Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Инвестиционное право Инвестиционная привлекательность на международном рынке

Инвестиционная привлекательность на международном рынке

Необходимость взаимодействия России на между­народном рынке обусловлена не только происходящими внутри страны изменения, но и формирующими тенден­ции в мире в целом с учетом того, что российская эконо­мика по-прежнему характеризуется своей открытостью.

В этой связи, следует учитывать, что важными факторами в процессе налаживания международного сотрудниче­ства по различным направлениям становятся не только наличие потенциала и желание достигать поставленных стратегических ориентиров, но и имеющиеся ресурсы. Отметим, что имеющийся опыт участия России в различ­ного рода сообществах свидетельствует о том, что Рос­сия, как партнер, рассматривается другими странами как ресурсоемкая страна. До настоящего времени основным ресурсам, по которому Россия входила в различные сооб­щества, являлись энергоресурсы. Анализ происходящих тенденций свидетельствует о постепенном снижении за­висимости зарубежных стран от энергоресурсов, предо­ставляемых Россией. В связи с этим интерес к России как к равному партнеру будет падать. И, следовательно, в на­стоящее время для России всё ещё актуальным находится поиск новых альтернативных ресурсов, которые наравне с имеющимся потенциалом других стран будут считаться востребованными.

В связи с переходом развитых стран мира к постин­формационному обществу, а также с иными изменениями, связанными с переделом мировой экономики, актуальными ресурсами, востребованными странами-партнерами, могут стать человеческие ресурсы. Для данного ресурса харак­терно наличие возможности для постоянного обновления в достаточно незначительные сроки по сравнению с обнов­лением других видов ресурсов. Кроме того, данный ресурс мобилен сам по себе и не требует дополнительных затрат со стороны государства для его перемещения. Также возмож­на унификация или, наоборот, дифференциация такого вида ресурса. Следует также выделить и наличие возмож­ности для индивидуализации такого вида ресурса как чело­веческий, с учетом конкретных потребностей субъектов хо­зяйствования различных уровней. Существующий пример подготовки кадров в СССР свидетельствует об актуальности данных предположений.

Согласно модели взаимосвязи категорий экономики тру­да, представленной в исследовании Н. В. Брыкиной, трудовой и кадровый потенциалы формируют экономический и про­изводственный потенциалы, соответственно. При этом важно отметить, что кадровый потенциал характеризуется много- аспектностью. Помимо включения в свой состав трудовых ре­сурсов, кадровый потенциал отражает квалификационную и профессиональную характеристики определенной части об­щества. Трудовые ресурсы являются носителями соответству­ющих потенциалов, что особо выделяется в исследовании со ссылкой на В.Г.Новикова. Таким образом, для поддержания национального кадрового ресурса на конкурентоспособном уровне необходимо его базовое обеспечение. К сожалению, современные тенденции свидетельствуют о поступательном сокращении государственных расходов на образование. Так, начиная с 2013 года, расходы федерального бюджета на об­разование снизились с 1% ВВП до 0,7% ВВП к 2016 году. При этом в 2019 году они понизятся до уровня в 0,6% ВВП. Кроме того, при переложении финансовой нагрузки с федерального на региональные бюджеты становится очевидной зависимость подготовки специалистов в субъектах РФ от уровня развития региона. На наш взгляд, подобная дифференциация приведет к перекосу не только спроса, но и предложения, как на обра­зовательные услуги, так и на рынке труда в дальнейшем. Согласно, из выделенных на образование 3 трлн руб. в 2015 году на средства субъектов приходилось 2,4 трлн руб. В результате, софинансирование образования населением рассматривается экспертами Высшей школы экономики в докладе «Коммента­рии о государстве и бизнесе», как альтернативный способ фи­нансирования образования в России.

Ресурсная переориентация России как фактор роста ее инвестиционной привлекательности на международном рынке

Таким образом, в условиях ограниченного государствен­ного финансирования сферы образования, представляется за­труднительным формировать на уровне государства кадровый потенциал, который мог бы стать в стратегическом периоде времени альтернативным энергетическому потенциалу стра­ны, постепенно теряющем свою актуальность в виду проис­ходящих на мировом рынке тенденций. Так, учитывая, что именно доходы от экспорта нефти ложатся в основу бюджета России, данный ресурс можно считать одним из наиболее по­тенциальных на сегодняшний день. По разным оценкам запа­сов нефти хватит на период до 50 лет. По словам главы Сбер­банка Г. Грефа «монопродукт может закончиться примерно в 2028-2032 годы». Замглавы Минэнерго К.Молодцов опреде­ляет существующие запасы нефти как минимум на 40-50 лет. При этом, по заверениям главы Минприроды С.Донского, до­казанных запасов нефти России даже при сохранении высоких объемов добычи хватит до 2044 года. В виду того, что в послед­нее время растет доля трудноизвлекаемой нефти, необходимо активизировать поиск и разведку новых месторождений. Вы­ступая на 23-ем Всемирном энергетическом конгрессе в Стам­буле, который проходил с 9 по 13 октября 2016 года, прези­дент России В.Путин констатировал, что реальных оснований для заявлений о закате эры углеводородов сейчас нет. На 20-м Петербургском экономическом форуме, проходившем с 16 по 18 июня 2016 года, министр энергетики А.Новак отмечал, что нефть останется основным источником энергии до 2040 года.

Отметим, что в настоящее время действует запрет на по­ставку в Россию высокотехнологичной продукции, позволяю­щей добывать трудноизвлекаемую нефть. При этом главной проблемой российской энергетики в целом по-прежнему остается переоценка перспектив спроса. Кроме того, для рос­сийской энергетической отрасли первостепенной задачей вы­ступает достижение эффективности. Перевод на современные технологии, которые уже применяются во всем мире, а также разработка оборудования, производимого в пределах страны, являются главным вызовом отечественной энергетической отрасли.

Всё вышесказанное приводит автора к выводу о том, что уже в среднесрочной перспективе у России не будет необходи­мых ресурсов, для того, чтобы рассматриваться как перспек­тивный стратегический партнер на международном рынке. Таким образом, сдерживание процесса формирования конку­рентоспособного потенциала в стране негативно повлияет на участие России в каких-либо объединениях и союзах. По на­шему мнению, имеющийся накопленный опыт, современные тенденции, а также перспективы развития мировой экономи­ки свидетельствуют о необходимости скорейшей переориен­тации России с энерго- на иные виды ресурсов. В настоящее время, правильный выбор тех или иных ресурсов будет опре­делять перспективы роста России в дальнейшем. Несмотря на невозможность достижения эффективности от использования человеческого капитала в текущем периоде времени, именно данный фактор становится определяющим в стратегической перспективе.

Отметим, что конкурентоспособным является такой спе­циалист, который мотивирован на выполнение профессио­нальных задач в условиях конкуренции. В свою очередь, конкуренция на рынке труда возникает тогда, когда субъект может эффективно управлять своими конкурентоспособными преимуществами. При этом, на наш взгляд, важным становится выбор той области или сферы деятельности, где конкуренто­способный специалист сможет наиболее эффективным для себя образом применить свои знания и навыки. Данный выбор должен определяться складывающейся конъюнктурой рынка, а также адаптивностью самого специалиста. При этом выбор, будет ли специалист специализироваться на одном виде де­ятельности, либо будет обладать необходимым потенциалом для его своевременного изменения, должен исходить от само­го индивида.

Конкурентоспособность

В настоящее время существуют положительные примеры в области продвижения России как международного партнера на основе развития человеческого потенциала. Так, на встре­че на высшем уровне на втором Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке, который проходил 2-3 сентя­бря 2016 года, была достигнута договоренность реализовывать диагностику производительности и подготовку квалифици­рованных кадров. В результате, в будущем будет возможным продвижение сотрудничества с помощью японо-российских консультаций по инициативам в области энергетики. Всего на ВЭФ Россия и Япония подписали 20 соглашений на общую сумму 82,8 миллиарда рублей. Среди всего перечня соглаше­ний министр по делам развития Дальнего Востока А.Галушка особо выделил соглашения между японским банком для международного сотрудничества JBIC и агентством по при­влечению инвестиций, что позволит сформировать большой потенциал по привлечению японских инвестиций в новые проекты, которые будут реализовывать японские компания на Дальнем Востоке. Отметим, что в настоящее время 16% инве­стиций в Дальневосточный федеральный округ поступают из Китая. Кроме того, на площадке ВЭФ обсуждались перспек­тивы вхождения Южной Кореи в зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом и участия в террито­риях опережающего развития на Дальнем Востоке России. Также были заключены первые соглашения между Россий­ско-китайским агрофондом и отечественными агрохолдин­гами, в результате чего отечественные предприятия получи­ли китайское финансирование и содействие в продвижении на китайский рынок.

Таким образом, актуальным трендом в налаживании внешнеэкономических связей в настоящее время становятся соглашения между Россией и Странами Востока. Особен­ностью при этом является региональный аспект заключае­мых договоренностей. Такое положение свидетельствует о возможной дифференциации в уровне развития субъектов

РФ, а также смещении интересов России на международном уровне с Запада на Восток. В целом, подобные тенденции характеризуют Россию не как единого партнера для между­народного развития, а как площадку с точечным развитием в зависимости от сконцентрированного в данном конкрет­ном месте потенциала, что может привести в дальнейшем к территориальному разделению страны на отдельные зоны. По мнению автора, к такому сценарию развития тяготеют сопредельные с Россией государства. Однако Россией такой подход не рассматривается, что не позволяет определить единые цели России и международных инвестиционных партнеров на стратегическую перспективу, одной из кото­рых является устойчивое развитие, и, как следствие, сдер­живает участие России в различного рода сообществах ми­рового масштаба.

В связи с этим отсутствие четких стратегических целей развития России затрудняет решение ею тактических задач, что приводит к хаотичному заключению международных договоров без их взаимоувязки с трендом развития России, как конкурентоспособного стратегического партнера.

Тем не менее, вне зависимости от того, какая именно стра­тегия будет принята на уровне государства, наличие конку­рентоспособных специалистов существенно повысит имидж страны, а, следовательно, и интерес к ней со стороны междуна­родного инвестиционного сообщества.

Согласно данным Организации экономического сотруд­ничества и развития (ОЭСР), приведенным в источнике, по­казатель эффективности работы по стране в целом, который измеряется как отношение ВВП к проведенным на работе ча­сам в среднем по Евросоюзу равен 50 долл. В России эта цифра находится на уровне в 25,9 долл. В результате, Россия по данно­му показателю сопоставима с такими странами, как Чили (25,9 долл.) и Турция (31,4 долл.). Следует отметить, что наиболее высокий показатель эффективности характерен для Люксем­бурга, где он составляет 95,9 долл. В США показатель эффек­тивности в 2,5 раза превышает данные по России и составляет 67,4 долл. Важно отметить, что для преодоления сложившихся тенденций, прежде всего, необходимо повышение произво­дительности труда. При этом следует отметить, что одним из серьезных препятствий, сдерживающих рост производитель­ности труда, является дефицит квалифицированных кадров.

Таким образом, в условиях стремления России к налажи­ванию стратегических инвестиционных партнерств необходи­мо не только наличие грамотно отлаженных бизнес-процессов на уровне государства, сформированной согласно требовани­ям мирового рынка финансовой структуры, но и адекватной системы мотивации, позволяющей рассматривать задачи каждым отдельным работником в единстве целей субъекта хозяйствования. В связи с этим только эффективная произ­водительность труда позволит достичь установленного финан­сового результата.

РЕДЬКИНА Татьяна Марковна
кандидат экономических наук, доцент кафедры инновационных технологий и управления в государственной сфере и бизнесе Российского государственного гидрометеорологического университета