ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи История государства и права Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при незаконном использовании электроэнергии в России: исторический аспект

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при незаконном использовании электроэнергии в России: исторический аспект

ХАЛИКОВ Ирек Ханифович
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры профессиональной подготовки Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации

Современное общество для удовлетворения своих потреб­ностей (материальных, духовных) в первую очередь нуждается в энергообеспечении. Самым распространенным видом энер­гии, используемым обществом для производства материаль­ных благ, является электроэнергия. Невозможно представить современное производство без использования электричества, то же самое можно сказать и о повседневной жизни людей, то есть об использовании данного вида энергии в бытовых целях.

Поэтому одной из основных задач современного общества яв­ляется производство электроэнергии и предоставление возмож­ности гражданам, организациям и предприятиям пользоваться ею. Производство электроэнергии - это только одна сторона про­блемы, существует и другая - это проблема энергосбережения.

Для решения задачи обеспечения электроэнергией про­мышленного производства и граждан государство предприни­мает определенные действия. Энергосбережение - реализация правовых, организационных, научных, производственных, тех­нических и экономических мер, направленных на эффектив­ное использование энергетических ресурсов и на вовлечение в хозяйственный оборот возобновляемых источников энергии.

В законе «Об энергосбережении» речь идет о сбережении всех видов энергии, в том числе электроэнергии. Из вышеперечислен­ных мер в первую очередь нас интересуют правовые меры защиты производства и распределения электроэнергии. Для эффективного распределения электроэнергии в Российской Федерации существу­ет Федеральный оптовый рынок электрической энергии - это сфера купли-продажи электрической энергии (мощности), осуществляе­мой его субъектами в пределах энергетической системы России.

Потери электроэнергии в энергосистеме включают в себя две составляющие: это технические потери, которые к правовому регу­лированию не имеют отношения, и коммерческие потери, основную часть которых составляют несанкционированные использования электроэнергии и искажения величин расходов электроэнергии.

Осуществленный в октябре 1917 года распад государствен­ного механизма Российской империи повлек за собой упразд­нение дореволюционных общих судебных установлений.

В одном из первых декретов СНК - Декрете «О суде» от 24 ноября 1917 года - говорилось: «...местные суды решают дела именем Российской Республики и руководствуются в своих ре­шениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию».

В это время началась работа по созданию нового социа­листического законодательства. Источниками уголовного пра­ва становятся декреты, постановления СНК РСФСР.

Анализ нормативно-правовых актов первых лет револю­ции показывает, что устанавливаемые ими уголовно-правовые декреты имели ярко выраженную политическую направлен­ность. Например, уже упомянутым декретом «О суде» предус­матривалось учреждение рабочих и крестьянских трибуналов для «борьбы против контрреволюционных сил в виде при­нятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с мародерством и хищниче­ством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц .».

Уголовное законодательство первых лет советской власти, конечно, не содержало норм, предусматривающих ответствен­ность за правонарушения, связанные с нарушением порядка пользования электроэнергией.

В первые годы советской власти объем производства электро­энергии не позволял охватить ею все сферы промышленного про­изводства, не говоря уже о повсеместном использовании ее в быту.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года состоял из восьми глав. В главе 6 «Имущественные преступления» были пред­усмотрены такие посягательства на собственность, как: кража, грабеж (открытый и насильственный), разбой, присвоение вверенного имущества, мошенничество, вымогательство (в том числе его разновидность - шантаж), повреждение имущества.

Как мы видим, специального состава, защищающего порядок использования электроэнергии, нет.

Такой состав преступления впервые был введен Уголовным кодексом 1926 года, принятым 22 ноября на 2-й сессии ВЦИК XII созыва и введенным в действие с 1 января 1927 года. Преступления против собственности в этом Кодексе рассматривались в основном главой 7 Особенной части. Эта глава, имевшая, как и в УК 1922 года, наименование «Имущественные преступления», состояла из 20 ста­тей. На первом месте в ней по-прежнему стояла кража. Ответствен­ность за кражу была предусмотрена ст. 162 УК РСФСР. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года называл большое число отдельных видов кражи, статья 162 определила 14 видов. Это было связано как с пере­группировкой норм об ответственности за кражу, так и с уголовно­политической переоценкой ряда ситуаций ее совершения.

Вне общей классификации видов кражи Уголовный ко­декс 1926 года поставил кражу электрической энергии (ст. 163). «Кража электрической энергии наказывается лишением свободы на срок до одного месяца с обязательным возмещени­ем причиненного ущерба».

К концу 20-х годов в советском законодательстве сформи­ровалась упорядоченная система юридических норм, обеспе­чивающих в основном равную уголовно-правовую охрану го­сударственного, общественного, частного имущества. Впервые была введена отдельная статья (ст. 163 УК РСФСР), предусма­тривающая уголовную ответственность за преступление про­тив электроэнергии как кражу, то есть электроэнергия при­знавалась объектом хищения государственного имущества.

Следующей вехой в развитии советского уголовного зако­нодательства, защищающего отношения собственности, явился указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», а также указ «Об усилении охраны личной собственности граждан». Эти указы отменяли действие постановления от 7 августа 1932 года и Указа ПВС СССР от 10 ав­густа 1940 года «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и хулиганство», а также статьи 59 со значком 38, 116, 162, 165, 16, 166-а, 167 и ч. 2 ст. 169 со значком 1 УК РСФСР. Преступления, предусмотренные ими, подлежали квалифика­ции по соответствующим статьям названных указов.

Указ от 4 июля 1947 года «Об уголовной ответственности за хищения государственного и общественного имущества» установил единые общественные нормы об ответственности за хищение социалистической собственности.

С принятием УК РСФСР 1960 года утратила свое действие ст. 163 Уголовного кодекса 1926 года, которая квалифицирова­ла преступление, посягающее на электроэнергию, как хище­ние, совершенное путем кражи.

В литературе в тот период высказывалось мнение о том, что незаконное пользование электроэнергией и другими ви­дами энергии, за использование которых взимается плата, нельзя рассматривать как хищение, так как энергия не может рассматриваться в качестве его предмета.

Уклонение от уплаты за пользование электроэнергией или газом, причинившее существенный ущерб, предлагалось квали­фицировать по ст. 94 УК РСФСР (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием).

Существовала и противоположная точка зрения, в частно­сти, М. Гельфер обосновал то, что электроэнергия и другие виды энергии, за пользование которыми взимается плата, обладают всеми признаками предмета хищения. Однако он не настаивал на квалификации самовольного использования электроэнергии или тепловой энергии в качестве обычной кражи. М. Гельфер предлагал с учетом специфики предметов преступления, а так­же способов завладения ими, выделить это деяние в самостоя­тельный состав, как это было сделано в УК Кубы, ст. 383 которо­го предусматривала, что «лицо, которое занимается хищением электроэнергии, воды, газа или других источников энергии из личного или общественного устройства, наказывается лишением свободы на срок от трех до девяти месяцев или денежным штра­фом в размере 270 квот, либо обоими видами наказания».

Предложения М. Гельфера получили поддержку ряда специалистов, например Н. Найденко.

Однако законодатель принял компромиссное решение. С одной стороны, был сконструирован отдельный состав престу­пления, заключавшийся в самостоятельном использовании в корыстных целях электрической либо тепловой энергии или газа, пополнивший УК РСФСР 1960 года статьей 942 «Наруше­ние правил пользования энергией или газом в быту».

С другой стороны, местоположение этой статьи в структуре УК и ее текст указывали на то, что данная норма является специ­альной по отношению к основной норме, предусматривающей ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии призна­ков хищения (ст. 94 УК РСФСР). Законодатель не решился в то время на признание электрической энергии предметом хищения.

Следует отметить, что законодатель разграничил по сте­пени общественной опасности такие противоправные деяния, как: самовольное использование электроэнергии (подключе­ние к электросетям без соответствующего разрешения) и нару­шение правил пользования электроэнергией (это изменение показаний счетчика с целью уклонения от оплаты использо­ванной электроэнергии, изменение схемы электропроводки и т.п.). Нынедействующая ст. 165 УК РФ, предусматривающая ответственность за незаконное использование электроэнер­гии, такой детальной определенностью не обладает.

В 1994 году УК РСФСР 1960 года претерпел существенные изменения. Федеральным законом от 1 июля 1994 года «О вне­сении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» из УК РСФСР была исключена глава вторая Особенной части, а глава пятая, получив­шая наименование «Преступления против собственности», объ­единила в себе нормы о преступлениях против различных форм собственности. Это позволило сократить общее число составов преступлений, устранить плюрализм норм, устанавливающих ответственность за одни и те же действия против социалистиче­ской и несоциалистической собственности. Из УК 1960 года была исключена ст. 942, предусматривающая ответственность за само­вольное использование электроэнергии, а равно за нарушение правил пользования электроэнергией в быту.

Законодатель, преследуя цель сокращения общего числа составов преступления в Уголовном кодексе и избавляясь от советского наследия в уголовном законе, по нашему мнению, допустил просчет, отменив нормы, защищающие порядок пользования электроэнергией и другими видами энергии (на­пример, тепловой). Квалификация преступных деяний про­тив электрической энергии утратила свою четкость и опреде­ленность. Не изменился подход законодателя к этому вопросу и при разработке и принятии УК РФ 1996 года.

По Уголовному кодексу 1996 года ответственность за нару­шения правил пользования электроэнергией наступает по ст. 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверим при отсутствии признаков хищения».



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info