Юридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи История государства и права Анализ отношений к обращениям граждан при государстве Ануштагинов-Хорезмшахов (1097–1231)

Анализ отношений к обращениям граждан при государстве Ануштагинов-Хорезмшахов (1097–1231)


Анализ отношений к обращениям граждан при государстве Ануштагинов-Хорезмшахов (1097–1231)




ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Юлдашов С. О.

В статье освещен порядок приема физических и юридических лиц, отношение к обращениям в период правления династии Ануштагинов-Хорезмшахов.




Из истории узбекского народа известно, что Алауддин Атсыз ибн Кутбаддин Мухаммад (1097-1156) учредил могучее государство Хорезмшахов. Потомки его династий Тажиддин Эль Арслан ибн Алауддин Атсыз (1156-1172), Алауддин Такаш ибн Тажиддин Эль Арслан (1172-1200), Алауддин Мухаммад ибн Алауддин Такаш (1200-1220) и Жалалиддин Мангуберды- ибн Алауддин Мухаммад (1220-1231), расширив территорию владычества, довели до его величайшего могущества.

В эти периоды в стране были осуществлены огромные из­менения в социально-экономической, политической и других направлениях.

В частности, в социальной сфере нашли свое отражение значительные решения вопросов по обращению физических лиц частного характера и по поводу ведения государственной деятельности.


Таким образом, существуют источники, где упоминаются рассмотрения подобных обращений во владычестве времен правления самим шахом Алауддином Мухаммадом, его ма­терью Туркан Хатун, визирями (визирь являлся руководите­лем центрального управления государства и считался самым высшим должностным саном), хакимами вилаятов (после на­шествия монголов Алауддин Мухаммад упразднил службу визирей и ввел должность хакимов), казиями, шихнами (на­чальники полицейской стражи), кадхудо (аксакалы кишлаков) и другими должностными лицами.

Как записано в источниках, Хорезмшах Такаш относился с особым вниманием даже к обращениям обычных граждан. Однажды с письмом к нему обращается какой-то человек: «Как мусульманин — я твой брат! Подари мне часть своей казны!». Несмотря на дерзость содержания просьбы, Такаш прика­зывает выдать ему шестнадцать динаров. После получения динаров этот человек, с явным сарказмом, опять пишет ему письмо: «Я твой брат. Если твоя казна, выплачиваемая народу, равна шестнадцати динарам, считай меня удовлетворенным». Такаш опять проявляет терпение и с достоинством отвечает ему следующим: «Если каждый мой брат потребует свое воз­награждение, тебе и этого не достанется». Данное обращение было признано в качестве «прошения» и продемонстрировало искусное удовлетворение просьбы, не забывая о необходимости экономии в использовании средств казны.




В одном из хорезмских вилаятов Каримиддин ат-Тайфури был амиром Султана. В Хорезме правителя налогосборщиков вилаята называли амил вали. «Насириддин (визирь) при­зывает его к себе и требует выплаты большой суммы. Кари­миддин освобождается из под его власти и идет на службу к Султану Мовераннахра и жалуется на недостойное поведение Насириддина». Следовательно, надо отметить, что во времена хорезмшахов были обращения также и в виде «жалоб».

Классифицируя жалобы данного временного периода, не­обходимо признать тот факт, что они носили не только част­ный характер, но были и государственного значения.

Султан в основном занимался обращениями государствен­ного характера, приемом иностранных представителей, визи­рей (и их детей, назначенных хакимами), хакимов.

Когда самаркандский хаким собирался начать войну против караханийского султана Мухаммада Арсланхана (1102-1130), население (подданные и духовенство) Мавераннахра направило Кутбиддину Хорезмшаху письмо, то есть обратилось с прось­бой о помощи в предотвращении данного конфликта. Тогда Хорезмшах, удовлетворив просьбу Мухаммада Арсланхана, до­стиг устранения этой междуусобицы между ханом и Султаном Санжаром мирным путем.


Как известно из источников, после похода Хорезмшаха на Мовераннахр власть в Бухаре захватил сын торговца щита­ми Санжар, который возглавил повстанцев. Санжар, преследуя «уважаемых людей», изгнал из Бухары садыра (садр — чи­новник, ведавший вакуфными и религиозными делами) и его близких, конфисковал их имущество и объявил себя маликом (правителем)...

Несмотря на то, что бурханиды призвали на помощь кара- китайцев (бурханиды направили жалобу хакиму каракитайцев, после чего хаким по этому поводу направил насколько прика­зов Санжару, которые он, в свою очередь, просто проигнори­ровал. — С. О.), они не смогли предотвратить восстание. Затем садыры отправили обращение шаху Хорезма, впоследствии весной 1207 г. шах направил свои войска в сторону Бухары. При содействии городской аристократии Хорезмшах занял Бухару. Восстание было подавлено, малик Санжар был схвачен и выслан в Гургенч, там он вместе с другими 27 пленными ха­кимами и беками принял участие в наубе Македонского (пир­шество в честь победителя) в честь Мухаммада Хорезмшаха. Тем самым был продемострирован факт небезразличия Сул­тана Хорезмшаха к соседнему государству — Бухаре, уважения к обращениям высокопоставленных особ, а также, гуманности и взаимоподдержки.


Существуют источники, где упоминаются случаи, когда Султан лично принимал у себя обычных граждан, обратив­шихся к нему с вопросом государственной важности. К при­меру, «Кара Бургут (гражданин) протянул Султану Мухаммаду Хорезмшаху послание. Весть о восстании в Самарканде и на­падении на его дочь поразила его и он тотчас же приказал военачальнику собраться в поход для подавления восстания и наказания повстанцев и на джигита боле не стал обращать внимания».

Необходимо отметить, что во времена правления Ануш- тагинидов вопрос приема посетителей с обращениями имел свою особенность. А именно: при султанате была введена должность «киссадара», он в течение всей недели должен был собирать всю депешу с обращениями и жалобами на имя пра­вителя и вечером каждой пятницы предоставлять их ему для рассмотрения. Затем он направлял каждому адресату соот­ветствующие ответные письма. Назначение на эту должность происходило после тщетного отбора. Ибо не всякому дано добросовестно служить благим звеном соединения между пра­вителем и обычным народом, оповещая об их нуждах и со­стоянии быта.


Согласно историческим данным киссадар Султана Алауддина Мухаммада — Нажибиддин Шахризури — был при нем на этой должности со времен, когда правитель был еще военачальником (сахибул-джайшем) в Хорасане при султане Санжаре. Эта должность была очень весомой, ибо в мирное время она приносила очень большую прибыль своему вла­дельцу. Следовательно, прием обращений, своевременное оформление ответов на них и надлежащее решение проблем были признаны фактором определения стабильности отноше­ний между населением и государством, признаком спокойной жизни и мирного сосуществования.

Интересна еще одна особенность. Во время приема хорезм­ские шахи сажали своих визирей по правую от себя сторону. Таким образом уделялось серьезное внимание тому, чтобы и визири были осведомлены о происходящих в стране событи­ях, дабы те вносили свой вклад в разрешение проблем, верша правосудие.


Наряду с этим хотелось бы обратить внимание на одну особенность, которая была свойственна не всем государствам. «Для формирования в сознании своих детей и внуков такого понятия, как ответственность при справедливом рассмотрении обращений подданных, хорезмшахи устраивали наглядные приемы, где присутствовали молодые наследники их престо­ла с правом высказывания своих предложений по решению обсуждаемого вопроса. Как-то раз Алауддин Мухаммад Хорезмшах, именовавший себя «Султаном великим» и «Хорун ар-Рашидом», в пятничный вечер, согласно списку «гордости и проницательности салтаната», составленного Туркан хатун, собрал от мала до велика всех наследных принцев, а также сы­новей своих братьев и визиря Низама ал-Мулка, внуков Шахо- биддина Хиваки и нескольких городских казиев (судей). Затем, глядя на изумленного верховного казия, он сказал, что теперь они будут решать проблему двух женщин, которые обрати­лись с жалобой к султану друг на друга и просили рассудить их. В залу вошли две женщины, лица которых были скрыты чадрой, и с ними трехлетний малыш, из-за которого и возник спор. Одна из них, со слезами и причитаниями, утверждала, что это ее ребенок, которого она потеряла еще в младенческом возрасте. Другая же, тоже не переставая плакать, заявляла, что пулярный сборник, IV—VI части. — Ташкент, 2009. — С. 78.

это ее родной ребенок, что она сама его родила и воспитыва­ла до сегодняшнего дня. Тогда султан обратился к молодым наследникам и предложил дать ему совет, как справедливо рассудить сей спор. После некоторого молчания один из мо­лодых людей — хаким Ходжента — Тимур Малик ответил, что он сможет решить эту проблему, в том случае, если ему дадут полную свободу в праве действия. Султан пообещал, что всего его действия будут признаны законными. Тогда он предложил разрубить ребенка на две части и отдать каждой из женщин по половине тела. Все присутствовавшие были изумлены, а женщины ужаснулись и замолчали. В тот мо­мент, когда Тимур Малик вынул из ножен саблю и взмахнул ею над головой мальчика, одна из женщин бросилась к его ногам и взмолилась, говоря, что согласна с тем, что это не ее сын, чтобы его отдали другой женщине, но только бы оставили ребенка в живых. И тогда всем стало ясно, кто из них истинная мать мальчика. И его отдали этой женщине... В данном рас­суждении подчеркивается тот факт, что каждый чиновник, и судья тоже, а также те, кто собираются ими стать, должны чувствовать ответственность за справедливое вынесение при­говора по решению любого обращения своих граждан.


Мать Султана Мухаммада Хорезмшаха — Туркан Хатун — тоже была очень мудрой женщиной. Она могла самостоятель­но рассматривать обращения как своих подданых, так и вопро­сы государственного значения, и выносить свое решение. Как пишут историки, она с необычайной кропотливостью изучала любое обращение, будь то жалоба, заявление или прошение, и каждый раз справедливо решала любую проблему.

Также в истории отмечены рассмотрения обращений и от предпринимателей. По этому поводу Закария Казвини, со слов одного торговца, написал следующее: «Из Гургенча вышел в путь большой торговый караван. Когда мы достаточно отдалились от Гургенча, мамлуки (наемная стража) взбунтова­лись. Мамлуков было больше, чем торговцев. Сговорившись между собой, они стали стрелять по нам из луков. Мы у них спросили: «Какова ваша цель?» Они ответили: «Мы вас убьем, отнимем ваш товар, продадим его, купим себе снаряжение и оружие и пойдем на службу к султану Алауддину Мухам­маду». Торговцы им ответили: «Вы не сможете продать эти красные ткани, лучше вы оставьте их нам, а мы вам дадим денег, наш человек пойдет с вами в Гургенч и купит для вас лошадей и оружие. Один из вас будет амиром, и вы поступите на службу к султану». Мамлуки согласились. Наш человек, как только дошел до Гургенча, сообщил об этом случае городскому шихне (главе миршабов — полицейской службы). Через не­сколько дней шихна во главе с миршабами пришел и арестовал мамлуков. Караван вернулся в Гургенч. Для поучения мамлуки были повешены перед народом».


В рассматриваемом нами периоде существовали и устные обращения. Как мы уже подчеркивали ранее, Хорезмшахи от­носились с отдельным вниманием и к приему хакимов (своих детей). К примеру, во времена монгольского нашествия Мухам­мад Хорезмшах принимает у себя своего сына Джалалиддина Мангуберды и говорит о том, что он поедет в Ирак, соберет во­йско и затем приступит к делу. Джалалиддин возражает отцу и говорит: «Если Султан едет в Ирак, пусть он оставит войско в моем попечении. А я буду стоять на берегу Джайхуна. Если другую сторону реки займут монголы, я не позволю им пере­йти на эту сторону. Это самый верный путь».

Во времена правления Хорезмшахов имели особое значение случаи приемов лиц с выездом на места. В первоисточниках повествуется о том, как в те времена хакимы время от времени выезжали в кишлаки для ознакомления с реальным бытом своих граждан, посещали их дома и устраивали выездные при­емы на местах.

Например, «Хаким Ходжента Тимур Малик... въехали в кишлак Куркат. Из нищенской лачуги у края дороги слы­шался женский плач. Они остановились у низенькой стены хижины. Увидев вооруженных людей у своего дома, из толпы, которая собралась вокруг, печально вышел им навстречу хозя­ин дома, и приветствуя, предложил войти во двор и посадил их на айване (открытая веранда), где уже был накрыт стол. Куркатцы сочли их за вельмож, державших путь на Самарканд. После краткой молитвы Тимур Малик обратился к старцу с вопросом: «Кто у вас умер?» Тогда дехканин, расплакавшись, поведал ему о том, как его жена, оставила своего годовалого младенца в бешике (люльке) и понесла ему обед в поле, где он работал, пока она вернулась, волки, об обитании поблизости которых они не знали, сгрызли его дитя. Они были безутешны. Тогда придворный Шахмурад Кухистани представил ему Ти­мура Малика как хакима Ходжента и сказал от его имени, что скорбит вместе с ним и желает ему терпения. Тимур Малик ве­лел отсчитать десять золотых и отдать их дехканину. Дехканин со слезами на глазах поблагодарил и благословил его. После этого они тронулись с места и взяли путь на кишлак Курганча». Одним словом, мы можем быть очевидцами того, как уже с тех времен хакимы были небезраличны к судьбам своих граждан и, интересуясь их бытом, выежали на места, посещали их дома, ради их благополучия оказывали посильную помощь и выделяли средства из своих личных фондов.


Приемы правителей, установленные во владычестве Хо- резмшахов, не потеряли своего значения и в последующие исторические периоды.

В частности, знаменитый арабский путешественник Ибн Баттута в своем произведении «Сайедатнома» рассказывает о своеобразности приема жалоб амиром Кутлудумуром в Хо­резме во времена правления монголов (1220-1370). Он описы­вает отдельную комнату, специально отведенную для приема граждан, имеющих жалобы. «В комнате присутствуют казий, один из главных амиров, восемь человек из числа старших тюркских амиров и шейхи, именуемые «писарями». Люди обращаются к этим чиновникам со своими заявлениями или жалобами. Если дело касается шариата, то его решает казий, если вопрос другого характера, тогда кто-либо из амиров, ко­торый ответственен за данное направление. Решения амиров и казиев бывает ясным и справедливым».

Данный метод целевой переадресации обращений граждан во время приема существует в регламенте хакимов районов и городов Узбекистана и по сей день. Так, выбирается один день недели, назначается время (обычно это происходит после полудня), которое остается стабильным. Граждане заблаговре­менно проходят регистрацию, где кратко излагают цель своего посещения и, в зависимости от содержания вопроса, на приеме вместе с хакимом присутствуют ответственные заместители, начальники служб и других подразделений районной адми­нистрации. Подобная организация процедуры приема прово­дится во имя избежания бюрократизма и незамедлительного разрешения проблем, затрагиваемых в обращении граждан.


Итак, подводя итоги, мы можем сказать, что обращения граждан в органы государственной власти с древних времен служили механизмом «обратной связи», необходимой госу­дарству, и в этом качестве они будут востребованы до тех пор, пока оно существует.

Следовательно, отношение к рассмотрению обращений оказывает огромное влияние на формирование социально­экономической и политической сфер государства. Особенно своеобразным и значимым оно было и в изучаемом нами пери­оде — XII—XIII вв. — во времена правления государства Анушта- гинов-Хорезмшахов, наследие которых в данном направлении было мало исследовано.


Изучение исторического опыта организации работы с об­ращениями граждан в государственных органах власти играет немаловажную роль для проведения сравнительного анализа и разработки предложений, а также оптимизации отбора об­ращений граждан.

Научное исследование исторически сложившихся тенден­ций становления, развития и совершенствования организации работы с обращениями граждан времен Хорезмшахов позво­лит нам выявить и систематизировать новые подходы в доку­ментационном обеспечении работы с обращениями граждан в современной системе государственного управления.


История государства и права



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info