей, упоминаемые выше дела подсуд­ны мировым и районным судам, другие же считают, что эти споры - прерогатива исключительно военных судов. Данный факт не способствует формированию единообразной судеб­ной практики и, как следствие, порождает дополнительные судебные разбирательства. Так, например, Починковскому районному суду Смоленской области пришлось помимо про­чего заниматься рассмотрением частной жалобы истца, не со­гласившегося с определением мирового судьи о передаче спо­ра о возмещении средств федерального бюджета, затраченных на военную и специальную подготовку по подсудности в Смо­ленский гарнизонный военный суд. В другом случае Ульянов­ский областной суд в связи с нарушением правил подсудности отменил решение Заволжского районного суда г. Ульяновска о взыскании с Алиякбирова Р. Р. денежных средств, затраченных на его военную и специальную подготовку и направил дело на новое рассмотрение.

Анализ судебной практики по данной категории дел свидетельствует о том, что начиная с 2008 года в активе как гражданских, так и военных судов довольно часты случаи вы­несения противоречивых решений по делам описываемой те­матики. Наиболее типичны следующие примеры различных подходов судов:

—     к вопросам расчета взыскиваемых сумм, затраченных на военную или специальную подготовку;

—     к возможности уменьшения размера взысканной сум­мы исходя из материального положения ответчика;

—     к вопросу освобождения детей-сирот и детей, остав­шихся без попечения родителей от обязанности возмещения средств федерального бюджета, затраченных на их военную или специальную подготовку и т.д.

Подобные длительные судебные тяжбы имели место по причине отсутствия своевременных рекомендаций вышестоя­щих судов, что не может отвечать требованиям принципа про­цессуальной экономии.

Другим не менее важным условием процессуальной экономии служит разумное смягчение процессуальных фор­мальностей, продуманность процессуальных правил. Рас­сматриваемые нами споры особенны тем, что в них одной из сторон выступает государство в лице руководителя военной образовательной организации или военного прокурора. Мож­но предположить, что этот факт мог бы послужить больше­му проявлению судами самостоятельности и активности для достижения целей процессуальной экономии при решении отдельных процессуальных вопросов, например таких как на­рушение сроков исковой давности при обращении в суд. Обу­словлено это тем, что в ряде случаев военные прокуроры и на­чальники военных образовательных организаций обращались в суды с исками в защиту Российской Федерации пропустив срок исковой давности. Они полагали, что восстановление пропущенных сроков — простая формальность, и, в конечном счете, суды удовлетворят их требования.

Однако ст. 205 Гражданского кодекса Российской Феде­рации узаконивает положение о том, что суд восстанавливает срок исковой давности в исключительных случаях, а причина­ми его пропуска могут быть только обстоятельства, связанные с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состоя­ние, неграмотность и т.п.). В судебной практике существует немало решений, где указывается, что факт истечения срока исковой давности в соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ служит самостоятельным основанием для отказа в иске, а суд применения срок исковой давности в целях процессуальной экономии исключает саму необходимость исследования дока­зательств по делу. Более того, Пленум Верховного Суда Рос­сийской Федерации в своем постановлении недвусмысленно пояснил, что срок исковой давности, пропущенный юридиче­ским лицом, не подлежит восстановлению независимо от при­чин его пропуска.

Казалось бы, в этой ситуации результат должен быть очевиден - суды, учитывая, в том числе требования принципа процессуальной экономии, не удовлетворят ходатайства о вос­становлении пропущенного срока исковой давности и вынесут решения об отказе в удовлетворении исковых требований вы­шеназванных лиц.

Однако на практике все происходило иначе. Ответчикам и их представителям приходилось инициировать разбира­тельство в нескольких судебных инстанциях, прежде чем вы­шестоящий суд делал очевидный вывод, что пропуск срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием в отказе в удовлетворении иска о взыскании с бывшего военнослужащего денежных средств, затраченных на его военную и специальную подготовку. Ут­верждение должностных лиц военных образовательных уч­реждений, а так же военных прокуроров о слишком позднем извещении их о необходимости обращения в суд признава­лось несостоятельным.

Таким образом, приходится констатировать, что судами первой инстанции при рассмотрении вышеуказанных споров требования принципа процессуальной экономии во внима­ние не принимались.

В дополнение к изложенному необходимо отметить, что отсутствие у судов разъяснений о правилах исчисления сро­ков исковой давности приводило к различному толкованию ряда норм и как следствие к дополнительным судебным раз­бирательствам. Так, ряд судов, включая Северо-Кавказский окружной военный суд, посчитали, что при решении вопро­са о сроке, в течение которого подлежат возмещению денеж­ные средства, затраченные на военную и специальную под­готовку курсанта, на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ необходимо применять к спорным правоотношениям по аналогии п. 4 ст. 3 Федерального закона «О материальной ответственности во­еннослужащих». На практике это означало, что течение срока начинается со дня обнаружения ущерба и пресекается в день принятия решения о привлечении военнослужащего к мате­риальной ответственности.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховно­го Суда Российской Федерации пришла к иному выводу. Обя­занность по возмещению гражданами средств федерального бюджета, затраченных на их военную или специальную подго­товку, предусмотрена не Законом о материальной ответствен­ности военнослужащих, как ошибочно посчитали суды, а п. 7 ст. 35 Федерального закона № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе».

Приведенные выше примеры наглядно свидетельству­ют о том, что при рассмотрении судами дел, возникших в их практике впервые, говорить о реализации принципа процес­суальной экономии не приходится. Несомненно, судам было бы значительно проще, имея они оперативно предложенные разъяснения высших судебных инстанций по наиболее слож­ным вопросам правоприменения. Но, к сожалению, прихо­дится констатировать, что рекомендации Президиума Верхов­ного Суда Российской Федерации по разрешению наиболее актуальных вопросов судебной практики исследуемых про­блем поступили в нижестоящие суды только в 2015 г., то есть по истечении семи лет с момента, когда начала формировать­ся первая судебная практика по рассматриваемым делам.

Таким образом, подводя итог сказанному, необходимо отметить, что в современных условиях при отправлении пра­восудия по гражданским делам официальное закрепление принципа процессуальной экономии в нормах гражданско­го процессуального права повысит его императивность и по­зволит судам более активно применять меры процессуальной экономии. Кроме того, анализ постановлений судов по делам о возмещении гражданами, отчисленными из военных обра­зовательных организаций, средств, затраченных на их воен­ную или специальную подготовку, показывает, что в тех слу­чаях, когда в силу новизны правового регулирования судебная практика только начинает формироваться, актуальной мерой процессуальной экономии становится необходимость опера­тивного разъяснения вышестоящими судами проблем право­применительной практики.

Могилевский Г. А.
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Новосибирского государственного технического университета; доцент кафедры гражданского права Новосибирского военного института имени генерала армии И. К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации

САНИН Евгений Павлович
доцент кафедры гражданского права и процесса Новосибирского государственного технического университета; доцент кафедры гражданского права Новосибирского военного института имени генерала армии И. К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации




   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!