Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Информационное право Правовые проблемы использования ограниченного радиочастотного ресурса

Правовые проблемы использования ограниченного радиочастотного ресурса




В информационной сфере использование ограниченных ресурсов, как правило, характеризуется высоким уровнем кон­куренции, что предопределяет появление достаточно слож­ных организационно-правовых и экономических моделей их распределения. В большей степени это имеет отношение к сфере использования радиочастотного ресурса.

В последние годы многие исследователи указывали на не­обходимость реализации мер по совершенствованию моделей управления и регулирования радиочастотным ресурсом, ко­торые могли бы быть направлены на:

-      создание новых технологий использования радиоча­стотного ресурса, позволяющих системно увеличивать эффек­тивность его использования;

-      формирование экономико-правовых механизмов, мак­симально ориентированных на саморегулирование.

Уверенности в перспективности первого направления придают современные достижения в развитии радиотехно­логий. Например, речь может идти о так называемом когни­тивном радио - подклассе более общего класса - интеллекту­альных радиосистем. Считается, что одним из первых термин «когнитивное радио» ввел Дж. Митола (Joseph Mitola III) в своей докторской диссертации. Отмечается, что от­личительной особенностью таких систем, выделяющей их в отдельную группу, является способность извлекать и ана­лизировать информацию из окружающего радиопростран­ства, предсказывать изменения канала связи и оптимальным образом подстраивать свои внутренние параметры состояния, адаптируясь к изменениям радиосреды.


В обзоре по регулированию сектора электросвязи, под­готовленном по заказу МСЕ, отмечается, что модель «права пользования», основанная на интеллектуальных, или «разум­ных» технологиях, обеспечивает возможность использования спектра на совместной основе и позволяет нелицензирован- ным пользователям устройств работать на тех же частотах на вторичной основе, что и лицензированным пользователям, владеющим исключительными правами на использование спектра. Совершенно очевидно, что модель права пользова­ния может функционировать только в том случае, если соот­ветствующий спектр не используется интенсивно.

Второе направление, связанное с использованием эконо­мических механизмов для повышения эффективности управ­лением радиочастотного спектра, нашло отражение в самых различных обзорах и рекомендациях, а также в научных ис­следованиях. Это объясняется нарастанием отрицательных явлений, которые приводят к искажению конкуренции и к временному замедлению внедрения новых перспективных ра­диотехнологий, что в целом приводит к замедлению освоения спектра и снижению его экономической эффективности.


Некоторые национальные регуляторные органы делают осторожные шаги к тому, чтобы сделать возможной торгов­лю на рынке радиочастотным ресурсом. Одно из последних подобных решений объявил Ofcom (независимый регулиру­ющий орган в информационной сфере Великобритании). В заявлении Ofcom было предложено сделать продаваемыми на вторичном рынке лицензии на создание общественной беспроводной сети в частотных диапазонах 900 МГц, 1800 МГц и 2100 МГц.

для реализации процесса продажи лицензий Ofcom установил в соответствии с законом правила перехода к дру­гому лицу от владельца лицензии прав и обязанностей, воз­никающих в результате владения этой лицензией. Особое внимание было уделено мерам по сохранению конкуренции в результате перехода прав на лицензию. Поэтому, придер­живаясь осторожной тактики при реализации нововведений, Ofcom полагает целесообразным наличие института согласия с его стороны на предлагаемую передачу лицензий, в процессе дачи которого и будут изучаться все обстоятельства и любые доказательства, в том числе любые потенциальные выгоды.


В докладе по введению новых инструментов реализации политики управления радиочастотным спектром, подготов­ленном в 2006 году для Национального Ит и телеком агентства дании (National IT and Telecom Agency for Denmark), отмече­ны преимущества, связанные с введением режима торговли спектром и либерализацией. Авторы доклада считают, что в целом более широкое использование рыночных механизмов может привести к увеличению экономического благосостоя­ния датских граждан через ряд механизмов.

Индийский регулятор (Telecom Regulatory Authority of India) считает, что обеспечение проведения рефарминга, т.е. взаимного обмена частями соответствующих полос радиоча­стот, стало критически важным для удовлетворения спроса на широкополосные услуги. Более того, он будет пытаться соз­дать специальный фонд спектра для обеспечения эффектив­ного рефарминга.


Еврокомиссия настаивает на том, чтобы при введении экономических методов повышения эффективности исполь­зования радиочастотного спектра государства-члены должны заблаговременно принять необходимые меры регулирования, например, осуществить действия по изменению ныне действу­ющего права по запрещению приобретения прав на опреде­ленную часть спектра, по установлению условий накопления спектра и эффективного его использования с тем, чтобы огра­ничить количество спектра для каждого оператора, или чтобы избежать чрезмерного накопления спектра, или дабы избе­жать искажения конкуренции.

Несомненно, следует разделить точку зрения М. Фалча и Р. Тадайони (Morten Falch, Reza Tadayoni) о том, что ключевым вопросом при использовании экономических методов повы­шения эффективности использования радиочастотного спек­тра является определение адекватного права собственности на спектр. Они считают целесообразным для сравнения ввести аналогию права собственности на радиочастотный спектр и права собственности на недвижимость. Права собственности на недвижимость характеризуются следующим: бесконечны во времени; могут быть проданы на рынке; могут быть экспро­приированы в интересах государственных нужд; могут быть ограничены в использовании с тем, чтобы избежать нанесения вреда соседям или общественным интересам.


По мнению этих авторов, все это может быть в полной мере отнесено и к праву собственности на радиочастоты.

Отрицательные экономические последствия нерацио­нального управления радиочастотным спектром отмечались исследователями давно (L.Herzel - 1951 год; R. Coase - 1959 год). Особое место занимает одна из первых фундаментальных работ Рональда Коуза, в которой он дал аргументированную критику модели распределения радиочастотного ресурса, основанной на административных решениях, обоснованных политическими факторами, одновременно предложив эконо­мический подход к распределению спектра.

Проведенный анализ проблем повышения эффективно­сти управления и регулирования радиочастотным спектром, а также возможных путей их решения свидетельствует о том, что мировая практика, теоретики и специалисты еще не вы­работали какой-то новой обобщенной и конечной модели управления радиочастотным спектром.

В Украине законодательство в области регулирования использования радиочастотного ресурса в основном было сформировано в 2000-2004 годах. И с тех пор практически не менялось. Однако, условия телекоммуникационного рынка, возможности радиотехнологий, потребности потребителей с того времени значительно изменились. Поэтому актуальным является рассмотрение проблемы реформирования законодательства в области регулирования использования радиоча­стотного ресурса.


Несомненным барьером на пути внедрения экономиче­ских методов в управление и регулирование использования радиочастотного ресурса в Украине является недостаточная проработка определения содержания и правового режима прав, связанных с использованием радиочастотного спектра, как в рамках национальной правовой системы, так и в рамках международной. Без решения проблемы определения право­вого статуса радиочастотного спектра (ресурса), радиочастоты, права на использование радиочастоты (спектра, ресурса), пра­вового режима получения права на использование радиоча­стоты и его передачи и других правовых аспектов, связанных с использованием радиочастотного спектра, не представляется возможным сформировать предложения по усовершенствова­нию национального законодательства.

Прежде всего, целесообразно в интересах права опреде­литься с основными терминами, такими как «радиоволна», «частота», «радиочастота», «радиочастотный ресурс», «радио­частотный спектр», так как даже в специальной литературе они зачастую используются как синонимы.


В Регламенте радиосвязи даны определения терминов «радиоволны или волны Герца», «радиочастотный спектр». Российский исследователь В. Котов разделяет понятия «ради­очастотный спектр» и «радиочастотный ресурс». Он утвержда­ет, что радиочастотный спектр - это физическое понятие и как таковое не принадлежит ни одному государству, а использу­ется всем мировым сообществом в соответствии с правилами Международного союза электросвязи. С другой стороны, он считает, что «российский радиочастотный ресурс (РЧР)» - по­нятие экономическое, привязанное к территории государства. На основании данного им определения понятию «радиоча­стотный ресурс» В. Котов указывает на специфические свой­ства РЧР:

-    РЧР не является материальным объектом, поэтому до­ступ к нему может быть осуществлен только в форме права пользования;

-    РЧР не является предметом купли-продажи.

С другой стороны, В. Гусев считает, что объектом правово­го регулирования являются общественные отношения, связан­ные с использованием радиочастотного спектра.

По-разному воспринимаются «радиочастотный ресурс» или «радиочастотный спектр» как экономическая категория. Так, А.В. Нарукавников и Т.А. Кузовкова считают радиочастот­ный ресурс ограниченным производственным ресурсом. Ряд специалистов утверждает, что радиочастотный ресурс - это ограниченный природный ресурс. В.В. Ноздрин вполне опре­деленно называет радиочастотной спектр ценным государ­ственным ресурсом. Несколько отличную позицию форму­лирует А.С. Васильев, утверждая, что радиочастотный спектр является ограниченным природным ресурсом особого рода, а именно, в отличие от иных природных ресурсов, он является неисчерпаемым, возобновляемым и неуязвимым.


Известно, что радиочастотный спектр является распреде­лением значений радиочастоты. Поэтому можно согласиться с мнением Н. Иващенко о том, что возможность применения статуса «товара» к категориям «радиочастотный спектр» и «радиочастотный ресурс» вызывает большие сомнения. Далее она высказывает предположение о целесообразности, с юри­дической точки зрения, использования понятия «право на ис­пользование радиочастотного спектра». Это предположение выглядит явно нелогичным, так как трудно себе представить право на использование радиочастотного спектра - на исполь­зование распределения значений физической величины (вели­чины радиочастоты).

Говоря о факте использования радиочастотного ресурса для какой-то конкретной радиочастоты, мы должны иметь в виду то, что это может означать возможность факта работы большого количества передатчиков на одной и той же частоте. Иными словами, мы можем констатировать возможность мно­гократного и одновременного использования радиочастотно­го ресурса (радиочастотного спектра) различными субъектами на какой-то определенной частоте или в диапазоне частот, как в разных географических точках, так и в одном и том же месте.


Подобную аналогию нельзя найти в реальном мире ве­щей. Сегодня невозможно смоделировать ситуацию, когда одну и ту же вещь, на которую кто-то имеет какие-то права, могут использовать одновременно большое количество субъ­ектов, находящихся в разных географических местах. Лишь только один вид объектов допускает такое использование - это информация, представленная в разном виде и форме.

Особенности правового регулирования общественных от­ношений, связанных с получением права использовать радио­частотный ресурс, или права собственности на передатчик, или права излучения радиосигнала, диктуются особенностя­ми национальных правовых систем в части установления пра­вового режима собственности.

Анализ определения термина «пользование радиочастот­ным ресурсом», данного в Законе Украины «О радиочастотном ресурсе Украины» (далее - Закон), позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно связывает использование радиочастотного ресурса с излучением радиосигналов пере­датчиками.

В целях более адекватного отображения объекта право­вого регулирования в расматриваемой сфере уточним данное в законе определение термина «радиочастотный ресурс». Ра­диочастотный ресурс - совокупность радиочастот, на которых радиоэлектронными средствами может передаваться/передается и/или может приниматься/принимается электромагнит­ная энергия на территории Украины и за ее пределами.


Невзирая на наличие свободы в заключении гражданско- правовых договоров купли-продажи передатчиков, существу­ют ограничения по их использованию (применению), опреде­ленные отдельными нормами Закона. действительно, в статье 30 Закона устанавливается, что право использования радио­частотного ресурса Украины осуществляется на основании ли­цензий на пользование радиочастотным ресурсом Украины и разрешений на эксплуатацию.

В то же время в пункте 9 статьи 33 Закона пользователю радиочастотного ресурса Украины прямо запрещается пере­давать право на пользование радиочастотным ресурсом Укра­ины любому другому физическому или юридическому лицу.

С целью установления правового режима, обеспечиваю­щего возможность рефарминга, законодатель внес изменения в статью 34 Закона, в которой в качестве оснований для перео­формления лицензий (право использования радиочастотного ресурса Украины) указал совместное заявление субъектов хо­зяйствования относительно перераспределения между ними радиочастотного ресурса с целью оптимизации его использо­вания. По своей фактической сущности общественные отно­шения между субъектами хозяйствования по перераспреде­лению между ними радиочастотного ресурса, в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 34 Закона, могут быть сведены к взаимной передаче права использования радиочастотного ре­сурса на конкретных номиналах частот. Следовательно, норма пункта 6 части 1 статьи 34 Закона вступает в прямую коллизию с нормой, изложенной в пункте 9 статьи 33 Закона, импера­тивно запрещающей передавать право на пользование радио­частотным ресурсом.


К аналогичному выводу можно прийти и в результате анализа содержания пункта 3 части 1 статьи 34, регулирую­щей переоформление лицензий в процессе реорганизации юридических лиц путем деления или выделения. Но и в этом случае речь идет о фактической передаче права на пользова­ние радиочастотным ресурсом, что противоречит пункту 9 статьи 33 Закона.

для рассмотрения возможности передачи права на поль­зование радиочастотным ресурсом следует проанализировать правовую природу этого права. По мнению А.С. Васильева, под радиочастотным спектром как объектом гражданских прав понимается совокупность радиочастот в установленных пределах, территориальные границы которых описаны в уста­новленном законом порядке. далее А.С. Васильев констати­рует, что радиочастотный спектр не может быть отнесен ни к вещам, ни к имущественным правам в их классическом пони­мании. И поэтому он считает, что в системе объектов граждан­ских прав радиочастотный спектр занимает промежуточное положение между материальными вещами и имущественны­ми правами.


Действительно, некоторые исследователи, в частности И. Гумаров, высказывают мысль о том, что приватное право по­мимо вещей как предметов материального мира параллельно допускает и существование нематериальных «вещей». Это оз­начает, что грань между вещами как предметами материаль­ного мира, с одной стороны, и имущественными правами, с другой - в действительности не является достаточно определенной. Поэтому, по мнению И. Гумарова, поскольку объ­ектами права собственности являются лишь вещи, то можно предположить, что законодатель допускает наделение неко­торых имущественных прав (прямо вещами не называемых) свойствами вещи, а значит, соответственно, признание их кос­венно - через «вещь» - объектами права собственности. Одна­ко Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит достаточно четких критериев, позволяющих выделить среди имущественных прав те, которые при определенных условиях могут приобретать вещную оболочку, то есть быть «вещью».

Гражданский кодекс Украины признает в качестве объек­тов гражданских прав имущественные права (ст. 177 ГК Украи­ны). А имущественные права, в качестве объектов гражданских прав, могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке правопреемственности или наследо­вания или иным образом, если они не изъяты из гражданского оборота, или не ограничены в обороте, или не являются неотъ­емлемыми от физического или юридического лица. В соответ­ствии со статьей 178 ГК Украины виды имущественных прав, нахождение которых в гражданском обороте не допускается или нахождение которых в гражданском обороте допускается за специальным разрешением, должны быть прямо установ­лены законом. Законодатель в статье 190 Гражданского кодек­са Украины установил, что имуществом как особым объектом считаются отдельная вещь, совокупность вещей, а также иму­щественные права и обязанности. При этом имущественные права являются непотребительской вещью, а имущественные права признаются вещными правами.



На вопрос о том, могут ли имущественные права быть предметом договора купли-продажи, утвердительно отвечает содержание части второй статьи 656 ГК Украины. К договору купли-продажи имущественных прав применяются общие положения о купле-продаже, если иное не вытекает из со­держания или характера этих прав. При этом законом могут быть установлены особенности договора купли-продажи для отдельных видов имущества.

В Гражданском кодексе Украины не раскрыто деталь­ное содержание термина «имущественные права». Но в За­коне Украины «Про оценку имущества, имущественных прав и профессиональную оценочную дельность в Украине» дано определение термина «имущественные права». «Имуществен­ными правами, которые могут оцениваться, признаются лю­бые права, связанные с имуществом, отличные от права соб­ственности, в том числе права, которые являются составными частями права собственности (права владения, распоряжение, пользование), а также другие специфические права (права на проведение деятельности, использование природных ресурсов и т.п.) и права требования». Следовательно, предварительно можно утверждать, что право на использование радиочастот­ного спектра или части радиочастотного ресурса, право на экс­плуатацию передающего (излучающего) устройства, право на излучение радиосигнала -относятся к имущественным правам в качестве иных специфических прав.


Ранее мы уже говорили, что использование термина «радиочастотный спектр» при описании общественных от­ношений вызывает сомнения, поскольку спектр - это всего лишь распределение значений физической величины, в дан­ном случае значений радиочастот. Поэтому любые правовые конструкции с использованием радиочастотного спектра в качестве объекта правоотношений не могут быть убедитель­ными. В действительности все юридически значимые отноше­ния субъектов телекоммуникационного рынка, касающиеся использования радиотехнологий, связаны с излучением пере­датчиков на радиочастоте с конкретным номиналом или на радиочастотах конкретного диапазона.



Поэтому более приближенной к реалиям является точка зрения Р. Коуза о том, что право на использование радиоча­стоты на самом деле является правом собственности на пере­датчик или правом собственности на радиочастоту. Предполо­жения Р. Коуза о возможности введения квазисобственности на радиочастоту могли быть приняты в 50-70 годы прошлого столетия в условиях отсутствия радиотехнологий, позволяю­щих одновременно излучать радиосигналы на одной и той же частоте, не мешая друг другу. Как уже говорилось выше, со­временные технологии позволяют многократно и одновремен­но излучать радиосигналы на радиочастоте одного и того же номинала как в разных географических точках, так и в одном географическом месте. В этом случае эта искусственная юри­дическая конструкция - «право собственности на радиочасто­ты» - не выдерживает критики.

О том, что на самом деле речь должна идти не о воз­никновении права собственности на радиоволны или радио­частотный спектр, а о праве вещания на определенных ра­диочастотах, говорил В.А. Лапач. Рассматривая ситуацию с формированием правой модели регулирования отношений, связанных с излучением радиосигналов, он отмечал, что за­частую при этом прибегают к вынужденным юридико-тех­ническим приемам, потому что в этом случае практическая деятельность сталкивается с невозможностью адекватно уре­гулировать существующими нормами объективного права общественные отношения, складывающиеся по поводу вновь вовлекаемых в гражданский оборот ценностей, прежде всего, с невозможностью обеспечить закрепление принадлежности конкретных ценностей разным лицам и урегулировать дина­мические процессы обращения таких ценностей.



С учетом того, что для любой радиотехнологии работа пе­редатчиков на излучение оговаривается рядом условий: начи­ная от генерального разрешения на излучение до ограничений на технические параметры (мощность излучения, конкретные значения или диапазон радиочастот, поляризация излучаемо­го сигнала, высота подвеса антенны и т.п.), то фактически пра­во на использование радиочастоты - это право на излучение радиосигнала на радиочастоте конкретного номинала.

Следовательно, подытоживая, можно утверждать следующее:

—    использование «радиочастотного ресурса», «радио­частотного спектра», «радиочастоты» в качестве объекта пра­воотношений не позволяет отразить истинное содержание общественных отношений, связанных с использованием ради­отехнологий;

—    использование указанных терминов методологически приводит к необходимости построения искусственных юриди­ко-технических конструкций, которые зачастую приводят или к коллизии норм, или к возникновению белых пятен в регу­лировании общественных отношений, или к невозможности использования хорошо проработанных гражданско-правовых механизмов правового регулирования;

—    в качестве объекта правовых отношений, связанных с использованием радиотехнологий, должны выступать спец­ифические имущественные права - право на излучение ра­диосигнала на радиочастоте конкретного номинала или на радиочастотах конкретного диапазона, а также право на экс­плуатацию передающего (излучающего) устройства - радио­частотные имущественные права.

Таким образом, сформулируем определение: радиоча­стотное имущественное право - это право на излучение ради­осигнала и/или право на эксплуатацию передающего (излу­чающего) устройства на радиочастоте конкретного номинала или на радиочастотах конкретного диапазона. Радиочастот­ные имущественные права могут быть предоставлены в соот­ветствии с индивидуальным решением регулирующего органа или другого компетентного органа, а также в соответствии с нормами законодательства.


Признание того, что в качестве объекта правовых отноше­ний, связанных с использованием радиотехнологий, должны выступать радиочастотные имущественные права, позволяет привлечь к решению проблем, имеющих место при форми­ровании модели повышения эффективности использования радиочастотного ресурса, хорошо проработанные граждан­ско-правовые механизмы правового регулирования. Напри­мер, использовать негаторные иски для устранения вредных радиопомех или виндикационные иски в отношении субъ­ектов, которые незаконно излучают сигнал на радиочастоте, имущественное право излучения на которой принадлежит истцу.

Как определено в статье 656 ГК Украины, имущественные права (в частности, право на излучение радиосигнала на ра­диочастоте конкретного номинала на радиочастотах конкрет­ного диапазона, а также право на эксплуатацию передающего устройства) могут быть предметом договора купли-продажи. С учетом того, что первичное предоставление радиочастот­ных имущественных прав отягощается выполнением рядом условий их реализации, что по сути дела трансформируется в обязательства субъекта их получения, любая передача таких имущественных прав должна сопровождаться также переда­чей соответствующих обязательств.


Как показывает международная практика, те страны, которые разрешили продажу (передачу) прав на излучение радиосигнала на радиочастоте конкретного номинала, парал­лельно начали борьбу со спекуляцией (штрафы за неиспользо­вание части радиочастотного ресурса, организация аукционов, открытая и общедоступная информация о сделках, связанных с продажей прав на неиспользованные части радиочастот­ного ресурса, ограниченный срок действия лицензии и др.). Поскольку бесконтрольный переход радиочастотных имуще­ственных прав между разными хозяйствующими субъектами может привести к созданию помех, то и этот вопрос требует специального урегулирования на законодательном уровне.

Таким образом, в целях повышения эффективности ис­пользования радиочастотного ресурса целесообразно ис­пользовать гибридную модель управления и регулирования использования радиотехнологий с излучением радиосигнала на радиочастотах конкретных номиналов или в конкретных диапазонах частот. Эта гибридная модель должна содержать элементы административно-правовой, регуляторной и либе­рально-рыночной моделей, каждая из которых должна при­меняться в отношении тех радиослужб, радиотехнологий и диапазонов радиочастот, где она дает максимально поло­жительный эффект. Признание в качестве объекта право­отношений, связанных с использованием радиотехнологий, радиочастотных имущественных прав открывает широкие перспективы для внедрения либерально рыночной модели.


Таким образом, исходя из целей повышения эффективно­сти использования радиочастотного ресурса и гармонизации с международным и европейским законодательством, общие рекомендации по совершенствованию национального законо­дательства в области управления и регулирования использова­ния радиочастотного ресурса сводятся к следующему.

  1. Провести кодификацию национального законодатель­ства в сфере использования радиочастотного ресурса и его гармонизацию с международным и европейским правовым полем, для чего необходимо:

Провести систематизацию всего нормативно-правового поля, регулирующего общественные отношения в сфере ис­пользования радиочастотного ресурса.

Создать кодификационный законодательный акт, регу­лирующий общественные отношения в сфере использования радиочастотного ресурса, как составную часть Информацион­ного кодекса.

Определить с учетом международного законодательства, европейского нормативно-правового поля и украинской зако­нодательной базы основные дефиниции в сфере использова­ния радиочастотного ресурса.

Оптимизировать количество дефиниций, ограничив­шись лишь теми, которые необходимы для целей правового регулирования деятельности в сфере использования радиоча­стотного ресурса.


Максимально перенести содержание норм подзаконных актов в кодификационный законодательный акт.

  1. В процессе создания кодификационного законодатель­ного акта сформировать нормативно-правовые основы для возможного введения рынка использования радиочастотного ресурса, для чего необходимо:

Законодательно определить правовую категорию «радио­частотные имущественные права».

Законодательно закрепить основные принципы предо­ставления радиочастотных имущественных прав, соответству­ющих современному состоянию телекоммуникационного рынка и перспективам повышения эффективности использо­вания радиочастотного ресурса.

Определить законодательные принципы обеспечения функционирования рынка радиочастотных имущественных прав с учетом обеспечения конкуренции в использовании ра­диочастотного ресурса.


III.Обеспечить законодательное формирование процес­са предоставления радиочастотных имущественных прав как административного процесса оказания услуг, для чего необхо­димо:

Определить принципы реализации процесса оказания административных услуг по предоставлению радиочастотных имущественных прав, опираясь на положения рекомендаций Комитета Министров государствам-членам «О надлежащем администрировании» 2007 года, раскрыть их содержание.

Сформулировать корреспондирующиеся с установлен­ными принципами правовые нормы, определяющие содер­жание процедур предоставлению радиочастотных имуще­ственных прав.

IV. Обеспечить эволюционное изменение модели разре­шения доступа на рынок телекоммуникаций с использовани­ем радиочастотного ресурса, для чего необходимо:

Законодательно реализовать принцип предоставления радиочастотных имущественных прав, используемых при ве­дении коммерческой деятельности, исключительно через про­цедуру проведения торгов (аукционов).


Законодательно расширить основания для реализации уведомительного принципа (принципа общего разрешения) получения радиочастотных имущественных прав использова­ния радиочастотного спектра на безразрешительной основе.

Сформировать нормативно-правовые и нормативно-тех­нические условия для расширения возможностей использо­вания радиочастотного спектра на основе уведомительного принципа и на безразрешительной основе.

Определить перечни накладываемых обязательств для случаев общих разрешений или безразрешительных случаев использования радиочастотного ресурса для различных диа­пазонов частот и для различных радиотехнологий.


Определить исчерпывающий перечень документов, ко­торые необходимо подавать в независимый регулирующий орган в качестве приложений к уведомлению о начале реали­зации радиочастотных имущественных прав, а также требова­ния к их содержанию и оформлению, в том числе к юриди­чески значимому документу, подтверждающему выполнение оператором или провайдером накладываемых обязательств на общее разрешение.

Определить ответственность субъектов радиочастотных имущественных прав за предоставление недостоверной ин­формации при подаче уведомления о намерении использо­вания радиочастотного спектра на конкретных номиналах частот, предусмотрев возможность наложения справедливых и адекватных выявленному нарушению финансовых и органи­зационных санкций независимым регулирующим органом.

  1. Создание правовых механизмов обеспечения конкурен­ции, в частности, борьбы с концентрацией радиочастотного ресурса при введении вторичного рынка радиочастотных иму­щественных прав, для чего необходимо:

Законодательно определить рынки горизонтальной и вертикальной концентрации операторов телекоммуникаций, использующих радиочастотный ресурс, а также допустимые уровни концентрации для всех видов радиотехнологий.


Определить полномочия независимого регулирующего органа в сфере использования радиочастотного ресурса по определению уровней концентрации в отношении опреде­ленных собственников радиочастотных имущественных прав в инициативном порядке или по жалобе субъектов рынка и потребителей.

Наделить независимый регулирующий орган полномо­чиями по регулярному и дополнительному сбору информа­ции с целью исследования вопросов концентрации, а субъ­ектов радиочастотных имущественных прав - обязанностью предоставлять необходимую информацию.


Наделить независимый регулирующий орган полномо­чиями по реализации мер по деконцентрации в отношении конкретных субъектов радиочастотных имущественных прав, перечень и содержание которых должны быть определены за­коном.

  1. Создание экономико-правовых механизмов повыше­ния эффективности использования радиочастотного ресурса, для чего необходимо:

Разработать и нормативно утвердить методики расчета размеров разовой и ежегодной платы, которые должны быть дифференцированы в зависимости от рыночной стоимости конкретных диапазонов радиочастот, территории, применяе­мых радиотехнологий.

Законодательно установить принцип прогрессивного уве­личения ежегодной платы за неиспользуемый радиочастот­ный ресурс субъектами радиочастотных имущественных прав.

Сформировать нормативно-правовую базу для использо­вания биржевых механизмов на вторничном рынке радиоча­стотных имущественных прав.


Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (68) 2014




   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Статьи

Телефоны:

Адрес:

Москва

Наш сайт валидный CSS Наш сайт валидный XHTML 1.0 Transitional