ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Ювенальная юстиция Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям

Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям

При применении иных мер уголовно-процессуального принуждения возникает вопрос о возможности их примене­ния в отношении несовершеннолетних свидетелей. Могут ли быть применены к несовершеннолетним свидетелям любая из иных мер уголовно-процессуального принуждения, либо некоторые из них? Имеются ли процессуальные особенности применения иных мер процессуального принуждения к несо­вершеннолетним свидетелям?

Обязательство о явке как иная мера процессуального принуждения согласно ст. 112 УПК РФ не имеет никаких воз­растных ограничений для ее применения. В связи с этим воз­никает вопрос о корректности применения указанной меры к несовершеннолетним свидетелям. Несмотря на то, что зако­нодатель, согласно ч. 4 ст. 191 УПК РФ, предусматривает обя­зательное участие психолога при производстве следственных действий с участием свидетелей, не достигших возраста 16 лет, но ничего не говорит об обязательном участии законных представителей, полагаем, что обязанность по обеспечению явки несовершеннолетнего свидетеля должна возлагаться на родителей и лиц их заменяющих, а также администрации детского учреждения, в котором находится несовершенно­летний.




Родители и иные указанные лица несут ответственность за ребенка, они должны знать, что их ребенок является свиде­телем по уголовному делу и приглашается для участия в след­ственных действиях, поэтому вопрос о явке несовершеннолет­него свидетеля должен быть согласован с его родителями или законными представителями. Отбирать обязательство о явке от несовершеннолетнего свидетеля полагаем недопустимым. Одновременно считаем целесообразным введение части 3 в ст. 112 УПК РФ, регламентирующей вопрос обязанности обеспе­чения явки несовершеннолетнего свидетелями его законными представителями. Полагаем, что законные представители не­ совершеннолетнего должны давать обязательство об обеспече­нии его явки.

В данном случае речь не идет о расширении участников, к которым применяются иные меры уголовно процессуального принуждения законным представителем, как предлагает Е. В. Марковичева, а предлагается возложение обязанностей на за­конных представителей, которые несут ответственность за по­ведение несовершеннолетнего.

Одной из наиболее распространенных мер процессуаль­ного принуждения является привод. Федеральным законом № 92-ФЗ от 04.07.2003 г. внесены изменения в ч. 2 ст. 111 УПК РФ, согласно которых принудительный привод может применять­ся в отношении потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста, переводчика и (или) понятого.

Рассматривая вопросы в отношении возможности при­менения принудительного привода в отношении несовершен­нолетних свидетелей, следует обратить внимание на то, что в ч. 6 ст. 113 УПК РФ законодатель указал круг лиц, которые не может быть применены указанная мера принуждения. К ним относятся: несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет, беременные женщины, а также больные, которые по со­стоянию здоровья не могут оставлять место своего пребыва­ния, что подлежит удостоверению врачом.

Указанная норма вызывает определенные возражения, поскольку ей нарушаются права несовершеннолетних. Факти­чески Законом установлено лишь одно ограничение относи­тельно привода несовершеннолетних - не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет. Каких-либо допол­нительных гарантий защиты несовершеннолетних законом не предусмотрено, что на наш взгляд является неправильным.


Для сравнения: ч. 3 ст. 140 УПК Украины указывает, что привод не может быть применен к свидетелю, который явля­ется малолетним лицом, а также ребенком в возрасте от 14 до 18 лет.

Применительно к свидетелям представляется крайне странным и нецелесообразным применение привода в от­ношении несовершеннолетнего, достигшего возраста 14 лет. Приглашение несовершеннолетнего свидетеля предполагает несколько форм, в том числе и через родителей и лиц их за­меняющих, соответственно, возникает вопрос: допустимо ли применение привода без их уведомления и согласия? При воз­ражении законных представителей несовершеннолетнего сви­детеля допустимо ли применение принудительного привода?

При возражении родителей, несовершеннолетний сви­детель не может быть подвергнут приводу. Обязанность по обеспечению явки в указанном случае должна возлагаться на родителей. От них следует отбирать в установленной УПК РФ форме обязательство об обеспечении явки несовершеннолет­него. Если законные представителя не выполняют обязатель­ство, то следует выносить постановление о применении при­нудительного привода в отношении законного представителя и несовершеннолетнего. Подобный подход обеспечивает со­блюдение прав несовершеннолетних.


Неоспоримо, что беременные женщины, в том числе имеющие статус свидетеля, не должны подвергаться принуди­тельному приводу. Однако, женщина может иметь малолет­него ребенка, в том числе новорожденного или грудного. Воз­никает вопрос о возможности применения в отношении нее привода, Т. Е. Щенина предложила под уважительной при­чиной неявки рассматривать: «наличие несовершеннолетних детей дошкольного возраста, которых женщина, подлежащая приводу, воспитывает одна; болезнь несовершеннолетнего, требующего постоянного ухода за ним; наличие у лица на иж­дивении лиц, требующих постоянного ухода.. .».

В ч. 6 ст. 113 УПК РФ необходимо включить положение о недопустимости подвергать приводу женщин, имеющих малолетних детей в возрасте до 7 лет. В указанном возрасте ребенок полностью воспринимает состояние матери, поэтому подвергать его нервным стрессам, отлучая принудительно в целях уголовного судопроизводства даже на время от матери недопустимо. Подвергать ребенка приводу вместе с матерью представляется абсурдным, поскольку травма, который будет подвергнут ребенок, практически невосполнима.


Понятие «больной, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что подлежит удо­стоверению врачом» вызывает определенные вопросы. Пред­ставляется, что врач должен удостоверять наличие заболе­вание у лица путем предоставление больничного листа или справки нетрудоспособности, которые должны выступать в качестве официального подтверждения невозможности под­вергнуть лицо принудительному приводу. Наличие указан­ных документов не должно подтверждаться какими-то иными медицинскими документами. При отсутствии медицинских документов, но при ссылке на тяжелое самочувствие следует вызвать врача, который удостоверит состояние человека, по­сле чего следует решать вопрос о возможности применении принудительного привода. Диагноз заболевания, который послужит освобождением от работы или учебы, не должен приниматься во внимание, поскольку факт заболевания и не­трудоспособности подтвержден. Несовершеннолетний может ухаживать во время тяжелого заболевания за своим законным представителем, указанная ситуация должна препятствовать применению принудительного привода к несовершеннолет­нему и его законному представителю.

Дискуссионным является вопрос о возможности наложе­ния денежного взыскания на несовершеннолетнего свидетеля. Денежное взыскание применяется к участникам уголовного судопроизводства в связи с ненадлежащим выполнением ими возложенных законом обязанностей или нарушением поряд­ка в судебном заседании. Исходя из оснований наложения де­нежного взыскания: ненадлежащее выполнение возложенных законом обязанностей, полагаем, что наложение денежного взыскания может применяться в отношении законных пред­ставителей несовершеннолетних свидетелей, которые не вы­полняют обязанности, указанные в ст. 56 УПК РФ.


Несовершеннолетних свидетелей можно условно под­разделить на три группы в зависимости от процессуальных особенностей их участия в производстве по уголовному делу. Первую группу составляют малолетние (несовершеннолетние в возрасте до 14 лет) свидетели. Для указанной группы несо­вершеннолетних свидетелей характерно то, что они не несут уголовной ответственности за дачу заведомо ложных пока­заний. Получение от них показаний предполагает участие педагога или психолога, а также согласие законного пред­ставителя. При возражении законного представителя допрос малолетнего свидетеля недопустим. Возникшая конфликтная ситуация может быть обусловлена желанием законного пред­ставителя защитить своего ребенка от возможного на него в последующем воздействия, однако данное право родителей является безусловным. Отказ малолетнего от дачи показаний и от явки в органы предварительного расследования или в суд не может повлечь за собой наложение на него денежного взыскания, поскольку решение в указанном случае принимает законный представитель. Применение данной меры к закон­ному представителю несовершеннолетнего свидетеля недо­пустимо, поскольку он действует в целях обеспечения защиты малолетнего.


Вторую группу составляют несовершеннолетние свидете­ли в возрасте от 14 до 16 лет. Указанных свидетелей в зависи­мости от причастности к совершению преступления следует подразделить на две подгруппы:

- свидетели, которые были очевидцами преступления, либо обладают необходимой информацией о нем;

- свидетели, которые принимали участие в совершении преступления в группе лиц, но не являются субъектами дан­ного преступления.


Независимо от того, к какой подгруппе относятся несо­вершеннолетние, они не могут быть предупреждены об уго­ловной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Допрос свидетелей указанной группы может проводиться в отсутствие педагога или психо­лога. Участие законного представителя отдается на усмотре­ние следователя или дознавателя. Возникает вопрос о возмож­ности наложения денежного взыскания на свидетелей данной группы при невыполнении ими установленных законом обя­занностей. В отношении свидетелей первой подгруппы пред­полагается недопустимость применения рассматриваемой меры уголовно-процессуального принуждения. Во-первых, неявка указанных лиц может быть обусловлена элементарным чувством страха. Во-вторых, отказ может быть обусловлен по­зицией законных представителей. Отказ законных предста­вителей в обеспечении явки несовершеннолетнего свидетеля не может повлечь применение к ним меры процессуального принуждения в виде денежного взыскания, поскольку ими не было нарушено законодательство.

В отношении несовершеннолетних второй подгруппы полагаем, что допустимо применение рассматриваемой меры принуждения к их законным представителям. Несовершен­нолетний знал о совершении им противоправного действия, в определенных случаях понимал, что не является субъектом преступления, но при этом шел на его совершение. Хотя он не может быть привлечен к уголовной ответственности, но в отношении него может решаться вопрос о применении при­нудительных мер воспитательного воздействия. В указанной ситуации полагаем, что при неявке несовершеннолетнего сви­детеля, относящегося ко второй подгруппе, в отношении его законных представителей может применяться мера принуж­дения в виде денежного взыскания. Законные представители несут за подростка персональную ответственность и обязаны обеспечить его явку, в противном случае их поведение следует рассматривать как противодействие производству по уголов­ному делу.


Третья группа несовершеннолетних свидетелей - лица в возрасте от 16 до18 лет. Они несут уголовную ответствен­ность за дачу заведомо ложных показаний и за отказ о дачи показаний. Подход законодателя практически исключил учет позиции законного представителя в отношении участия не­совершеннолетнего в процессе расследования. Поскольку не­совершеннолетний несет ответственность по ст. ст. 306 и 307 УК РФ, то он должен выполнять обязанности, возложенные на свидетелей, то есть являться по вызову и давать правдивые по­казания. Полагаем, что в случае неявки свидетеля по вызову следователя, дознавателя или суда на него может быть нало­жено денежное взыскание. Денежное взыскание может быть наложено только в случае, если несовершеннолетний имеет личный доход (зарплата, пенсия, стипендия), в противном случае наложение денежного взыскания представляется не­целесообразным. Использование указанной меры уголовно­процессуального принуждения позволит обеспечить надле­жащее поведение несовершеннолетних свидетелей в процессе производства по уголовному делу. В УПК РФ следует внести дополнения, определяющие порядок и основания наложения денежного взыскания на несовершеннолетних свидетелей.

Следует рассмотреть возможность применения к несовер­шеннолетним свидетелям таких мер уголовно-процессуально­го принуждения, как предупреждение о недопустимости по­ведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания и удаление из зала судебного заседания.


Несовершеннолетний свидетель может присутствовать в зале судебного заседания после дачи им показаний по до­стижении возраста 16 лет. Согласно ч. 6 ст. 240 УПК РФ лицо, не достигшее возраста 16 лет, в зал судебного заседания допу­скается с разрешения председательствующего. Данное прави­ло распространяется и на свидетелей. Соответственно в зале судебного заседания могут присутствовать после допроса только несовершеннолетние 16 и 17 лет. Полагаем, что в слу­чае нарушения несовершеннолетним свидетелем установлен­ных правил поведения в процессе судебного разбирательства,

председательствующий вправе сделать ему предупреждение, о чем должна быть сделана запись в протоколе. Если же было разрешено в зале судебного заседания находиться несовер­шеннолетним свидетелям, не достигшим возраста 16 лет, то в отношении них также может быть вынесено предупрежде­ние в случае их ненадлежащего поведения. Удаление из зала судебного заседания несовершеннолетних свидетелей в связи с ненадлежащим поведением может применяться на общих основаниях.

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 8 (87) 2015



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info