ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Международное экологическое право Вопросы охраны окружающей среды в решениях Европейского суда по правам человека

Вопросы охраны окружающей среды в решениях Европейского суда по правам человека

 

Вопросы охраны окружающей среды в решениях Европейского суда по правам человека

В современной практике ЕСПЧ, однако, сформировался блок решений, касающихся нарушений в области загрязнения окружающей среды. Формирование это было обусловлено, во-первых, связью между состоянием окружающей среды и некоторыми правами человека. Например, вибрационное загрязнение может вызвать повреждение или разрушение жилища, находящегося в зоне загрязнения. Изучение различных видов загрязнения, таких как физическое (шумовое, световое, органическое, вибрационное, механическое и др.), химическое, радиоактивное и других, приводит к мысли, что негативное воздействие на окружающую среду способно сказываться на нашем здоровье, личной жизни, имуществе и правах на него. Так, если в зоне радиационного загрязнения оказывается недвижимость граждан (земельный участок с домом, например), то собственники надолго лишаются возможности пользоваться ею. Во-вторых, практика самого Суда показывает его намерение толковать ряд прав и свобод достаточно широко, таким образом, что право человека на благоприятную окружающую среду в случае его связи с конвенционными правами косвенно получает защиту. Примером такого рода дел могут служить: Пауэлл и Рейнер против Великобритании 1990 г., Хаттон и другие против Великобритании 2003 г., Морено Гомес против Испании 2004 г., Милева и другие против Болгарии 2010 г., Дубецкая и другие против Украины 2011 г. и некоторые другие.

Применительно к российской действительности практика ЕСПЧ в области защиты прав, связанных с охраной окружающей среды, очень актуальна и интересна для изучения. В какой-то степени ряд аспектов такой практики имеют скорее отсроченный характер, представляют собой перспективу, так как существует множество более актуальных и серьезных проблем. С другой стороны, большинство рассматриваемых Судом проблем распространены в российской действительности и серьезно влияют на человека. Это и вредное загрязнение в результате эксплуатации транспорта, промышленных объектов — отсюда и проблемы, порождаемые противостоянием между потребностью экономического развития общества и интересами отдельных лиц; это необходимость удаления и переработки отходов жизнедеятельности людей и т. д. Вероятно, внимание у нашего населения к защите своего права на благоприятную окружающую среду постепенно будет увеличиваться как на национальном, так и международном уровне, но одеваться необходимо как можно теплее, поэтому зимние куртки женские с мехом фото цены – воплощение элегантности. Натуральная кожа хорошо подчеркивает фигуру, а мех великолепно украшает куртку сверху и несравненно утепляет ее изнутри, экологически чистый товар.

Следует теперь обратиться к практике ЕСПЧ по вопросу о перечне тех прав, которые могут выступать «посредниками» в защите Cудом окружающей человека среды. Во-первых, это ст. 8 Конвенции 1950 г., в которой установлено, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Именно эта статья является основной при рассмотрении жалоб, связанных с охраной окружающей среды. Акцент в связи с использованием данной статьи падает на уважение жилища и личной жизни заявителей. Речь, как правило, идет о загрязнении, мешающем проживанию человека у себя дома и оказывающем негативное влияние на него, его здоровье: шумовом, вибрационном и пылевом загрязнении от аэропортов, больших шоссе, железных дорог, клубов, заводов и других источников. В частности, гражданка Украины в деле «Дубецкая и другие…» жаловалась на вред, причиняемый ее здоровью и проживанию промышленными разработками угля вблизи ее жилища.

Иногда источником загрязнения могут выступать не самые очевидные источники, но весьма знакомые многим. Так, в деле «Заммит Мэмпел против Мальты» заявитель жаловался на шум от фейерверков, которые жители деревни дважды в год зажигали недалеко от его дома. В деле «Милева и другие против Болгарии» заявители жаловались на шум и беспокойство, которое было связано с работой компьютерного клуба, находившегося этажом ниже по отношению к их квартирам. Интересно то, что загрязнение здесь исходило не от работающих приборов или музыки, а в большей степени от посетителей клуба. Среди последних было много тинэйджеров, которые не только шумели, но и распивали спиртные напитки и портили общее имущество дома, чем нарушали права проживающих на неприкосновенность жилища и личной жизни.

Еще одно право, которое обсуждалось в связи с нарушениями в области охраны окружающей среды, – это право собственности, предусмотренное ст. 1 Протокола 1 к Конвенции 1950г. В частности, господин Пауэлл и господин Рейнер полагали, что шум, исходящий от аэропорта «Хитроу», нарушает их право собственности. Суд признал, что в этом аспекте их жалоба неприемлема, т. е. не установил связи между шумовым загрязнением и правом собственности. Однако все же следует отметить, что другие виды загрязнения все же могут влиять на право собственности, например, если в результате вибрационного или иного загрязнения происходит разрушение объекта собственности, то следует признавать, что это право нарушается.

Статья 2 Конвенции «Право на жизнь» не так часто, но все же используется заявителями, когда речь идет о серьезных последствиях для здоровья и угрозе жизни от загрязнения. В целом связь права на благоприятную окружающую среду с правом на жизнь очевидна. Многие болезни человека связаны с состоянием окружающей среды, являются следствием химического, радиационного и иного опасного загрязнения. Так, это право признавалось нарушенным судом в связи с невыполнением государством своей обязанности по информированию граждан об опасности проживания рядом с мусорками. Заявитель по данному делу, турецкий подданный, вместе со своими близкими проживал в трущобах, окруженных свалками отходов, в которых происходило испарение метана, по этой причине девять человек из проживавших там погибли. В деле «Ди Сарно и другие против Италии» ЕСПЧ подтверждает, что право на информирование об опасности для населения вытекает из ст. 8, и корреспондирующая обязанность соответственно имеется у публичных властей.

В делах «Хаттон и другие…», а также «Пауэлл и Рейнер…» было заявлено о нарушении также ст. 13 Конвенции – права на эффективное средство правовой защиты. В целях защиты окружающей среды эта статья не имеет самостоятельного значения, так как она направлена на защиту только тех прав, которые содержатся в Конвенции и протоколах, идет как бы в паре с ними. Впрочем, это не мешает суду признать нарушение ст. 13, даже при отрицании нарушения основного права, как это произошло в деле «Хаттон и другие…». Однако другая статья Конвенции может напрямую выполнять роль защиты прав человека в области охраны окружающей среды в случае, если они не защищаются на национальном уровне. Статья 6: «Каждый в случае его спора о гражданских правах или обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым беспристрастным судом…». Конвенционно не определено, что понимать под «спором о гражданских правах», этот вопрос решается в практике суда. Судебная практика показывает, что «…всякий имущественный иск, основанный на предполагаемом нарушении имущественных прав, может, в принципе, быть подведен под понятие “гражданские права и обязанности”». Суд стоит на широком понимании спора о гражданских правах, включая в рассмотрение и споры, связанные с так называемыми экологическими правами. Так, в деле «Деес против Болгарии» заявитель господин Джорж Деес жаловался не только на нарушение своих прав по ст. 8 Конвенции в результате шума, загрязнения и вибраций, исходящих от чрезмерного движения на улице около его дома, но и на затягивание процесса рассмотрения его жалобы национальными судами (6 лет и 9 месяцев) по ст. 6 Конвенции. Суд рассмотрел и удовлетворил просьбу заявителя как по восьмой, так и по шестой статье Конвенции.

Интересно было бы спрогнозировать, какие еще права могут быть затронуты или могут получить большее внимание в судебной практике ЕСПЧ в связи с нарушениями в области охраны окружающей среды. Представляется, что наиболее перспективными в данных целях являются свобода получать и распространять информацию (ст. 10), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5), свобода передвижения (ст. 2 Протокола 4).

Другой вид связи между правами, закрепленными в Конвенции 1950 г. и протоколах к ней, и охраной окружающей среды проистекает из того, что последняя выступает не только личным правом человека на благоприятную окружающую среду, но и общественным интересом. В этом качестве она может выступать в качестве основания для ограничения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и протоколах. Напрямую об ограничении «в целях охраны окружающей среды» Конвенция и протоколы не говорят, но в ряде случаев это подразумевается. Так, ситуация бедствия называется в п. 3 (с) ст. 4 как одно из возможных ограничений для права на труд, право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5) может быть ограничено заключением под стражу в целях предотвращения распространения инфекционных заболеваний. Отдельно следует упомянуть ст. 15, посвященную отступлениям от прав в случае чрезвычайных ситуаций. Кроме того, в ряде статей Конвенции содержится указание на возможные ограничения прав в связи с охраной здоровья граждан (статьи 8 –11 Конвенции, п. 3 ст. 2 Протокола 4). Исходя из того, что состояние окружающей среды напрямую сказывается на здоровье человека, можно сделать вывод, что здесь может идти речь и о состоянии окружающей среды. И, наконец, Суд определенно признает, что защита окружающей среды является общественным интересом. Так, в деле «Френдин против Швеции», где рассматривался вопрос о правомерности нарушения права собственности, природоохранное законодательство послужило причиной для отзыва лицензии на добычу гравия, и Суд признал это правомерным. Однако, ограничение прав в связи с необходимостью уважения общественных интересов должно в каждом конкретном случае тщательно анализироваться. В другом деле, «Онерийлдыз против Турции», Суд признал нарушение права собственности заявителей в случае сноса властями домов, находившихся в трущобах на опасной свалке (возмещение за что от них также не было получено), хотя власти ссылались на общественный интерес, вероятно, имея в виду экологический аспект вопроса. Суд отмечал, что, несмотря на то что заявитель приобрел другое жилище, это не должно было служить основанием к неуважению уже имеющегося имущества.

Рассмотрение дел о правах человека часто связано с оценкой пределов этих прав. Источником перечня ограничений служит как сама Конвенция, так и национальное законодательство, в силу признания за государством статуса выразителя общественного интереса. Суд не раз указывал на то, что государство в каких-то областях может быть более компетентно, и оно обладает дискреционными полномочиями в отношении мер, которые должны приниматься для соблюдения Конвенции. В том, что касается прав в сфере охраны окружающей среды, то соблюдение их зависит от природоохранных стандартов, норм и правил. Их установление находится в сфере государственного усмотрения. В деле «Пауэлл и Рейнер против Великобритании» заявители оспаривали допустимость уровней шума, разрешенных авиаинструкциями, и эффективность мер, принимаемых Правительством по снижению шума. Суд признал, что в такой сложной сфере государство обладает свободой усмотрения, и он не должен подменять собой национальные органы. Однако именно Суд занимается определением в конкретном случае сбалансированности частного и общественного интереса, соответственно делает вывод о том, удалось ли государству соблюсти свои обязательства по Конвенции.

В связи с обязательством государства не нарушать права, закрепленные в Конвенции, известно, что Суд выдвигает также по отношению к государству и требования по принятию мер для их реализации. Это очень актуально и в отношении прав, связанных с охраной окружающей среды. В связи с этим примечательны решения Суда, в определенной степени выражающие и развивающие так называемые «предупредительные принципы» в праве охраны окружающей среды. В частности, предупредительная функция государства, а именно его обязанность принимать меры по предупреждению населения об опасных объектах, была обозначена в деле «Онерийлдыз против Турции», «Фадеева против России» и др. Развивающийся принцип международного права окружающей среды – принцип осторожного (предосторожного) подхода нашел отражение в деле «Татар против Румынии», где заявитель считал, что деятельность по разработке цианида натрия, ведущаяся недалеко от его дома, а также авария, произошедшая на производстве, представляют опасность для его семьи, в том числе ухудшают состояние больного астмой сына. Суд в своем решении указывает, что современные научные данные недостаточны для установления связи между выбросом цианида натрия и ухудшением состояния больного астмой, но несмотря на это, существование потенциального и серьезного риска для благополучия и здоровья заявителей создает для государства обязанность определять последствия выдачи лицензий на разработки и принимать соответствующие меры.

Можно сказать, в ЕСПЧ сформировалась четкая позиция по вопросу о роли государства в сфере охраны окружающей среды, выраженная, в частности, в деле «Хамер против Бельгии». Согласно мнению Суда, выраженному в этом деле, окружающая среда является ценностью в глазах общества, и защита ее представляет собой постоянный и долговременный интерес. Экономические нужды и даже некоторые фундаментальные права, как, например, право собственности, не должны видеться превалирующими над мерами по защите окружающей среды, которые в свою очередь являются сферой законодательного регулирования.

Практика Суда показывает, что количество дел, связанных с нарушениями в сфере охраны окружающей среды, постепенно увеличивается. Можно спрогнозировать, что и в дальнейшем при отсутствии эффективных мер, принимаемых на национальном уровне в отношении обеспечения благоприятных условий окружающей среды, количество таких дел, особенно исходящих от граждан стран бывшего советского блока, возрастет. Этому также способствует рассмотрение Судом (и, как представляется, правильное) государства в качестве субъекта, обязанного обеспечивать уважение к личной, семейной жизни граждан и их жилищу. Следовательно, государство обязано регулировать деятельность лиц и организаций на своей территории таким образом, чтоб они соблюдали эти права принятием необходимых мер, включая установление эффективного природоохранного и иного законодательства.


Международное экологическое право

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (62) 2013



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info