Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Суд ЕС и Европейское агентство по атомной энергетике

Договор об учреждении Европейского агентства по атом­ной энергии является одним из двух т.н. «Римских договоров», которые были заключены в середине 1950-х годов, подписа­ны в 1957 году и вступили в силу 1 января 1958 г. на неогра­ниченный срок (в то же самое время был заключен Договор об учреждении Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС). Жан Монне, один из вдохновителей создания Европей­ского объединения угля и стали, достаточно высоко оценивал учреждение Евратома. С его точки зрения, отраслевая и тех­ническая интеграция в области ядерной энергетики казалась гораздо более перспективной, чем межотраслевое экономи­ческое сотрудничество в рамках ЕЭС. Безопасность поставок, конкурентоспособность и устойчивое развитие - руководящие принципы энергетической политики, достижению которых содействует Евратом. Задача Евратома - внести свой вклад в повышение уровня жизни в государствах-членах и развитие отношений с другими странами путем создания условий, не­обходимых для скорейшего развития атомной промышленно­сти (статья 1 Договора о Евратоме). В соответствии со статьей 2 Евратом:

- содействует проведению научных исследований и обе­спечению распространения технической информации;

-     устанавливает единые нормы безопасности для охраны здоровья работников и безопасности труда и следит за их со­блюдением;

-     содействует инвестированию и обеспечивает разработ­ку и установку оборудования, необходимого для развития атомной энергетики;

-     гарантирует поставки ядерного топлива на справедли­вой и регулярной основе;

-     осуществляет контроль за использованием ядерных ма­териалов в соответствии с целями, для которых они предна­значены;

-     реализует правомочия собственника в отношении спе­циальных расщепляющихся материалов;

-     обеспечивает коммерческому сектору доступ к новей­шим техническим достижениям путем создания общего рын­ка специализированных материалов и оборудования, гаранти­рования свободного движения капиталов для инвестирования в ядерную энергетику и свободы занятости для специалистов;

-     устанавливает с другими странами и международными организациями отношения, способствующие достижению прогресса в области мирного использования ядерной энергии.

Договор об учреждении Евратома содержит 10 глав или направлений деятельности «для достижения прогресса в обла­сти ядерной энергетики»: содействие проведению научных ис­следований, распространение информации, охрана здоровья и общественная безопасность, инвестирование, совместные предприятия, расходные материалы, гарантии, право соб­ственности, общий ядерный рынок и отношения с третьими странами.

Отличительной особенностью Договора об учреждении Евратома является то, что лишь незначительное количество вопросов функционирования ядерной сферы отнесены к над­национальной компетенции, в то время как подавляющее большинство полномочий реализуется национальными пра­вительствами (например, определение вариантов использова­ния ядерной энергии, содействие развитию ядерной отрасли или введение дополнительных стандартов ядерной безопасно­сти). К сожалению, Евратом не развивался так, как хотели его основатели в 1950-х и 1960-х годах. Сегодня ядерная энергия обеспечивает менее половины производимой электроэнергии в ЕС. В большинстве европейских стран не планируют строить новые атомные электростанции. Исследований, проводимых на коммунитарном уровне, было куда меньше, чем финан­сируемых из бюджетов государств-членов. При отсутствии дефицита руд и ядерного топлива положения Договора, ре­гулирующие вопросы поставки материалов никогда не игра­ли сколь-нибудь примечательной роли. Возможно, наиболее важным достижением Евратома является принятие единых стандартов безопасности по радиационной защите, приня­тые после катастрофы на Чернобыльской АЭС, и обязательств для восточноевропейских государств-членов придерживаться определенных норм безопасности в отношении ядерных уста­новок либо вовсе прекратить их использование. Однако из-за катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также незначительных ядерных инцидентов, большинство европейских граждан вы­ступают против ядерной энергетики, хотя отношение к ней значительно варьируются от страны к стране. Ядерная энергия в основном рассматривается в контексте индивидуальной по­литики государств-членов, поскольку граждане большинстве стран ЕС никогда не слышали о Евратоме. По этой причине в области ядерной энергетики государства стремятся сотруд­ничать на привычной для них межправительственной основе.

Правительства государств-членов ЕС, как правило, силь­но расходятся во мнениях, когда речь идет о вопросах ядерной энергетики. Как следствие, Договора об учреждении Евратома, в отличие от Договора об учреждении ЕС, а также Договоре об учреждении ЕАЭС, никогда не подвергался значительному ре­формированию. Законодательные полномочия Европейского парламента в данной области весьма узкие. Нормотворчество в рамках Евратома осуществляется Советом ЕС и Европейской Комиссией. Даже Лиссабонским договором была осуществле­на лишь адаптация институциональных и финансовых поло­жений к обновленной нормативно-правовой базе ЕС. Имен­но поэтому Евратом - по-прежнему отдельная политическая реальность. После того, как ЕС приобрел единую правосубъ­ектность в соответствии с Лиссабонским договором, Евратом остался единственной организацией, функционирующей вне рамок Союза. Тем не менее, институциональный механизм Европейского Союза используется и Евратомом, поэтому de facto он остается частью единой системы.

Юрисдикция Суда Европейского Союза также распро­страняется и на Евратом. Стоит заметить, что Суд Европей­ского Союза за более чем полвека существования Евратома рассмотрел лишь 30 дел, в которых в той или иной степени фигурировало первичное либо вторичное право указанной организации. Учитывая достаточно обширную практику су­дебного института, такое небольшое число дел можно расце­нивать как показатель довольно слабого развития правовой системы Евратома. Причем подавляющее большинство дел касалось исков Комиссии к государствам-членам о нарушении обязанности по имплементации соответствующих директив.

Что же касается рассмотрения преюдициальных запро­сов, то их количество ничтожно мало - всего 3 из 30 решений принято в рамках преюдициальной юрисдикции. Небольшое число решений говорит о том, что заявители в национальных судах едва надеялись на укрепление своих позиций наднаци­ональным правом Евратома. Только в одном из трех решений Суд ЕС распространил действие права Евратома на сферу дея­тельности Европейского Союза:

  1. В деле «Saarland and Others v. Minister for Industry and Others» Суд ЕС постановил, что Комиссия, которая имеет право представить свое мнение относительно существования трансграничных рисков загрязнения ядерными отходами - со всей очевидностью должна быть информирована о планах из­бавиться от ядерных отходов, прежде чем такое захоронение разрешено государством-членом. Указанное решение не за­трагивало собственно право Европейского Союза, а касалось толкования права Евратома.
  2. В деле «Industrias Nucleares do Brasil SA, Siemens AG v. UBS AG, Texas Utilities Electric Corporation» Суд имел возмож­ность расширительно интерпретировать некоторые положе­ния Договора об учреждении Евратома в отношении ядерных предприятий, расположенных в государствах, не являющихся участниками Евратома. Однако в итоге Суд отказался от такого подхода, что во многом оправдано, поскольку это не повлекло бы за собой существенных изменений в правовой и политиче­ской динамике.
  3. Наконец, в деле «Oberosterreich v. CEZ» Суд расширил рамки действия права Евратома, постановив, что государ­ства-члены должны принимать официальные разрешения на обслуживание атомных электростанций другими государ­ствами-членами, так как Евратом обеспечивает достаточную защиту от трансграничных рисков ядерной радиации и за­грязнения. Таким образом, Суд встал на защиту владельцев атомных электростанций, в отношении которых были ини­циированы гражданские дела о судебном запрете на такое обслуживание со стороны других государств-членов. Среди всех дел, анализируемых в данном исследовании, это является единственным, где судебный институт применил одновремен­но право Евратома и право Европейского Союза.

В отношении дел, инициированных Европейской Комис­сией против государств-членов необходимо отметить, что в основном они представляют собой дела прямой юрисдикции, возбужденные вследствие несоблюдения тем или иным госу­дарством-членом обязательств по имплементации Директив, регулирующих аспекты использования ядерной энергетики. Безусловно, рассмотрение таких дел Судом ЕС, как правило, завершалось победой истца - Европейской Комиссии. При вы­несении решений Суд зачастую руководствовался достаточно абстрактными положениями первичного права Союза. Также отличительной особенностью является весьма ограниченная роль Комиссии при разрешении споров в рамках Евратома. Несколько дел рассмотрено ниже:

- В деле против Совета Комиссия утверждала, что за­конодательные полномочия Евратома, изложенные в главе, посвященной охране здоровья и безопасности труда, гораздо шире по своему смыслу, чем они интерпретируются государ­ствами-членами. Суд согласился с Комиссией и пришел к вы­воду, что положения этой главы следует толковать в широком смысле с целью достижения практического эффекта. По мне­нию Суда, Евратом обладает, в частности, «правотворческими полномочиями по установлению в целях охраны здоровья разрешительной системы, которая должна применяться госу­дарствами-членами». Вследствие того, что в данном деле Суд затронул, помимо всего прочего, правовые аспекты регулиро­вания в области строительства, оно может рассматриваться в качестве одного из ключевых в отношении Евратома. Между тем Комиссия не теряла времени и на основе указанного ре­шения выступила с двумя инициативами по принятию соот­ветствующих директив, которые, однако, не были приняты Советом.

- В рамках остальных двух дел, возбужденных против Со­единенного Королевства Великобритании и Северной Ирлан­дии (СЕС 2005, 2006b), Комиссия пыталась расширить сферу применения права Евратома в области обеспечения безопас­ности и оборонной политики. Комиссия утверждала, что вто­ричное право Евратома применяется к выводу из эксплуата­ции военного ядерного реактора, а также к рискам в области обеспечения безопасности, что было связано с поврежденной атомной подводной лодки. Хотя Суд продемонстрировал свою приверженность цели защиты населения от ядерной ра­диации, он, тем не менее, не разделил мнение Комиссии и по­становил, что право Евратома не применяется к военным объ­ектам и действиям. Таким образом, Суд ЕС в данном случае не последовал межотраслевому подходу Комиссии. Указанные решения суда могут признаваться обоснованными и убеди­тельными лишь частично. Хотя государства, учредившие Ев­ратом, не изъявляли желания ограничения правом Евратома их деятельности по изучению и использованию атома в во­енных целях, Договор об учреждении Евратома в широком смысле определяет мирную деятельность и рассматривает все виды деятельности двойного назначения в области ядерной энергетики как мирные. Договор не является однозначным в отношении этой темы, лишь несколько его положений доста­точно четко формулируют основу политики безопасности и обороны. Поэтому с функциональной точки зрения телеоло­гическая аргументация Комиссии относительно применения норм, регулирующих охрану здоровья и безопасность труда, к военной ядерной деятельности, особенно, когда европейские граждане находятся под угрозой, является обоснованной.

Что касается вопросов обеспечения ядерной безопасно­сти, стоит упомянуть о деле «European Parliament v. Council», затрагивающим проблемы, связанные с аварией на Черно­быльской АЭС. В решении по указанному делу Суд постано­вил, что нормы о предельно допустимом уровне радиоактив­ного загрязнения пищевых продуктов и кормов имеют своим источником право Евратома, хотя указанное регулирование также связано и с аспектами свободы передвижения товаров на внутреннем рынке ЕС. Однако при рассмотрении похожего дела, участником которого была Греция, Суд пришел к вы­воду, что нормативный акт об импорте сельскохозяйственной продукции, произведенной в третьих странах после аварии на Чернобыльской АЭС, не должен интерпретироваться с уче­том положений Договора об учреждении Евратома, хотя он и фиксирует максимально допустимые уровни радиоактивного загрязнения товаров из третьих стран, предназначенных для внутреннего рынка. Указанное решение, безусловно, ограни­чивает сферу применения Договора об учреждении Евратома.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что, несмотря на достаточно немногочисленную практику Суда ЕС по применению права Евратома, в большинстве рассмотрен­ных дел прослеживается тенденция к расширительному тол­кованию Учредительного договора и других актов, принятых в рамках Европейского агентства по атомной энергетике. Тем не менее, интерпретация права Евратома Судом ЕС осущест­вляется в духе принципов, провозглашенных в Договоре 1957 года, а именно общественной безопасности, охраны здоровья и содействия мирному использованию атома.

ПОНОМАРЕВА Дарья Владимировна
аспирант кафедры интеграционного и европейского права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)



   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

УБРиР [CPS] RU
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU

Тинькофф Бизнес [CPS] RU

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Рокетбанк [CPS] RU