Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Право зарубежных государств Частная методика расследования преступлений против избирательных прав в Монголии: значение и некоторые принципы построения

Частная методика расследования преступлений против избирательных прав в Монголии: значение и некоторые принципы построения

Ганзориг Д.

Вопросы разработки и совершенствования криминали­стических методик расследования различных видов преступле­ний всегда находились в центре внимания ученых-криминалистов. Несмотря на то, что в Монголии наука криминалистика является относительно молодой, ее рекомендации в области методико-криминалистического обеспечения расследования преступлений, равно как технико-, тактико-криминалисти­ческого обеспечения, востребованы следственной практикой. Профессор Ж. Болдбаатар прямо ставит вопрос о необходи­мости должного научно-методического подхода к расследова­нию преступлений, подготовке научно-криминалистических рекомендаций для следователей и дознавателей. Без этого, по его мнению, невозможно судить о качестве расследования уго­ловных дел и в целом об эффективном противодействии преступности.

Серьезное внимание, которое уделяют исследователи проблемам криминалистической методики расследования преступлений, объясняется, прежде всего, задачами, стоящи­ми перед криминалистической наукой - обеспечение след­ственной практики современным арсеналом средств, методов и приемов, позволяющим успешно раскрывать и расследо­вать преступления, а также стремлением ученых внести свою лепту в дело борьбы с преступностью. Мы разделяем взгляды И.А. Цховребовой по поводу того, что научный потенциал ученых-криминалистов в этом направлении должен сводиться к тому, чтобы предложить практикам рекомендации по произ­водству расследования, ориентированные на современные ус­ловия следственной практики, изменившиеся правой режим и социальные отношения.

Криминалистическая методика считается наиболее ди­намично развивающимся разделом в системе науки кри­миналистики, поскольку в нем разрабатываются методики расследования различных родов, видов и разновидностей пре­ступлений. При этом они постоянно дополняются новыми знаниями, более эффективными технико- и тактико-крими­налистическими рекомендациями, без которых невозможно осуществлять расследование преступлений. Активная работа ведется и по разработке принципиально новых частных мето­дик расследования преступлений.

Обоснованно предположить, что в настоящее время коли­чество существующих криминалистических методик рассле­дования отдельных видов преступлений исчисляется сотнями. При этом их разработка и совершенствование продолжается. Например, сделанные нами обобщения научных исследова­ний в области методики расследования отдельных видов пре­ступлений, позволяют утверждать, что в России ежегодно защищается порядка 10-15 диссертационных исследований по данной тематике. В Университете правоохранительной служ­бы Монголии и Монгольском государственном университете, где обучаются сотрудники полиции, также осуществляется научная деятельность в области методики расследования пре­ступлений. Только в 2016 г. было подготовлено 127 магистер­ских и кандидатских диссертаций, из которых 32 посвящены вопросам расследования отдельных видов преступлений. И даже с учетом этого разработка частных криминалистических методик расследования отдельных видов преступлений оста­ется актуальной и для России, и Монголии.

В качестве аргументов в пользу необходимости разра­ботки и совершенствования частных методик расследования преступлений профессор О.Я. Баев приводит следующее: по­стоянно возникают новые способы совершения преступлений, ученые не успевают обобщить «передовой криминальный опыт»; последовательно криминализируются отдельные виды правонарушений, ранее не признававшиеся преступными. Мы полностью поддерживаем приведенный тезис.

Уместно отметить, что, например, в России только в 2016 г. криминализировано 11 новых деяний: нанесение побоев ли­цом, подвергнутым административному наказанию (ст.116.1 введена Федеральным законом от 03.07.2016 №323-ФЗ); мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административ­ному наказанию (ст.158.1 УК РФ введена Федеральным законом от 03.07.2016 №323-ФЗ); организация деятельности по привле­чению денежных средств и (или) иного имущества (ст.172.2 УК РФ введена Федеральным законом от 30.03.2016 №78-ФЗ); привлечение денежных средств граждан в нарушение требо­ваний законодательства Российской Федерации об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости (ст.200.3 УК РФ введена Федеральным законом от 01.05.2016 №139-ФЗ); посредничество в коммерче­ском подкупе (ст.204.1 УК РФ введена Федеральным законом от 03.07.2016 №324-ФЗ); мелкий коммерческий подкуп (ст.204.2 УК РФ введена Федеральным законом от 03.07.2016 №324-ФЗ); несообщение о преступлении (ст.205.6 УК РФ введена Феде­ральным законом от 06.07.2016 №375-ФЗ); склонение спор­тсмена к использованию субстанций и (или) методов, запре­щенных для использования в спорте (ст.230.1 УК РФ введена Федеральным законом от 22.11.2016 №392-ФЗ); использование в отношении спортсмена субстанций и (или) методов, запре­щенных для использования в спорте (ст.230.2 УК РФ введена Федеральным законом от 22.11.2016 №392-ФЗ); мелкое взя­точничество (ст.291.2 УК РФ введена Федеральным законом от 03.07.2016 №324-ФЗ); акт международного терроризма (ст.361 УК РФ введена Федеральным законом от 06.07.2016 №375-ФЗ). Очевидно, что следственная практика нуждается не только в постоянном обобщении передового опыта расследования дан­ных преступлений, но и научных рекомендациях по их рас­крытию и расследованию.

То же можно сказать и в отношении новых видов престу­плений, ответственность за которые предусмотрена уголов­ным законом Монголии. Так, за 15-летний период действия УК Монголии в него было включено 17 новых видов престу­плений, среди которых терроризм (ст.1781 УК Монголии вве­дена Законом Монголии от 01.02.2008), финансирование тер­роризма (ст.1782 УК Монголии введена Законом Монголии от 01.02.2008), публичный призыв к терроризму (ст.1783 УК Монголии введена Законом Монголии от 01.02.2008), отмыва­ние денег (ст.1661 УК Монголии введена Законом Монголии от 24.12.2009), незаконное обогащение (ст.2701 УК Монголии вве­дена Законом Монголии от 19.01.2012), незаконное использо­вание внутренних сведений при участии в торгах (ст.1662 УК Монголии введена Законом Монголии от 16.01.2014), злоупо­требления на рынке ценных бумаг (ст.1663 УК Монголии введе­на Законом Монголии от 16.01.2014) и др.

Следует отметить, что в отношении преступлений против избирательных прав граждан Монголии законодатель «ведет особую государственную политику», расширяя перечень таких преступлений. Так, в 2011 г. были криминализированы такие деяния, как организация заговора по захвату государственной власти с целью злоупотребления выборами (ст.821 УК Монго­лии введена Законом Монголии от 15.12.2011), незаконное до­полнительное голосование в референдуме и выборах (ст.1301 УК Монголии введена Законом Монголии от 15.12.2011).

Следователи, дознаватели, прокуроры и судьи Монголии также как и их российские коллеги остро испытывают недоста­ток в научных рекомендациях криминалистики, в частности, по расследованию новых видов преступлений. Следует доба­вить, что серьезным основанием для разработки и дополнения существующих частных методик расследования преступлений также выступает изменяющееся законодательство по вопро­сам регулирования уголовно-процессуальной деятельности.

Например, относительно российского уголовно-процес­суального закона следует заметить, что за 2002-2016 гг. зако­нодателем было принято 208 федеральных законов, которые содержали более полутора тысяч положений по его изменению. Многие из этих дополнений обусловили необходимость совершенствования частных методик расследования престу­плений. Речь идет о новой форме предварительного расследо­вания - сокращенное дознание (гл.32.1 УПК РФ), расширенном перечне процессуальных действий при проверке сообщений о преступлениях (ст.144 УКП РФ), новом следственном действии - получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст.186.1 УПК РФ), из­менении порядка участия понятых в следственных действиях (ст.170 УПК РФ), обязательном участии специалиста при изъ­ятии электронных носителей информации (ст.ст.182, 183 и др. УПК РФ), особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл.40.1 УПК РФ).

Вопросы подследственности - определение формы досу­дебного производства по уголовному делу, конкретного органа пред­варительного расследования, который будет осуществлять следствие или дознание по уголовному делу - также должны учитываться в частной криминалистической методике расследования. Меж­ду тем, порядок, связанный с определением формы предвари­тельного расследования и субъекта расследования, достаточно часто корректируется законодателем (в 2002-2016 гг. принято 70 федеральных законов, которые внесли изменения и до­полнения в ст.ст.150, 151 УПК РФ). Безусловно, эти изменения должны находить соответствующее отражение в содержании криминалистической методики расследования преступлений.

Монгольский законодатель «более сдержан» в вопросах изменения законодательства, регулирующего уголовно-про­цессуальную деятельность, тем не менее, за период 2002-2016 гг. УПК Монголии дополнен 20 законами, которые касаются более 100 его положений. Некоторые из них существенно по­влияли на порядок уголовно-процессуальной деятельности.

В этом плане можно привести такие новеллы, как прекраще­ние уголовного дела в случае, если лицо, совершившее пре­ступление небольшой тяжести, добровольно признало свою вину и возместило ущерб (ст.24.1.5 УПК Монголии введена Законом Монголии от 09.08.2007); секретарь судебного заседа­ния вправе фиксировать ход заседания на аудио-, видео носи­тели (ст.253.10 УПК Монголии введена Законом Монголии от 24.04.2014) и др. Отметим, что данные поправки и дополнения принципиально не повлияют на содержание частной мето­дики расследования отдельных видов преступлений. Однако, как отмечалось, вопросы подследственности непосредственно связанные с методикой расследования преступлений и долж­ны находить в ней отражение. При этом в течение 2007-2014 гг. ст.26 («Органы, производящие дознание»), ст.27 («Органы, производящие следствие») УПК Монголии дополнены пятью законами, что для монгольского законодателя необычно мно­го.

Современные условия следственной практики, включая изменившиеся правовой режим, общественные отношения, переориентацию нравственных ценностей, особенности на­ционального менталитета групп населения, безусловно, долж­ны также учитываться при разработке криминалистических методик расследования преступлений. Появление ранее не­известных способов совершения и сокрытия преступлений, наличие высокого уровня противодействия расследованию приводит к возникновению иных механизмов формирования доказательств, изменению контингента вероятных преступни­ков, круга обстоятельств, способствующих совершению пре­ступлений, и пр. Все это влияет на эффективность существу­ющих методик расследования преступлений и определяет потребность в постановке и определении путей решения но­вых более сложных, специфических задач.

Для криминалистики Монголии развитие криминали­стической методики имеет актуальное значение еще и потому, что многие годы в структуре преступности преобладали лишь отдельные, характерные именно для этой страны преступле­ния, в частности, кража скота, кража из жилища, хулиганство, разбой. За последние 20-25 лет криминальная ситуация в стра­не существенно изменилась - получили распространение пре­ступления, которые ранее были не типичными. Например, монгольские криминологи отмечают, что в настоящее время Монголия последовательно борется с такими преступными деяниями, как отмывание нелегальных доходов, терроризм, торговля людьми и человеческими органами, нелегальных оборот наркотических, психотропных, радиоактивных ве­ществ и незаконная торговля оружием.

По данным Информационно-исследовательского центра при Главном полицейском управлении Монголии за 2011-2016 гг. было возбуждено 62 уголовных дела о преступлениях, совер­шенных организованными группами, 15 - террористического характера. За указанный период совершены такие преступле­ния, как получение взятки - 103, кража историко-культурных ценностей - 89, попытка вывоза их через государственную гра­ницу - 8, торговля людьми - 42, присвоение чужого имущества - 6.

Как показали результаты изучения мнения следователей, дознавателей и прокуроров, у лиц, осуществляющих раскры­тие и расследование преступлений, имеется острая потреб­ность в таких криминалистических рекомендациях, которые позволяли бы им действовать в конфликтных ситуациях не только методически правильно, но и тактически грамотно, минимизировав негативные последствия. Изложенное под­тверждает не только актуальность, но и необходимость на­учной разработки методики расследования преступлений против избирательных прав. Более того, применительно к Монголии это важно вдвойне, поскольку речь идет не о совер­шенствовании существующей методики расследования дан­ных преступлений, а фактически - о ее разработке.

В России методико-криминалистическому обеспечению расследования преступлений против избирательных прав ста­ло уделяться внимание сравнительно недавно - в начале 2000-х гг. Поэтому говорить о должной научной разработке вопро­сов расследования преступлений против избирательных прав пока преждевременно. Указанным вопросам посвятили спе­циальные исследования Л.Ю. Болотских и О.Ю. Антонов. Кроме того, по этой тематике отмечаются отдельные работы. Относительно научного методико-криминалистического обе­спечения расследования преступлений против избирательных прав в Монголии говорить не приходится вовсе. Отмечается от­сутствие какой-либо литературы по вопросам расследования данных преступлений. Как справедливо отмечает С. Жанцан, криминалистическая методика расследования преступлений против избирательных прав реализует основную функцию криминалистики - оказывать содействие в борьбе с преступ­ностью в сфере конституционных прав граждан Монголии.

Вслед за своими российскими коллегами монгольские ученые-криминалисты под криминалистической методикой понимают систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению расследования преступлений. Доктор Б. Бат-Эрдэнэ следу­ющим образом определяет криминалистическую методику - это целостная часть криминалистики, изучающая крими­нальный опыт совершения отдельных видов преступлений и следственную практику их расследования и разрабатывающая на основе познания их закономерностей систему наиболее эф­фективных методов расследования и предупреждения разных видов преступлений.

Между тем, до настоящего времени в науке остаются спорными многие вопросы в области криминалистической методики. Среди таких вопросов следует выделить принципы построения криминалистической методики расследования, поскольку они служат своего рода ориентиром, «опорными точками» для разработки частных методик расследования от­дельных видов преступлений, а также структура частной ме­тодики и др.

В качестве одного из принципов построения криминали­стической методики расследования преступлений выделяют принцип этапности процесса расследования. Так, в крими­налистике процесс расследования преступлений условно де­лится на несколько этапов: первоначальный, последующий и заключительный. В уголовном деле такое деление не находит буквального отражения. Делается это, прежде всего, в мето­дических целях для упорядочивания рассмотрения вопросов, относящихся к доказыванию, правильной организации и пла­нированию расследования, оптимизации труда следователя.

Как отмечает В.Н. Карагодин, деление предварительного расследования на эти этапы не предусмотрено уголовно-про­цессуальным законом, поскольку уголовное судопроизводство осуществляется в соответствии с нормами, регламентирую­щими порядок деятельности на этой процессуальной стадии в целом. Однако условия типичных ситуаций, возникающих на указанных этапах расследования, существенно различаются между собой. Это требует решения на разных этапах отличаю­щихся промежуточных задач с помощью различных методов, средств и приемов. Разрабатываемые рекомендации не могут создаваться без учета этих обстоятельств.

Приведем позиции отдельных ученых-криминалистов о сущности и назначении этапов расследования. И.М. Лузгин этапом расследования называет взаимосвязанную систему действий, объединенных единством задач, условиями рас­следования, спецификой криминалистических приемов. По мнению С.Ю. Косарева, этап расследования - это часть, для которой характерно наличие системы взаимосвязанных и взаимообусловленных следственных и иных мероприятий, объединенных необходимостью решения соответствующих задач расследования. Таким образом, этап расследования - это ограниченный период расследования, характеризующей­ся спецификой, объемом и содержанием исходных данных, типовыми следственными ситуациями, основаниями для вы­движения версий, особенностями их проверки, решаемыми задачами, тактико-криминалистическим содержанием про­цессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Е.П. Ищенко и Н.Н. Егоров утверждают, что этапы рас­следования преступления следует рассматривать не только как временные отрезки данного процесса, сменяющие друг друга, но главным образом как подсистемы следственных, оперативно-розыскных, организационных и других действий, объединенных на основе разрешаемых с их помощью задач, обусловленных устойчивой повторяемостью типичных след­ственных ситуаций.

Выше отмечалось, что меняющиеся законодательство об­условливает корректировку методик расследования отдель­ных видов преступлений и в частности изменение подходов в выделении этапов расследования. Так, в криминалистических исследованиях, помимо первоначального, последующего и за­ключительного этапов расследования, ученые выделяют еще четвертый, который является первичным, он получил разные названия: проверочный, предварительный, доследственный этап. По сути, речь идет о проверке сообщения о преступле­нии. Во временном отношении данный этап начинается с момента получения информации о преступлении и заканчи­вается принятием итогового решения о возбуждении уголов­ного дела либо об отказе в его возбуждении. Для него также характерны специфические ситуации, постановка конкретных задач, определение средств по их решению.

Приведем точки зрения некоторых ученых на значение и целесообразность данного этапа расследования. А.В. Шмонин полагает, что нулевой этап расследования обусловлен зна­чимостью доследственной проверки, поскольку она создает основу для успешного и эффективного расследования. Выде­ление предварительного этапа расследования представляет­ся важным не только в методологическом отношении, но и в практической деятельности следователя. Этот период связан с деятельностью должностных лиц по рассмотрению сообще­ния о преступлении и принятию законного и обоснованного решения. По мнению Н.А. Подольного, целью проверочного этапа расследования является создание исходной информаци­онной базы для последующего расследования.

Со своей стороны приведенные доводы мы также разде­ляем. Но возникает вопрос, насколько правомерно называть стадию возбуждения уголовного дела этапом расследования, хотя бы даже в криминалистическом смысле. Заметим, что законодательные новеллы повлияли на устоявшиеся в науке представления о стадиях уголовного процесса, позиции уче- ных-процессуалистов по данному вопросу далеко неоднознач­ны.

Только по дополнению ст.144 УПК РФ и иных, связанных с ней, было принято пять федеральных законов (от 12.04.2007 №47-ФЗ, 05.06.2007 №87-ФЗ, 04.03.2013 №23-ФЗ, 22.10.2014 №308-ФЗ, 30.12.2015 №44-ФЗ), которые расширили содержа­ние деятельности в стадии возбуждения уголовного дела не только следственными действиями, но и действиями и ме­роприятиями. В соответствии со ст.144 УПК РФ при провер­ке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе полу­чать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в установ­ленном порядке, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, до­кументов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследова­ний документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обяза­тельное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Более того, в контексте формулировки положений ст.144 УПК РФ в юридической печати широко обсуждается вопрос о допустимости производства обыска и выемки в ходе проверки сообщений о преступлениях. Таким образом можно констатировать довольно широкую регламентацию процессуальных средств до принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Приведем обзор отдельных высказываний ученых-про- цессуалистов по поводу «отправной точки» начала расследова­ния. С. Вицин отмечает, что в уголовном процессе появились по существу неправовые, квазисудопроизводственные проце­дуры в виде так называемой предварительной доследственной проверки. По мнению Л.М. Володиной, институт возбужде­ния уголовного дела, регламентируя начальный этап движе­ния уголовного дела как самостоятельную стадию, изменил систему уголовного процесса. Стадия возбуждения уголовного дела в ее нынешнем виде представляет собой вариант мини­стадии расследования.

Понимая возбуждение уголовного дела как процессу­альное решение и как процедуру, в рамках которой решает­ся вопрос о необходимости производства предварительного расследования, С.И. Вершинина и А.В. Оськин отмечают, что фактически на этом этапе уголовного процесса сложился са­мостоятельный вид деятельности, получивший на практике название «доследственная проверка». Ю.Я. Чайка делает ак­цент на том, что исследование обстоятельств преступления на­чинается при проведении доследственной проверки по факту сообщения о преступлении.

В свою очередь, В.С. Джатиев задается вопросом о прин­ципиальной разнице между проверкой сообщения о пре­ступлении и традиционными предварительным следствием и дознанием. По его мнению, произошел фактический отказ от института возбуждения уголовного дела и его трансформа­ция в институт начала уголовного судопроизводства. Следует согласиться с А.В. Красильниковым в том, что самостоятель­ность стадии возбуждения уголовного дела, обусловленная спецификой формы и содержания правоотношений, возни­кающих и реализующихся в ходе нее, фактически нивелиро­вана. Все более очевидно единство форм, методов и средств при проверке сообщения о преступлении и непосредственно в процессе расследования уголовного дела. Таким образом, деление процесса расследования на четыре этапа (провероч­ный, первоначальный, последующий и заключительный) обо­сновано не только сугубо криминалистическим подходом, но и юридическим (правовым).

Что касается криминалистического значения необходи­мости разделения процесса расследования на этапы и прежде всего выделения проверочного этапа, то оно заключается в на­личии тактических задач, которые должны быть поставлены и разрешены на каждом из них. Так, для проверочного этапа расследования, с нашей точки зрения, тактическая задача со­стоит не только в сугубо формальном определении наличия основания для возбуждения уголовного дела - достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст.140 УПК РФ, ст.166 УПК Монголии). Полагаем, что именно здесь опре­деляется перспектива всего расследования. Нельзя не прини­мать во внимание, что доказательства должны формироваться с учетом судебной перспективы будущего уголовного дела. Вся информация, полученная в ходе проверки сообщения о пре­ступлении, подлежит оценке не только с точки зрения ее до­статочности для возбуждения уголовного дела, но и ценности, значимости для дальнейшего расследования. В этом же ключе рассуждают М.В. Мешков и В.В. Гончар, которые обращают внимание на то, что предварительный этап предопределяет успех или неудачи в деятельности органов предварительного расследования на последующих этапах.

С нашей точки зрения, во многих случаях «недоработки» и тактические просчеты, допущенные на предварительном этапе расследования, неправильное определение объема и достаточности имеющихся доказательств, являются перво­причиной в случаях, связанных с отказом в возбуждении уго­ловного дела, приостановлением расследования, возвра­щением уголовного дела на дополнительное расследование34, изменением объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых т.д. Нередко последствия тактических ошибок, допущенных в процессе доследственной проверки, проявля­ются при рассмотрении уголовного дела в суде, что влияет на судебные решения.

Возвращаясь к вопросу о принципах построения частной методики расследования отдельного вида преступлений, от­метим, что основополагающим является принцип этапности. Он позволяет не только методически правильно рассматри­вать весь процесс расследования, но и предметно излагать на­учно-практические рекомендации для следователей и дозна­вателей по производству расследования в целом и отдельных следственных действий в частности.

Более того, вести речь о том, что в науке разработана методи­ка расследования того или иного вида преступления правомерно и обоснованно только тогда, когда изучены и описаны все четыре этапа расследования с точки зрения постановки характерных для каждого из них цели, задач, средств по их разрешению. Приме­нительно к каждому из этапов расследования должны быть си­стематизированы следственные ситуации, рассмотрены типовые программы по их разрешению; определены специфика плани­рования и типовые следственные версии с перечнем вопросов, подлежащих разрешению; выявлены особенности тактики след­ственных действий; раскрыты вопросы взаимодействия следова­теля с представителями иных подразделений и служб, включая другие правоохранительные органы; представлены возможности по использованию специальных знаний, информационно-спра­вочных систем, а также помощи общественности и т.д. Должны найти отражение вопросы противодействия расследованию и меры по его преодолению, поскольку данное явление сопрово­ждает весь процесс расследования.



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Адрес:

Москва