ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Особое мнение Метафизика физики: Как развитие научно-технического прогресса страны стопорят деформации представлений о должном социальном устройстве страны

Метафизика физики: Как развитие научно-технического прогресса страны стопорят деформации представлений о должном социальном устройстве страны

Вопрос развития в стране нанотехнологий (нанотеха) стал неким фокусом, т.е. точкой пересечения диаметрально разных взглядов ученых и чиновников о будущем развитии России. Как отмечалось в СМИ, научная методология заместителя директора ИПМ им. М.В. Келдыша РАН по научной работе, профессора Г.Г. Малинецкого о трех составных частях нанонауки (подготовка кадров, адекватное задачам госфинансирование, комплексная и ответственная координация работ) была без рассмотрения и обсуждения отвергнута чиновниками1. Опубликованные прежде статьи и интервью с известными учеными страны (например, академиками Арнольдом, Львовым, профессорами Малинецким, Межуевым) творческие оригинальные мысли не могут не подвести думающих читателей к ответу на первый извечный вопрос в России («кто виноват?») в отсутствии инновационного развития страны. А настоящая статья имеет своей целью лишь дополнить сказанное, в смысле, показать юридический ответ на второй извечный российский вопрос («что делать?») для становления в России общества, основанного на экономике знаний.

Суждений на сей счет, наверное, может быть много, а потому представим свои в их привязке с объективными закономерностями. Так, детерминированность развития в стране нанотеха субъективными, недалекими взглядами чиновников, есть объективное проявление. Это не что иное, как предопределенность развития выделившихся из философии естественных наук (наук о природе, о материальном бытие — в собирательном смысле, физики) неким миропредставлением людей (идеальным). Будучи за пределами указанной «физики» — это «мета-физика» (мета — значит, «за пределами, сверх»). Так вот, первым такого рода известным примером влияния «метафизики на физику» считается предубеждение Аристотеля, который был и физиком, и философом (т.е. метафизиком): поскольку «математические науки чужды движению», то движение не может быть описано с использованием математики. Эта научная традиция считать несовместимыми математику и физику сохранялась плоть до средневековья.

1    См. научное приложение к Новой Газете «Кентавр» и т.д.

Получается, что изменение общих представлений о должном социальном устройстве страны, из чего вытекает единственно верный ответ на гамлетовский вопрос «быть или не быть России великой» и так да¬лее, сможет во многом открыть магистральный путь развитию нанотеха в стране. Наш современник академик П.Л. Капица так говорил о влиянии современных научных идей на общество (и наоборот): с одной стороны, в прошлые века тормозилось развитие естественных наук, так как они подрывали авторитет церкви; с другой — развитие социальных наук сейчас тоже тормозится, поскольку они часто приводят к выводам, подрывающим авторитет государственной власти.

Сегодняшняя минерально-сырьевая Россия, тем не менее, в ближайшем будущем видит себя естественным образом в числе развитых стран мира. Однако потенциалом, способным двинуть страну вперед обладает не оно, а качественно иное, чем нынешнее российское, общество — общество, основанное на экономике знаний. Доказательством необходимости последнего может быть наше перманентное технологическое отставание от развитых стран. Академиком Львовым говорилось, что США лидируют в мире потому, что они лидируют в области научных открытий и новейших технологий.

Отсюда, выход на производство и, главным образом, воспроизводство нового знания представляется определяющим условием желаемого пути развития научно-технического комплекса страны. При этом всем необходимым и определяющим условием инновационного развития страны является наличие адекватного социального устройства. В нем, во-первых, человек с его творческим потенциалом являет собой «цель» деятельности государства (всемерная защита его прав). Во-вторых, человеку создаются материальные условия для научной работы (финансирование науки). Примеры последствий обратного, когда ни первым, ни вторым в России специалисты не обеспечены, является то, что более или менее из них соображающие «пачками» едут из такой неуютной для житья-бытья страны (и им находят применение на Западе). Вот наглядный пример проявления стихийной самоорганизации социальной жизни (синергетики).

Объективный характер необходимости финансирования фундаментальных исследований более или менее очевиден в силу своего материального характера. Но здравый смысл не указ своекорыстным чиновникам. Когда профессором Малинецким говорится о необходимости госфинансирования фундаментальных научных исследований нанотеха, то им приводятся конкретные (объективные в качестве эмпирических) цифры затрат между фундаментальными разработками, прикладными исследования и созданием технологий в отношении 1:10:100. Просто потому, что таков сам цикл воспроизводства инноваций: фундаментальные исследования, прикладные разработки, создание технологий и вывод их на рынок, притом, что часть доходов от реализации товаров, услуг вновь вкладывается в образование и разработки. Если всерьез говорить о проекте нанотехнологий, то предстоит создать первое звено — заново, а второе — впервые в отечественной истории.

Здесь будет уместно привести яркий по своей образности пример: даже если не будет хватать ничтожно малой доли процента от критической массы, то ядерная реакция между составными частями атомной бомбы не наступит. Если самому выдающемуся ученому не создать научную инфраструктуру (развивать его школу, с десятками сотрудников, семинарами и так далее), то он сам по себе мало пользы принесет.

Объективность предложений Малинецкого и в том, что немалые суммарные затраты на нанотех определяются необходимостью быть России в том году среди лидеров мировой наногонки, а не среди ее аутсайдеров.

Свершился отмеченный академиком Львовым нонсенс, что высокий образовательный и научный потенциал страны будет сокращен до его соответствия мышлению поставщиков сырья. Для инновационного развития России чиновники от науки горазды копировать основную западную модель организации научных исследований (при частных университетах, финансируемых частными корпорациями). Наверное, такое копирование позволяет маскировать благими пожеланиями в «Концепции участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки» движущую ими идею выставить на продажу недвижимое имущество научных учреждений. Все как у булгаковского Шарикова: отобрать и поделить.

Сокращение «излишней науки», понятное дело, де¬лается лишь «во благо», однако есть предел — чтобы, как говорится, не выплеснуть из ванны ребенка вместе с мыльной водой. Что надлежит сделать с тем чиновником-рационализатором, который из конструкции самолета так убрал «лишнее», чтобы затем распорядиться им в свою пользу, что «улучшенный» самолет уже не смог выполнить свою главную функцию (т.е. летать)? Простой, не обремененный необходимостью нравиться чиновнику, обыватель скажет — ату его, горе-рационализатора.

Абсурд нефинансирования надлежащим образом фундаментальных исследований (нанотеха) состоит в том, что деньги-то у государства в наличии есть — это обстоятельство также будет отнесено в число объективных факторов.

Вот с приоритетом интересов человека, его прав и свобод (как нематериальным) не все так наглядно, как было прежде показано с материальными затратами на финансирование научных исследований. Потому лишь сообщим, что само содержание категории «свобода» тому причиной: если не обращать внимания на права и свободы человека вообще, то научно-технический прогресс, как говорится, выходит ему боком. Например, прорыв ставшего затем нобелевским лауреатом российского ученого обеспечил бурное развитие средств мобильной связи. Однако в результате несомненного технического прогресса, люди с их частной жизнью (да еще за их же счет) стали большими заложниками так называемого феномена «Большого Брата» в условиях деформированного социального устройства. Приказ Мининформсвязи России от 16 января 2008 г № 9 «Об утверждении требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий» уже официальным образом обязывает все телекоммуникационные компании, а также интернет-провайдеров, предоставить возможность известной спецслужбе проводить неограниченное и неконтролируемое прослушивание телефонов и снятие информации — и безо всякого на то судебного постановления.

Нынче же тот известный лауреат занимается уже нанотехнологиями. В итоге, может статься, что оцифрованные наночипами граждане, в соответствии с каким-нибудь подзаконным актом, например, ведомства по инакомыслию, вообще перестанут быть когда-либо «свободными»: ибо уже будет не спастись от всевидящего ока, отключив как прежде батарейку в мобильнике.

Пока же тот лауреат для авторитетного содействия в изменении дефектного социального устройства, когда автор статьи попросил о встрече в связи с высказанными выше обстоятельствами, оказался недоступен...

Поэтому начать необходимое созидание адекватного социального устройства надо бы с того, что хотя бы единожды, произвести и закрепить в образовании страны «новое» (хорошо забытое старое) знание о том социальном устройстве, которое является наиболее восприимчивым к инновациям. Увы, в сегодняшнем социальном устройстве России произволом «всех и вся» научная картина должного быть — быть по Конституции Российской Федерации — социального мироустройства поставлена, как говорится, с ног на голову. К примеру, должный быть «целью» деятельности государства человек с его неотчуждаемыми правами уже даже не «объект» деятельности государства, как это было в критикуемом советском времени. Сегодня, в своем декларируемом социальном прогрессе страна так далеко ушла... назад, что человек является в основном лишь «средством» частного обогащения и произвола. Это называется не иначе, как «феодализм».

Получается, что математику Малинецкому, его прогрессивным коллегам — новаторам ученым, чтобы по¬лучить «добро» от чиновников, которые отнюдь не само «Российское государство», на реализацию своих инноваций в нанонауке, следует сначала обратить внимание на исправление сложившегося «непорядка» вещей в социальной сфере страны? Думается, что у них достаточно научных сил, чтобы создать математическую модель должного социального устройства страны.

Видимо, именно таким образом естествоиспытатель академик Вернадский пришел к мысли о необходимости создания на Земле Ноосферы. Не удивительно, что и иные многие выдающиеся математики, физики и прочие ученые-естественники начинали заниматься в конце концов вопросами обществоустройства. Представляется, что все они брались за эту нелегкую задачу, имея в своих руках надежный научный инструмент. Автор статьи, к примеру, считает таковой лишь гегелевскую диалектику — по ее законам развивается мир (и социальный мир тоже), с ее помощью он познается. В силу чего, диалектика же и поможет нам в социальном миросозидании. К примеру, признание Конституционным Судом положений иных законов несоответствующими положениям Конституции Российской Федерации есть ни что иное, как приведение диалектической категории «форма» в соответствие с категорией «содержание».

В основании возможности показать согражданам, как можно с помощью диалектики «изменить мир к лучшему», лежат весьма простые научные истины. Как полагает автор настоящей статьи, новое знание о должном быть социальном бытии в стране заключается в десятке диалектически взаимосвязанных общественно-научных, и юридических, постулатов. Например, что есть право; как познать право; кто субъект права; зачем нужно государство и так далее на манер ответов на знаменитые 4-е вопроса Имманула Канта: что есть человек; как он может знать; что он должен делать, чтобы остаться собственно человеком; на что человек может надеяться. Такого рода научные юридические стандарты («юридические» в смысле своей общеобязательности, начиная со среднего образования и так далее), сделали бы единообразным наши миропонимание и правоприменение. Может быть, ушла бы наконец-тов небытие не иначе, как идиотская, пословица «два юриста — три мнения»...

Чтобы обратить «неверующих в свою веру» сообщим: в окружающем нас мире физическом существующие физические константы определяют привычное лицо мира (Солнце встает в Москве на востоке, а «долгую» зиму скоро сменят «незаметно проходящие» весна и лето) — значит, иное, обратное сказанному, суждение будет вызывать, по крайней мере, смех. Или возьмите десять книг по математике и физике — во всех из них, к примеру, 2x2=4, а законы Ньютона будут изложены единообразно.





   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info