Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Об экономической конкуренции БРИКС с Евроатлантическим союзом

Об экономической конкуренции БРИКС с Евроатлантическим союзом

 

Анализ конкуренции между БРИКС и Евроатлантическим союзом необходимо, на наш взгляд, осуществлять через при­зму подписания ЕС и США Соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП; Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP), а также с учетом ини­циированного США создания в Юго-Восточной Азии Транс­Тихоокеанского партнерства (ТТП; Trans-Pacific Partnership, TPP).

Ведущиеся американцами по данным направлениям пе­реговоры имеют целью удвоение экспорта США, ускорение восстановления американской экономики и извлечение гео­политических дивидендов. ЕС и США — крупнейшие эконо­мические системы в мире и крупнейшие торговые партнеры друг для друга со среднесуточным торговым оборотом в 2 млрд евро. ВВП и торговый оборот обеих экономических систем составляют одну вторую и одну треть, соответственно, от ми­ровых. Если зона свободной торговли ЕС-США (TTIP) будет введена в действие, это глубоко повлияет на экономику всего мира и, прежде всего, развивающихся стран.


В последнем своем обращении к Конгрессу президент Оба­ма заявил, что планируется пересмотр ключевого для экономи­ки Америки показателя — доли экспорта в ВВП государства, которая прежде никогда не превышала 12-14%. При этом 80% внешней торговли США приходилось на Мексику и Кана­ду (с долей экспорта 30-32% ВВП). Обама планирует выйти за пределы Северной Америки и распространить торговые со­юзы на Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион. Тем самым США делают своим приоритетом на долгосрочную перспек­тиву — 15 и 30 лет — создание преференциальных торговых союзов в Атлантическом и Тихоокеанском регионах «поверх» режима торговли ВТО. Эти союзы не будут инклюзивными, а странам, которые в них не войдут, для сохранения своих тор­говых позиций придется конкурировать с американскими про­ектами. С геополитической точки зрения ТТИП создается, очевидно, в целях противостояния сближению ЕС и России и, в целом, как противовес влиянию России в европейском регионе; ТПП же — как противовес влиянию Китая в азиат­ском регионе (имея в виду создание Китаем конкурирующей с ТПП организации — Всестороннего регионального экономи­ческого партнерства (RCEP)). При этом оба инициированных американцами проекта, таким образом, противостоят проекту БРИКС, ключевыми участниками которого как раз и являются Россия и Китай.

Зарубежные ученые А. Фрейтаг, П. Дрэйпер и С. Фриске отмечают, что создание ТТИП имеет огромную экономиче­скую важность — ТТИП включает примерно 40% мирового валового внутреннего продукта (ВВП) и 30% мировой торговли, что позволяет зарубежным авторам называть сотрудничество в рамках ТТИП «мегарегиональным».



Ожидается, что в рамках ТТИП между США и ЕС будут спе­циализированы торговые связи и снижены торговые барьеры. Основные драйверы экономической интеграции между этими двумя экономическими системами — иностранные филиа­лы, обусловливающие высокий уровень взаимной торговли: 50% всех американских иностранных филиалов расположены в Европе, в то время как 75% всех европейских филиалов рас­положены в США.

Для большинства в настоящее время продаваемых товаров применяемые в ЕС и США тарифы — довольно низкие. Одна­ко секторальные различия имеют место. Обе экономических системы применяют более высокие тарифы на сельскохозяй­ственные товары, табак, напитки и определенные виды тексти­ля. Средние тарифы на товарах ЕС, импортированных США, составляют только 2,2%, в то время как американские товары, импортированные ЕС, составляют среднюю тарифную ставку в 3,3%.

Используя Модель общего равновесия (computable general equilibrium model, CGE), Ф. Эриксон и М. Бауэр вычислили статические и динамические эффекты соглашения о нулевом тарифе. Они оценивают статический эффект в 0,01% ВВП для ЕС и 0,15% ВВП для США.





Что важнее, динамическая прибыль, следующая из повы­шения производительности труда и уменьшения торговых издержек, может быть значительно выше. Для вычисления динамических эффектов применены два сценария, которые отличаются по выявляемому увеличению производительности труда (в одном сценарии выявляется увеличение на 2% в секто­рах товаров, а в другом — увеличение на 3,5% в секторах с вы­сокими уровнями внутриотраслевой торговли и увеличение на 2% для других товарных секторов) 2.

Так, динамическая прибыль может составить увеличение на 0,23-0,47% (первый и второй сценарий) ВВП для ЕС и уве­личение на 0,99-1,33% ВВП для США.

По сравнению с тарифами, нетарифные барьеры имеют большие расхождения, и, следовательно, их сближение очень важно8. Значительный эффект ожидается вследствие устране­ния нетарифных барьеров и гармонизации стандартов, дей­ствующих в сфере торговли и инвестиций. Такие нетарифные барьеры включают, например, различные стандарты для эко­логии, здоровья и защиты прав потребителей; промышленные нормы и стандарты; положения о государственных закупках. Упрощение и стандартизация таких регулирующих мер могут значительно уменьшить издержки в сфере торговли и инве­стиций.


Г. Фелбермайр и М. Ларч предлагают заключить Согла­шение о взаимном признании (mutual recognition agreement (MRA)), подобно такому, какое используется на едином рынке ЕС. Такое Соглашение содержало бы строгие требования мар­кировки для чувствительных товаров.

В «амбициозном» сценарии авторами указывается, что если 50% нетарифных мер и регулирующих расхождений будут устранены, то будет иметь место увеличение реального дохода на 0,3% и 0,7% в конечном счете для США и ЕС соответствен­но.

В «осторожном» сценарии (в котором 25% нетарифных мер и регулирующего расхождения устранены) будет иметь место увеличение реального дохода на 0,1% для США и на 0,3% для ЕС в долгосрочной перспективе.

В долгосрочной перспективе общий американский экс­порт увеличится на 6,1% и 2,7% в амбициозном и осторожном сценариях соответственно, в то время как ЕС увеличит экспорт на 2,1% и 0,9% соответственно.


Также указывается, что тарифная либерализация приведет к реальному увеличению дохода на душу населения в размере 0,27% для ЕС и 0,8% для США. Эффект будет намного большим согласно глубокому сценарию либерализации с полным сокра­щением нетарифных мер. Согласно этому сценарию реальный доход на душу населения увеличивается на 13% для США и 5% для ЕС.

Отдельного внимания заслуживает сектор услуг. Услуги представляют значительную часть трансатлантической эко­номики. В 2012 г. 28,9% всего импорта услуг ЕС было из США, в то время как 26,3% всех экспортируемых услуг из ЕС были предназначены для США. Для США Европейский союз — главное направление экспорта.

Однако некоторые сферы услуг в обеих экономических си­стемах все еще значительно ограничены. И для США, и для ЕС доля производимых услуг, которые характеризовались «су­щественным уровнем защиты» согласно Индексу регулирова­ния товарного рынка ОЭСР (OECD's Product Market Regulation Index), составляет 20% ВВП. Индекс регулирования товарного рынка выше средних значений наблюдается в следующих сек­торах услуг: электроснабжение, аренда оборудования, деловые услуги, транспорт, услуги хранения и финансовые услуги. Од­нако американская сфера услуг, как правило, более открыта, чем в ЕС.



Отдельные исследователи используют модель GTAP (Global Trade Analysis Project) в целях анализа торговой политики.

Так, китайские ученые14 используют улучшенную динами­ческую модель GTAP (GTAP-GVC), чтобы оценить воздействие всей экономики ГГИЛ на БРИКС.

В моделировании авторы, главным образом, делают акцент на двух аспектах. Во-первых, они исходят из уменьшения и та­рифа, и нетарифных барьеров (NTBs) между США и ЕС. По­скольку средние тарифные уровни с обеих сторон Атлантики уже относительно низкие, различные нетарифные барьеры (зачастую в форме внутренних инструкций) с обеих сторон Атлантики представляют собой серьезные препятствия для углубления трансатлантических торговых связей.


В то время как в большинстве секторов тарифы ЕС немного выше, чем применяемые в США, они все еще относительно низкие. Однако есть два главных исключения: автомобили и об­работанные продукты. Средние тарифы ЕС на эти товары су­щественно выше, чем американские тарифы. Для автомобилей ЕС применяет средний тариф (8,0%), который почти в восемь раз выше, чем в США. Для обработанных продуктов питания средние тарифы ЕС (14,6%) более чем в четыре раза превы­шают американские средние тарифы. Для сельского хозяйства и рыболовства тарифы также относительно высоки (приблизи­тельно 3,7%), но для этих продуктов нет различий между ЕС и США. Тарифы для энергетических товаров и сектора услуг — обычно 0% (см. рисунок 1).

Ниже будет показано воздействие Соглашения о ТТИП на США, ЕС, мировую торговлю и БРИКС с точки зрения ки­тайских исследователей на 2027 г.

Воздействие Соглашения на США и ЕС. Как указывают китайские ученые, совокупный экспорт и совокупный импорт США соответственно увеличится на 4,58% и 3,11%, совокупный экспорт и совокупный импорт ЕС соответственно увеличится на 3,17% и 2,02%, реальный ВВП США и ЕС — на 0,37% и 0,28%, что, как ожидается, будет значительно способствовать восста­новлению экономик США и ЕС.



Воздействие на мировую экономику. ТТИП — самая боль­шая зона свободной торговли в мире, которая имеет значи­тельный эффект на мировую экономику. Согласно резуль­татам модели GTAP, вследствие экономического роста ЕС и СШАвмировой ВВП и торговля соответственно увеличатся на 0,13% и 0,61%. Глобальное благосостояние увеличивается на $31,24 млрд.

Воздействие на БРИКС. Авторы отмечают, что экспорт большей части стран БРИКС (Россия, Индия, Китай, ЮАР) бу­дет иметь отрицательные эффекты, вследствие чего реальный ВВП Индии, Россия, ЮАР и Китая уменьшится соответственно на 0,09%, 0,1%, 0,08% и 0,12%.

Для Бразилии, которая сможет увеличить экспорт в США и ЕС, напротив, эффект будет положительным: совокупный экспортный и реальный ВВП Бразилии увеличится на 0,33% и 0,1% соответственно.

Что касается двусторонней торговли между странами БРИКС, как показано в таблице 6, усиление торговой связи между США и ЕС замещает экспорт БРИКС в них, при этом снижается экспорт большинства стран БРИКС в США и ЕС.


Как показано в таблице 1, усиливается торговая связь меж­ду странами БРИКС и увеличивается двусторонняя торговля в БРИКС.

Таблица 1. Воздействие на двустороннюю торговлю в БРИКС (%) к 2027 г.

Экспортеры

Импортеры Китай Индия

Бразилия

ЮАР

Россия

Китай

-

0,95

1,05

1,12

1,70

Индия

0,26

-

0,55

0,77

1,51

Бразилия

0,21

0,16

-

0,77

1,07

ЮАР

0,31

0,57

1,06

-

1,08

Россия

1,27

0,36

0,63

0,22

-






В заключение необходимо отметить, что зарубежные ис­следователи уделяют довольно пристальное внимание перспек­тивному анализу предстоящего экономического соревнования между ТТИП и БРИКС.

Несмотря на различия в приведенных подходах и оценке экономического эффекта от создания новых интеграционных блоков, очевидно, что странам БРИКС необходимо в средне­срочной перспективе реализовать целый ряд организационно­правовых и экономических инициатив, чтобы представлять реальную экономическую и политическую силу.



В этой связи особенно значимым видится (в свете наме­чающегося в июле 2015 г. саммита БРИКС в Уфе) обобщение итогов 6-го саммита БРИКС, проходившего 15 июля 2014 г. в Форталезе (Бразилия). Принятая на данном саммите Форта- лезская декларация провозгласила следующие инициативы, очень важные в свете рассматриваемой нами проблематики:

1. Заключено Соглашение о создании Нового банка разви­тия (НБР) в целях мобилизации ресурсов для финансирования инфраструктурных проектов и проектов в области устойчивого развития. Первоначальный объявленный капитал Банка со­ставит 100 млрд долл. США. Его первоначальный подписной капитал будет составлять 50 млрд долл. США и будет поровну распределяться между представителями Банка.

2. Подписан Договор о создании Пула условных валютных резервов БРИКС, первоначальный размер которого составит 100 млрд долл. США. Этот Пул, как указано в Декларации, бу­дет играть позитивную роль страхового механизма, помогать странам избежать краткосрочных проблем с ликвидностью и способствовать углублению сотрудничества между страна­ми БРИКС, а также поможет укрепить глобальную систему финансовой безопасности и станет важным дополнением к су­ществующим международным механизмам.

3. Подписан Меморандум о взаимопонимании по вопро­су о сотрудничестве между учреждениями по кредитованию экспорта и страхованию экспортных кредитов стран БРИКС.

4. Подписано Соглашение о сотрудничестве в области ин­новаций в рамках Механизма межбанковского сотрудничества стран БРИКС.

5. Принято решение разработать «Стратегию экономиче­ского сотрудничества стран БРИКС» и «Общие принципы углу­бления экономического партнерства стран БРИКС», в которых будут определены меры по развитию экономического, торго­вого и инвестиционного сотрудничества в рамках БРИКС.



Особенно важным для развития взаимного торгового и ин­вестиционного сотрудничества является продвижение про­екта Банка развития БРИКС, о котором было заявлено еще на саммите в Дурбане в марте 2013 г. Данный проект уже стал предметом исследований в зарубежной экономической на­уке. Так, предметом анализа уже стали размер и качество капитала, качество кредитного портфеля, степень финансовой «изощренности» используемых инструментов, возможности расширения членства для не-стран БРИКС и др. Банку БРИКС рекомендуется использовать опыт и экспертные знания суще­ствующих банков развития, таких как Латиноамериканский банк развития (CAF), Европейский инвестиционный банк (EIB) Бразильский банк развития (BNDES), Немецкий банк разви­тия (KfW), Южно-Африканская корпорация промышленного развития (South African Industrial Development Corporation), Китайский банк развития, а также других.

Особое место в механизме стимулирования экспорта за­нимает Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между экспортными кредитными агентствами (ЭКА) стран БРИКС (ABGF — Бразилия, ЭКСАР — Россия, ECGC — Индия, SINOSURE — Китай, ECIC — Южно-Африканская Республика) подписанный в г. Форталеза. Меморандум предполагает со­трудничество агентств по продвижению торговли и инвести­ций между странами БРИКС. Согласно документу стороны также намерены развивать сотрудничество в рамках совмест­ных проектов в третьих странах, реализация которых позволит увеличить существующий потенциал торговых и производ­ственных связей между странами БРИКС. Кроме того, пред­усмотренный документом обмен информацией позволит ЭКА минимизировать риски агентств при работе в странах БРИКС и, как следствие, увеличить объем страховой поддержки экс­порта стран — участниц БРИКС19. Таким образом, спектр воз­можных направлений сотрудничества стран в рамках БРИКС довольно широк. В ближайшее время, безусловно, необходимо добиться прогресса в вопросах институционализации группы БРИКС и формирования базовых правовых норм, что станет фундаментом разворачивания взаимных торговых и валютно­финансовых инициатив.