Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Философия права О трёх подходах в соотнесении философской психологии и метафизической онтологии

О трёх подходах в соотнесении философской психологии и метафизической онтологии


О трёх подходах в соотнесении философской психологии и метафизической онтологии





ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
Бондаренко В. Н.

В статье исследуются безусловный, релятивный и ситуативный подходы в постижении соотнесения между философской психологией и метафизической онтологией как формами развития философской метафизики. Рассматриваются главные особенности, присущие им.
Ставится проблема оснований указанных подходов.

 

Философская психология и метафизическая онтология являются своеобразными формами развития философской метафизики, которые имеют свой статус и особенности в ней. Появление этих понятий в современной философии об­условлено рядом обстоятельств. Развитие позитивистских тенденций способствовало тому, что появилась научная (экс­периментальная) психология как частная наука. Возникла по­требность в демаркации философской и научной психологии, а тем самым и необходимость выделения этапов в данных ви­дах психологии. В то же время проблема кризиса метафизи­ки в философских исследованиях обусловила необходимость обоснования идеи о различных стадиях в развитии философ­ской метафизики, о формах реализации последней в рамках этих стадий. Философы стали по-разному соотносить онтоло­гию и метафизику в философском знании. От отождествления указанных понятий перешли к их разграничению, в котором одни авторы вели речь о господстве онтологии над метафизи­кой, другие говорили о доминировании метафизики над он­тологией. Результатом проявления последней формы такого разграничения стало возникновение понятия метафизическая онтология. В принципе можно сказать, что если философская психология обращает главное внимание на душу и виды её бы­тия, то метафизическая онтология изучает бытие и его формы в соотношении с их основаниями. Отсюда произошла пробле­ма соотнесения философской психологии и метафизической онтологии не только с учётом современных философских тен­денций, но и в плане ретроспективы, когда рассматриваются философская метафизика и её формы (в данном случае это философская психология и метафизическая онтология) до возникновения самих отмеченных понятий. Этим объясняется и потребность введения автором понятия философская мета­физика, в котором подразумевается демаркация философии и других типов мировоззрения (мифологии, искусства, рели­гии, мистики и науки) в свете того, что в них тоже проявлялись свои разновидности метафизики.

Философское соотнесение философской психологии и метафизической онтологии, имея многовековую историю, прослеживается в разнообразных, взаимосвязанных аспек­тах. Одним из них является проблема главных подходов к указанной теме. Следует отметить, что на всём протяжении становления и развития философской метафизики проявля­ются различные подходы к постижению взаимосвязи между философской психологией и метафизической онтологией. Эти подходы обусловлены, прежде всего, тем, в рамках каких философских школ и направлений они возникали и развива­лись, а именно: материалистических, идеалистических или нейтрально-философских; классических, неклассических или постнеклассических. В свою очередь существование этих школ и направлений определялось пониманием человека, его сущ­ности и специфики, присущих ему психологических и онто­логических характеристик, особенно отношения человека к случайному, необходимому и свободному бытию. Всё это по­зволяет высказать философскую гипотезу о том, как выстраи­вались взаимосвязи между философской психологией и мета­физической онтологией в течение всего бытия философии, её ядра - философской метафизики. Одним из уровней данной гипотезы и будут суждения о трёх взаимосвязанных подходах: безусловном, релятивном и ситуативном.





Сторонники безусловного подхода абсолютизировали место и роль души или бытия в понимании взаимодействия между философской психологией и метафизической онто­логией в философской метафизике. Вполне понятно, что су­ществовало множество вариантов подобных видов абсолю­тизации. Так, например, Фалес утверждал, что вся Вселенная одушевлена, что «душа присуща даже неодушевлённым те­лам...» (имелись в виду магнит и янтарь). Пифагор разви­вал концепцию переселения душ (учение о метемпсихозе). В ней он вёл речь о растительных, животных и человеческих душах. То же, но в иной форме, проявлялось у тех авторов, которые отождествляли бытие и космическую, божественную мысль. Парменид утверждал: «Одно и то же есть мысль и то, о чём мысль существует, ибо ведь без бытия, в котором её вы­ражение, мысли тебе не найти». В иных формах безусловный подход стал прослеживаться в философско-психологических воззрениях З. Фрейда, К. Юнга. Достаточно вспомнить содер­жание понятий бессознательное, самость, архетипы и т.д. Та­кие проявления безусловного подхода к постижению взаимос­вязи философской психологии и метафизической онтологии свидетельствовали о своеобразном отождествлении души и бытия, форм их развития, а тем самым и философско-психо­логических и метафизико-онтологических проблем. Но в них уже потенциально зарождались, хотя и по-разному, релятив­ный и ситуативный подходы.

Представители релятивного подхода по-другому тракто­вали соотношение философской психологии и метафизиче­ской онтологии в философской метафизике. Душу и бытие, их формы развития они соотносили с различными основаниями и друг с другом, рассматривая по преимуществу их относи­тельный характер. Греческий философ Анаксагор соотносил душу и бытие, их виды с Богом, которого он называл Боже­ственным разумом (Умом). Души и формы бытия он характе­ризовал в качестве проявления атрибутов Бога (Ума). Анакса­гор полагал, что «. над всем, что только имеет душу, властвует Ум». Сократ считал, что главное в человеке не тело, а душа, так как она «... причастна Божеству». Его ученик Платон, усма­тривая сущность человека в его душе, утверждал, что «. бо­жественному, бессмертному, умопостигаемому, единообраз­ному, неразложимому, постоянному и неизменному самому по себе в высшей степени подобна наша душа.. .».В Новое вре­мя сторонником релятивного подхода в постижении взаимос­вязи философской психологии и метафизической онтологии был английский философ Ф. Бэкон. Он соотносил проблемы человеческой души, её бытия с Богом и материальной субстан­цией, полагая, что у человека есть две души: наделённая раз­умом божественная (боговдохновенная) душа и чувственная, созданная душа, некая материальная субстанция, состоящая из набора элементов, орган разумной души. При этом он в принципе основное место во взаимодействии отводил фило­софской психологии, а не метафизической онтологии, под­чёркивая, что из сокровищницы учения о человеческой душе «... вышли все остальные науки». Представителями реля­тивного подхода являлись и основоположники марксистской философской метафизики. Однако они по-иному трактовали взаимосвязь философской психологии и метафизической он­тологии, отдавая предпочтение из них последней. Так, Ф. Эн­гельс утверждал, что материя, прежде чем быть первичной, должна была обладать бытием, а психику он рассматривал в качестве проявления одного из атрибутов материи - «мысля­щего духа». В трансперсональной психологии также в основ­ном прослеживается релятивный подход. Например, амери­канский теоретик указанного психологического направления К. Уилбер, весьма позитивно оценивая «вечную философию» (философскую метафизику), первое место в ней отводит не философской психологии, а метафизической онтологии. Это видно в том, что он создаёт холархическую теоретическую конструкцию, называя её «Великим Гнездом Бытия», в ко­тором предметом психологии считаются не душа или дух, а ум. Поэтому можно отметить, что философы и психологи, придерживающиеся релятивного подхода, главное внимание обращали на различия между философской психологией и метафизической онтологией и их места, значимости в фило­софской метафизике.


Ситуативный подход в понимании взаимодействия фи­лософской психологии и метафизической онтологии возник в виде разных направлений, в которых были определённые стремления снять безусловный и релятивный подходы. При этом учитывались по преимуществу следующие аспекты: ги­потетический взгляд на рассматриваемую тему; учёт в ней не только всеобщих, общих и особенных, но и единичных момен­тов развития души и бытия; ориентация на процессуальность как постоянно изменяющиеся обстоятельства, положения и обстановки в постижении философско-психологических и ме­тафизико-онтологических проблем. Так, Э. Мах, отрицая ста­рую философскую метафизику, отвергая грань между психи­ческим и физическим, субъективным и объективным, душой и бытием, трактуя человеческое «я» как «... преходящую связь непостоянных элементов», говоря «... о функциональных от­ношениях между элементами», по существу создавал в рамках своего ситуативного подхода новую философскую метафизику и такие её формы, как неклассическая философская психоло­гия и неклассическая метафизическая онтология. У. Джеймс вёл речь на основе своего понимания ситуативного подхода о гипотетическом признании действительности общения Бога и человека в многообразном религиозном опыте, в котором он в принципе не разграничивал философско-психологическую и метафизико-онтологическую составляющие. К. Юнг, допол­няя свой релятивный подход элементами ситуативного, гово­рил о необходимости в психологической практике учитывать особенности человека как индивидуальности. Он считал, что « не всеобщее и повторяющееся, а уникальное - вот что отли­чает индивидуума». Весьма своеобразно проявлял свой ситуативный подход в исследовании соотнесения философской психологии и метафизической онтологии Ж. Пиаже, через сравнение классической логики и классической философской психологии. Он полагал, что между ними не было «... осно­ваний для разногласий». Однако Ж. Пиаже увидел разногла­сия между логикой и психологией в современных условиях, используя ситуативный подход в форме операционализма, усматривая в последнем главный способ понимания обу­словленности логики психологической природой логических операций. Тем самым он считал более значимой неклассиче­скую философскую психологию, а не современную логику, как выражение рационального бытия.


Безусловный, релятивный и ситуативный подходы в ис­следовании философами взаимодействия между философ­ской психологией и метафизической онтологией определя­лись в значительной мере тем, в каких формах философской метафизики они проявлялись: в материалистической, идеа­листической или нейтрально-философской; в классической, неклассической или постнеклассической. Не вдаваясь в под­робности, можно сказать, что философы-материалисты, как правило, на первый план выводили проблемы метафизиче­ской онтологии, а не философской психологии. Философы- идеалисты придерживались разных позиций в зависимости от того, к какому направлению идеализма они относились: субъ­ективному, объективному или абсолютному. Однако чаще все­го они склонялись к доминированию философской психоло­гии над метафизической онтологией. При этом философская психология у них нередко выступала как духовная психология. Нейтральные философы стремились вести речь о подлинном, равноправном взаимодействии между философской психоло­гией и метафизической онтологией, как философским выра­жением души и бытия в качестве атрибутов третьего начала - Абсолюта, снятыми моментами которого они считали дух и материю. В классической философской метафизике обычно доминировал безусловный подход, в неклассической фило­софской метафизике - релятивный, а в постнеклассической философской метафизике - ситуативный, хотя всегда были ис­ключения из правил. Все это получало своё проявление при понимании философами проблемы соотнесения философ­ской психологии и метафизической онтологии.

На постижение философами взаимосвязи между фило­софской психологией и метафизической онтологией большое влияние оказывали их взгляды на сущность и особенности раз­вития человека, то есть их философско-антропологические концепции. Если учесть многовековое развитие философской метафизики и рассматриваемых её форм, то следует выделить среди этих концепций десять основных: 1) концепцию действу­ющего человека; 2) концепцию эмоционального человека; 3) концепцию чувственного человека; 4) концепцию умственного человека; 5) концепцию интуитивного человека; 6) концепцию милостивого человека; 7) концепцию мудрого человека; 8) концепцию духовного человека; 9) концепцию святого челове­ка; 10) концепцию Божественного человека. Вполне понятно, что все эти концепции постоянно соотносились между собой и проявляли разное отношение философов к взаимодействию философско-психологических и метафизико-онтологических проблем, которые у них трактовались в контексте их постиже­ния случайного, необходимого и свободного бытия. Это про­слеживается во всех формах и этапах развития философской метафизики. Естественно, что всем данным формам и этапам присущи различные проявления взаимосвязи между фило­софской психологией и метафизической онтологией. Иными словами, в формах и этапах развёртывания философской ме­тафизики между философской психологией и метафизиче­ской онтологией прослеживаются как горизонтальные, так и вертикальные отношения. Но проблема этих факторов (осно­ваний) - тема уже другого исследования.


Безопасность и право

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (95) 2016



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный (все регионы)!