Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Право международной безопасности: становление управления интернетом

Право международной безопасности: становление управления интернетом

Право международной безопасности является относи­тельно новой отраслью международного права. Формирова­ние и развитие данной отрасли было обусловлено объектив­ной необходимостью в сотрудничестве государств по вопросам обеспечения мира. Любое государство всегда проявляет заботу об укреплении своей безопасности, цель которого - сохранить себя как суверенное образование среди других государств. Ва­жен, однако, вопрос, какими средствами эта цель достигается. В наше время стабильный мир на земле зависит, в первую оче­редь, от внешней политики, проводимой государствами, и от неукоснительного соблюдения основных принципов и обще­признанных норм современного международного права.

Время, когда государства могли защитить себя только созданием собственной мощной системы вооружений, ушло в прошлое. Характер современного оружия не оставляет ни одному государству надежды обеспечить свою безопасность лишь военно-техническими средствами, наращиванием во­оружений и вооруженных сил, поскольку уже не только саму ядерную войну, но и гонку вооружений выиграть нельзя. Рос­сийский ученый С.А. Малинин справедливо отмечал, что «в обеспечении безопасности государств акценты должны быть смещены в сторону приоритетного использования политиче­ских средств, включая, естественно, и юридические». Основа международной безопасности создается на балансе интересов субъектов международного права, которые в соответствии с принципами международного права юридически равны. В наше время главную роль в процессе формирования основ международной безопасности играет международное право, в том числе одна из его отраслей - право международной без­опасности. Однако так было не всегда.


Когда же появились предпосылки к возникновению пра­ва международной безопасности? Отвечая на этот вопрос, сле­дует обратить внимание на историю возникновения междуна­родного права в целом. История международного права - это неотъемлемая часть всемирной истории. Подчиняясь всеоб­щим законам общественного развития, она тесно связана с историей международных отношений и дипломатии. Можно обосновано предположить, что с возникновением государств появилась потребность в дипломатических отношениях между ними. Это привело к возникновению межгосударственных отношений и первых региональных международно-правовых систем, охватывающих сравнительно небольшие географиче­ские районы - там, где раньше всего появились государства.

 

Периодизация истории развития международного права - дискуссионный вопрос. Так, например, марксистко-ленин- ская наука различает следующие исторические этапы: между­народное право рабовладельческого и феодального общества, буржуазное международное право и международное право перехода от капитализма к социализму и коммунизму. Такие ученые как Ю.Я. Баскин и Д.И. Фельдман в труде «История международного права» предложили разделить междуна­родное право на следующие периоды развития: Возникнове­ние (Древний мир), Становление, Зрелость, Международное право мира. Российский ученый А.Н. Талалаев выделяет сле­дующие основные периоды развития международного права: международное право рабовладельческого общества, меж­дународное право феодального общества, международное право капиталистического общества, современное междуна­родное право. По мнению профессора Г.С. Стародубцева, существуют такие периоды развития международного права, как: международное право Древнего мира, международное право Средних веков, классическое международное право и международное право XX-XXI веков. Некоторые западные авторы признают принципиальное деление международного права на старое и современное (или старое и новое, класси­ческое и новое). Они связывают возникновение современного международного права либо с кризисом в международных от­ношениях, который вызвала Первая мировая война, либо с Па­рижским договором 1928 г. об отказе от войны как орудия на­циональной политики, либо с созданием Лиги Наций, либо, наконец, с созданием ООН.


Многообразие мнений по вопросу периодизации гово­рит о его дискуссионности и очевидно, что всякое деление истории развития международного права будет являться ус­ловным. Однако, несмотря на это, можно отметить, что на всех этапах развития международного права у государств была ха­рактерная общая задача - обеспечение собственной безопас­ности. Выполнение этой задачи являлось ключевым условием существования того или иного государства или государствопо­добного образования (например, греческий полис). Исходя из этого, можно предположить, что предпосылки к появлению отрасли международного права, отвечающей за обеспечение безопасности, имелись уже в момент появления самого меж­дународного права.

Преимущественно и вплоть до начала XX в. применение силы или угрозы силой было основным способом обеспечения собственной безопасности. Однако в контексте рассмотрения вопроса о становлении права международной безопасности представляются интересными законодательные особенности обеспечения безопасности на ранних этапах развития между­народного права. Так, например, в Древней Греции существова­ли нормы о нейтралитете во время войны и практика подписа­ния мирных договоров. Как правило, греческие города-полисы заключали союзы двух видов: религиозно-политические - амфиктионии (например, Дельфийско-Фермопильская) и воен­но-политические - симмахии (например, Афинская симмахия или Пелопонесский союз под главенством Спарты, 550 г. до н.э.). По существу, эти союзы были предвестниками современ­ных международных организаций. Члены союзов независимо от их величины и значения имели по одному голосу, решения принимались большинством голосов. В Древней Греции был известен такой институт, как третейское разбирательство. Чаще в качестве третейского суда выступали симмахии. В третейских судах преимущественно рассматривались вопросы окончания войн и споры о границах.


Одна из наиболее ранних локальных систем междуна­родно-правового взаимодействия встречается в Египте и Дву­речье, где в то время возникло несколько рабовладельческих государств. Так, около 3100 г. до н. э. был заключен договор между правителями месопотамских городов Лагаш и Умма, который подтверждал существующую государственную гра­ницу и провозглашал ее неприкосновенность. Стороны обяза­лись разрешать споры мирным путем на основе арбитража.


Значительную роль в становлении международного пра­ва сыграл Древний Рим, на международную практику кото­рого оказала влияние Древняя Греция. Древний Рим взаимо­действовал с другими государствами с помощью специально созданной структуры - жреческой коллегии фециалов, на ко­торую возлагались функции объявления войны, заключения мира, договоров о дружбе, союзных договоров и другие. Обя­зательства в тот период обеспечивались в том числе клятвами. Нарушение клятвы рассматривалось как предательство.

Имея хороший опыт заключения международных согла­шений, государства подошли к Средним векам. Не случайно начало формирования науки международного права связыва­ют именно с этим периодом развития человечества. По этому поводу Р.А. Колодкин справедливо отмечает, что «в Средние века возникла самостоятельная наука международного права и первые, важные для международного права, теоретические изыскания были посвящены вопросам войны. Автором дан­ных изысканий был Фома Аквинский, он очертил требования к так называемой справедливой войне».


В 1625 г. появляется фундаментальная работа по международному праву - трактат «О праве войны и мира» Г. Гроция. В этом трактате Г. Гроций подробно исследует вопро­сы, связанные с объявлением и ведением войн, оценкой войн с точки зрения справедливости, исследует институт примене­ния силы в порядке самообороны. Так, Г. Гроций отмечал, что «государство не должно вести войны иначе, как по воле главы верховной власти». Г. Гроций в своем труде дает обоснования справедливым войнам: «Справедливой причиной начала во­йны может быть не что иное, как правонарушение. То есть не­справедливость противной стороны навлекает справедливую войну». Применяется санкция за ненадлежащее исполнение обязательств. Происходит становление принципа исполнения договоров (pacta sunt servanda).

В эпоху Средневековья становятся активными попытки учредить постоянные международные арбитражи, и это име­ет свои результаты. Особенностью рассмотрения международ­ных споров в данный период является то, что международные конфликты становятся предметом рассмотрения вселенских соборов католической церкви, а также светских государей и послов (например, съезд в Тарасконе в 1201 г. и в Луцке в 1429 г.). В качестве арбитров выступают не только духовные лица, но и светские.

Знаковым событием эпохи Средневековья, в контексте рассмотрения вопроса обеспечения безопасности, является заключение многостороннего соглашения 1648 г. Оно вошло в историю как Вестфальский трактат, которым закончилась Тридцатилетняя война. В основу данного соглашения был положен принцип политического равновесия, и с тех пор ре­шение европейских проблем осуществлялось не на религиоз­ной, а на светской основе. Л. Гросс даже проводил некоторую параллель между Вестфальским трактатом и Уставом ООН в части «равноправия европейских держав, независимо от раз­личия их религиозной веры и форм государственного строя».


В целом развитие международного права не привнесло существенных изменений в подходы государств к делу обеспе­чения собственной безопасности, а также в средства разреше­ния международных споров. Хотя мирные средства разреше­ния международных споров в Средние века стали обогащаться за счет весьма широкого обращения к третейским судам и арбитражу, методы в значительной степени оставались преж­ними - это союзы, мирные договоры и война как основное ору­дие внешней политики государств и главный способ разреше­ния международных споров.

Систему юридических принципов и норм, сложивших­ся в период с момента заключения Вестфальского трактата и вплоть до 1919 г., принято считать эпохой Классического международного права. В этот период война считается неже­лательным, но в целом законным способом разрешения меж­дународных споров. Имеет место лишь моральное осуждение войны, юридического запрета войны пока не существует.

Период Классического международного права характе­ризуется преимущественно тем, что государства принимают активные меры с целью сделать войны гуманными. В этой об­ласти принимается ряд международных соглашений, в том числе Женевская конвенция о режиме раненых и больных 1864 г., Петербургская декларация о запрещении примене­ния разрывных пуль 1868 г., документы Гаагских конференций мира 1899 и 1907 гг.

Известный российский ученый Ф.Ф. Мартенс, например, так высказывался об итогах Гаагской конференции мира 1899 г. и выработанной на ее основе конвенции: «Этот международ­ный акт устанавливает целую систему мероприятий, имею­щих целью, с одной стороны, предупредить развитие меж­дународных столкновений, и, с другой стороны, разрешать их миролюбивыми средствами». Перечень таковых средств включал добрые услуги, посредничество, международные следственные комиссии и третейские разбирательства. Одна­ко на момент принятия документа такие средства справедливо могут считаться прорывом в развитии международного права как отрасли международного права и как науки.

В.А. Уляницкий писал, что «новое явление - введение в международную практику соглашений относительно обяза­тельного третейского суда для разрешения взаимных будущих конфликтов - представляет само по себе значительный шаг впе­ред по сравнению с прежними соглашениями, всегда заключав­шимися специально только для мирного разрешения того или иного случая». С данным тезисом нельзя не согласиться.


Ряд юристов-международников Классического перио­да международного права начинают задумываться о единых интересах мирового сообщества, о некоем прообразе универ­сальной системы международного взаимодействия и обеспе­чения коллективной безопасности. Например, Д. Анцилотти отмечал, что «появление новых форм международных отно­шений в XIX столетии было вызвано главным образом двумя причинами. Причина первая - изменение представления о государстве, а затем и внутреннего строя государства, проис­шедшее в результате Французской революции. Вторая - соли­дарность интересов, обусловленная в особенности тем фактом, что многие из числа наиболее значительных проявлений чело­веческой деятельности получают отныне развитие независимо от политических границ и превращают все цивилизованные народы в единое великое сообщество».

Однако не все юристы того времени придерживались идентичной точки зрения. Так, известный юрист классической эпохи международного права - Эммерих де Ваттель считал, что «право представляет собой не что иное, как моральную возможность действовать, то есть делать то, что допустимо в нравственном отношении, что является благом само по себе и что соответствует нашим обязанностям. Вообще говоря, мы имеем право делать все, что необходимо для выполнения на­ших обязанностей. Отсюда вытекает, что каждая нация, как и каждый человек, имеют право сопротивляться всякому пося­гательству на спокойное существование. Указанное право на защиту себя от всякой обиды называется правом на безопас­ность (XVIII век)». Единственным же способом, по мнению Э. де Ваттеля, обеспечить безопасность государству являлось «собственное могущество нации, чтобы отразить агрессоров, обеспечить свои права и добиться повсеместного уважения. Могущество нации слагается из трех данных: численность граждан, их воинская доблесть и богатство».


Концептуальное отличие в подходах к обеспечению меж­дународной безопасности произошло на рубеже XIX-XX вв. Подходы Древнего периода, периода Средневековья и Класси­ческого этапа развития международного права к механизмам обеспечения международной безопасности были пересмотре­ны. Начали предприниматься первые попытки ограничить основания применения силы в международном праве, то есть фактически уйти от силового метода разрешения междуна­родных споров.

Именно период конца XIX - начала XX вв. можно ассо­циировать с началом формирования в международном пра­ве отдельной отрасли - права международной безопасности. Именно тогда стали появляться очертания данной отрасли права - ее предмет и основные принципы.

Как упоминалось выше, в 1899 и 1907 гг. в Гааге по иници­ативе России состоялись крупнейшие дипломатические кон­ференции, которые получили название «Конференции мира». Гаагские мирные конференции имели цель ограничить рост вооружений и выработать мирные способы разрешения меж­дународных споров. Юристы того времени активно стали про­двигать идею внедрения третейских судов как способа, кото­рый может удовлетворить обе враждующие стороны и, таким образам, полностью «погасить» возникший международный конфликт. Так, например, В.А. Уляницкий в своих трудах конца XIX в. следующим образом охарактеризовал мирный способ разрешения международных споров с помощью тре­тейского разбирательства: «Третейское разбирательство яв­ляется самым желательным способом разрешения подобных недоразумений».


В начале XX в. министр иностранных дел Аргентины Л. Драго в своей доктрине категорически осудил неправомерное применение силы в международных отношениях. В доктрине было особо подчеркнуто, что «применение силы не должно осуществляться для взыскания долгов». Данная доктрина воз­никла как реакция на блокаду и бомбардировку Венесуэлы, приостановившей выплату долгов, и нашла свое отражение во II Гаагской конвенции об ограничении в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам 1907 г.

Говоря о становлении отрасли права международной без­опасности, нельзя недооценивать документы, принятые со­ветским правительством в первые дни победы Октября 1917 г. Например, в декрете «О мире» впервые было провозглашено «право наций на самоопределение», впоследствии ставшее од­ним из основных принципов международного права, а также «запрет ведения захватнической войны», что эволюциониро­вало в последующее осуждение агрессии и признание ее меж­дународным преступлением.

Огромным скачком в области ограничения применения силы было создание Лиги Наций - центральной организации, призванной обеспечивать мир и безопасность. Так, в Статуте Лиги Наций говорилось о важности принятия «некоторых обязательств не прибегать к войне». Статья 10 Статута защи­щала членов Лиги против вооруженной агрессии: «Члены Лиги обязуются уважать и сохранить против всякого внешне­го нападения территориальную целостность и существующую политическую независимость всех членов Лиги. В случае напа­дения, угрозы или опасности нападения Совет указывает меры к обеспечению выполнения этого обязательства».


Важным этапом в эволюции применения силы в между­народном праве стало принятие 1928 г. Пакта Бриана-Келло- га. Этот документ закреплял отказ от использования силы в международном праве как орудия национальной политики. Количество государств, участвующих в Пакте, достигало 65 членов. Как отмечает В.Л. Толстых, «данный запрет (примене­ния силы) страдал некоторой неточностью, агрессоры могли оправдывать свои действия не национальной политикой, а иными обстоятельствами». Здесь нельзя в полной мере согла­ситься с автором, поскольку помимо основного текста, между­народные документы имеют свой дух. Совокупность действий того или иного государства на международной арене есть не что иное, как национальная политика.


Развитие принципа мирного разрешения международ­ных споров получило свое продолжение в Уставе Организа­ции Объединенных Наций. Устав ООН предписывал отказ от доминирующей на протяжении многих веков концепции го­сподства силы в пользу концепции господства права. Пункт 4. ст. 2 Устава ООН гласит: «Все члены Организации Объединен­ных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территори­альной неприкосновенности или политической независимо­сти любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций».

Говоря об эволюции модели обеспечения международ­ной безопасности, нельзя не затронуть тему агрессии в между­народном праве. Хотя определение агрессии возникло имен­но в XX в., по своей сути, этот термин был известен задолго до этого. Сейчас в условиях, когда в мире накоплено столько смертоносного оружия, что оно способно многократно унич­тожить все живое на Земле, агрессивная война стала пред­ставлять угрозу для всего мирового сообщества. Агрессивная война является преступлением против мира, за которое пред­усматривается ответственность в соответствии с международ­ным правом. Именно в XX в. данный вооруженный акт были признан международным преступлением. Как отмечалось выше, важным шагом на пути признания агрессии междуна­родным преступлением стал Декрет о мире 1917 г.


В 1927 г. Ассамблея Лиги Наций приняла Декларацию, в которой преступность агрессии была четко зафиксирована: «Всякая агрессивная война является и остается запрещенной» и «составляет международное преступление». Однако данная Декларация по различным причинам не стала юридически обязательной. После этого, как уже говорилось выше, был принят Пакт Бриана-Келлога (1928 г.), который запретил во­йну как орудие национальной политики. Точка в вопросе придания международно-правового значения определению агрессии была поставлена после подписания Конвенции об определении агрессии в июле 1933 г. Помимо пяти пунктов, в которых описывается понятие агрессии, ст. 3 Конвенции гла­сит, что «никакое соображение политического, военного, эко­номического или иного порядка не может служить извинени­ем или оправданием нападения».

В момент образования ООН в ее Уставе нашел свое отра­жение принцип, запрещающий не только агрессивную войну, но и угрозу применения силы. Это положение стало основой отрасли права международной безопасности. Определение агрессии, отраженное в Конвенции 1933 г., легло в основу определения, принятого Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г.


Становление права международной безопасности было тесно связано с отечественной доктриной международного права. В середине XX в. в советской науке появились такие имена, как И.П. Блищенко, О.В. Богданов, В.С. Котляр, И.И. Лукашук, С.А. Малинин, А.П. Мовчан, Г.А. Осипов, Э.И. Ска­кунов, В.К. Собакин, Г.И. Тункин, Н.А. Ушаков и др. Именно работы этих ученых принято считать основой советской док­трины международного права.

В наши дни науку международного права уже невозмож­но представить без отрасли права международной безопас­ности, представляющей систему принципов и норм, регули­рующих военно-политические отношения государств в целях обеспечения мира и международной безопасности.