Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

К вопросу о концептуальном содержании принципа наилучших интересов ребенка в международном праве

 

К вопросу о концептуальном содержании принципа наилучших интересов ребенка в международном праве

 






МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Кабанов В. Л.

В статье проводится анализ развития принципа наилучших интересов ребенка в международном праве. В ходе обзора положений международно-правовых актов универсального и регионального характера делается вывод, что наиболее полное воплощение этот принцип нашел в Конвенции ООН о правах ребенка и в Факультативных протоколах к ней.
В результате анализа положений указанных международно-правовых актов раскрывается концептуальное содержание принципа наилучших интересов ребенка и указываются обязанности государств в этой сфере.

 

Проблема обеспечения и защиты прав детей, относящихся к числу уязвимых групп населения, является одинаково акту­альной для международного права и внутригосударственного законодательства. Одним из подтверждений этому служит утвержденная Указом Президента Российской Федерации 1 июня 2012 г. Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы, главной целью которой является формирование государственной политики по улучшению положения детей. В ней констатируется право ребенка на особую заботу и помощь, определяются основные направ­ления и задачи государственной политики в интересах детей и предусматривается создание механизмов ее реализации, базирующихся на общепризнанных принципах и нормах международного права. В рамках реализации Национальной стратегии в августе 2014 г. была принята Концепция госу­дарственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года, также направленная на улучшение положения детей в Российской Федерации.

Представляется, что укрепление правовых и институцио­нальных основ защиты прав детей в XXI в. на любом уровне будет проходить на основе концепции «прогрессивной реа­лизации» со строгим учетом всех императивных установок принципа наилучших интересов ребенка. Предназначение принципа наилучших интересов ребенка состоит в том, чтобы обеспечить полномасштабную и эффективную реализацию всех прав ребенка, для чего требуется разработка подхода, основанного на достижениях международного права защиты прав человека с вовлечением всех заинтересованных сторон с целью обеспечить физическую, психологическую, мораль­ную и духовную целостность и неприкосновенность ребенка и содействовать уважению его человеческого достоинства.


Благодаря своей гибкости принцип наилучших интересов ребенка применим к обстоятельствам, в которых находится каждый отдельный ребенок. Вместе с тем он не исключает возможности манипулирования: правительства и другие госу­дарственные органы злоупотребляют принципом наилучших интересов ребенка, например, для оправдания политики; родители злоупотребляют им для отстаивания своих соб­ственных интересов в спорах по поводу опеки над детьми; им злоупотребляют специалисты, которые, не желая, чтобы их беспокоили, отказываются проводить оценку наилучших интересов ребенка под предлогом ее беспредметности или маловажности.

Как отмечает профессор А. X. Абашидзе, учитывая об­стоятельство, что дети, ввиду их физической и умственной незрелости, нуждаются в особой заботе и защите, на между­народно-правовом уровне вначале появились декларации о правах ребенка и отдельные статьи о правах детей в раз­личных конвенциях о правах человека, а затем были приняты специальные конвенции о правах ребенка на универсальном и региональных уровнях.


На необходимость международно-правовой защиты прав детей мировое сообщество обратило внимание еще в началь­ный период деятельности Лиги Наций: в 1924 г. была принята Женевская декларация прав ребенка. Однако принцип обе­спечения наилучших интересов ребенка впервые нашел свое отражение в Декларации прав ребенка 1959 г.: «Ребенку зако­ном и другими средствами должна быть обеспечена специаль­ная защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем и в условиях свободы и до­стоинства. При издании с этой целью законов главным сооб­ражением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка» (п. 2).

Через 20 лет в Конвенции о ликвидации всех форм дискри­минации в отношении женщин 1979 г. уже две статьи были посвящены реализации этого принципа:

— государства-участники принимают все соответствую­щие меры с целью обеспечить, чтобы семейное воспитание включало в себя правильное понимание материнства как социальной функции и признание общей ответственности мужчин и женщин за воспитание и развитие своих детей при условии, что во всех случаях интересы детей являются преоб­ладающими (ст. 5 (b));

— государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин во всех вопросах, касающихся брака и семейных отношений, и, в частности, обеспечивают на основе равенства мужчин и женщин одинаковые права и обязанности мужчин и жен­щин как родителей, независимо от их семейного положения, в вопросах, касающихся их детей; во всех случаях интересы детей являются преобладающими (п. 1 (d) ст. 16) .


Принцип наилучших интересов ребенка нашел отраже­ние во многих других универсальных конвенциях. Напри­мер, в качестве цели в Конвенции о защите детей и сотруд­ничестве в отношении иностранного усыновления (Гаага, 29 мая 1993 г.) значится: «создать гарантии того, чтобы ино­странное усыновление осуществлялось в наилучших инте­ресах ребенка и при соблюдении его основных прав, при­знанных международным правом» (ст. 1 (а)). Более того, в ст. 24 этой Конвенции говорится: «В признании усыновления может быть отказано в Договаривающемся государстве толь­ко тогда, когда усыновление явно противоречит его государ­ственной политике, принимая во внимание наилучшие инте­ресы ребенка». Действительно, анализ конкретных судебных решений, связанных с отменой усыновления (удочерения), а также практика усыновления, многими десятилетиями складывающиеся в цивилизованных странах, позволяют де­лать вывод о том, что проблемы в этой сфере во многом порождаются поспешностью и формализмом, характери­зующими подготовительную стадию процессов, процедур усыновления (удочерения), некачественной информацион­но-аналитической работой, особенно в той ее части, которая позволяет предельно адекватно представлять потенциальные возможности усыновителя, его семьи, понимать и успешно реализовывать наилучшие интересы усыновляемых (удоче­ряемых) детей.

Позднее принцип был закреплен в региональных право­вых актах (Африканская хартия прав и основ благосостояния ребенка 1990 г., Пакт Организации исламского сотрудниче­ства о правах детей в исламе 2005 г. и др.) и многих наци­ональных нормах. Но наиболее значимым на сегодняшний день международно-правовым актом, раскрывающим юри­дическое содержание этого принципа, является Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г.


Согласно п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка «во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпри­нимаются они государственными или частными учрежде­ниями, занимающимися вопросами социального обеспече­ния, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка». Таким образом, ребенок наделяется правом на то, чтобы его наилучшие интересы оценивались и принимались во внимание в качестве перво­очередного соображения при принятии в его отношении любых действий или решений как в государственной, так и в частной сфере. Кроме того, прямые ссылки на наилучшие интересы ребенка приводятся и в других статьях Конвенции: ст. 9 (разлучение с родителями); ст. 10 (воссоединение семьи); ст. 18 (родительские обязанности); ст. 20 (лишение семейного окружения и альтернативный уход); ст. 21 (усыновление); ст. 37 с) (отделение от взрослых в случае лишения свободы); п. 2 (b, iii) ст. 40 (процессуальные гарантии, включая присут­ствие родителей на судебном разбирательстве по уголовным делам в отношении детей, преступивших закон). Ссылка на принцип наилучших интересов ребенка сделана также в Фа­культативном протоколе к Конвенции, касающемся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, (пре­амбула и ст. 8) и в Факультативном протоколе к Конвенции, касающемся процедуры сообщений, 2011 г. (преамбула и ста­тьи 2 и 3) .

Таким образом, принцип наилучших интересов ребен­ка является фундаментальным принципом, нашедшим свое наиболее полное воплощение в Конвенции ООН по правам ребенка. Комитет по правам ребенка (далее — Комитет), кон­трольный договорной орган Конвенции по правам ребенка, отметил, что п. 1 ст. 3 Конвенции содержит один из четырех общих принципов Конвенции, регулирующих толкование и реализацию всех прав ребенка, и применяет его в каче­стве развивающейся концепции, которая требует проведения оценки сообразно конкретному контексту11. Отметим, что к остальным принципам относятся: право на недискрими- нацию (ст. 2), право на жизнь, выживание и здоровое раз­витие (ст. 6), право быть заслушанным (ст. 12). Безусловно, отдельного исследования заслуживает изучение взаимосвязи принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка с про­чими общими принципами Конвенции. В рамках настоящей статьи лишь отметим, что три указанных принципа должны реализовываться с учетом принципа наилучших интересов ребенка. Например, Комитет по правам ребенка в замечании общего порядка № 12 подчеркивает неразрывную взаимос­вязь между п. 1 ст. 3 и ст. 12: «Эти две статьи дополняют друг друга: первая нацелена на обеспечение наилучших интересов ребенка, а вторая определяет порядок заслушивания мнений ребенка или детей и их отражения в любых вопросах, затраги­вающих ребенка, включая оценку его наилучших интересов.






   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный (все регионы)!