Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Право зарубежных государств Ответственность акционерного общества (на примере банка) в сирийском законодательстве

Ответственность акционерного общества (на примере банка) в сирийском законодательстве

Ответственность акционерного общества (на примере банка) в сирийском законодательстве







ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ
Мажд Хаддад

В статье говорится об определении банка и его организационно-правовой форме, с учетом того, что он имеет статус юридического лица. Также в статье говорится о правовом основании ответственности банка, считающегося согласно сирийским законам коммерческой структурой в его взаимоотношении с другими структурами, а также акционерным обществом, будь то частным или государственным. Также статья рассматривает виды ответственности банка: договорную ответственность, если истец связан по договору с банком, и ответственность за халатность, если истец является чужим по отношению к банку, а также ответственность на основе концепции рисков и ответственность, возникшую при принятии видимого за реальность. Рассматриваются также условия освобождения от ответственности и случаи, в которых банк несет ответственность за своих подчиненных.

Не существует законодательства, дающего четкое опреде­ление банка, даже в странах, имеющих древнюю банковскую историю. Английские законодатели ограничиваются упоми­нанием критерия, являющегося минимумом для определе­ния основных черт института, называющегося банком. Они утверждают, что в компетенцию банка входят следующие действия:

1. Прием денежных средств от клиентов в качестве депози­та, получение чеков для выплаты клиентам и депонирование денежных средств на их счета.

2. Выплаты по чекам и распоряжениям клиентов на их счета.

3. Открытие текущих счетов в банковских реестрах.


К этим функциям могут добавляться и другие действия, что является необходимым минимумом. В противном случае дан­ный институт не является банком в прямом смысле этого слова.

Во Франции деятельность банков регулируется Законом 1940 г., в который в 1984 г. были внесены поправки в соответ­ствии с Общим Законом. Толкователи Закона, ссылаясь на не­которые положения и другие обстоятельства, считают главной задачей банка прием денежных депозитов у граждан. Они ут­верждают, что эта функция отличает банк от других финансовых институтов, осуществляющих свою деятельность при помощи собственных денежных средств, а не за счет вкладов граждан. Именно это различие, по мнению толкователей, объясняет стро­гий государственный контроль над деятельностью банков.

В Египте также не существует определения термина «банк», хотя в Законе № 20 1975 г. о ЦБ Египта и банковском аппара­те приведена классификация банков и указаны полномочия коммерческих банков, специализированных некоммерческих банков, инвестиционных и деловых банков. Вместе с тем гра­ницы между этими видами банков не являются четкими, и при определении вида того или иного банка обычно исходят из его основной деятельности. Такое частичное совпадение полномо­чий существует в большинстве стран мира и является вполне естественным фактом.


В Сирии Закон о торговле № 33, принятый в 2007 г., со­держит перечень правил, регулирующих банковскую деятель­ность. Эти правила изложены в соответствующих положениях шестого раздела Закона (глава 1, статьи 194-245). При этом в Законе не содержится конкретного определения термина «банк». Определения этого термина нет в Законе № 28, при­нятом в 2001 г. (Закон о частных и смешанных банках), в Законе № 35, принятом в 2005 г. (Закон об исламских банках), в по­правках к этим двум законам, изложенных в Законе № 3, при­нятом в 2010 г., и в других законах, регулирующих процедуру создания государственных банков. Юристы, подготовившие Закон о торговле Сирии, дали четкое определение термина «банк», сочетающее в себе условия, необходимые для создания банка, и законодательный характер института банка. Муса Метри определяет банк как «юридическое лицо, имеющее статус коммерческого, которому Совет по вопросам денежно-кредит­ной политики выдает лицензию на осуществление банковских операций».

Все банки обладают статусом юридического лица в соответ­ствии с законами о создании банков во всех странах с длинной банковской историей, независимо от того, является ли банк государственным или частным. В Сирии также все банки об­ладают статусом юридического лица.


Что касается частных банков, создание которых предусмо­трено Законом № 28, принятым в 2001 г., и поправками в дан­ный Закон, то в ст. 1 Закона говорится о том, что «можно соз­давать банки в форме акционерных обществ». Банки должны быть своего рода финансовыми компаниями. В параграфе 8 ст. 56 Законодательного Указа № 29, изданного в 2011 г., регулиру­ющего порядок создания всех видов и форм компаний в виде обществ с ограниченной ответственностью (ООО), запрещено осуществление банковской, страховой и сберегательной дея­тельности. Это означает, что все банки должны иметь форму акционерных обществ (АО). Первый параграф ст. 13 Законо­дательного Указа № 29 2011 г. гласит о том, что «все компании, о которых идет речь в законодательном указе, кроме совмест­ных предприятий (СП), получают статус юридического лица с момента своего создания».


Отсюда следует, что все действующие в Сирии банки имеют статус юридического лица, положение о которых регулируется ст. 55 Гражданского кодекса Сирии. Волю юридического лица выражает его юридический представитель в соответствии с по­ложениями, содержащимися в параграфе 3 ст. 55 Гражданско­го кодекса Сирии, о чем упомянуто в ст. 148 законодательного указа № 29, изданного в 2011 г. В разделе статьи под заголовком «представительство компании» говорится следующее:

1. «Председателем правления компании является ее пре­зидент, представляющий компанию в отношениях с другими органами. Его подпись тождественна подписи всего правления в отношениях компании с другими органами, если Уставом компании не предусмотрено иное.

2. Правление определяет размер компенсаций исполни­тельным директорам и главному исполнительному директору.

3. Исполнительный директор или главный исполнительный директор не могут занимать должность директора или служа­щего в другой компании.

4. В отличие от любого текста действующего закона, никто из членов правления не может занимать должность исполни­тельного директора или главного исполнительного директора, или любую оплачиваемую и компенсируемую должность в го­ловном закрытом акционерном обществе.


Несмотря на то, что головному закрытому акционерному обществу законодатели отвели отдельный раздел с соответ­ствующими нормами в Законе о компаниях, они (законода­тели) сочли необходимым упомянуть банки (как закрытые акционерные общества) в принятом в Египте Законе о банках, который регулирует их деятельность в соответствии с Законом о торговле в общем смысле этого слова.

Юридическая основа ответственности банков

Все законы о создании государственных банков в Сирии упоминают банки в качестве коммерческого института в отно­шениях с другими органами. Что касается частных банков, соз­дание которых регулируется Законом № 28, принятым в 2001 г., и поправками в этот закон, то ст. 1 этого закона разрешает создание банков в форме сирийских частных закрытых акцио­нерных обществ или в форме сирийских акционерных обществ с участием государственного экономического сектора.


Исходя из этого, все частные банки или банки смешанного сектора в Сирии должны создаваться в форме АО. Статья 87 за­конодательного указа № 29, изданного в 2011 г., регулирующая создание всех видов и форм компаний (Закон о компаниях), гласит следующее: «Закрытые акционерные общества, неза­висимо от вида их деятельности, являются коммерческими компаниями, действующими в соответствии с Законом о тор­говле». Следовательно, все банки в Сирии являются по своей форме коммерческими институтами. С практической точки зрения в абзаце «д» ст. 6 Закона о торговле № 33 2007 г. гово­рится о том, что «по своей сути они выполняют коммерческие действия, такие как операции по обмену валюты, свопы и дру­гие операции государственных и частных банков».

Таким образом, государственные банки в Сирии стали за­ниматься коммерческими операциями как с точки зрения их функции, связанной с формой их создания, так и с практи­ческой точки зрения, касающейся их повседневной деятель­ности.


Виды ответственности банка

Несмотря на то, что банк несет ответственность за каждую банковскую операцию, и то, что ответственность банка регу­лируется соответствующими положениями и правилами, все банки руководствуются в своей деятельности сводом общих правил, определяющих их ответственность. В этом смысле не существует никакой разницы между частным и государ­ственным банками, за исключением вида собственности их капитала, создания их административного органа и орга­низации его работы. Что же касается отношения банков с другими органами, то этот вопрос регулируется одними и теми же положениями, которые определяют частную бан­ковскую деятельность, а также обязательства банков и их ответственность перед другими органами за выполнение этих обязательств.

Ответственность банка может быть гражданской, и в этом случае она может быть договорной ответственностью, ответ­ственностью за халатность или базирующейся на тезисе о ри­сках профессии, или ответственностью за применение защиты в очевидно противоречащей истине ситуации.

а) договорная ответственность банка: ответственность яв­ляется договорной, если банк с истцом, которому причинен ущерб (независимо от того, является ли последний клиентом или нет), связывает договор, а действие является поводом для появления вопросов в случае нарушения обусловленного обя­зательства, содержащегося в договоре прямо или косвенно, или на него распространяется банковское правило, независимо от того, было ли это нарушение совершено самим банком, т.е его юридическим представителем, или выразителем его воли как юридического лица, или сотрудником банка, или лицом, к которому за помощью обратился банк в выполнении своих обязательств, или сотрудникам, работающим в подчинении этого лица.

б) ответственность банка за халатность: ответственность бан­ка за халатность наступает в случае, если истец, которому на­несен ущерб, является другим лицом по отношению к банку, а ошибка банка произошла вследствие нарушения им общего обязательства, налагаемого на него законом в его общем для всех смысле. То же самое касается и ответственности за ошибки его клиентов — в этом случае она является косвенной ответ­ственностью за халатность.

в) ответственность на основе концепции рисков: ответствен­ность банка может наступить и в том случае, если он (банк) не совершал ошибок, и можно применить концепцию рисков профессии к причиняющему ущерб случаю, как это сделал Кассационный суд Египта в случае с выплатой по чеку, подпись на котором была подделана. Тогда не была доказана ни ошибка клиента — владельца чека в подделке его подписи, ни вина банка в том, что подделка не была обнаружена. Суд отметил, не снимая ответственности с банка, что последний несет от­ветственность за выплату, независимо от того, насколько «со­вершенной» была подделка, и именно это является одним из рисков профессииональных рисков в сфере банковской де­ятельности. Эти риски, каким бы тяжелым ни было их бремя, ни в коей мере не сопоставимы с преимуществами банков, заключающимся в укреплении доверия к банкам и создании атмосферы уверенности для клиентов банков.


Ответственность банка также наступает, когда речь идет об очевидной, противоречащей истине ситуации, установлен­ной банком, когда чек подписывает не его владелец, а другой человек, что создает впечатление, будто это истина. Кассаци­онный суд Египта одобрил эту концепцию как общее правило, подлежащее применению впервые, не ссылаясь на специаль­ное примечание в тексте Закона, где определены и показаны ус­ловия его применения. Суд отметил, что «следствием действий истинного владельца является то, что доказательства якобы «очевидного» факта порождают ощущение его соответствия ис­тине. Эту ситуацию можно сравнить с действиями служащего, продолжающего осуществлять свои рабочие функции после выхода на пенсию».

Кроме этого, Кассационный суд Египта рассмотрел вопрос об «очевидной» доверенности, отметив, что «условием для того, чтобы считать очевидным доверителем лицо, замеща­ющее получившего полномочия, является то, что внешний вид, созданный последним, является ошибочным, а также то, что другое лицо, которое вступает в отношения с доверенным лицом, совершает ошибку или халатность в поиске истины».

Примером этого может служить управляющий, обладаю­щий широкими полномочиями, на которые могут быть нало­жены ограничения. Однако эти ограничения не могут служить основанием для принесения протеста в отношении другого лица, который не знает об этих ограничениях.







Необходимо отметить, что действия председателя правле­ния банка характеризуются как действия самого юридического лица и являются действиями не сотрудника банка, а самого банка. Вместе с тем практически нельзя ограничиться под­писью управляющего или управляющих в ведении дел банка. Поэтому эти лица предоставляют соответствующие полномо­чия на выполнение некоторых действий связанных с их ком­петенцией ряду сотрудников банка определенного уровня. В этом случае их подпись будет считаться подписью самого банка, а не его сотрудника. То же самое касается и полномочий на подпись с печатью банка в определенных случаях, когда речь идет о праве на подпись от руки). Эти полномочия могут быть непрямыми, однако они воспринимается другими лицами, исходя из характера и уровня должности подписанта, и его подпись считается истинной, как подпись лица, обладающего соответствующими полномочиями.

Когда ответственность банка является договорной (в случае наличия доказательств о нарушении им договорных обяза­тельств), эта ответственность отражена в договоре. В этом случае нет необходимости определять лицо, виновное в на­рушении. Обычно суду для вынесения решения об ответ­ственности достаточно в качестве причины ошибки назвать плохую работу банка, нарушение его устава, а также привести доказательства того, что обязательства банка выполнялись неправильно.


В большинстве случаев у банка есть филиалы, располо­женные в различных районах близко к клиентам, как внутри страны, так и за ее пределами. У банка могут быть свои кор­респонденты. Это независимые от банка учреждения. Банк взаимодействует с ними. Банки-корреспонденты расположе­ны, в частности, в районах, где нет филиалов банков. Разница между банком-корреспондентом и филиалом заключается в том, что филиал является частью основного банка и не имеет самостоятельного юридического лица, хотя с управленческой точки зрения он обладает определенной независимостью, в от­личие от банка-корреспондента, который является полностью независимым учреждением.

Что касается филиалов банка, то они являются подраз­делениями или частью банка, но не являются независимыми от него в соответствии с законодательством. Управляющий филиалом банка подчиняется банку и является служащим, подчиненным банку с точки зрения своих полномочий, что позволяет ему представлять банк во всем, что касается его деятельности.


Один из результатов того, что филиал является частью го­ловного банка, не является самостоятельным лицом, не имеет юридической самостоятельности, заключается в следующем: если клиент открывает счет в банке, то этот счет является од­ним счетом. Если же существует договоренность о том, что он может снимать деньги во всех филиалах банка, это не является дроблением счета или разделением его в соответствии с коли­чеством филиалов, в которых можно снимать деньги. Другой результат заключается в том, что обязательства, вытекающие из действий управляющего филиалом, являются обязательны­ми для самого банка. Представитель головного банка является ответчиком в суде по этим обязательствам в соответствии с по­ложениями ст. 83 Закона о порядке ведения судебного процес­са, в которой говорится следующее:

1. Иски на действующие компании и общества, в т.ч. на на­ходящиеся в стадии ликвидации, а также на учреждения, рассматриваются судом округа, на территории которого рас­положен головной центр управления вышеупомянутыми ин­ститутами, независимо от того, подан ли иск на компанию, общество, учреждение, на одного из компаньонов или членов, или одним компаньоном или членом на другого;

2. Можно подать иск в суд, в округе которого расположен филиал компании, общества или учреждения, по вопросам, касающимся этого филиала.


Что касается исков, которые подают банки с целью защи­ты своих прав, то они должны касаться характера договора и юридических отношений, связывающих банки с ответчиком. Если договор является смешанным и носит коммерческий ха­рактер по отношению к банку и гражданский характер по от­ношению к клиенту, а иск связан с личным правом, то иск рас­сматривается в порядке, определенном ст. 81 в соответствии с местной юрисдикцией. Речь идет о суде, расположенном в районе проживания ответчика. Правила этого суда являются дополняющими правилами, на основании которых можно урегулировать споры. Если же этот иск сопряжен с просьбой об аресте имущества ответчика, и в т.ч. его недвижимости, иск необходимо подавать по месту расположения одного из объектов недвижимости ответчика, подлежащего аресту во исполнение положений ст. 82 Закона о порядке ведения судебного процесса с поправками, принятыми в соответствии с Законом № 1 2010 г., в которых правила местной юрисдик­ции в части, касающейся исков по недвижимости, становятся общепринятыми.

Если же право, по поводу которого банк подает иск, имеет коммерческий характер для клиента, то в этом случае приме­няются положения ст. 89 Закона о порядке ведения судебного процесса, где говорится следующее: «Рассмотрение коммер­ческих вопросов входит в юрисдикцию суда ответчика или суда, в округе которого было заключено соглашение и получен товар, или в суде, в округе которого необходимо произвести оплату».


Банки, предъявляющие своим клиентам иск о банкротстве, должны учитывать следующие условия:

1. Наличие статуса коммерсанта у ответчика;

2. Прекращение коммерсантом выплаты своего коммерче­ского долга или долгов при отсутствии спора по вопросу о при­чине его (их) появления считается прекращением выплат, если коммерсант, стремясь укрепить доверие к своей платежеспо­собности, использует явно незаконные средства, такие снятие с хранения ценных бумаг. Об этом говорится в ст. 443 Закона о торговле № 33 2007 г. Иски такого рода входят в юрисдикцию суда округа, в котором работает ответчик, что рассматривается авторами Закона о торговле как общее правило. Далее все спо­ры, возникающие в результате банкротства, рассматриваются в порядке, определенном в положениях ст. 86 Закона о порядке ведения судебного процесса. Это делает суд, который объяв­ляет о банкротстве с целью сохранения единой процедуры банкротства, а также для того, чтобы воспрепятствовать утрате кредиторами своих прав.


Что касается корреспондентов банка (это обычно банки или другие лица, к помощи которых прибегает банк для осу­ществления некоторых операций), то им поручено выполнять то, что от них требуется, причем в большинстве случаев у них нет прямой связи с клиентом. Банк вступает с корреспонден­том в договорные отношения по поручению клиента, и между банком и корреспондентом возникает прямая связь. Как пра­вило, корреспондент является уполномоченным учреждением головного банка, подрядчиком или учреждением, связанным с банком соглашением на неопределенный срок, и в отноше­нии него действуют соответствующие правила, дополняемые банковскими традициями. Существует деликатный момент, связанный с ответственностью банка в случае, если по вине корреспондента произошла ошибка. Кто в данном случае несет ответственность — банк или клиент, в отношении ко­торого допущена ошибка и который отвечает за последствия в случае, если не существует доказательств совершения бан­ком ошибки?

Преобладающее среди юристов мнение заключается в том, что сторона, выбравшая себе корреспондента, несет ответ­ственность за свою ошибку. Поэтому если банк выбрал себе корреспондента, то именно он обязан нести ответственность за ошибки, совершаемые корреспондентом. Если же клиент сам выбрал банк — корреспондент, не учитывая мнения го­ловного банка, то ответственность в этом случае несет только клиент.


Банк освобождается от ответственности в случае, если он докажет, что причина ущерба заключается в его уважении (со­блюдении) открытых и конфиденциальных условий договора, или в том, что его действия согласуются с законными банков­скими правилами, действующими в отношении клиента, или в том, что существует внешняя причина этого, или в том, что в договоре существует некое юридически действующее условие, освобождающее его от ответственности за ущерб, который не­обходимо возместить.


Существуют общие правила, касающиеся условий освобож­дения банка от ответственности. Здесь необходимо обратить внимание на следующие моменты:

1. Условие существует только в случае, если банком доказа­но, что оно принято клиентом.

2. Условие не является законным, если оно лишает банк су­щественного обязательства по договору, освобождая его от от­ветственности за хранение в договоре о депозите на ценные бумаги или в договоре об аренде банковской ячейки.

3. Необходимо рассмотреть масштаб условия. Условие, ос­вобождающее от ответственности за ошибки служащих банка, не распространяется на ошибки самого банка, т.е. его предста­вителей, выражающих его волю.

4. Нельзя освобождать от ответственности (от абсолютной до общей) за халатность.


Не следует забывать, что освобождение от ответственности является исключением из правила и не толкуется расширитель­но. Кроме этого, договор может быть договором подчинения, регулируемым специальными текстами, касающимися толкования и обременительных условий договоров подчинения.

Большинство случаев ответственности банка связано с действиями его служащих. В основном эти действия ре­гулируются общими правилами, касающимися ответствен­ности. В этом вопросе могут возникать две сложных про­блемы, первая из которых касается определения умысла в действиях служащего, а вторая — связана с определением вопроса, произошла ли ошибка, приписываемая служа­щему, во время исполнения им своих обязанностей или в связи с этим.


Суд допускает расширительное толкование определения ответственности банка, защищая тем самым интересы граж­дан, которые руководствуются «очевидной» ситуацией. В со­ответствии с принципом расширительного толкования мы видим, что это смягчает ответственность банка в том случае, если не возникает вопроса о защите вышеуказанных прав. Суд снимает ответственность с банка, если доказано, что кли­ент не руководствуется «очевидной» ситуацией и что клиент, вступая в деловые отношения со служащим банка, взаимо­действовал лично с ним не как со служащим самого банка. Исходя из этого предположения суд рассматривает различ­ные доводы, среди которых то обстоятельство, что служащий, которому клиент передавал ценные бумаги для совершения той или иной операции, не находился в месте, предназна­ченном для клиентов и, следовательно, в его компетенцию не входило совершение подобных действий, а также то, что клиент полностью представляет себе его обычные функции, или то обстоятельство, что служащий получил от клиента денежные суммы или вознаграждения за ту или иную опера­цию зная, что банком не принято осуществлять эту операцию. Или то, что между клиентом и служащим существуют личные отношения, или то обстоятельство, что операция была совер­шена вне банка, что может служить доказательством того, что клиент обращался именно к служащему, а не к самому банку, коль скоро установлено, что банк не практикует направление своих служащих за пределы банка для совершения той или иной операции.

Необходимо доказать, что целью обращения клиента лично к служащему было обращение к банку. Если это не доказано, клиент несет ответственность за совершенные действия.

Таким образом, суд возлагает на банк ответственность за действия его служащих, выполняющих свои обязанности и действия, которые выходят за пределы этих обязанностей, или неочевидные действия, наносящие ущерб клиентам.


Нет никакой пользы в том, что банк предостерегает сво­их клиентов о последствиях обращений к служащим. Эти предостережения не снимают с банка ответственности за то, в каких отношениях находятся клиенты и служащие, ког­да клиенты доверяют агентам и служащим банка, поручая им совершить ту или иную операцию. Гражданам бывает трудно брать на себя обязательство осторожно относиться к совершению операций, исходя из необходимости пред­положения о доверии граждан к служащим банка. В суде утверждают, что вместо этого предостережения банку следует более внимательно относиться к подбору своего персонала и не отказываться от результатов их деятельности, которую они начинают на должности служащего банка, а также то, что банк не должен заранее сообщать о компетенции каждого служащего пока им (банком) не будет доказано, что клиенту действительно известна компетенция служащего, к которому он обращается.

Исходя из этого, банк должен отвечать за действия своих служащих в следующих случаях:

1. Если действие, наносящее ущерб, совершается служа­щим во время исполнения им своих обязанностей или в связи с ними.

2. Если действие совершено за пределами обязанностей служащего, но клиент не знал о том, что служащий превысил свои полномочия.

3. Ответственность банка наступает в случае, если служащий злоупотребил своими обязанностями, в то время как клиент не знал об этом.

4. Если служащий действует в своих личных интересах, но клиент не имеет целью обращаться к нему исходя из этого, а обращается к банку в силу определенных условий.

5. Банк не должен сообщать гражданам о полномочиях того или иного служащего, коль скоро граждане не имеют реальной информации о распределении полномочий между служащими банка.

6. С банка не снимает ответственности то обстоятельство, что полномочия управляющих определены уставом банка,

в то время как управляющий действует в рамках обычных полномочий, принятых для аналогичных банков в установ­ленном порядке в соответствии с концепцией «очевидного» действия.


Право зарубежных государств



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7


Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право