Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Адвокатура Институты помощника адвоката и стажера адвоката в российском праве: ретроспективный анализ

Институты помощника адвоката и стажера адвоката в российском праве: ретроспективный анализ



Институты помощника адвоката и стажера адвоката в российском праве: ретроспективный анализ

 



АДВОКАТУРА
Рагулина И. Т.
В статье на основе детального ретроспективного анализа рассматривается развитие институтов стажера адвоката и помощника адвоката в российском праве.




Институты помощника адвоката и стажера адвоката яв­ляются значимыми звеньями в структуре российской адвока­туры, поскольку стажеры и помощники адвоката не только содействуют осуществлению адвокатской деятельности, но и представляют собой будущее поколение отечественных адво­катов.

Актуальность исследования вопросов правового статуса помощника и стажера адвоката обусловливает и необходи­мость проведения детального ретроспективного анализа дан­ной научной проблемы, поскольку, по обоснованному мне­нию Ю. Ф. Лубшева, исторический взгляд на становление и развитие адвокатуры в России позволяет видеть ее не только в статике, но и в динамике, прошлое адвокатуры раскрывает многие важные свойства ее современного положения. Исполь­зуя метод конкретно-исторического подхода к социальному явлению, можно объективно разобраться в сути адвокатуры во всей ее полноте и сложности, поэтому знание истории являет­ся надежным способом понимания современной адвокатуры.


Первое упоминание о лицах, содействующих правоза­щитной деятельности, в действующих на территории Рос­сийской империи нормативных актах встречается в Польской Конституции 1678 г., согласно которой выделялись два типа судебных представителей. Первоначально патроном (защит­ником) и его помощником (депендентом) могли быть исклю­чительно дворяне (шляхтичи).

Конституция 1764 г. несколько смягчила это правило, допустив к судебному представительству (за исключением представительства в Коронном Трибунале) лиц разного соци­ального положения. Согласно нормативным предписаниям помощник патрона для приобретения права самостоятельно осуществлять деятельность по судебному представительству должен был находиться в статусе депендента в течение четы­рех лет: в первый год помощник только слушал речи адвока­тов, упорядочивал документы в канцелярии, а в последующие годы по поручению патрона он уже был вправе делать само­стоятельные выписки из материалов дела, готовить и редакти­ровать иски, заявления, жалобы, ходатайства. По завершении четырехлетней подготовки помощник принимал присягу, по­сле чего он сам вправе был становиться патроном.

Таким образом, институт помощника лиц, осуществля­ющих правозащитную деятельность, впервые появился на территории Российской империи в связи с присоединением к ней в начале XIX в. частей Королевства Польского и Великого княжества Литовского, где этот институт существовал начиная с середины XVI в., при этом он основывался на нормативно­правовой базе этих государств (Польских конституцих и Ли­товском статуте) и действовал до ее полной отмены, произо­шедшей в 1840 г.





В результате проведения судебно-правовой реформы 1864 г. наряду с сословием присяжных поверенных был учрежден и институт помощников присяжных поверенных, хотя следует признать, что в ст. 354 УСУ этот институт упоминался лишь косвенно.

Нормативная регламентация деятельности помощников присяжных поверенных фактически оказалась в зачаточном состоянии, а организационно-правовые основы института по- мощничества не были единообразны и имели свои особенно­сти в пределах конкретного судебного округа.

В большинстве регионов России было установлено, что помощниками принимаются лица, получившие высшее юри­дическое образование и представившие дипломы, аттестаты или удостоверения об окончании курса юридических наук в высших учебных заведениях или о том, что они выдержали эк­замен в высших учебных заведениях. Помощниками присяж­ных поверенных не могли быть лица, не соответствующие тре­бованиям УСУ к личности присяжного поверенного. Следует отметить, что в число присяжных поверенных и их помощни­ков не допускались государственные служащие, а также лица женского пола.


Деятельность помощников присяжных поверенных в Рос­сийской империи осуществлялась в следующих формах: уча­стие в теоретических занятиях; судебное представительство; участие в работе юридических консультаций; оказание помо­щи присяжным поверенным при работе по делам, находив­шимся у них в производстве.

Помощники присяжного поверенного, при их участии в уголовных делах, ввиду того, что они фактически осуществля­ли функции присяжных поверенных, а в положениях УУС не имелось каких-либо ограничений на этот счет, в полной мере пользовались правами защитника, такими же, как и при­сяжные поверенные. Для ведения гражданских дел в судах, помощники присяжного поверенного фактически были вы­нуждены становиться частными поверенными, что создавало неясности в правовом статусе помощников и в определении конкретного содержания их прав и обязанностей, при том, что права и обязанности этих лиц, как уже ранее упоминалось, не имели под собой нормативно-правовой основы.

Занятие юридической практикой для последующего приобретения помощником присяжного поверенного статуса присяжного поверенного являлось обязательным.


Задача выработки правил, регламентирующих деятель­ность помощников присяжных поверенных, которые бы устраивали и их, и присяжных поверенных во главе с Совета­ми в XIX в. так и не была решена. В XX в., на фоне полити­ческой борьбы, обострившей внутренние противоречия как в государстве, так и в адвокатуре, эта задача и вовсе отошла на второй план. Несмотря на то, что Советы присяжных по­веренных Санкт-Петербургского и Московского округов, где рост численности помощников присяжных поверенных был наиболее интенсивным, первыми активно занялись решени­ем вопроса, касающегося статуса помощников, оптимальная модель института помощничества так и не была найдена, хотя разработка проектов правил о помощниках присяжных пове­ренных и их обсуждение продолжались вплоть до 1917 г. Все попытки самой адвокатуры упорядочить организацию по­мощников присяжных поверенных были неудачными ввиду отсутствия законодательного основания для установления над ними власти советов присяжных поверенных.

В итоге к началу XX в. в российской адвокатуре сложились два сообщества: присяжные поверенные, возглавляемые сове­тами, и помощники присяжных поверенных, возглавляемые комитетами и комиссиями, которые постепенно начали про­водить собственные общие собрания, и нередко высказывали идеи об отсутствии необходимости подчиняться указаниям Советов присяжных поверенных.


На основании изложенного выше представляется необхо­димым отметить, что в Судебных уставах 1864 г. не были пря­мо закреплены нормы о правовом статусе помощников при­сяжных поверенных, не были обозначены организационные формы этого института, не содержались правила получения статуса помощника присяжного поверенного и не был предус­мотрен круг их функциональных обязанностей и иные харак­теристики, однако в результате проведения судебно-правовой реформы 1864 г. была сформирована минимально необходи­мая на тот момент времени нормативная база для формирова­ния института помощников присяжных поверенных.

Основанные на этой базе действия и решения Советов присяжных поверенных привели к институциализации сосло­вия помощников присяжных поверенных.

Анализ значения института помощников присяжных поверенных для развития отечественной правозащитной дея­тельности показывает, что он выполнил свою главную задачу - способствовал принятию в адвокатскую корпорацию лиц, отвечающих формальным цензам и приобретших за годы по- мощничества и надзора за ними со стороны присяжных пове- ренных-патронов и Советов присяжных поверенных достаточ­ный опыт практической деятельности.


Анализ содержания нормативно-правовой базы, регла­ментировавшей вопросы организации адвокатуры и адво­катской деятельности, показывает, что после ликвидации дореволюционной присяжной адвокатуры, вопросы зако­нодательной регламентации правового положения лиц, со­действующих осуществлению адвокатской деятельности, не возникали и не были отражены в каких-либо нормативных актах.

В Положении «О коллегии защитников» от 5 июля 1922 г. институт стажировки не предусматривался, но ввиду необхо­димости формирования кадрового состава адвокатуры данный институт фактически существовал на ненормативной основе, при этом фактически стажеры были приравнены к членам коллегии защитников и пользовались всеми правами, предо­ставленными защитникам, по положению о судоустройстве, и несли дисциплинарную ответственность наравне с членами коллегии защитников.

Институт стажера адвоката впервые получил свое нор­мативное закрепление в Постановлении Совета народных ко­миссаров СССР от 16 августа 1939 г. № 1219 «Об утверждении Положения об адвокатуре СССР», а организационные аспек­ты деятельности стажера адвоката получили нормативное за­крепление в Инструкции Народного комиссариата юстиции СССР от 23 апреля 1940 г. № 47 «О порядке прохождения ста­жерами практики в юридических консультациях коллегий ад­вокатов».



В последующем была сохранена двухуровневая система регулирования правового положения стажеров адвокатов по­средством положений об адвокатуре, принимаемых респу­бликами, входившими в состав СССР, и инструкций Мини­стерства юстиции СССР.

Изначально вопросы прикрепления в качестве стажеров получили поверхностную правовую регламентацию (Инструк­ция 1940 г.), однако в последующем было введено направление на стажировку через Министерство юстиции (Инструкция 1950 г.), что существенно сократило возможности приема в ад­вокатуру всех желающих лиц. С принятием Инструкции 1973 г. спектр лиц, принимаемых в число стажеров, был расширен за счет лиц, освобожденных от государственного распределе­ния и иных лиц, подавших заявления (п. 2.1). Данное правило было сохранено и в Инструкции 1986 г.

Целью прохождения стажировки определялась подготов­ка стажеров к самостоятельной адвокатской работе (Инструк­ция 1940 г.). В Инструкции 1950 г. определена аналогичная по смыслу цель, но речь уже велась не об адвокатской работе, а о самостоятельной адвокатской деятельности. Эта формули­ровка по своему смысловому содержанию в большей степени соответствовала особенностям предназначения адвокатуры. В Инструкции 1973 г. цель стажировки определялась аналогич­ным образом. В Инструкции 1986 г. цели стажировки были определены более развернуто: приобретение теоретических и практических навыков для выполнения обязанностей адво­ката, углубленное изучение специфики работы адвоката, ее научной организации, разносторонней деятельности прези­диумов коллегий, выявление качеств специалиста в целях его наиболее целесообразного и эффективного использования в коллегии адвокатов.



Первоначально единственным юридически закреплен­ным требованием к стажерам было наличие юридического об­разования (Инструкция 1940 г.), а также отсутствие лишения избирательных прав, судимости и ненахождение кандидатов в стажеры на государственной службе или под следствием или судом (Положение об адвокатуре СССР 1939 г.). В последую­щем требования к уровню образования стажеров были увели­чены до необходимости наличия высшего юридического обра­зования (Положение об адвокатуре 1962 г., Инструкция 1973 г., Положение об адвокатуре 1980 г., Инструкция 1986 г.).

Срок стажировки первоначально устанавливался дли­тельностью до одного года, с возможностью его сокращения в случае успешного прохождения стажировки (Инструкция 1940 г.), а затем получил более детальную правовую регламен­тацию в зависимости от уровня образования стажера: шесть месяцев (высшее юридическое образование) или один год (среднее юридическое образование). При этом Министерству юстиции союзной республики предоставлялось право, по хо­датайству Президиума коллегии адвокатов, сокращать срок стажировки (Инструкция 1950 г.). Затем срок стажировки был установлен менее конкретно: не менее шести месяцев (Поло­жение об адвокатуре 1962 г.), но к завершению настоящего пе­риода он стал относительно определенным: от шести месяцев до одного года (Положение об адвокатуре 1980 г., Инструкция 1986 г.), при этом для достижения целей стажировки было введено правило, согласно которому в срок стажировки не за­считывалось длительное отсутствие стажера по причинам бо­лезни, отпуска по беременности и родам, призыва на военные сборы и иным обстоятельствам (Инструкция 1986 г.)


Единая типовая программа стажировки была введена лишь с принятием Инструкции 1986 г., в которой предусма­тривалось, что она должна была дополняться индивидуальны­ми планами, разработанными непосредственно руководите­лями стажировки и утверждаемыми Президиумом коллегии адвокатов. До этого определение программы стажировки нор­мативно не регламентировалось, а ее составление производи­лось индивидуально для каждого стажера.

Функциональное назначение деятельности стажеров изна­чально в большей части было определено опосредованно, через перечисление круга обязанностей руководителя стажировки. Прямые указания содержались лишь относительно необходи­мости предоставления отчетов, участия в производственных со­вещаниях и конференциях, а также иных мероприятиях, про­водимых Президиумом коллегий адвокатов (Инструкция 1940 г.). В Инструкции 1950 г. функциональное назначение деятель­ности стажеров уже было определено методологически верно, поскольку в ней перечислялся перечень действий, которые должны были быть выполнены стажером на различных этапах стажировки, причем этот перечень был расширен. Основным нововведением явились предоставление стажеру права самосто­ятельного ведения дел и обязанности прохождения процедуры обсуждения его выступлений по делам и рецензирования его документов, а также ведения дневника стажировки. Инструк­цией 1973 г. осуществлено введение указания на необходимость изучения стажером методики оказания правовой помощи предприятиям, учреждениям, колхозам и другим организаци­ям, а также обязанность соблюдения правил внутреннего рас­порядка коллегии адвокатов, добросовестного выполнения поручений Президиума коллегии, заведующего юридической консультации и руководителя стажировки. Данный круг прав и обязанностей сохранен и в Инструкции 1986 г.,


Совершенствовались и подходы к определению порядка начисления заработной платы стажеров. Изначально было установлено, что заработная плата стажеров составляет от 350 до 500 рублей в месяц, при этом поступающая в юридические консультации оплата за работу, выполняемую стажерами, должна была перечисляться консультациями в специальный фонд Президиумов коллегий адвокатов (Инструкция 1940 г.). В Инструкции 1950 г. при сохранении того же объема фикси­рованной заработной платы стажер был вправе претендовать на ее увеличение до максимального размера в сумме 500 ру­блей за счет средств, получаемых от самостоятельного ведения дел. Денежные средства, превышающие эту сумму, поступали в специальный фонд Президиумов коллегий адвокатов. Впо­следствии произошел отказ от жесткой нормативной регла­ментации размера оплаты труда стажеров, и было установле­но, что заработная плата стажерам выплачивается в размере, который специально определялся общим собранием колле­гии адвокатов (Инструкция 1973 г., Инструкция 1986 г.).

В Инструкции 1986 г. предусматривалось важное с точки зрения социальной защиты стажера адвоката правило, соглас­но которому стажеры в отношении условий труда, стажа ра­боты, рабочего времени, отпуска и пособия по социальному страхованию пользуются правами, установленными для чле­нов коллегий адвокатов.

Совершенствовался и порядок рассмотрения вопросов о принятии лиц, прошедших стажировку, в члены коллегии ад­вокатов. По Инструкции 1940 г. существовала двухступенчатая система зачисления стажеров в состав коллегий адвокатов: за­ключение заведующего юридической консультацией - реше­ние Президиума коллегии адвокатов. В Инструкции 1950 г. эта система была усложнена и фактически введена пятиступенча­тая система зачисления стажеров в состав коллегий адвокатов: заключение руководителя стажировки - решение производ­ственного совещания юридической консультации - решение заведующего консультацией - решение кадровой комиссии при Президиуме коллегии адвокатов - решение Президиума коллегии. В итоге, согласно Инструкции 1986 г. из данной си­стемы было исключено решение производственного совеща­ния юридической консультации, а также было произведено нормативное закрепление статуса и полномочий комиссии по стажерам, действующей при Президиуме коллегии адвокатов.


Порядок отчисления стажеров из коллегий адвокатов также постепенно совершенствовался в целях усиления за­щиты прав стажеров и сохранения кадров в рядах адвокатуры. Если по Инструкции 1940 г. Президиум коллегии адвокатов фактически был вправе по истечении 6 месяцев стажировки отчислить стажера, то по Инструкции 1950 г. было предпи­сано представлять дополнительный трехмесячный срок ста­жировки, а окончательное решение об отчислении стажеров из коллегии принималось Министерством юстиции союзной республики (применительно к стажерам, имеющим среднее юридическое образование) или Министерством юстиции СССР (относительно стажеров, имеющих высшее образова­ние). В Инструкции 1973 г. необходимость согласования от­числения была установлена только в тех случаях, когда стажер был направлен Министерством юстиции. В Инструкции 1986 г. была введена возможность обжалования отчисления стаже­ра из коллегии адвокатов в судебном порядке.

Первоначально ответственность за надлежащее прохож­дение стажировки возлагалась на заведующих юридически­ми консультациями (Инструкция 1940г.), а затем она вполне обосновано была возложена на лиц, непосредственно руко­водивших стажировкой, а заведующим предписывалось осу­ществлять контроль за выполнением плана стажировки и соз­давать для этого необходимые условия. (Инструкция 1950 г., Инструкция 1973 г., Инструкция 1986 г.).

Инструкцией 1950 г., по сравнению с Инструкцией 1940 г., сокращалось количество отчетов стажеров перед юридиче­ской консультацией (с ежемесячного до одного раза в два ме­сяца) и коллегией адвокатов (с двух раз до одного раза при на­личии в коллегии более десяти стажеров). В Инструкции 1986 г. была введена обязанность стажера готовить письменный от­чет о результатах стажировки.


С течением времени увеличивались и требования к руко­водителям стажировки: первоначально к ним предъявлялось лишь требование наличия опыта работы (Инструкция 1940 г.). Затем были введены требования к уровню их образования, которые со временем повышались: по Рекомендациям 1944 г. требовалось высшее или среднее образование, по Инструкции 1950 г. - высшее образование.

Какое-либо стимулирование деятельности руководите­лей стажировки первоначально не предусматривалось (Ин­струкция 1940 г.). Затем было введено нематериальное сти­мулирование в виде освобождения адвокатов-руководителей стажировки от иных общественных поручений, существую­щих в конкретной коллегии адвокатов (Рекомендации 1944 г.), а в более поздний период было введено материальное стимулирование деятельности руководителей стажировки за счет средств коллегии адвокатов (Инструкция 1973 г.), кото­рое было сохранено до конца рассматриваемого периода (Ин­струкция 1986 г.).


Нормативная регламентация правового статуса стажера адвоката, установленная Положением об адвокатуре 1980 г. и Инструкцией 1986 г., и правовой вакуум относительно статуса помощника адвоката просуществовали вплоть до принятия в 2002 г. Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале №  10 (89) 2015



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право