К вопросу о структуре процессуального статуса следственного судьи в российском уголовном судопроизводстве
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Судопроизводство К вопросу о структуре процессуального статуса следственного судьи в российском уголовном судопроизводстве

К вопросу о структуре процессуального статуса следственного судьи в российском уголовном судопроизводстве

Целый ряд изменений и дополнений, внесенных в УПК РФ в последнее время, затрагивают фундаментальные прин­ципы уголовного судопроизводства, оказывают существенное влияние на содержание ключевых правоотношений, возника­ющих в связи с возбуждением, предварительным расследова­нием и судебным разбирательством уголовных дел.

Принципы уголовного процесса - это основополагаю­щие правовые нормы, определяющие характер уголовного процесса, его сущность, единство и построение, обеспечива­ющее справедливое правосудие по уголовным делам, эффек­тивную защиту личности, ее прав, свобод, а так же интересов общества и государства от преступных посягательств; это го­сударственно-властные требования, обращенные к участникам уголовного судопроизводства. Одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства является принцип состязательности.

Проблема состязательности в уголовном процессе и ее реализация на досудебных стадиях остается одной из активно обсуждаемых научным сообществом. Эта проблема в уголов­но-процессуальной науке России исследовалась многими уче­ными, среди которых можно отметить И.Л. Петрухина, И.Н. Рогозина, М.С. Строговича и др. Некоторые ученые-процес­суалисты высказываются против распространения принципа состязательности на стадию предварительного расследования, считая, что уголовное судопроизводство должно осущест­вляться по смешанному типу. Другие напротив, считают, что его введение будет способствовать соблюдению конституцион­ных принципов, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина.

Для обеспечения полной реализации требования Основ­ного закона о состязательном построении уголовного судопро­изводства, повышения эффективности уголовного процесса на этапе досудебного производства и создания дополнитель­ных гарантий конституционных прав, свобод и интересов его участников, по мнению ряда ученых, целесообразным пред­ставляется введение в российское уголовное судопроизводство института следственного судьи. Но тут следует отметить, что взгляды на функциональное назначение указанного субъекта разделились: одни считают, что создание института следствен­ных судей необходимо для осуществления дополнительного судебного контроля за процессуальной деятельностью след­ственных органов, без принятия на себя функции уголовного преследования, другие - для передачи этому участнику части полномочий по производству предварительного следствия (судья-следователь). И в том и другом случае, этот субъект должен состоять при суде, представлять судебную власть и быть наделенным властными полномочиями.

Существует и третье мнение, не поддерживающее ини­циативу о введении в российский уголовный процесс инсти­тута «следственных судей». Так, профессор Л.А. Воскобитова полагает, что введение нового института не требуется, доста­точно «внести изменения в регулирование досудебного про­изводства путем процессуально-правового разделения трех относительно самостоятельных подфункций, обеспечиваю­щих обвинение». Ю.А. Цветков видит возможность усиления следственной власти в реализации концепции «сильного сле­дователя», в повышении статуса и самостоятельности следова­теля, в полной «деполицеизации» следствия.

Отсутствие в научной среде единого мнения о целесоо­бразности введения института следственных судей в совре­менное российское уголовное судопроизводство, сущности и содержании процессуального статуса этого участника уголовного процесса предопределяет актуальность, теоретическое и практическое значение необходимости построения теорети­ко-правовой модели процессуального статуса следственного судьи.

Отправной точкой для формирования указанной мо­дели, по нашему мнению, должно стать раскрытие понятия «правовой статус». В целом, под правовым статусом в юри­спруденции принято понимать юридически закрепленное в Конституции, федеральных и конституционных законах с по­мощью правовых норм положение субъекта права в обществе, его отношения с государством и обществом в целом. Права, свободы и обязанности личности обеспечены государством соответствующими гарантиями - условиями и средствами обеспечивающими человеку и гражданину их реализацию7. Несмотря на то, что правовому статусу личности в научной литературе в разное время уделялось достаточно много вни­мания, нет единого мнения о его содержании и структурных элементах.

Проанализировав существующие по этому вопросу пози­ции различных авторов, мы разделяем мнение О.А. Зелени­ной, согласно которому, основными составляющими элемен­тами правового статуса личности, являются: 1) права, свободы и личные интересы; 2) основные обязанности; 3) юридическая ответственность; 4) гарантии (юридические гарантии); 5) граж­данство; 6) правоспособность и дееспособность.

В научной литературе выделяют множество видов право­вого статуса, но наиболее значимыми считаются следующие:

1)     общий или конституционный статус гражданина;

2)    специальный или родовой статус определенной кате­гории граждан;

3)    индивидуальный статус, характеризующий пол, воз­раст, семейное положение и т.д.;

4)    отраслевые статусы (уголовно-процессуальный, граж­данско-правовой, административно-правовой и т.д.).

Правовой статус личности (конституционный) статичен, его структура постоянна, он является основой для формиро­вания и характеристики отраслевого, в нашем случае, про­цессуального статуса участника уголовного судопроизводства, который, в свою очередь, дополняется правами и обязанностя­ми, регламентируемыми процессуальным законодательством в зависимости от реализуемых им уголовно-процессуальных функций.

В теории уголовно-процессуального права имеется не так много вариантов определения понятия уголовно-процессу­ального статуса.

Так, достаточно широкое распространение получила точка зрения В.М. Корнукова, о том, что уголовно-процессу­альный статус, это закрепленное нормами уголовно-процес­суального законодательства положение гражданина в уголов­ном судопроизводстве, в котором выражаются типичность процессуального положения всех участвующих в деле лиц, проявляющиеся в признаках гражданства, правоспособности, дееспособности, в правах, законных интересах, обязанностях, гарантиях осуществления прав и исполнения обязанностей, ответственности.

Достаточно ёмко и одновременно кратко относительно содержания понятия уголовно-процессуального статуса выска­залась О.А. Зеленина, включив в его понятие «отражение всех возможных связей и взаимоотношений участников уголовного судопроизводства с государством в лице его правоохранитель­ных органов, опосредованных нормами уголовно-процессу­ального законодательства и гарантированных государством».

Необходимо указать, что правовой статус должностных лиц и государственных органов, участвующих в уголовном судопроизводстве в силу возложенных на них обязанностей и выполняющих различные функции, отличается от право­вого статуса личности. Так, по мнению И.В. Куртяк правовой статус должностных лиц органов внутренних дел включает в свою структуру такие обязательные элементы, как: должность, функции (направления уголовно-процессуальной деятель­ности), права, обязанности и ответственность, гарантии деятельности. Рассуждая о содержании правового статуса судьи военного суда, В.Н. Буробин констатировал, что он характе­ризуется совокупностью законодательно закрепленных прав, обязанностей и гарантий их реализации, и ответственностью судьи как представителя судебной власти, а также порядком реализации прав и обязанностей. Эркенов М.Б., раскрывая содержание процессуального статуса дознавателя, относил к нему совокупность законодательно закрепленных прав и обя­занностей отвечающих реализуемой им функции, а также его роль и место в уголовном процессе. Под правовым статусом следователя В.Д. Дармаева понимает закрепленную в уголов­но-процессуальном праве совокупность таких элементов, как: процессуальные задачи, функция, полномочия, процессуаль­ная самостоятельность, ответственность, гарантии законно­сти и обоснованности деятельности. Зеленина О.А. указала на полное совпадение элементного состава общеправового и отраслевого статуса участника уголовного судопроизводства, уточнив, что они должны быть обусловлены спецификой уго­ловно-процессуальных отношений.

Как показывает анализ представленных теоретических положений и мнений, структуру уголовно-процессуального статуса властных участников уголовного судопроизводства составляют такие элементы, как: уголовно-процессуальные функции и задачи, правосубъектность (право- и дееспособ­ность), уголовно-процессуальные полномочия, уголовно-про­цессуальная ответственность, гарантии законности процессу­альной деятельности.

Определяющим элементом процессуального статуса властного участника уголовного судопроизводства является реализуемая им уголовно-процессуальная функция.

Уголовно-процессуальная функция - это установленный в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством вид деятельности того или иного участника уголовного судо­производства. Функции обусловлены назначением уголовного судопроизводства и реализуются посредством осуществления участвующими в деле лицами своих прав и исполнения ими своих обязанностей. П.С. Элькинд считала, что функция - это специальное назначение и роль участников процесса, опреде­ляемые нормами права и выраженные в соответствующих на­правлениях уголовно-процессуальной деятельности.

Вторым по значимости элементом уголовно-процессу­ального статуса властного участника уголовного судопроиз­водства являются его задачи, предопределенные возложенной на него процессуальной функцией. Посредствам решения по­ставленных перед субъектом задач реализуется его процессу­альная функция. Задачи того или иного участника уголовного судопроизводства не должны выходить за рамки его процессу­альной функции.

Ещё одним необходимым составляющим элементом про­цессуального статуса властного участника уголовного судопро­изводства считается правосубъектность. Так, у должностных лиц и органов, обладающих властными полномочиями пра­воспособность и дееспособность совпадают. Следует отметить, что различают общую, отраслевую и специальную право- и дееспособность.

Общая правосубъктность заключается в способности лица быть субъектом процессуальных прав и участником уго­ловного судопроизводства в целом. Так, общая правосубъект­ность судьи федерального суда общей юрисдикции возникает после сдачи лицом квалификационного экзамена на долж­ность судьи в соответствии с требованиями ФЗ от 14 марта 2002 г. № 30- ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и определяется моментом издания Президентом Российской Федерации правового акта (указа), закрепляюще­го его правовой статус, но существует до момента отмены та­кого акта и освобождения от исполнения им своих процессу­альных обязанностей.

Также, условиями общей правоспосубъектности судьи являются, в соответствии с требованиями предъявляемым к судьям и кандидатам на должность судьи, следующие крите­рии: принадлежность к гражданству Российской Федерации, достижение возраста не менее 25 лет и не более 70 лет, нали­чие высшего юридического образования по специальности «Юриспруденция» и стаж работы по полученной специально­сти не менее 5 лет, отсутствие судимостей лично и у близких родственников, состояние здоровья, необходимые моральные и деловые качества, наличие необходимой квалификации, на­значение на должность в установленном законом порядке.

Раскрывая содержание отраслевой правосубъектности, необходимо отметить, что отрасли права по своему назначе­нию делятся на материальные и процессуальные. Матери­альные состоят из норм, которые регулируют общественные отношения (конституционное, уголовное, гражданское пра­во и т.д.). Процессуальные, в свою очередь, состоят из норм, устанавливающих порядок применения норм материально­го права (уголовно-процессуальные и т.д.). Процессуальное право - это совокупность норм регламентирующих порядок разрешения споров. Различают пять видов процесса: 1) граж­данский, 2) уголовный, 3) административный, 4) арбитражный и 5) конституционный.

Таким образом, отраслевая правосубъектность судьи бу­дет определяться его участием в том или ином виде процесса. Необходимо указать, что в статусе судей Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, военного, гражданского, уголовного нет полного тождества. На наш взгляд, такой вид правосубъектности правильно назвать процессуально-от­раслевая.

Специальная правосубъектность определяется способно­стью лица быть участником судопроизводства по конкретному уголовному делу. Она возникает, например, у судьи с момента вынесения им постановления о назначении предварительного слушания или судебного заседания.

Процедура отвода лишает властный субъект уголовно­процессуальных отношений специальной правосубъектности.

Основой общеправового и соответственно отраслевого, уголовно-процессуального статуса являются субъективные права и обязанности.

Однако, в этой связи следует обратить внимание на то, что законодателем права и обязанности властных участников уголовного судопроизводства (суд, прокурор, следователь и т.п.) обозначаются термином «полномочия».

Так, полномочие это право и одновременно обязанность соответствующего субъекта действовать в определенной ситу­ации способом, предусмотренным законом или иным право­вым актом. В.В. Шимановский, рассуждая на эту тему, указы­вал, «.. .существует разница в использовании права субъектами частного и публичного права. Для граждан и других участни­ков отношений гражданского общества субъективные права являются способом выражения и охраны их интересов, и они используют, или не используют возможности, заложенные в этих правах, в соответствии со своими желаниями и интере­сами... Особенность использования права государственными органами и должностными лицами (субъекты публичного права) в том, что для достижения поставленной перед ними цели они обязаны использовать представленные им права, не­редко именуемые - «правомочия» (правообязанности)».

В характеристике уголовно-процессуального статуса властного участника уголовного судопроизводства особое зна­чение придается и системе гарантий его деятельности. Их зна­чение очень велико, так как правоотношения складывающие­ся в уголовном судопроизводстве между государством в лице его государственных органов и должностных лиц и личностью могут быть связаны с ограничением конституционных прав и свобод человека, например при применении мер пресечения и процессуального принуждения.

Рассуждая о значении уголовно-процессуальных гаран­тий Ю.В. Деришев и Ю.Г. Овчинников, исследовав точки зре­ния различных ученых, пришли к выводу, что «они необхо­димы для обеспечения точного и единообразного соблюдения закона в деятельности всех участников, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, а так же для решения задач уго­ловного процесса». Классификация уголовно-процессуаль­ных гарантий является еще одним дискуссионным вопросом. Так, С.Б. Россинский предложил их разделить на три вида: 1) гарантии законности; 2) гарантии обеспечения достижения материальной (объективной) истины в уголовном судопро­изводстве; 3) гарантии обеспечения прав и свобод участников уголовного процесса.Гарантии законности должны спо­собствовать точному исполнению участниками уголовного процесса предписаний Основного закона и федерального за­конодательства, особенно в части уголовного и уголовно-про­цессуального.

Заметим, что в юридической науке процессуальные га­рантии рассматриваются не как одно обособленное процессу­альное средство, а как система правовых средств, направлен­ная на обеспечение государством, в лице его государственных органов (суда, прокурора, следователя, дознавателя) пред­усмотренных уголовно-процессуальным законодательством прав личности в уголовном судопроизводстве. Уголовно-про­цессуальные гарантии законности деятельности должностных лиц, это средства обеспечивающие возможность исполнения ими своих полномочий.

Права и обязанности образуют так называемую триаду с юридической ответственностью, которая так же является не­обходимым составным элементом процессуального статуса властного участника уголовного судопроизводства.

Таким образом, если властные субъекты уголовного су­допроизводства наделены теми или иными процессуальными полномочиями, то им присуща и уголовно-процессуальная ответственность. Результатом уголовно-процессуальной дея­тельности властных участников чаще всего становятся реше­ния ограничивающие конституционные права и свободы тех или иных лиц вовлеченных в уголовное судопроизводство, со­ответственно они должны быть готовы выбирать и принимать такие решения и нести за их последствия ответ.

Итак, теоретическое осмысление статуса властного участ­ника уголовного судопроизводства позволило нам сформиро­вать модель процессуального статуса следственного судьи, ко­торая может быть представлена следующими структурными элементами:

1)      уголовно-процессуальные функции и задачи;

2)      правосубъектность;

3)      уголовно-процессуальные полномочия;

4)      процессуальная ответственность;

5)     система процессуальных гарантий законности деятель­ности.


ГЛЯНЬКО Оксана Александровна
адъюнкт Академии управления МВД России



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!