Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право Нераспространение оружия массового уничтожения и верховенство права

Нераспространение оружия массового уничтожения и верховенство права

 

Нераспространение оружия массового уничтожения и верховенство права

Распространение ядерного, химического и биологического оружия по-прежнему создает угрозу для международного мира и безопасности. Самая первая резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН, предлагала учредить Комиссию для рассмотрения проблем, связанных с открытием атомной энергии. Она должна была выдвинуть предложение об «исключении из национальных вооружений атомного оружия и всех других основных видов вооружения, пригодных для массового уничтожения».

Новое измерение проблеме придает угроза незаконного оборота такого оружия и средств его доставки. В связи с этим значение международного права для создания условий стабильного мирового развития и для обеспечения национальных интересов государств постоянно возрастает. На примере нашего государства укажем, что одним из приоритетов Российской Федерации в решении глобальных проблем выступает укрепление международной безопасности. Это подтверждается неизменностью курса «на создание многосторонних политических и правовых основ универсального и прочного режима нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки», поддержанием процесса «создания зон, свободных от ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения», стремлением к совершенствованию «международно-правовых механизмов обеспечения ядерной безопасности и предотвращения актов ядерного терроризма», к предотвращению размещения оружия в космосе.

Преодоление угрозы распространения оружия массового уничтожения (ОМУ) как неотъемлемая часть системы обеспечения международной безопасности осуществляется различными средствами, в том числе международно-правовыми. В этом смысле отметим два важных обстоятельства. Во-первых, необходимость значительного развития международ­ного права. Не потерял актуальности вывод профессора С.А. Малинина о том, что «международное право должно поднять­ся на качественно новую ступень развития, полностью отвечающую реалиям ядерно-космической эры». Во-вторых, зависимость международного права от многих условий, что ясно отражено в преамбуле Устава ООН, объединившей народы, преисполненные решимости «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права».

Профессор А.Я. Капустин справедливо считает, что «отражением озабоченности мирового сообщества в вопросе формирования международно-правовых основ безопасного мира явилось не только понимание всеобъемлющего характера международной безопасности, но и поиск международно-правовых конструкций, способных отразить эту особенность миропорядка и поддержать его на уровне, дающем возможность для устойчивого развития. Одной из таких конструкций является содействие распространению верховенства права на национальном и международном уровне, которое завоевывает все больше сторонников в ООН». Когда государства делают выбор в пользу того, чтобы их взаимоотношения подчинялись системе норм и правил, они делают это, понимая, что альтернатива порядка, основанного на превосходстве силы, небезопасна. Для ООН верховенство права означает такой принцип управления, в соответствии с которым все лица, в том числе само государство, прежде всего, функционируют под действием законов, которые были публично приняты. Процесс разоружения также должен разворачиваться в рамках верховенства права, которое вносит вклад в обеспечение международного мира и безопасности.

Прежде всего, верховенство права предлагает государствам основу для коллективных действий как ответ на общие вызовы. Государства, несмотря на очевидное усиление роли негосударственных акторов, остаются основными действующими лицами международных отношений и главными субъектами международного права. Шаги, которые ими предпринимаются на национальном уровне, служат вполне определенным сигналом другим государствам о намерении и действительном выполнении обещаний, принятых в связи с международными договорными обязательствами.

Еще одним важным аспектом верховенства права в контексте процесса разоружения является универсальность, проявляющаяся, в частности, в заключении и вступлении в силу многосторонних договоров. Чем в большей степени многосторонние договоры будут достигать универсального участия, тем больше вероятность того, что государство будет в состоянии контролировать производство или продажу товаров, необходимых для наращивания систем вооружения и ведения вооруженных конфликтов.

Верховенство права вносит значительный вклад в механизм проверки выполнения обязательств путем создания правил для обеспечения каждому государству гарантий того, что другие государства также выполняют свои договорные обязательства. Конечно, государства предпринимают какие-то меры проверки в одностороннем порядке путем применения национальных средств. Однако они не сопоставимы с теми преимуществами, которые, к примеру, предоставляют инспекции, осуществляемые на местах, что, в свою очередь, может происходить только в рамках комплекса согласованных руководящих принципов, которые заинтересованные стороны рассматривают как обязательные.

Международные договоры также предусматривают средства для обеспечения транспарентности, закрепляя важные меры по укреплению доверия. Речь идет не просто о политическом стремлении к прозрачности выполнения условий договора, но о том, что ее достижение является целью выполнения обязательств по международному праву. Понятно, что многие данные по программам, связанным с оружием, недоступны. Вместе с тем многосторонние договоры по разоружению определяют различные средства, обеспечивающие систематическое предоставление информации. Некоторые данные предоставляются через постоянные организации соответствующего договора, к примеру, такие как Организация по запрещению химического оружия или Международное агентство по атомной энергии. Усиливающаяся прозрачность через такие инструменты улучшает подотчетность – еще одно преимущество верховенства права.

Верховенство права обеспечивает действенность механизмов по урегулированию мирными средствами любых проблем по вопросам разоружения, которые угрожают поддержанию региональной и глобальной стабильности или подрывают ее. Кроме того, предусмотренные механизмы служат форумами для обсуждения мнений о выполнении договоров, для оценки эффективности основных норм согласованных режимов.

Наиболее уязвимой в процессе обеспечения верховенства права остается проблема исполнения. В связи с этим Совет Безопасности ООН подчеркивает, что та или иная ситуация несоблюдения обязательств по нераспространению будет доводиться до сведения Совета Безопасности, «который определит, представляет ли данная ситуация угрозу международному миру и безопасности», и делает акцент на своей главной ответственности в устранении таких угроз.

Выделив преимущества верховенства права, рассмотрим возможности их использования на практике. При наличии проблемы важно, чтобы она не оставалась в правовом вакууме. Подписанные договоры сами по себе не достаточны для того, чтобы генерировать уровень доверия, необходимый для отказа от смертоносного оружия. Даже самым лучшим образом составленный многосторонний международный договор обречен на провал, если он не укрепляет восприятия человека об усилении безопасности, и всегда существует риск, если договор не поддерживается достаточной политической волей, которая бы гарантировала его эффективную имплементацию.

Конечно, было предпринято много попыток, в том числе и небезуспешных, использовать международно-правовые инструменты, конвенционные и институциональные, для реагирования на угрозы, связанные с распространением оружия массового уничтожения.

Благодаря усилиям международного сообщества переговоры, связанные с опасностью биологического и химического оружия, завершились заключением и вступлением в силу Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г. (КБО) и Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. (КЗХО). Принятие указанных конвенций означает, что среди всех возможных способов борьбы с опасностью распространения такого оружия – в том числе мероприятий гражданской обороны, угрозы наказания и др., государства, прежде всего, именно общее обязательство по разоружению рассматривают в качестве оптимального средства обеспечения международной безопасности.

Конвенция 1972 г. о запрещении биологического оружия и Конвенция 1993 г. о запрещении химического оружия обеспечили правовые режимы в отношении полного запрещения биологического и химического оружия соответственно. Действительно, хотя ни та, ни другая конвенция пока не достигли универсального участия, и время от времени происходят случаи несоблюдения положений этих конвенций, данные договоры выполняют главную функцию – они создают авторитетную правовую основу для признания неправомерными разработки, производства и накопления такого оружия. В случае с химическим оружием прямо запрещается его применение. Генеральная Ассамблея ООН особо отмечает, что осуществление Конвенции 1993 г., которая остается уникальным многосторонним соглашением, запрещающим целый класс оружия массового уничтожения, «вносит крупный вклад в обеспечение международного мира и безопасности благодаря ликвидации существующих запасов химического оружия и запрещению приобретения или применения химического оружия и обеспечивает помощь и защиту в случае применения или угрозы применения химического оружия и международное сотрудничество в мирных целях в области химической деятельности».

Обеспечение эффективного функционирования режима нераспространения ОМУ означает, в первую очередь, строгое соблюдение установленных обязательств в соответствии с принципом pacta sunt servanda, что подтверждается на различных уровнях. Декларация тысячелетия ООН, принятая главами государств и правительств, определяет прочную связь между укреплением уважения к принципу верховенства права и обеспечением соблюдения государствами-участниками договоров в таких областях, как контроль над вооружениями и разоружение. Призыв ко всем государствам полностью выполнять договоры и соглашения в области разоружения, участниками которых они являются, содержится в резолюции Совета Безопасности 1540 (2004), посвященной вопросам нераспространения оружия массового уничтожения. В Концепции внешней политики Российской Федерации 2013 г. подтверждено неукоснительное соблюдение международных обязательств по международным договорам в сфере контроля над вооружениями (п. 32).

Вклад конвенций 1972 г. и 1993 г. в обеспечение международного мира и безопасности, помимо установления общих обязательств по разоружению, усиливается за счет следующих факторов.

Во-первых, увеличивается число участников конвенций, что приближает установленный режим действительно к универсальному.

Во-вторых, помимо использования предусмотренных механизмов соблюдения конвенционных положений наличествуют ресурсы для усиления их верификации. С одной стороны, исполнение обязательств по разоружению происходит под строгим и эффективным международным контролем. По КЗХО к таким механизмам контроля, в частности, относится Организация по запрещению химического оружия. С другой стороны, эффективное применение системы проверки создает уверенность в соблюдении конвенции всеми государствами-участниками. В отношении КБО предпринимаются дополнительные усилия с целью повысить эффективность ее выполнения. В частности, все государства – участники Конвенции призываются принимать участие в осуществлении рекомендаций конференций участников Конвенции по рассмотрению ее действия, в том числе в обмене информацией соответствующими данными и ежегодном предоставлении такой информации Группе имплементационной поддержки, существующей в Управлении по вопросам разоружения Секретариата ООН. Обмен информацией между государствами или предоставление необходимой информации в одностороннем порядке одним государством другому или международному органу создает условия для осуществления контроля за реализацией международных договоров. Государства будут обсуждать пути обеспечения более полного участия в осуществлении мер укрепления доверия и пути укрепления деятельности по осуществлению ст. VII КБО, включая рассмотрение детальных процедур и механизмов для предоставления помощи и сотрудничества государствами-участниками.

В-третьих, осуществляется имплементация положений конвенций на национальном уровне. Такие внутригосударственные меры, как нормативные, так и организационные, имеют особенно большое значение, поскольку устанавливают запреты по использованию ОМУ для всех субъектов, в том числе негосударственных акторов, что, безусловно, важно в свете усиления глобальной безопасности в связи с террористическими актами и возможностью получения террористами оружия массового поражения. Обеспокоенная растущей опасностью взаимосвязи между терроризмом и оружием массового уничтожения, и в частности тем фактом, что террористы могут попытаться приобрести оружие массового уничтожения, Генеральная Ассамблея ООН настоятельно призывает все государства-члены в надлежащем порядке осуществлять и усиливать национальные меры по недопущению приобретения террористами оружия массового уничтожения, средств его доставки и материалов и технологий, связанных с их изготовлением.

Таким образом, при осуществлении договорных обязательств государства должны применять принципы необратимости, проверяемости и транспарентности.

Хорошо известно ОМУ, в отношении которого не принято общего договора о его запрещении. До настоящего времени одним из важных элементов разработанного правового режима остается система обязательств по нераспространению ядерного оружия. Появлению в качестве lex lata нормы обычного права, конкретно запрещающей применение ядерного оружия как такового, по заключению Международного суда ООН, «препятствуют сохраняющиеся противоречия между зарождающимся opinio juris, с одной стороны, и все еще твердой приверженностью практике сдерживания – с другой». Будучи убежденной, что ядерное разоружение и полная ликвидация ядерного оружия являются существенными факторами в деле ликвидации опасности ядерной войны, Генеральная Ассамблея напомнила о решимости глав государств и правительств, зафиксированной в Декларации тысячелетия ООН, стремиться к ликвидации оружия массового уничтожения, особенно ядерного оружия, и сохранять открытыми все имеющиеся возможности для достижения этой цели, включая возможность созыва международной конференции для определения путей устранения ядерной угрозы.

Если поведение того или иного государства квалифицировать как нарушение режима нераспространения, то, по-видимому, государства-участники такого режима могут претендовать на то, чтобы считаться потерпевшим государством («injured state») вследствие нарушения норм международного права. Согласно ст. 42 Статей об ответственности государство вправе в качестве потерпевшего государства призвать к ответственности другое государство, если нарушенное обязательство является обязательством в отношении группы государств, включающей это государство, или международного сообщества в целом, и нарушение этого обязательства носит такой характер, что радикальным образом меняет положение всех других государств, в отношении которых существует обязательство, в том, что касается дальнейшего исполнения этого обязательства. В комментариях к ст. 42 в качестве примеров к пункту b (ii) названы именно договоры о разоружении. Для Ирака последствия его вторжения в Кувейт и нарушения Договора о нераспространении, а также реакция на действия КНДР, хотя и являются уникальными и не представляют собой некую модель решения будущих проблем, однако в определенной мере иллюстрируют, каким образом международное сообщество может консолидироваться, чтобы обеспечить применение универсальных норм международного права.

Верховенство права применительно к обеспечению безопасности в области обращения с ОМУ касается не только строго соблюдения положений договоров, односторонних обязательств, осуществления международного контроля, укрепления доверия в военной сфере, принятия национальных мер, развития мер транспарентности, создания системы коллективного реагирования на равноправной основе на возможные вызовы в области ОМУ, но и достижения новых договоренностей. С.А. Малинин, будучи убежденным, что «процесс создания всеобъемлющей системы международ­ной безопасности вызовет к жизни и конкретные правовые нормы», подчеркивал следующее: «Центральное место среди новых норм должны занять те, которые будут касаться именно проблемы разоружения. Важно закрепить в нормах права обязательство о полной ликвидации ядерного оружия, других средств массового уничтожения, о запрещении милитаризации косми­ческого пространства». Данный тезис подтверждается и официальной политикой государств. Так, Российская Федерации для укрепления международной безопасности «участвует в разработке и заключении новых договоренностей в этих областях, отвечающих ее национальным интересам и учитывающих все без исключения факторы, влияющие на стратегическую стабильность, на основе принципов равноправия и неделимости безопасности».

Статья VI Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) содержит обязательство его сторон «вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем». Переговоры по ядерному оружию ведутся в рамках Конференции ООН по разоружению, в круг ведения которой включены фактически все проблемы многостороннего контроля над вооружениями и проблемы разоружения. В 2000 г. Обзорная конференция по ДНЯО в своем Заключительном акте вновь подтвердила цель выполнения «недвусмысленного обязательства» («unequivocal undertaking») ядерных стран по полной ликвидации ядерных потенциалов, ведущих к ядерному разоружению.

В настоящее время ключевыми элементами международного режима ядерного разоружения являются обязательства в области нераспространения, а также запрещение проведения ядерных испытаний и договоры о безъядерных зонах, которые в совокупности фактически охватывают все южное полушарие.

Несмотря на достигнутый прогресс, проблема запрещения ядерного оружия продолжает оставаться в повестке дня международного сообщества. Выступая 24 октября 2008 г. на симпозиуме по проблемам разоружения, организованном в Нью-Йорке Институтом Восток-Запад, исследующим проблемы международной безопасности, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выдвинул предложение, состоящее из пяти пунктов и касающееся ядерного разоружения. Во-первых, страны, подписавшие ДНЯО, в особенности те страны, которые обладают ядерным оружием, должны выполнить обязательства, предусмотренные в договоре, и провести переговоры об эффективных мерах по ядерному разоружению. Во-вторых, постоянные члены Совета Безопасности ООН должны начать обсуждать вопросы безопасности в контексте процесса о ядерном разоружении и дать обещание не использовать и не угрожать использованием такого оружия в отношении стран, которые не обладают ядерным оружием. Третья инициатива касалась верховенства права и была связана с предложением об усилиях по обеспечению вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и началом переговоров по договору о расщепляющихся материалах без предварительных условий. Четвертый пункт касался подотчетности и транспарентности в отношении ядерного разоружения. Наконец, в пятом пункте говорилось о необходимости предпринять дополнительные меры по ликвидации других видов оружия массового уничтожения, ограничить производство и торговлю обычным оружием, запретить новые виды оружия, включая производство космических вооружений. Ключевым моментом в рамках рассматриваемой темы является предложение о проведении переговоров о конвенции по ядерному оружию или соглашении относительно рамочной основы, включающей в себя несколько отдельных, взаимоукрепляющих документов, подкрепленных мощной системой проверки.

Обязательство разоружения, в отличие от обязательства по «контролю над вооружениями», заключается в том, что оно расширяет сферу его действия в сторону всеобщего физического уничтожения ядерного оружия, а не просто его сокращения или повышения эффективности управления в этой сфере. В Заключительном акте 2000 г. Обзорной конференции по ядерному оружию участвующие стороны подчеркнули это положение, подтвердив, что «только полное уничтожение ядерного оружия станет абсолютной гарантией против использования или угрозы использования ядерного оружия».

Документы, принимаемые международным сообществом, прежде всего в лице го-сударств и ООН, в области ядерного разоружения, направлены на то, чтобы учесть все преимущества верховенства права. Обзорная конференция 2005 г. государств – участников ДНЯО, который «выступает в качестве краеугольного камня глобального режима нераспространения и существенно важной основы для достижения цели ядерного разоружения», отмечена достижением определенных договоренностей по 13 практическим шагам по обеспечению усилий по осуществлению договора в процессе достижения цели ядерного разоружения. В частности, к таким усилиям относятся:
– применение принципа необратимости к мерам по ядерному разоружению, контролю и сокращению ядерных и других соответствующих вооружений;
– недвусмысленное обязательство государств, обладающих ядерным оружием, осуществить полную ликвидацию своих ядерных арсеналов, ведущую к ядерному разоружению, которому привержены все государства-участники в соответствии со ст. VI ДНЯО;
– осуществление всеми государствами, обладающими ядерным оружием, шагов, ведущих к ядерному разоружению, путем, способствующим упрочению международной стабильности, и на основе принципа ненанесения ущерба безопасности для всех;
– дальнейшее развитие потенциала проверки, который потребуется для обеспечения гарантии соблюдения соглашений о ядерном разоружении во имя построения и сохранения мира, свободного от ядерного оружия, поскольку «единственным средством предотвращения ядерной катастрофы является полная ликвидация ядерного оружия и обеспечение уверенности в том, что оно никогда не будет производиться вновь».

Конференция 2010 г. участников ДНЯО по рассмотрению действия Договора одобрила План действий в области ядерного разоружения, включающий в себя конкретные шаги, направленные на полную ликвидацию ядерного оружия.

На основе анализа действующих международных договоров, материалов международных конференций и научных исследований можно выделить следующие шаги, необходимые для решения проблемы ядерного разоружения и обеспечения международной безопасности.

Признать, что ядерное разоружение и ядерное нераспространение представляют собой взаимоукрепляющие процессы, правовое обеспечение которых требует прогрессивного развития.

До обеспечения полной ликвидации ядерного оружия договориться относительно имеющего обязательную международную юридическую силу документа, предусматривающего совместное обязательство не применять первыми ядерное оружие. На заседании Генеральной Ассамблеи ООН государства высказали убеждение, что «многостороннее, универсальное и имеющее обязательную силу соглашение, запрещающее применение ядерного оружия и угрозу его применения, вносило бы вклад в устранение ядерной угрозы и формирование климата для переговоров, ведущих к ликвидации в конечном итоге ядерного оружия, способствуя тем самым укреплению международного мира и безопасности».

Принять имеющий обязательную международную юридическую силу документ о гарантиях безопасности государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения и угрозы применения ядерного оружия.

Российской Федерации и Соединенным Штатам Америки продолжить обсуждение последующих мер в целях осуществления более глубоких сокращений их ядерных арсеналов.

Вести переговоры по заключению договора о запрещении ядерного оружия.

Рассмотреть вопрос об ответственности, в том числе международной уголовной ответственности, в случае применения ОМУ.

Рассмотреть сценарии реакции со стороны международного сообщества в случае применения или угрозы применения ОМУ.

Эти шаги должны предприниматься в процессе осуществления политики, которая могла бы предотвратить применение ядерного оружия и в конечном итоге привести к его ликвидации, уменьшить опасность ядерной войны и способствовать нераспространению и ядерному разоружению с соблюдением принципа повышения безопасности для всех.

На своей 67-й сессии Генеральная Ассамблея приняла резолюцию, в которой постановила «созвать заседание высокого уровня Генеральной Ассамблеи по ядерному разоружению, которое будет проведено... в форме однодневного пленарного заседания, чтобы способствовать достижению цели ядерного разоружения». Государства – члены ООН 26 сентября 2013 г. примут участие в заседании высокого уровня Генеральной Ассамблеи по ядерному разоружению.


Международное право

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (62) 2013

как выбирать земельный участок