Социальная солидарность в информационном обществе
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Философия права Социальная солидарность в информационном обществе

Социальная солидарность в информационном обществе

Социальная солидарность в информационном обществе



Актуальность статьи определена трансформационными процессами, происходящими при формировании информа­ционного общества, как нового этапа цивилизационного раз­вития, сопровождающегося изменения всех институтов обще­ства, его социальной структуры и типа коммуникационного взаимодействия. В новых условиях изменяется и природа со­циальной солидарности. По мере формирования информа­ционного общества происходит переход от органической со­лидарности к новым формам взаимодействия. Информация приобретает роль основного ресурса, особую роль получает информационный обмен. При этом роль последнего в социа­лизации человека становится важнейшим фактором. Сетевое строение межгрупповой и межличностной коммуникации по­вышает укорененность индивида в социальной сети, повышает кластеризации этой сети. В сетевых сообществах солидарность возникает не только на основе необходимости в разделении труда, не только на основе механического выполнения обязан­ностей, но и на основе осознания «родства» нахождения в од­ном сообществе. Мы назвали этот новый тип взаимодействия, продолжая традицию Э. Дюркгейма, сетевой солидарностью. Парадоксально, но при развитии и усложнении солидарности от людей требуется все меньше усилий. Механистическая со­лидарность в аграрном (сельском) обществе регламентирова­ла всю жизнь человека согласно обычаю и традиции. Непови­новение главе рода, нарушение обычая означало для человека полное выпадение из общинной системы, лишение мораль­ной и материальной поддержки, в некоторых случаях - физи­ческую смерть. Органистическая солидарность в индустриаль­ном (городском) обществе требует простого взаимодействия между людьми на основе разделения труда. Столяр нуждается в плотнике, тот в лесорубе, всем им нужен солдат, чтобы их охранял. С развитием индустриального общества закрепление профессий уже перестает быть обычаем. Сообразно своему желанию человек осваивает то или иное ремесло, становясь одним из «органов» общественного организма. С развитием массового производства в индустриальном обществе человек становится все более зависимым от органистической солидар­ности. Сборщик на конвейере уже не может самостоятельно производить и реализовывать свой продукт труда. Он лишь часть «органа», который взаимодействует со многими други­ми крупными системами, создающими все более сложные продукты. Выход из системы органистической солидарности возможен, но также связан с последствиями, пусть не столь драматичными. Покидая «орган» - структуру общества, - че­ловек либо становился частью иной структуры, либо очень бы­стро маргинизировался. Уволить с работы, исключить из партии (либо из какого-либо клуба, союза, ассоциации), лишить гражданства - серьезные наказания индустриального обще­ства, сродни изгнанию из общины. Исключенный из системы разделения труда, «удаленный из органа» человек сталкивался с трудностями «вживления» в новый организм. Такой же про­цесс мы наблюдаем при «умирании органа» - закрытии заво­да. Массовый характер деиндустриализации начала 90-х годов ХХ в. в России привел к массовой маргинализации населения. Человек, потерявший возможность быть частью сильного ор­ганизма (завода), вынужден был срочно искать иное занятие, создавать новые цепочки взаимодействия. Чаще всего эта дея­тельность носила индивидуальный характер в виде мелочной торговли, частного извоза, мелкотоварного производства про­дуктов питания (с огорода). В этот период органистическая со­лидарность просто умерла там, где произошло «отмирание органов», а механистическая солидарность быстро возроди­лась преимущественно в теневых, криминальных кругах обще­ства. Пример России в 90-х годов не уникален, ведь подобные процессы можно наблюдать во время кризисов индустриаль­ного общества в разное время и разных странах, что свиде­тельствует о всеобщем характере таких явлений. Из анализа развития солидарности в кризисный период можно сделать общий вывод об органистической солидарности как о важ­нейшем институте индустриального общества. Однако чело­век информационного общества менее зависим от других. Его «орудия труда» могут находиться в личной собственности, ис­пользуя информационно-телекоммуникационные сети, чело­век может распространять продукт своего труда среди многих потребителей. Атомизация общества стала возможна, ученые заговорили даже о полном исчезновении групповой солидар­ности. Один из ведущих ученых Никлас Луман в рамках па­радигмы символического интеракционизма считал, что с тех пор, «как благодаря средствам коммуникации все люди стали достижимы друг для друга в том, что касается их структурных ожиданий, существует лишь одно общество - мировое», на­правленное на интеракции системообразующего типа. Что, согласно Никласу Луману, должно исключить любую возмож­ность достижения «общинного» образца солидарности в инте- ракционных системах.




Исключение внутригруппового взаимодействия логично и было бы возможно, если бы человеческое общество было сформировано в виде единого гигантского кластера. Увы, но человеческая природа такова, что возможность коммуника­ции всех со всеми и, соответственно, духовного единения всего общества не реализуется, общество гомогенным не становит­ся. Напротив, межличностные интеракции крайне неравно­мерны. Интенсивность выше среди людей с близкими цен­ностями, мировоззрением, идеями, идеалами, что приводит к сближению коммуникационных кодов и снижению затрат ресурсов на кодирование/декодирование информации, и, как следствие, повышению эффективности коммуникации. Вслед­ствие этого в общей социальной сети коммуникаций образу­ются кластеры, что соответствует в социальном пространстве сетевым сообществам. Как верно отмечает А.В. Назарчук: «Современные сети способны разворачиваться и сжиматься, открываться и закрываться, образовывать самую причудливую геометрию охвата, оперативно включать новых участников и освобождаться от них. Все это означает достижение принци­пиально новой ступени социальной комплексности».


В процессе изучения процессов создания и развития се­тевых сообществ нами был обнаружен феномен солидарно­го поведения участников сетевого сообщества. Многократно можно наблюдать феномен взаимопомощи в процессе ком­муникаций в социальной сети. Дифференциация приоритета передачи информации проходит не столько за счет новизны или исключительной важности, сколько за счет личных просьб членов сетевых сообществ, по принципу «сетевой солидарно­сти» - нового феномена социальной жизни общества. Сетевая солидарность направлена на оказание над-утилитарной помо­щи членам сообщества. Это может быть просьба к сетевому сообществу оказать помощь в поиске, распространении или создании какой-либо информации, высказать одобрение мате­риалу или фотографии, прокомментировать сообщение, раз­местить на своей странице материал подписчика - «друга», а также проголосовать по его просьбе. Такая помощь не требует больших материальных либо временных затрат и не содержат обязательств поступать так в дальнейшем. Однако эти услуги способствуют усилению динамики коммуникационных свя­зей, усилению процессов самовоспроизводства в сообществе, укрепляют и препятствуют распаду сообщества в целом. В ин­формационном обществе определяется прямая зависимость социального капитала человека от его сетевой укорененности. Пребывание в сетевом взаимодействии с другими людьми повышает возможности человека в его экономической, по­литической, социальной деятельности. Сетевая солидарность как необходимая форма взаимопомощи в информационном обществе прослеживалась и ранее. В обществе, где механисти­ческая солидарность была разрушена вследствие разрушения родственно-соседской общины, а органистическая ещё не сло­жилась, взаимопомощь приобретала иные формы. Описан­ное М. Вебером общество в США конца XIX в. представляет собой агломерацию людей, не связанных механистической со­лидарностью. В большинстве своем это иммигранты первого поколения, различные по своим ценностям, усвоенным тради­циям и обычаям, которые практически не имели сложившей­ся репутации. Иммигранты не имели источников социального капитала, необходимого для предпринимательской деятель­ности, получения кредита, иной помощи от окружающих. Идентификационным показателем принадлежности к сете­вому сообществу служила принадлежность к той или иной религиозной общине. Коммуникация внутри религиозной общины была крайне ценной. Зарождающаяся органистиче- ская солидарность позволяла работать в общине с большей эффективностью, но более важным, по оценке самого М. Ве­бера, было «то обстоятельство, что каждая оберегающая свою репутацию секта примет в число своих членов лишь того, чье "поведение" позволяет с полной уверенностью квалифициро­вать его как безупречного в нравственном отношении челове­ка». Агрегация создавалась по признаку близости ценностей, и кредит давался на основе сетевой солидарности. Механиче­ская солидарность постоянно действует внутри общины, орга- нистическая солидарность позволяет надеяться получить бла­го сразу после выполнения работы иным «органом», а сетевая солидарность не подразумевает непосредственного получения благ после акта взаимопомощи. Так же, как и банкир Север­ной Америки в XIX в. помогал безвестному ремесленнику или фермеру, не ожидая получения каких-либо благ от известных и зажиточных членов той же конгрегации. Но вступив в ком­муникацию в сетевом сообществе, он способствовал его раз­витию и получал блага в дальнейшей деятельности, как в виде прибыли от возвращенного в срок кредита, так и в виде роста доверия и социального капитала. Мы хотели бы разграничить понятия «сетевой солидарности» и «классовой солидарности» в понимании К. Маркса и Ф. Энгельса, так как сетевые сообще­ства могут состоять из представителей самых различных соци­альных групп общества, объединенных по признаку близости ценностей.


Сетевая солидарность - феномен, присущий информаци­онному обществу как таковому, и не может расцениваться как исключительно позитивное или негативное явление. Общий информационный поток настолько насыщенный, что боль­шинство сообщений пользователь не рассматривает полно­стью, но распространяет, основываясь на просьбе подписчика.

 

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 2 (69) 2014


Философия права



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!