Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Криминология Либерализация уголовной политики – составная эффективной экономики

Либерализация уголовной политики – составная эффективной экономики

В основе эффективной экономики современного государства – инновационный путь развития, создание привлекательного инвестиционного климата. Это во многом зависит и от грамотной уголовной политики, наличия образованных трудовых ресурсов, стабильности и предсказуемости правового регулирования экономических отношений, справедливой правоприменительной системы, которая способна гарантировать защиту основных экономических прав – таких как права собственности и свободы экономической деятельности. Немаловажно и грамотное распределение бюджетных средств, значительная часть которых должна инвестироваться в образование и науку, культуру, поддержку наукоемких инновационных проектов, развитие инфраструктуры.

Уголовная политика России находится на стадии кризиса, в обществе растет доля судимых лиц, происходят: рост преступности и влияние организованной преступности на экономику и политику государства; инфляция уголовного правотворчества и возрастающие расходы общества; негативные последствия современной уголовной политики в сфере демографических процессов. Как показывает мировой опыт, ложным является путь достижения безопасности путем усиления репрессий. Уголовно-правовое узаконенное насилие, как физическое, так и психическое, избыточное по интенсивности и целям, вызывает ответное применение незаконного насилия. В России образовался слой населения с повышенной агрессивностью, отчужденный от общества. Фактическим доказательством этого является большой процент рецидивов преступлений, сформировавшийся институт «воров в законе», преступные группировки, сросшиеся с правоохранительной системой и контролирующие целые отрасли промышленности и регионы.

Уголовная политика государства состоит из двух составляющих: 1) Уголовная политика превентивная, охватываемая понятием «социальная роль государства», включающая профилактику преступности и устранение прежде всего социальных причин противоправного поведения, таких как бедность, неграмотность, безработица, пьянство, наркомания, беспризорность и т.п. 2) Уголовная политика репрессивная, основной задачей которой является борьба с преступностью.

Сегодня в России огромные бюджетные средства и значительное количество трудовых ресурсов вращается в сфере репрессивной уголовной политики, правоохранительной, судебной, тюремной систем. Разросся огромный монстр, пожирающий значительную часть доходов и налогов, собираемых в государстве. Расходы бюджета России за 2013 год на финансирование только полиции в 2,7 раза выше расходов на науку и образование. Из бюджета России на финансирование полиции в 2013 году тратится 1 091 100 169,2 тысяч рублей, это около 37 миллиардов долларов США.

Количество сотрудников правоохранительных органов в России одно из самых высоких в мире, штатная численность сотрудников МВД составляет 1,28 млн человек. Количество полицейских на 100 000 населения в России – 634, что значительно выше, к примеру, чем в Китае – 120, Японии – 197. Причем отсутствует корреляция количества полицейских с уровнем преступности либо раскрываемости дел. Яркий пример – соотношение количества убийств и количества полицейских на 100 тыс. населения. Россия: полицейских – 634, убийств 10,2; Япония: полицейских – 197, убийств – 0,4; Италия: полицейских – 376, убийств – 0,9; Германия: полицейских – 296, убийств – 0,8. Наблюдается общая тенденция: больше полицейских – выше преступность и ниже раскрываемость. В России это отчасти связано с системой регистрации и показателями эффективности работы. Сегодня необходимо выявить и раскрыть больше преступлений, чем вчера. Так называемая в народе «палочная система» отчетности, регламентируемая подзаконными внутриведомственными актами, приводит к высокому проценту фальсификаций, осуждению невиновных. Пагубная «палочная система» отчетности является мультипликатором количества осужденных и содержащихся под стражей. Количество заключенных в тюрьмах России в 2013 году – 701,9 тыс. человек, что при пересчете на население СССР (143 млн. в РФ против 200 млн. в СССР) – немного меньше, чем пострадавших в 1937 – 1938 годах от сталинских репрессий. В страшном в ГУЛАГе тех лет находилось 1 881570 человек. Штатная численность работников системы исполнения наказаний (ФСИН) на 2013 г. составила 350,7 тыс. человек. Общий объем финансирования ФСИН России в 2013 году – 215 746 809,5 тыс. рублей, или 7 млрд долларов США, что в 2,3 раза больше средств, направленных на финансирование культуры России. Либерализация уголовной политики позволит значительно сократить количество заключенных и штатную численность сотрудников ФСИН России, что в свою очередь позволит существенно увеличить финансирование культуры. Каково культурно-нравственное состояние общества – таков и правопорядок. Право говорит человеку – «ты должен», нравственность – «я так хочу», право без существенного культурно-нравственного фундамента рассматривается в качестве принудительной силы, господствующей над сопротивляющимся индивидом. Правопорядок в обществе создается именно культурой.

Для государства затраты на содержание репрессивного правоохранительного аппарата огромны, также существенное значение имеет отвлечение значительной части трудовых ресурсов в непроизводительный сектор экономики.

В России существуют непомерно преувеличенные и, как следствие, чрезвычайно дорогие составляющие полицейского государства:
– Следственный комитет: 25 831 796,65 тыс. рублей;
– Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков: 25 973 370,4 тыс. рублей;
– Прокуратура: 47 351 981,6 тыс. рублей;
– Федеральная миграционная служба: 31 040 408,5 тыс. рублей;
– Федеральная служба судебных приставов: 43 913 991,1 тыс. рублей;
– Федеральная служба безопасности: 1 468 439,1 тыс. рублей;
Федеральная служба охраны: 629 023,5 тыс. рублей.

В основном все сотрудники репрессивной системы правоохранительных органов – экономически активные, грамотные люди. Но к существенным затратам государства нужно также отнести «армию» бывших сотрудников-пенсионеров. Сокращение численности сотрудников дало бы государству кумулятивный эффект в виде снижения затрат бюджета, сокращения количество осужденных, увеличения налоговых поступлений и валового национального продукта, в виде пополнения экономически энергичными участниками рыночных отношений.

Общемировое среднее количество полицейских в соответствии с рекомендациями ООН – 222 человека на 100 тысяч населения. В России полицейских – 634 человека на 100 тысяч населения. Такая же непродуманная «раздутость» штатной численности наблюдается и в остальных структурах правоохранительной системы. Штаты всех правоохранительных органов можно смело сокращать более чем на половину. Приведение количества только полицейских в соответствие с рекомендаций ООН высвободит почти миллион квалифицированных работников, налогоплательщиков. Неслучайна существенная разница в количестве полицейских на душу населения в стремительно экономически развивающемся Китае, чьи показатели – 120 полицейских на 100 тыс. населения, что меньше, чем в объединённой Европе и США.

Главной целью наказания является исправление преступника и предоставление обществу безопасности. Сегодняшняя репрессивная уголовная политика России неэффективна также и в части достижения целей наказания правонарушителей. За многие века борьбы с преступностью были применены различные средства, включая такие как распятие, четвертование, сожжение, замуровывание живьем, колесование, забивание камнями, заливание расплавленного металла в горло, обрезание ушей, носа, выкалывание глаз, обрубание рук и т. п. Более позднее либеральное средство – тюрьма. Лишение свободы, соединенное с трудом в аскетических условиях, задумывалось как средство постепенного исправления «нравственных изъянов». На протяжении четырех веков существующая исправительная тюремная система лишения свободы, основанная на реабилитационном мифе, выделяла четыре категории, остающееся и сегодня неизменными: труд, обучение, этическое воспитание, дисциплина. Как показала история четырех столетий, ни в одной стране мира эти средства воздействия не достигали своей цели, что дискредитировало идею тюремной реабилитации. Угроза лишения свободы и степень строгости наказания как превентивного послания государства, как показывает криминалистический анализ, не влияют на уровень преступности. Наиболее кардинальные предложения вплоть до отмены уголовного права, заявления о несовместимости нынешней уголовной политики с правами человека и гражданина раздаются развитых странах.

Несмотря на то, что анализ института тюремного лишения свободы подтверждает его опасность и бесполезность, общество не нашло иных мер социального контроля, и он остается, повсеместно выполняя функции контроля и изоляции маргинального населения, стигматизации профессиональных преступников, являясь таким образом мощным инструментом властных отношений. Основной вопрос – количество тюремного населения. Безусловно, лица, совершившие тяжкие насильственные преступления (убийства, террористические акты, разбои, грабежи), заслуживают тюремного лишения свободы, но в общем количестве осужденных к лишению свободы число подобных преступников составляло в последние годы в России лишь от 1,3 до 1,8%.

Ныне действующий Уголовный кодекс Российской Федерации по предусмотренным в нем санкциям – самый жесткий и репрессивный за всю историю страны, даже по сравнению со сталинским режимом. Максимальный срок лишения свободы составляет 20 лет, тогда как в УК РСФСР 1926 г. – 10 лет, в УК РСФСР 1960 г. – не более 15 лет; по совокупности преступлений срок наказания может достигать 25 лет, а по совокупности приговоров – 30 лет (ст. 56 УК РФ). Даже сталинский Закон 1932 г. и его же Указы от 04.06.47 предусматривали, что срок лишения свободы не может быть более 25 лет. При сохранении смертной казни (ст. 59 УК РФ) впервые вводится пожизненное лишение свободы (ст. 57 УК РФ), и эти виды наказания существуют одновременно, хотя пожизненное заключение, по замыслу законодателей, должно было заменить смертную казнь. Яркий контраст с этими данными составляет Уголовный кодекс Нидерландов, где отсчет лишения свободы ведется от одного дня. Число лиц, находящихся в российских местах лишения свободы, больше, чем во всех европейских странах. Никакой корреляции между тяжестью преступления и временными отрезками лишения свободы ученым установить не удается. В разных странах однотипные преступления караются различными сроками, и никакого различия в эффективности воздействия не наблюдается, но для бюджета государства и, как следствие, экономической эффективности разница есть.

Условия отбывания наказания в России очень плохие. Условия наказания в виде лишения свободы не менялись со сталинско-ленинских времен, это по-прежнему колонии деревянно-барачного типа, отрядного содержания. Мучения осужденных не ведут к снижению преступности. Для оправдания такой практики серьезных аргументов нет. Граждане РФ не отличаются повышенной склонностью к совершению преступлений. К лишению свободы в России приговаривается около 40% всех осужденных. Надо отметить, что, например, в Японии такая мера наказания применяется лишь к 3% осужденных, остальные подвергаются другим санкциям; в ФРГ – к 5%, в Англии – к около 6%. В век экономического и философского меркантилизма именно экономическая рациональность, а не гуманизация уголовной политики привела к необходимости сокращения тюремного населения. О вреде жестокости в деле наказания многократно доказывал Ш. Л. Монтескье. Жестокие законы и правоприменение являются злом неисцелимым, и это вид разврата. Короткие сроки наказания более эффективны, лишь деспотии вынуждены опираться на страх и жестокость. Законодателю необходимо обращать внимание не на наказание за преступления, а на предупреждение их.

В экономически эффективных странах Западной Европы, Австралии, Канаде, Японии, в отличии от России, преобладает краткосрочное лишение свободы – до 2 лет, т.е. до наступления необратимых изменений психики. Был в истории России либеральный 1926 год, идеальный по статистическим показателям. Из общего числа осужденных к лишению свободы были осуждены на срок до 6 месяцев – 70,5%, всего до 1 года – 84,2%, а на срок свыше 5 лет – 1,8%.

Российские тюрьмы сегодня переполнены до предела. Длительное (свыше 3–5 лет) нахождение в местах лишения свободы приводит к необратимым изменениям психики человека. Криминалисты называют данное явление «эффектом решетки», при котором длительное пребывание в местах лишения свободы стимулирует дальнейшую преступную деятельность. Оно губительно, а отнюдь не «исправительно» и «перевоспитательно» для психики и нравственности заключенных. Исправительный эффект от тюремной системы очень низок. Количество рецидивов в стране, если учесть все меры наказания, составляет около 38,4%. Но после лишения свободы этот показатель гораздо выше: 52% тех, кто побывал в тюрьме, снова туда возвращаются; после условного осуждения – только 9%. Эти данные говорят о том, что тяжелые условия заключения не исправляют людей, а еще более портят их. Типичный портрет рецидивиста – бедный, необразованный, больной человек. Лишение свободы, в особенности при отрядном способе содержания осужденных (в развитых странах применяется камерное содержание), служит базой криминальной профессионализации, а не институтом исправления. Огромное число преступлений и число заключенных – есть результат непродуманной уголовной политики государства.

Юридическая наука достаточно давно установила критерии роста преступности, не связанные с жестокостью наказания или количеством сотрудников правоохранительной системы. Социально-экономическое неравенство – следствие рыночной экономики и общественного разделения труда. Высокий индекс неравенства влечет серьезные негативные последствия и является одним из основных источников преступности. Статистический показатель степени неравенства общества какого-либо государства определяется «Индексом Джини». Неудивительно, что максимальное количество убийств и тяжких преступлений в России приходится на годы максимального показателя индекса Джини. В 1994 году индекс равнялся 0,409, убийств было совершено 32,3 тысячи. В год с минимальным индексом Джини, 1990, индекс был равен 0,218, соответственно, наблюдалось наименьшее количество убийств – 15,6 т?????ысячи. Непродуманная политика, приводящая к большому расслоению общества, с его контрастом между крайней нищетой и непомерным богатством, является соучастником высокой преступности и непомерных трат на репрессивный правоохранительный аппарат.

Законодателей, политиков, суды можно рассматривать как индикаторы, определяющие уровень обвинительного уклона в обществе. Сегодня они зашкаливают. Слабая экономическая база, социально-экономическое неравенство одно из самых высоких в мире, политические конфликты, международный терроризм, экономические кризисы, миграция, наркомания, непродуманное поведение СМИ формируют спрос на ужесточение социального контроля, расширение системы тюрем – простой ответ на сложный экономико-социальный вопрос: усиление безопасности путем усиления репрессии. Политики используют уголовное право, чтобы завуалировать свою несостоятельность восстановить потерянное гражданами доверие к их способности решать экономические и социальные проблемы.

Всякое проявление власти человека над человеком, которое не вызвано крайней необходимостью, – тирания. Экономически необходима либерализация правовой политики России с акцентом на превентивную уголовную политику. Нужен переход от стратегии политики репрессий к стратегии превенции и профилактики преступности, устранение прежде всего социальных причин противоправного поведения, таких как бедность, неграмотность, безработица, пьянство, наркомания, беспризорность и т.п.

Необходимо кардинальное изменение уголовного законодательства, в котором должен доминировать принцип экономии карательных средств, значительное сокращение срока наказания, не отменяющее его неотвратимость, широкое применение «депенализации», состоящей в замене уголовных санкций административными.

Большое количество людей, содержащихся под стражей – показатель отсталости в экономическом развитии. Влияние на потенциальных преступников оказывает не угроза тюремного заключения, а социальная составляющая, безработица, низкий образовательный уровень, алкоголизм, наркомания и т. п. Либерализация судебной системы – уход от обвинительного уклона при вынесении приговоров, связанных с лишением свободы. Требуется социальная профилактическая работа, основанная на тщательном изучении взаимосвязи между преступным поведением, социальным положением и профессиональной подготовкой гражданина. Необходимо масштабное сокращение штатной численности сотрудников правоохранительных органов и перераспределение освободившихся огромных средств в сферу образования и науку, культуру, инфраструктуру, создания рабочих мест.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (58) 2013



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Адрес:

Москва

Наш сайт валидный CSS Наш сайт валидный XHTML 1.0 Transitional