ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи История государства и права Михаил Сперанский об основных принципах реорганизации высшего государственного управления

Михаил Сперанский об основных принципах реорганизации высшего государственного управления

ЛУКОВСКАЯ Дженевра Игоревна
доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета

ШЕВЕЛЕВА Наталья Александровна
доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой государственного и административного права Санкт- Петербургского государственного университета

ИЛЬИН Андрей Витальевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета

ВОЛКОВА Светлана Васильевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета

ВАСИЛЬЕВ Илья Александрович
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета

Наследие Михаила Михайловича Сперанского (1772­1839), одного из крупнейших государственных деятелей и политических реформаторов России, включает подготовлен­ный им в 1809 г. всеобъемлющий план преобразования госу­дарственного строя Российской империи. Идейной основой задуманных реформ было прежде всего убеждение в необхо­димости эволюционного пути модернизации российской эко­номики, финансов, государственных учреждений.

М. М. Сперанский предостерегал против «жестоких по­литических превращений», сопровождавших в разные време­на принятие конституций европейских государств. Российская конституция, утверждал он, обязана будет своим существова­нием «не воспалению страстей и крайности обстоятельств, но благодетельному вдохновению верховной власти, которая, устроив политическое бытие своего народа, может и имеет все способы дать ему самые правильные формы».

В своей философии и методологии реформ М. М. Спе­ранский ориентировался на европейские конституционные принципы (прежде всего французские и английские конститу­ционные модели), созвучные «новому духу времени». Однако он учитывал при этом и условия народной жизни, состояние российского общественного сознания, практические нужды и реальные возможности проведения реформ в России. Свои надежды он связывал с реформированием «сверху», придавая особое значение преобразовательной роли законодательства, принципу верховенства законов, жалованных «разумом вла­сти». Разделяя общепросветительскую идею всемогущества законодателя, Сперанский вместе с тем отдавал себе отчет в том, что законы останутся «мертвыми» без их надлежащего исполнения.

Как государственный деятель, которому изнутри были известны архаичность и неэффективность российского госу­дарственного устройства, многочисленные факты бюрократи­ческого произвола в стране, Сперанский понимал, что пред­стоит основательная перестройка «бесформенного здания государственного управления». А для успеха этого начинания нужны люди, способные воспринять новые идеи. В их числе и чиновники, без непосредственного участия которых рефор­мы не могут быть осуществлены. И Сперанский выступал за кардинальное обновление системы чинопроизводства, пред­полагающее получение чинов только лицами, получившими университетское образование. Не остаются без его внимания и «народное мнение», уважение народа к власти, заметно по­шатнувшееся, как отмечает он, в настоящее время. Важней­шие условия успешного проведения реформ он усматривал в публичности актов государственного управления, обществен­ной самодеятельности в делах государства (недаром в бытность генерал-губернатором Сибири он первым из российских госу­дарственных деятелей провозгласил политику «гласности»).

Отвергая революционно-насильственные перемены в стране, М. М. Сперанский в то же время считал, что эволю­ционные изменения «через правильные законы» не долж­ны сводиться к частичным исправлениям. Для вхождения в клуб европейских держав России предстояло пройти путь серьёзных реформ. Только представляя обновлённую форму государства, Российская империя могла бы рассчитывать на полноценное сотрудничество с государствами Европы. Ис­пользование политических и правовых рычагов для обеспе­чения взаимной выгоды участвующих в интеграции стран представляется правильным путём и сегодня. Сперанский осознавал, что предстояли не поверхностные, не отдельные, а коренные преобразования, охватывающие все части управле­ния, законодательства и суда. Требовалось преобразовать весь государственный аппарат, весь государственный строй Рос­сийской империи во всей его целостности. Осуществить это Сперанский предлагал в такой последовательности: начать с создания Государственного Совета, затем реорганизовать ми­нистерства и Сенат, а затем создать систему представительных органов во главе с Государственной Думой.

Идея разделения властей была воспринята Алексан­дром I и Михаилом Сперанским от французского мыслителя Шарля-Луи де Монтескье. Однако «План государственного преобразования» предлагает оригинальный, российский ва­риант разделения властей через разделение функций высших органов власти — Государственной Думы, Сената, Кабинета министров. Нельзя основать правление на законе, писал Спе­ранский, если одна державная власть будет и составлять закон, и исполнять его. Поэтому следовало, по его мнению, прежде всего отделить друг от друга законодательную, исполнитель­ную и судебную части, сосредоточив их в разных независимых друг от друга государственных органах. Во «Введении к Уложе­нию государственных законов» говорилось: «1) Законодатель­ное сословие должно быть устроено, чтоб оно не могло совер­шать своих положений без державной власти, но чтоб мнения его были свободны и выражали бы собой мнение народное. 2) Сословие судебное должно быть так образовано, чтоб в бы­тии своем оно зависело от свободного выбора и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности при­надлежало правительству. 3) Власть исполнительная должна быть вся исключительно вверена правительству; но поелику власть сия распоряжениями своими под видом исполнения законов не только могла бы обезобразить их, но и совсем унич­тожить, то и должно ее поставить в соответственность власти законодательной».

М. М. Сперанский, размышляя о различной природе за­конодательной и «державной» власти, предлагал организовать законодательную власть таким образом, чтобы она, используя представительный принцип, могла выражать волю народа; исполнительная власть должна быть вручена правительству и поставлена под контроль законодательной, а судебная — выборному суду присяжных. Державная (исполнительная) власть вручается монарху и включает ряд прерогатив. Так, законодательная власть при всей дозволенной ей свободе «не может совершать своих положений без державной», т. е. каж­дый законопроект должен быть утвержден монархом. Монарх возглавляет исполнительную власть и является к тому же «вер­ховным охранителем правосудия». Власть монарха имеет на­следственный характер и «принадлежит единственно детям законным».

Непременным условием Сперанский считал разгра­ничение компетенции законодательной и исполнительной власти; он жестко разграничивает законы и «учреждения» (регламенты), сфера действия которых должна распространяться на «действия и происшествия, непрестанной перемене подлежащие».

Реформирование должно было коснуться не только выс­шего управления, но и местной власти. Верховная власть Рос­сийской империи создавала законы, но их применение зави­село от толкования губернаторами и иными должностными лицами на местах, создавая многочисленные региональные разночтения и отсутствие единообразной государственной политики[9]. «План государственного преобразования» предпо­лагал создание выборных органов в губерниях, округах и во­лостях Российской империи, что стало бы залогом надежного укоренения и упрочения новых порядков и кроме всего проче­го рационализировало бы управление с экономической точки зрения.

Таким образом, в руках императора сосредоточены пол­номочия верховного законодателя, верховного администра­тора и верховного охранителя правосудия. Следовательно, монарх оставался интегрирующим началом устройства Рос­сийского государства и общества, держащим в своих руках все нити управления.

Проект государственной реформы 1809 г. адаптировал и развивал идеи бонапартистского конституционализма, но он значительно опередил свое время и не был реализован в полном объеме. Парадокс заключался в том, что для либе­рализации государственного управления, расширения его социальной базы и повышения эффективности экономики требовалась твердость и непреклонность абсолютного власти­теля — самодержавного императора России. В значительной и даже определяющей части это было связано с тем, что рос­сийской общество было в целом еще не готово к восприятию такого коренного преобразования.

На судьбах преобразования фатально сказалось и измене­ние в настроениях самодержавного монарха. В результате от грандиозного замысла сохранился в искаженном виде только коренным образом реорганизованный законосовещательный и распорядительный орган при монархе — Государственный Совет, а также оживилась связанная с его функционировани­ем деятельность министерств и подчиненных им ведомств. Де- юре Государственный Совет создавался как орган мониторинга применения законов и пределов их толкования. Однако фак­тическая реализация комплекса Манифестов о реформирова­нии высшего государственного управления имело совершенно иные последствия. По меткому замечанию дореволюционного историка Н.Ф. Дубровина: «...Совет был ничто иное как сам Сперанский...». Это емко характеризуют непропорцио­нально завышенное влияние и поэтому обречённость перво­начальной концепции Государственного Совета: с падением М.М. Сперанского роль и значение этого краеугольного камня реформы 1809-1812 гг. незамедлительно превратили его в бю­рократический аналог французского Conseil d'Etat. Ни замет­ного финансово-экономического выигрыша, ни продвижения к конституционному строю частичная реализация «Плана госу­дарственного преобразования» 1809 г. не повлекла. Тем не ме­нее, проработанный и оригинальный подход к формулирова­нию идеи правового государства М.М. Сперанского воплотился в практические результаты уже в Российской империи периода конституционной монархии. Различные элементы проекта, использованные в реформах государственного строя Россий­ской империи, а также при формулировании статуса правового государства Российской Федерации и других государств Евра­зии — это отголосок великого замысла Сперанского.



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info