Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право МККК: два подхода отечественных правоведов-международников к статусу одной организации - Международный Комитет Красного Креста

МККК: два подхода отечественных правоведов-международников к статусу одной организации - Международный Комитет Красного Креста

Общеизвестно, что МККК состоит (и это требование ее Устава) исключительно из граждан Швейцарии. Будучи уч­режденной в конце XIX в. в данной стране, имея свой офис в Женеве, являясь, по сути, швейцарской национальной не­правительственной организацией, МККК (в соответствии с положениями Соглашения с Правительством Швейцарии) выступает по отношению к своей собственной стране (!) как абсолютно независимый субъект международных отношений и международного права. Это ли не пример подлинной неза­висимости международной организации, наличие которой, по мнению (даже самых непримиримых противников между­народной правосубъектности МНПО) отечественных ученых, безусловно свидетельствует о подлинной международной правосубъектности международной организации?!

Кратко коснемся истории становления концепции меж­дународной правосубъектности МНПО в отечественной науке международного права.

В середине хх в., когда в мире начался стремительный рост числа МНПО, вопрос об их международной правосубъ­ектности не был предметом исследования отечественной нау­ки международного права. Феномен НПО к тому времени еще не столь явственно как сегодня проявил себя, чтобы в научной сфере о нем успело сложиться адекватное представление. От­ечественных ученых в тот период больше занимал вопрос о международной правосубъектности международных межпра­вительственных организаций, включая Организацию Объеди­ненных Наций. И этот спор, не в меру затянувшийся, оконча­тельно был решен лишь к концу второй трети минувшего века.

В силу этих (и некоторых других) причин отечественная наука международного права долгое время не включала в сферу своих исследований эту, самую значительную в коли­чественном отношении, часть международных организаций, поскольку указанные организации, по общему мнению, не об­ладали международной правосубъектностью.

Данное положение было зафиксировано и в шести­томном Курсе международного права той поры: «Вопроса о международной правосубъектности многочисленных непра­вительственных организаций, создаваемых отдельными ли­цами или их объединениями, не возникает... Применительно к проблеме международной правосубъектности речь может идти, как справедливо считают все советские юристы (выделе­но мной - Х.Д.), лишь о межгосударственных, созданных со­ответственно по соглашению между государствами, междуна­родных организациях».

К числу этих «всех советских юристов, к примеру, относи­лась и Е.А. Шибаева - видный теоретик права международных организаций - и многие другие наши соотечественники».

И хотя отдельные ученые, в частности, И.И. Лукашук и Г.И. Морозов уже в рассматриваемый период отмечали на­личие «определенных признаков» международной право­субъектности у неправительственных организаций, отрицание этого качества у рассматриваемых институций или отнесение последних к субъектам международного частного права до конца минувшего столетия было преобладающим в отече­ственной науке международного права. Преобладающим оно остается и сегодня.


На неправомерность и даже опасность подобного отно­шения к рассматриваемой проблеме указала Т.Н. Нешатаева, подчеркнув настоятельную необходимость преодоления оши­бочных положений, обусловленных старыми нормативными подходами, которые закладываются в основу концепции меж­дународной правосубъектности в целом и применительно к международной правосубъектности МНПО в частности.

«В советской международно-правовой литературе по во­просу о правовом статусе МНПО были высказаны различные мнения, - отмечает Т.Н. Нешатаева, - от полного отрицания их международной правосубъектности до признания их субъ­ектами международных правоотношений (но не субъектами международного права). В первом случае, вопреки очевидным фактам, МНПО не воспринимались как самостоятельный субъ­ект права. Такая позиция фанатично поддерживалась пред­ставителями научной доктрины. Не приближало к истине ис­следования тех лет и то обстоятельство, что все ученые должны были отдавать дань максимализму идеологических требований. А последние, надо заметить, были весьма жесткими.


Вот какую характеристику дает Международному Коми­тету Красного Креста (наиболее известной тогда неправитель­ственной организации) главный печатный орган (и главный идеологический, естественно) Коммунистической партии Со­ветского Союза - газета «Правда» в 1952 году: «Что же пред­ставляет собой т.н. "Международный" Комитет Красного Креста, что за люди заседают в этом комитете, какова его дея­тельность в прошлом и настоящем»?

Начать хотя бы с того, что так называемый «Междуна­родный» Комитет Красного Креста вовсе не является между­народной организацией, за которую ее организаторы выдают этот комитет, вводя в заблуждение доверчивых людей. На са­мом деле МККК представляет собой частную организацию швейцарских граждан. В настоящее время она состоит из 19-ти человек, главным образом крупных капиталистов, промыш­ленников, банкиров, тесно связанных с иностранным капита­лом». Далее, в духе времен сталинского Агитпропа, следуют «разоблачения» членов МККК, «вина» которых, по мнению «Правды», состоит главным образом в том, что они являют­ся состоятельными людьми своей страны, а не пролетариями или «представителями сельской бедноты.», социально близ­кими советской власти.

«В свете этих фактов, - продолжает «Правда» - должно быть ясно, что "Международный" ККК не является в действи­тельности никакой международной организацией и не поль­зуется доверием у демократических кругов и честных людей вообще, и что он представляет собой послушное орудие в ру­ках Госдепартамента США, готовое по заказу своих хозяев вы­полнить любое их поручение, прикрыть любое самое ужасное преступление».


Читая сегодня эти строки, испытываешь подлинное удов­летворение и облегчение от того, что членам МККК посчаст­ливилось в указанное время не появляться в СССР и не жить там. Иначе не сносить бы им головы, - тяжкой бывала участь тех, о ком «Правда» отзывалась в те времена подобным об­разом.. Теперь зададимся простым вопросом: кто из наших соотечественников мог в те «приснопамятные пятидесятые» годы хотя бы заикнуться в СССР о международной правосубъ­ектности МККК или любой другой МНПО? Только сумасшед­ший или самоубийца. Признать, вопреки линии Партии, ясно изложенной в «Правде», международный статус и правосубъ­ектность МККК - значило бы быть «предателем», «агентом международного империализма», «состоять на службе у Гос­департамента США» и «действовать против своей социалисти­ческой Родины».

Действительно ли «частная организация швейцарских граждан, вводящая по приказу своих хозяев из Госдепарта­мента США, в заблуждение честных людей и прикрывающая самые ужасные преступления», творящиеся в мире, являлась в глазах мирового сообщества таким монстром, какой ее об­рисовала (не жалея черных красок и ядовитой желчи) самая правдивая «Правда»? Давайте спросим об этом у «демократи­ческих кругов и честных людей вообще».

Осенью 1962 г. Во время Карибского кризиса мир стоял на краю гибели и, затаив дыхание, следил за приготовлениями СССР и США к взаимному ядерному уничтожению (вместе со всем «прогрессивным человечеством» в придачу). Отношения двух противоборствующих сторон зашли уже слишком да­леко... почти за «точку невозврата». Не было в мире на тот момент силы, настолько авторитетной, чтобы помочь двум ядерным сверхдержавам достойно разойтись, не ввергая себя и мир в катастрофу.


После долгих раздумий Генеральный секретарь ООН - У Тан - предложил возложить эту в высшей степени ответствен­ную миссию на организацию, чей политический вес, мораль­ный авторитет и правовой статус в мире были бы непререка­емыми и с чьей посреднической миссией согласились бы все противостоящие стороны конфликта. Этой организацией ока­зался МККК, которому, после тщательного рассмотрения ряда предложенных кандидатур (методом исключения неприемле­мых) было доверено избавить наш мир от самоуничтожения.

Кризис вскоре был благополучно разрешен. Вместе с тем он показал, что в момент, когда «холодная война» грозила перерасти в нечто несоизмеримо более опасное, призыв чело­вечества был обращен именно к Международному Комитету Красного Креста, как к единственной организации, объектив­ность, беспристрастность и моральный авторитет которой был признан тогда всеми заинтересованными сторонами: Органи­зацией Объединенных Наций, Вашингтоном, Москвой и Гава­ной.

Такой изначально была и остается роль этой неправи­тельственной организации и при разрешении других, пусть менее опасных для судеб всего мира, но кровопролитных кон­фликтов нашего времени.


Учитывая это и другие обстоятельства, свидетельству­ющие в пользу высокого авторитета МККК и бесспорного обладания им международной правосубъектностью, Прави­тельство России в 1992 г. заключило с ним соглашение как с абсолютно равноправным партнером. С подобным отношени­ем к МККК и аналогичным организациям Правительства РФ, Швейцарии и др. стран мира сегодня соглашается все большее число наших соотечественников, юристов-международников, постепенно избавляясь от фобий и предубеждений недавнего прошлого. Хотя, как отмечал академик В.Н.Кудрявцев, отече­ственным юристам следовало бы «смотреть на несколько ша­гов вперед», а не ограничиваться констатацией того, что уже произошло и стало всеобщим достоянием: прогнозировать регулирование процессов, а не регистрировать их...


Тем не менее тенденция наших дней такова, что повсемест­ное признание международной правосубъектности МККК и других НПО скорее всего завершится в ближайшие годы. Время неумолимо работает на эту тенденцию. Что же касается прак­тики государств и межправительственных организаций, то она уже давно обогнала теорию, как ни печально это констатиро­вать. уже государства Европы конвенционным путем призна­ли международную правосубъектность НПО (Страсбург, 1986 г.). Уже счет международных соглашений, заключенных НПО с государствами и межправительственными организациями, идет на тысячи, а отечественная доктрина международного пра­ва продолжает оперировать суждениями прошлых десятиле­тий, как будто в мире ничего не изменилось. вполне очевидно, что международная правосубъектность НПО страдает от этого куда меньше, чем сама доктрина.


Что же касается МККК, то ее участие в решении про­блем общепланетарного масштаба говорит само за себя. И все большее число ученых нашей страны начинает осознавать этот факт.


Международное право

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 10 (65) 2013