Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Избирательное право Возможные направления уголовной политики по охране избирательных прав граждан

Возможные направления уголовной политики по охране избирательных прав граждан

 

Возможные направления уголовной политики по охране избирательных прав граждан






На защиту права избирать и быть избранным и права на участие в референдуме направлена группа норм, содержа­щихся в статьях 141-142.1 УК РФ. Такая повышенная охрана по сравнению с другими правами и свободами человека, охраняемыми нормами главы 19 УК РФ, связана с тем, что из­бирательные права признаются одними из наиболее важных составляющих политического статуса гражданина, т.к. по­средством их реализации граждане участвуют в управлении делами государства, а также осуществляют формирование органов государственной власти и местного самоуправле­ния.

Вполне естественно, что во Всеобщей декларации прав человека произошло их международное признание. Так, в ст. 21 указанной Декларации вписано положение, согласно которому «каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через по­средство свободно избранных представителей». Однако за­креплением только положения о праве «принимать участие» авторы Декларации не ограничились, отразив в ней также основы избирательного процесса, в соответствии с которыми «воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и не­фальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования». Еще одним между­народным стандартом в этой области, на который должно ориентироваться отечественное законодательство, является Международный пакт о гражданских и политических пра­вах, в котором также подчеркивается, что выборы должны обеспечивать свободное волеизъявление избирателей на ос­нове всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании.



О признании за каждым человеком анализируемого права говорит и Конвенция о политических правах женщин, обра­щая внимание, что женщинам принадлежит право голосовать на всех выборах, а также право быть избранными, на равных с мужчинами условиях.

По аналогичному принципу были сформулированы по­ложения Декларации прав и свобод человека и гражданина (1991 г.), Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках Со­дружества Независимых Государств (2002 г.) и Конституции РФ, нормы которых регламентируют право на участие граждан в управлении делами государства, апеллируя при этом к уже известным нам принципам свободного, равного, тайного и пря­мого всеобщего избирательного права.

Отметим, что, невзирая на различные подходы к построе­нию норм, направленных на охрану избирательных прав граж­дан от преступных посягательств, можно выявить некоторые общие закономерности в позиции законодателей. Практически во всех случаях уголовно наказуемым признается: воспрепят­ствование осуществлению избирательных прав; нарушение тайны голосования; фальсификация избирательных докумен­тов и результатов выборов. При этом характерно то, что в уго­ловном законодательстве о преступлениях против конститу­ционных прав и свобод как в России, так и за рубежом больше всего внимания уделено охране именно избирательных прав.


Изучение уголовного законодательства стран СНГ свиде­тельствует, что в большинстве случаев нормы об ответствен­ности за преступления в исследуемой сфере основываются на двух статьях Модельного Уголовного кодекса для стран СНГ: ст. 156 («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий») и ст. 157 («Фальси­фикация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов»). Однако и в них есть свои характерные особенности. Например, в некоторых странах определен исчерпывающий перечень выборных должностей, воспрепятствование избранию которых наказуемо в уголов­ном порядке. Думается, что выделять подобный список в рос­сийском законодательстве не имеет смысла, поскольку ввиду бланкетности анализируемых диспозиций он легко устанав­ливается при анализе соответствующих нормативных актов, регламентирующих процедуру выборов в каждом конкретном случае. Тем более что выборное законодательство в России является одним из самых динамичных и развивающихся, где модификации касаются как процедуры проведения выборов, так и круга выбираемых должностных лиц (например, выбор­ность глав регионов), поэтому было бы нецелесообразным пытаться каждый раз корректировать положения УК РФ вслед за трансформацией норм избирательного права.

Наиболее существенные отличия встречаются в объектив­ной стороне рассматриваемого состава преступления. В этом смысле казуальный подход наблюдается в ст. 181 УК Республи­ки Молдова, согласно которой ответственность за воспрепят­ствование в осуществлении избирательного права предусмо­трена в случаях, если оно совершено путем блокирования или нападения на помещения избирательных участков с любыми средствами и в любой форме; путем хищения избирательных урн или избирательных документов; с угрозой жизни лица; с причинением тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью; повлекшее иные тяжкие последствия. Как видим, указанная норма, в отличие от нормы, предусмо­тренной в ст. 141 УК РФ, устанавливает уголовную ответствен­ность только в крайне резких проявлениях воспрепятствования избирательным правам граждан.


Подобный подход, когда объективная сторона воспрепят­ствования сужена за счет декриминализации менее опасных способов совершения анализируемого преступления, надо признать, не является исключением. К примеру, в уголовном законодательстве Республики Беларусь такие способы воспре­пятствования, как применение насилия, угрозы, обман, подкуп, включены не в квалифицирующий признак, как это, например, закреплено в ч. 2 ст. 141 УК РФ, а в основной состав престу­пления. Возможен и такой вариант, когда в смежных уголов­но-правовых нормах обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого деяния признается применение насилия, либо угроза его применения (ст. 125 УК Голландии) или угроза причинения серьезного вреда (статьи 278, 279 УК Швейцарии) и т.д.

Сбалансированную позицию в этом вопросе заняли китай­ские законодатели, предусмотрев, что срыв выборов депутатов Собрания народных представителей всех уровней, руководите­лей государственных органов может быть осуществлен путем насилия, угроз, обмана, подкупа, фальсификации избиратель­ных документов и т. п., а ответственность за воспрепятствование в осуществлении права избирать и быть избранным наступает независимо от способа его совершения (ст. 256 УК КНР).


Вместе с тем, полагаем, что российский подход, использу­емый в этой части, при конструировании диспозиции ст. 141 УК РФ, является более предпочтительным, поскольку в этом случае сфера действия рассматриваемой нормы искусственно не ограничивается законодателем и распространяется на дру­гие формы грубого попрания избирательных прав граждан. Например, когда воспрепятствование выражено в необосно­ванном отказе кандидату в регистрации, в непредоставлении полагающегося по закону бесплатного эфирного времени или печатной продукции, в недопущении гражданина на избира­тельный участок, в невыдаче ему бюллетеня для голосования, незаконном отказе в выдаче открепительного удостоверения или в предоставлении возможности проголосовать досрочно, удаление наблюдателя из помещения для голосования или воспрепятствование последнему присутствовать при подсчете голосов и т.д.

Выделяя особенности уголовного права зарубежных стран по сравнению с российским законодательством в вопросах ох­раны избирательных прав от противоправного воспрепятство­вания их свободному осуществлению, отметим, что встречают­ся подходы, когда разбираемые нормы не рассматривают право на участие в референдуме как одну из составляющих объекта уголовно-правовой охраны (см., напр.: УК Германии, Голлан­дии, Республики Молдова и др.). Тем не менее, большинство зарубежных законодателей оказались солидарны с российски­ми коллегами в этом вопросе, поставив под охрану уголовного закона, наряду с избирательными правами, и смежное право на участие в референдуме (см., напр.: раздел 14 УК Швейцарии «Проступки против воли народа»). На наш взгляд, было бы непростительным упущением отечественного законодателя, создающим серьезные препятствия к построению демократии в России, если бы референдум, как один из основных способов народовластия, оказался за рамками защиты уголовного за­кона, поскольку тем самым образовавшийся правовой вакуум неминуемо создал бы почву для нарушения прав граждан как на его проведение, так и на участие в нем.


В этой связи хочется обратить внимание еще на одно прин­ципиальное отличие, обнаруженное нами в ст. 191 УК Респу­блики Беларусь, согласно которой наказуемым признается вос­препятствование не только избирательным правам, но и праву об отзыве депутата. Представляется, что на отсутствии подоб­ного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного в ст. 141 УК РФ, сказалось то обстоятельство, что указанное право хотя и допускается действующим законо­дательством, однако ни Конституцией РФ, ни Федеральным законом от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граж­дан Российской Федерации» оно не рассматривается в качестве избирательного права гражданина. Однако, на наш взгляд, по­добное обстоятельство не должно являться основанием для от­сутствия ответственности в случае его нарушения, точно так же, как составной частью избирательного права не является право на участие в референдуме. Тем не менее, при воспрепятствова­нии в его осуществлении в действие приводятся охранительные механизмы уголовно-правового характера. Однако правильнее все же будет вопрос ставить шире, чем он обозначен в УК Ре­спублики Беларусь, поскольку речь идет не только об отзыве депутата, но и иных лиц (напр., мэров, глав администраций и пр.), как это предусмотрено российским законодательством, следовательно, общим термином, которое можно употреблять для их характеристики, является: «выборное должностное лицо».

Сегодня в случае нарушения права граждан РФ на отзыв вы­борного должностного лица ответственность не предусмотрена, хотя этот правовой институт давно предусмотрен законами некоторых субъектов РФ, а на местном уровне — во многих уставах муниципальных образований.


Полагаем, что легальная возможность отзыва избранных, но не оправдавших доверия глав городов, депутатов и других лиц служит надежной гарантией ответственности народных из­бранников, а также расширяет возможности населения на ме­стах влиять на деятельность региональных или муниципальных представительных органов власти. Вне всякого сомнения, что нормативное закрепление данного права на одном уровне с из­бирательными правами граждан свидетельствует о высокой правовой культуре населения страны и развитых институтах гражданского общества. Однако одного провозглашения ана­лизируемого права явно недостаточно, для этого необходимо создать реальную возможность в его реализации. Именно по­этому отсутствие действенных рычагов его обеспечения следует рассматривать как пробел отечественного уголовного законо­дательства, который способен свести на нет завоеванные демо­кратические достижения в этом вопросе, учитывая, что реа­лизация данного права является производной избирательных прав, составляет с ними один неразрывный правовой комплекс по опосредованному управлению населением государством через своих представителей, позволяет нам говорить об их рав­ной значимости, а следовательно, и о необходимости их защи­ты равнозначными средствами, включая уголовно-правовые.





   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7


Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право