Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Уголовно-исполнительное правоотношение Юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья лиц, находящихся в местах принудительного содержания

Юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья лиц, находящихся в местах принудительного содержания



УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
Вичева А.А.

В статье рассматривается юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья лиц, содержащихся в местах принудительного содержания. Проанализированы особенности обеспечения права на охрану здоровья отдельных категорий лиц, в зависимости от места принудительного содержания. Выявлены ключевые субъекты обеспечения рассматриваемого права. На основе проведенного анализа нормативно-правовых актов, регламентирующих рассматриваемую сферу, сделана попытка дать определение юридического механизма обеспечения права на охрану здоровья исследуемой категории лиц.




В современной России проявляется повышенный интерес к механизму обеспечения прав лиц, содержащихся в местах принудительного содержания как со стороны общественно­сти, так и органов государственной власти. Активизируется ра­бота в направлении осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного со­держания, а также создаются новые механизмы обеспечения прав рассматриваемой категории лиц. В статье мы попыта­емся провести анализ юридического механизма обеспечения указанного права для узкой категории населения нашего го­сударства - лиц, находящихся в местах принудительного со­держания.

Вопросам обеспечения прав человека в отдельных местах принудительного содержания уделяли внимание В. А. Кузь­мин, Е. В. Китрова, Е. Э. Попова, А. И. Пятакова, А. П. Скиба, А. В. Тиканов и другие. При этом механизму обеспечения права на охрану здоровья рассматриваемой категории граж­дан как единому правовому явлению должного внимания не оказывается.



Право на охрану здоровья, закрепленное ст. 41 Консти­туции Российской Федерации и Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», можно определить как обеспечен­ную государством возможность осуществления собственных действий в отношении своего здоровья, требований к органам государственной власти по обеспечению надлежащих законо­дательных и организационных условий для реализации своих потребностей в сфере здравоохранения, а также возможности использовать принудительные меры для защиты соответству­ющих интересов.






Среди современных исследователей до сих пор не сложи­лось единого подхода к определению механизма обеспечения прав человека. Так, например, А. Ю. Семенова определяет механизм обеспечения прав человека как систему органов публичной власти, институтов гражданского общества, обще­ственных и иных организаций и правовых средств, применяе­мых ими в целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Также механизм обеспечения, как отмечают В. Н. Бутылин и В. Г. Сидоров, может быть рассмотрен в двух аспек­тах: во-первых, как система нормативных предписаний, обе­спечивает основные права (свободы); а во-вторых, как система действий (бездействий) различных субъектов в процессе обе­спечения прав (свобод). Таким образом, можно сделать вы­вод, что юридический механизм обеспечения права человека на охрану здоровья представляет собой совокупность юриди­ческих норм и мероприятий, реализуемых уполномоченными субъектами в целях обеспечения рассматриваемого права.

Анализируя перечень мест принудительного содержа­ния, указанных в Федеральном законе № 76-ФЗ, следует от­метить их неоднородность в системе подчинения, что влечет за собой отсутствие единого нормативного документа, регла­ментирующего и обеспечивающего право на охрану здоровья рассматриваемой категории лиц. Основываясь на указанном выше, рассмотрим, каким образом обеспечивается право на охрану здоровья в отдельных местах принудительного содер­жания с целью выработки единого подхода к определению юридического механизма обеспечения рассматриваемого пра­ва.


Так, например, медицинское обслуживание осужден­ных, содержащихся на гауптвахте, осуществляется по нормам, установленным для соответствующих категорий военнослужа­щих, в общем порядке, установленном законодательством об обороне Российской Федерации. Таким образом, ст. 16 Феде­рального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнос­лужащих» устанавливает, что военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, имеют право на бесплатное получение медицинской помощи, в том числе изготовление и ремонт зубных протезов (за исключением протезов из драго­ценных металлов и других дорогостоящих металлов), бесплат­ное обеспечение лекарственными препаратами для медицин­ского применения по рецептам на лекарственные препараты, бесплатное обеспечение медицинскими изделиями по назна­чению врача в соответствующих медицинских, военно-меди­цинских подразделениях, частях и организациях федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным за­коном предусмотрена военная служба. Следовательно, обе­спечение права на охрану здоровья лиц, содержащихся в дис­циплинарных воинских частях и на гауптвахте, осуществляют Министерство внутренних дел РФ, Министерство обороны РФ, Федеральная служба безопасности РФ, Федеральная служба охраны РФ, Служба внешней разведки РФ, Федеральная служ­ба исполнения наказаний, Министерство РФ по делам граж­данской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Лица, подвергнутые административному аресту, имеют право на получение первой помощи и медицинской помощи, в том числе при необходимости в медицинских организациях государственной или муниципальной системы здравоохранения. Специальной правовой основой обеспечения права на охрану здоровья указанной категории лиц является Федераль­ный закон от 26 апреля 2013 г. № 67-ФЗ «О порядке отбыва­ния административного ареста» и Приказ МВД России от 10 февраля 2014 г. № 83 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка в местах отбывания административного ареста». Исходя из определения места отбывания административного ареста, закрепленного ч. 2 ст. 3 указанного выше Федерального закона, обеспечение права на охрану здоровья лиц, подвергну­тых административному аресту, осуществляет Министерство внутренних дел РФ.


Для лиц, задержанных по подозрению в совершении пре­ступления и (или) обвиняемых в совершении преступления, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу, основу правовой регламентации права на охрану здо­ровья составляет Федеральный закон от 15 июля 1995 г. №103- ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Указанный закон в ст. 7 относит к местам содержания под стражей следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутрен­них дел, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов Федеральной службы без­опасности. Следовательно, можем сделать вывод, что юриди­ческий механизм обеспечения права на охрану здоровья рас­сматриваемой категории лиц необходимо анализировать с трех позиций, исходя из видов мест содержания под стражей.

Так, для лиц, содержащихся в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы субъектом обеспечения права будет Федеральная служба исполнения наказаний. За­конодатель устанавливает единство правового обеспечения и субъекта обеспечения права на охрану здоровья лиц, содержа­щихся в следственных изоляторах и местах лишения свободы, поэтому мы рассмотрим их в едином ключе. В соответствии с п. 2 Приказа Минздравсоцразвития РФ № 640, Минюста РФ № 190 от 17 октября 2005 г. «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу» медицинская помощь предоставляется лечебно-профилактическими учреждени­ями и медицинскими подразделениями учреждений Феде­ральной службы исполнения наказаний, создаваемыми для этих целей, либо лечебно-профилактическими учреждения­ми государственной и муниципальной систем здравоохране­ния. Также п. 13 указанного Приказа закрепляет положение о том, что для оказания медицинской помощи подозреваемым, обвиняемым и осужденным в Учреждении организуется ме­дицинская часть, которая является структурным подразделе­нием Учреждения: следственного изолятора, исправительного учреждения, в том числе исправительной колонии, лечебного исправительного учреждения, воспитательной колонии либо филиалом лечебно-профилактического учреждения. Из вы­шеуказанного можно сделать вывод, что обеспечение права на охрану здоровья лиц, заключенных под стражу и отбывающих наказание в виде лишения свободы, осуществляется путем функционирования в системе исполнения наказания струк­турных подразделений в виде медицинских частей.


Приказ МВД России от 22 ноября 2005 г. № 950 «Об ут­верждении Правил внутреннего распорядка изоляторов вре­менного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел» в п. 22 установил, что администрация ИВС обязана выполнить санитарно-гигиенические требования, обе­спечивающие охрану здоровья подозреваемых и обвиняемых. При этом подозреваемые и обвиняемые могут обращаться за помощью к медицинскому работнику, дежурному и началь­нику ИВС во время ежедневного обхода камер и опроса содер­жащихся лиц, а в случае ухудшения состояния здоровья - к любому сотруднику ИВС, который обязан об этом незамедли­тельно доложить дежурному либо начальнику ИВС. С учетом указанного, возможно сделать вывод, что в изоляторах временного содержания право на охрану здоровья обеспечивается ад­министрацией учреждения.

Анализ положений Приказа Федеральной службы безопасности РФ от 24 марта 2010 г. № 141 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных ор­ганов» позволяет сделать вывод о том, что обеспечение права на охрану здоровья лиц, находящихся в изоляторах времен­ного содержания пограничных органов Федеральной службы безопасности, осуществляется медико-санитарными частями (военно-медицинской службы) территориального органа без­опасности.



Также оказание медицинской помощи иностранным гражданам, содержащимся в специальных учреждениях, осуществляется в соответствии с Правилами оказания меди­цинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 2013 г. №186 «Об утверждении Правил оказания медицинской по­мощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации»10. При этом указанный нормативный акт пред­усматривает, что в специальных учреждениях Федеральной миграционной службы медицинскую помощь в амбулатор­ных условиях оказывает медицинский работник этого учреждения.

Проведенный анализ нормативных документов, регла­ментирующих деятельность мест принудительного содер­жания, позволяет сделать вывод, что юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья рассматриваемой категории возможно определить как совокупность юриди­ческих норм и мероприятий, реализуемых Министерством внутренних дел РФ, Министерством обороны РФ, Федераль­ной службой безопасности РФ, Федеральной службой охра­ны РФ, Федеральной службой исполнения наказания в целях обеспечения права на охрану здоровья через специально создаваемые структурные подразделения и должности, в ком­петенцию которых входит непосредственное оказание меди­цинской помощи, а таким образом и обеспечение права на охрану здоровья.



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8 800 500-27-29 (доб. 677)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право