Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность Об актуальности использования результатов ОРД в процессе доказывания. Детективное агентство в Турции

Об актуальности использования результатов ОРД в процессе доказывания. Детективное агентство в Турции

Взять займ быстро – это отличный способ решить свои финансовые проблемы. Специфика нашей работы состоит в круглосуточной выдаче срочных онлайн кредитов. Вся подробная информация по ссылке на сайте http://wmzcreditor.ru


Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) является важной составной частью правоохранительной деятель­ности и прежде всего направлена на борьбу с уголовной преступностью, в частности, с ее организованными фор­мами. Следует однозначно согласиться с мнением многих авторов, что только в тесной связи с такими науками, как уголовный процесс и криминалистика, наука оперативно­розыскной деятельности сможет успешно решать задачи борьбы с преступностью.

Существует органичная связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства. Анализ ряда статей Федерального закона от 12.08.1995 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее ФЗ «Об ОРД») позволяет сделать вывод о том, что ОРД не имеет самодо­влеющего значения и в основе своей подчинена интересам уголовного судопроизводства.

В настоящее время перед следователями постав­лена задача - как можно шире использовать в качестве доказательств результаты проведенных оперативно-ро­зыскных мероприятий. Эта тенденция прослеживается практически по всем изученным уголовным делам, по которым осуществлялось сопровождение сотрудниками оперативно-розыскных подразделений. Суды в своих при­говорах все чаще ссылаются на доказательства, получен­ные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприя­тий. Вместе с тем, повальное, необоснованное использо­вание результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе уголовного судопроизводства может привести к тому, что доказывание по уголовному делу перейдет из обла­сти уголовно-процессуальной в область оперативно-ро­зыскную.

В различных регионах России суды неоднозначно подходят к вопросу о допустимости доказательств, полу­ченных на основе результатов ОРД. В некоторых регионах отдельные практические работники и даже оперативные подразделения пытаются сформировать явно порочную практику проведения ОРМ и использования их результа­тов в доказывании.

В отечественной юридической литературе пробле­ма соотношения оперативно-розыскной деятельности и доказывания по уголовным делам в основном сводится к возможности использования результатов ОРД в качестве доказательств. Разброс мнений по данному вопросу имеет место от отрицания возможности непосредственного ис­пользования результатов ОРД в качестве доказательств до полного признания их доказательствами в сфере уголовно­го судопроизводства.

Следует согласиться с мнением ряда авторов о том, что в настоящее время назрела острая необходимость совершенствования процедуры вхождения в уголов­ный процесс результатов оперативно-розыскной дея­тельности, т. е. информации, полученной с помощью оперативно-розыскных мероприятий именно путем ее со­вершенствования, а не упрощения.

Одной из гарантий надлежащего использования ре­зультатов ОРД в качестве доказательств в уголовном судо­производстве является их проверка и оценка следователем или судом с помощью методов, разрабатываемых крими­налистикой для проверки и оценки доказательств вообще и применительно к результатам оперативно-розыскной деятельности в частности.

Использование результатов ОРД в качестве доказа­тельств предусмотрено федеральным законодательством. Статья 11 ФЗ «Об ОРД» прямо указывает на такую возмож­ность: «результаты оперативно-розыскной деятельности могут... использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Закон дает правопри­менителю возможность использовать результаты ОРД в качестве доказательств, а не обязывает его использовать их в роли таковых повсеместно, по каждому уголовному делу. Одним из критериев применения результатов ОРД в каче­стве доказательств является их проверка и оценка, про­веденная следователем или судом с помощью криминали­стической тактики.

Проверка доказательств - это предусмотренная ст. 87 УПК РФ деятельность дознавателя, следователя и суда по анализу и синтезу доказательств, сопоставлению их с уже собранными доказательствами, собиранию новых доказа­тельств. Цель проверки доказательств состоит в установ­лении их достоверности, соответствия или несоответствия содержащихся в них сведений фактам и обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения уго­ловного дела. В ходе проверки обязательно исследуется и допустимость доказательств, т. е. соответствие их формы правовому требованию. Оценка фактических данных как доказательств в уголовном процессе - это мыслительная деятельность, соответствующая логическая ступень позна­ния, в ходе которой на основе совокупности собранных и проверенных доказательств путем выводов получается зна­ние о фактах и обстоятельствах, входящих в предмет дока­зывания, и устанавливается истина по уголовному делу.

Согласно ст. 17 ч. 1 УПК РФ суд, следователь и дозна­ватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся до­казательств, руководствуясь при этом законом и совестью. При этом никакие доказательства не имеют для них зара­нее установленной силы.

Проверка и оценка результатов ОРД как возможных доказательств имеет ряд существенных отличий от такой деятельности в отношении доказательств, полученных в ходе выполнения следственных действий.

Проверка представленных следователю результа­тов оперативно-розыскных мероприятий может прово­диться при помощи следственных действий, среди кото­рых доминирующее значение имеет допрос. По мнению В.А.Семенцова, «.если лицом, представившим предмет (документ), является оперативный работник, то предметом его допроса не могут быть вопросы организации и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые составляют государственную тайну. В ситуации, когда сле­дователь ставит оперативного работника перед необходи­мостью раскрытия оперативно-розыскных средств и мето­дов получения этих объектов, тот может отказаться от дачи показаний. В этом случае нельзя вести речь об уголовно­правовых последствиях такого отказа, поскольку он связан с законным основанием недопустимости разглашения го­сударственной тайны».

  1. Т.Томин считает целесообразным рекомендовать за­конодателю ввести в уголовное судопроизводство институт служебной тайны, устанавливающий особый порядок со­общения следователю и суду специальной информации или вовсе освобождающий от обязанности ее сообщить.
  2. А.Пашин               предлагает рассматривать в качестве до­казательств показания «руководящего сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, относительно событий, непосредственно воспринимав­шихся его подчиненными или сотрудничающими с ними лицами, известных ему по их донесениям или с их слов».

М.Поляков и Р.Рыжов считают необходимым законо­дательно закрепить возможность допроса оперативного работника вместо конфидента в случаях, связанных с необ­ходимостью обеспечения безопасности лиц, предоставив­ших информацию органу, осуществляющему оперативно­розыскную деятельность. Гарантией же достоверности этой информации должно быть, по их мнению, предупре­ждение оперативного сотрудника об ответственности за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ.

Вместе с тем в п. 2 ч. 21 ст. 75 УПК РФ прямо указыва­ется, что показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, относятся к недопусти­мым доказательствам. Кроме того, в соответствии со ст. 240 УПК РФ в суде первой инстанции все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследова­нию. Суд, руководствуясь требованием непосредственно­сти, исследует первоисточники сведений о фактах, что по­зволяет избежать искажений при передаче необходимой для разрешения дела информации. Можно согласиться с точкой зрения В.А.Семенцова о том, что требования ныне действующего уголовно-процессуального закона в отноше­нии оценки доказательств и признания их допустимыми должны оставаться неизменными, поскольку в противном случае теряется связь с источником информации. Следу­ет также иметь в виду, что, по общему правилу, не могут быть предметом допроса сведения о средствах и методах оперативно-розыскной деятельности, которые согласно ФЗ РФ «Об ОРД» составляют государственную тайну и подле­жат рассекречиванию на основании постановления руково­дителя органа, осуществляющего ОРД.

Если проанализировать нормы УПК РФ, относящиеся к регламентации доказательств и процесса доказывания, то становится очевидным, что показания свидетеля, потерпев­шего, эксперта, подозреваемого и обвиняемого приобрета­ют статус доказательства только тогда, когда они облечены в особую процессуальную форму, а именно в протокол их допроса. Это относится и к заключению эксперта, осмотру места происшествия, обыску, выемке и иным следствен­ным действиям. Например, проведение очной ставки меж­ду свидетелем и подозреваемым, допроса свидетеля или обвиняемого без составления надлежащего протокола не позволит использовать результаты данных следственных действий в качестве доказательства. Не будет являться дока­зательством результат проведенного обыска, если была на­рушена предусмотренная законом процедура его оформ­ления, например не составлен или составлен неправильно протокол обыска. То есть результат или сам факт проведе­ния следственного действия не всегда может стать доказа­тельством по уголовному делу. Содержание деятельности по собиранию доказательств не исчерпывается восприяти­ем следов преступления, отражением их в сознании следо­вателя или иных участников процесса. Необходимо, чтобы полученная информация была зафиксирована надежным образом. Закрепление и сохранение данных, полученных в ходе следственного действия, позволяют использовать эти данные для обоснования выводов по делу как самим следо­вателем, так и последующими участниками процесса до­казывания. Поэтому фиксация доказательств - это не само­стоятельный этап процесса доказывания, а завершающий элемент собирания доказательств.

Следовательно, доказательствами являются только те сведения, которые содержатся в законном источнике. До­казательства представляют собой единство процессуаль­ной формы и фактического содержания. Отступление от требований, предъявляемых законом к источнику фактиче­ских данных, лишает сведения, содержащиеся в нем, дока­зательственного значения, даже если они имеют значение для дела.

Необходимо отметить, что законодатель не сформу­лировал комплекс правовых и иных требований, предъ­являемых к содержанию и форме результатов оперативно­розыскной деятельности, а равно и требований в целом к понятию оперативно-розыскной информации (данных, сведений и т. п.), получаемых в ходе проведения ОРМ в соответствии с ФЗ РФ «Об ОРД». Также ФЗ РФ «Об ОРД» не раскрывает требований, предъявляемых к результатам ОРД. Требование - это правило, условие, обязательное для выполнения.11 Требования, на основе которых следует оце­нивать результаты ОРД, выступают важнейшей гарантией того, что базу промежуточных и итоговых решений дозна­вателя и следователя будут составлять оперативные дан­ные, полностью соответствующие положениям уголовно­процессуального законодательства. Следует согласиться с А.С.Стерлядьевым, который полагает, что указанные тре­бования к результатам ОРД - это совокупность условий, правил и критериев, которым должны отвечать сами ре­зультаты ОРД, т. е. фактические данные в «чистом» виде, но в то же время эти требования должны распространяться и на законность способа и порядка их получения, источника приобретения информации и способа ее фиксации.

Следует особо обратить внимание на то, что законо­датель разрешает использовать в доказывании именно результаты ОРД, а не материалы, подтверждающие факт проведения того или иного ОРМ. Определение понятия «результаты оперативно-розыскной деятельности» было впервые дано в Инструкции, утвержденной совмест­ным приказом органов, уполномоченных осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Согласно данной инструкции, под результатами ОРД следует понимать «фактические данные», полученные оперативными под­разделениями в установленном ФЗ «Об ОРД» порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совер­шенного преступления, о лицах, подготавливающих, совер­шающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государствен­ной, военной, экономической или экологической безопас­ности РФ. Понятие «результаты оперативно-розыскной деятельности» истолковано и в п. 36.1 ст. 5 УПК РФ как «сведения, полученные в соответствии с федеральным за­коном об оперативно-розыскной деятельности...». В связи с этим следует отметить, что имеется существенное рас­хождение в понимании термина «результат ОРД»: в одном случае это «фактические данные», а в другом - всего лишь «сведения». По мнению автора, уголовно-процессуальное определение понятия «результат ОРД» имеет более пра­вильное значение, так как «сведения» - это некие позна­ния в какой-то области, этот термин созвучен со словами «известие, сообщение, информация», которые требуют соответствующей проверки и уточнения. Вместе с тем, не каждые полученные в ходе ОРД сведения, в силу ст. 89 УПК РФ, могут быть доказательствами по уголовному делу. Как потенциальные доказательства при расследовании уголов­ных дел могут рассматриваться лишь фактические данные, полученные в ходе проведения ОРМ.

С.И.Ожегов под термином «результат» понимает «то, что получено в завершении какой-нибудь деятельности, работы, т. е. итог». Следовательно, анализируя правовое и филологическое определения, под результатом ОРД сле­дует понимать фактический итог, полученный при прове­дении оперативно-розыскного мероприятия.

Определяя результат по каждому оперативно­розыскному мероприятию, перечисленному в ст. 6 ФЗ «Об ОРД», можно сделать вывод, что не во всех случаях его воз­можно будет использовать в дальнейшем в процессе до­казывания.

Оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах законности, уважения и со­блюдения прав и свобод человека и гражданина, а также на специальных принципах - конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств. Исследование со­четания этих принципов относится к оценке результа­тов ОРД.

По мнению автора, обязательным критерием, в со­ответствии с которым результат ОРД может служить в дальнейшем доказательством по уголовному делу, должен является принцип объективности его фиксации оператив­ным сотрудником, проводившим то или иное оперативно­розыскное мероприятие. Необходимость введения данного принципа, в частности, обусловлена тем, что в ОРД от­сутствует институт понятых, при помощи которых мож­но было бы подтверждать объективность полученных результатов. Кроме того, в нормативных документах, ре­гламентирующих порядок проведения и документирова­ния ОРМ, нет понятия протокола оперативно-розыскного мероприятия. То есть в ходе проведения ОРМ не преду­смотрено составление никаких протоколов. Следует отме­тить, что понятие «протокол» ни в УПК РФ, ни в ФЗ «Об ОРД» не раскрывается. Поскольку процессуальное и обще­употребительное значение этого термина отличаются, его определение имеет существенное значение и исходит из необходимости однозначного и точного понимания и при­менения процессуальной терминологии. Для уточнения процессуального понятия «протокол» необходимо обра­титься к ряду норм УПК РФ (в частности ст. 166 УПК РФ), анализ которых позволяет сделать вывод о том, что под протоколом следует понимать итоговый процессуальный документ, составленный должностным лицом (следовате­лем, дознавателем) после проведения установленного УПК РФ следственного действия, в строго предусмотренной за­коном форме. В протоколе фиксируются ход, содержание и результаты следственного действия. Протокол подпи­сывается всеми участниками, при этом они должны быть ознакомлены с его полным содержанием. При этом особо отмечается, что все участники следственного действия изве­щены как о его проведении, так и о составлении данного до­кумента, и им было разъяснено их право внести в протокол замечания, исправления и дополнения, которые должны быть особо оговорены и удостоверены подписями тех лиц, которые их произвели. Исходя из принципов ОРД, когда ОРМ проводится в условиях секретности (конспирации), многие стороны (лица), в отношении которых они прово­дятся, даже и не догадываются об их проведении. Поэтому составление каких бы то ни было протоколов по результа­там проведения ОРМ является несостоятельным. Данное положение фактически нашло свое закрепление в поста­новлении Пленума Верховного суда РФ от 31.10.1995 № 8 с изменениями, внесенными постановлением Пленума Вер­ховного Суда РФ от 06.02.2007 № 5 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», где указано, что «дока­зательства должны признаваться полученными с наруше­нием закона, если при их собирании и закреплении были нарушены. установленный уголовно-процессуальным за­конодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осу­ществлено. в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». Аналогичное требование содержится и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 № 1 с изменениями и дополнениями, вне­сенными постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 7 «О судебном приговоре», согласно кото­рому «при осуществлении правосудия не допускается ис­пользование доказательств, полученных с нарушением закона».

Для примера реализации указанных принципов мож­но сослаться на некоторые факты, которые взяты из лич­ного практического опыта автора, а также были получены при изучении уголовных дел и дел оперативного учета.

  1. При проведении оперативно-розыскного меро­приятия «опрос» оперативный сотрудник беседует с фигу­рантом, используя при этом тактику проведения данного мероприятия. В ходе опроса разрабатываемый сообщает информацию, но отказывается от дачи официальных по­казаний следователю. Результаты опроса в дальнейшем документируются и оформляются соответственно рапор­том или справкой. Вместе с тем, объективно подтвердить результаты данного опроса невозможно, так как лицо, сообщившее необходимую информацию, не желает при­нимать участие в допросе и сообщить указанные сведения в процессуально необходимой форме. Вместе с тем, если в ходе опроса применялась негласная аудиозапись, то в дальнейшем такой результат опроса может быть предъ­явлен следователю с соответствующими сопутствующими служебными документами, а после его процессуально­го оформления и проверки эта аудиозапись может быть использована в качестве доказательства по уголовно­му делу.
  2. Результатом ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» (ПТП) будут не распечатанная сводка (текст) телефонного разговора и документы, разрешающие про­ведение данного мероприятия (постановление органа, ре­шение суда), а записанная на соответствующий носитель фонограмма, которая объективно отражает полученную информацию (разговор фигурантов разработки по теле­фону). Такие же требования можно предъявить и к ОРМ «снятие информации с технических каналов связи».
  3. В ходе проведения ОРМ «проверочная закупка» результатом будет сам факт получения закупщиком от фигуранта разработки определенного предмета или доку­мента.



       

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право