Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Экологическое право Роль парламента Российской Федерации в реализации экологической функции государства

Роль парламента Российской Федерации в реализации экологической функции государства

 

Роль парламента Российской Федерации в реализации экологической функции государства

 



ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО
Плотникова Ю.А.

В статье на основе анализа правотворческой деятельности парламента Российской Федерации определяется его важнейшая роль в реализации экологической функции государства и обосновывается необходимость создания эффективного и прогнозируемого экологического законодательства на пути перехода Российской Федерации к устойчивому развитию.

 

В сложившихся современных условиях глобального эко­номического кризиса, угрозы войны, ускорения темпов раз­вития научно-технического процесса становится реальностью угроза кризиса экологического характера и экологических глобальных катастроф. В связи с этим становится очевидным, что главенствующая роль в разрешении сложившейся ситуа­ции принадлежит государству. Обязательным условием для предотвращения образовавшихся кризисных явлений в эко­логической и других сферах функционирования и развития общества выступает адекватное повышение эффективности реализации экологической функции государства.

Отметим, что функции государства отражают его дина­мические свойства, определяют направления эффективной деятельности самого государства в рамках достижения задач и целей, стоящих перед ним.

Термин «функция», скорее всего, происходит от латин­ского «functio» и в переводе на русский язык означает - ис­полнение, совершение. В специальной литературе, а именно в словаре русского языка С. И. Ожегова, дается более развер­нутое общее понятие «функции» - это «явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого явления», «работа, производимая органом», «роль, значение чего-нибудь». Говоря о термине «функция» в юриспруден­ции, следует сказать, что он должен отражать реальный харак­тер государственно-правового явления.





В. М. Манохин под функциями государства понимает «ча­сти его деятельности», из которых образуется работа государ­ства, при этом автор отмечает, что представление о функциях государства дает практическая деятельность государственного аппарата. Думается, что с мнением ученого в части отождест­вления деятельности или части деятельности государства с по­нятием «функции государства» не следует соглашаться, так как функции отражают согласованные направления конкретной государственной деятельности, сложившейся в определенной сфере общественных отношений и требующей устойчивых и радикальных управленческих решений и правомерных дей­ствий всех государственных органов, наделенных властными полномочиями в рамках реализации государственной власти в частности и действий всех образующих частей государствен­ного механизма в целом в целях достижения общественного благополучия и гарантии реализации прав и свобод человека и гражданина.

Общепризнанно, что экологическая функция как одна из функций государства выступает важнейшей и относительно самостоятельной функцией. О. С. Колбасов исходит из пони­мания ее как функции по охране природы (охране окружаю­щей среды, охране окружающей природной среды). Однако под объектом функции государства следует понимать те обще­ственные отношения, которые охватываются определенным направлением государства. Круг общественных отношений, складывающихся в сфере взаимодействия общества и окружа­ющей среды, существенно шире, и направления конкретной государственной деятельности в экологической сфере не сво­дятся только лишь к охране окружающей среды, но и охваты­вают обеспечение рационального использования природных ресурсов, обеспечение экологической безопасности, охрану здоровья и жизни человека как первоочередные задачи охра­ны окружающей среды и т.п. В связи с этим отметим справед­ливое мнение Р. Х. Гиззатуллина о том, что на современном этапе развития современного общества в пределах экологи­ческой функции государством осуществляется деятельность по четырем направлениям: распоряжение государственными природными ресурсами в интересах социального и полити­ческого развития общества; охрана окружающей среды; обе­спечение рационального природопользования; соблюдение, охрана и защита прав и законных интересов граждан. Продол­жая свою мысль, Р. Х. Гиззатуллин пояснил, что «названными направлениями охватываются все остальные направления и сферы экологической деятельности государства».


Однако чтобы воздействие государства на определенные общественные отношения не было неопределенным, оно долж­но иметь определенную форму. К числу форм осуществления функций государства традиционно относят правовые (право­творческую, правоприменительную и правоохранительную) и организационные (регламентирующую, хозяйственную, идео­логическую).

Правотворческая форма, согласно выводам А. П. Мазури­на, воплощается преимущественно в создании необходимых условий для принятия, изменения и отмены нормативных правовых актов в области охраны окружающей среды, раци­онального использования природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности, защиты экологических прав и законных интересов граждан. В процессе такой деятельности формируется нормативная база, направленная на урегулиро­вание отношений в экологической сфере и являющаяся обя­зательным условием устойчивого развития и упорядоченного функционирования современного государства.

Правотворческая деятельность - прогнозируемая дея­тельность, направленная на создание определенной стратегии, законов, нормативных актов подзаконного характера, облада­ющих юридической силой и направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина, реализацию их законных ин­тересов.


Конституция РФ как юридический акт правового закре­пления источника власти, ее разновидностей, пределов ее ком­петенции, определяет в ст. 10, что государственная власть осу­ществляется на основе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Созданные органы, представля­ющие каждую ветвь власти, в пределах своей компетенции по осуществлению своих полномочий самостоятельны и незави­симы, при этом каждая ветвь власти может контролировать другую, чтобы та действовала в пределах предусмотренных полномочий. Законодательную власть на федеральном уровне представляет Федеральное Собрание (ст. 11 Конституции РФ). «Федеральное Собрание - парламент Российской Федерации - является представительным и законодательным органом Рос­сийской Федерации» (ст. 94 Конституции РФ). Таким образом, Конституция РФ закрепляет, что Федеральное Собрание РФ, выражая интересы и волю российского многонационального народа, может воплощать эти национальные интересы и волю в законах Российской Федерации, осуществляет свою деятель­ность на основе принципа разделения властей в демократиче­ском государстве, направленную на эффективное функциони­рование государственного управления с целью поддержания правопорядка в стране.

В действующем российском законодательстве, а также в научных исследованиях отчасти определено доминирующее положение парламента Российской Федерации в осуществле­нии правотворческой деятельности, так как представитель­ский характер парламента и «открытый» характер законодательного процесса существенно влияет на эффективность осуществления законных полномочий органа законодатель­ной государственной власти в сфере экологических проблем.


При согласованном взаимодействии с другими органами государственной власти парламент Российской Федерации са­мостоятелен при осуществлении своей правотворческой дея­тельности в реализации экологической функции государства. Отдельные нормы, регламентирующие законотворческую де­ятельность в экологической сфере, содержатся в нормах Кон­ституции РФ и развиваются и дополняются действующим за­конодательством, где определены порядок, формы, границы поведения субъектов правоотношений.

Осуществление законодательной деятельности россий­ского парламента в рамках установленной компетенции на­правлено на формирование и совершенствование экологиче­ского законодательства. Федеральное Собрание РФ принимает законодательные акты в форме законов. Следует констати­ровать, что в современной юридической литературе подчер­кивается исключительная роль и ценность законодательной формы в регулировании общественных отношений и возмож­ности ограничения государственного беззакония. Существен­ным проявлением и отличной чертой подобного верховенства является то, что при коллизии законодательных и подзакон­ных норм предпочтение отдается правилу, которое содержит­ся в законе, что особенно актуально для судов и других право­применительных органов.

Что касается правовых основ образования парламента Российской Федерации, то в действующей Конституции РФ (в статьях 95, 96, 97 и др.) содержатся основополагающие прин­ципы, на которых строятся законодательные процедуры, фор­мы и пределы компетенции его палат: Совета Федерации РФ и Государственной Думы РФ.


Анализ правотворческой деятельности парламента Рос­сийской Федерации по реализации экологической функции показывает, что в современных условиях развития Россий­ского государства насчитывается около 100 «экологических» федеральных законов. Однако, несмотря на значительное ко­личество принятых законов, далеко не всем актуальным про­блемам экологического законодательства уделяется достаточ­ное внимание.

В 1990-е годы отмечалась тенденция развития законода­тельства. Это выразилось в принятии ряда федеральных зако­нов: «О континентальном шельфе Российской Федерации», «О животном мире», «Об особо охраняемых природных террито­риях» и др. Но начиная с 2000-х, по мнению Р. Х. Гиззатуллина, «в деятельности федеральной законодательной власти стали проявляться признаки деэкологизации», что и выразилось в принятии целого ряда законов, не отвечающих интересам общества и существенно ослабивших законную обеспечен­ность реализации права граждан в Российской Федерации на благоприятную окружающую среду. Причины ослабления нормативной базы обсуждались на форуме «РосПромЭко» в г. Москве, среди которых были отмечены: рамочный характер основополагающего Федерального закона «Об охране окру­жающей среды», содержащего отсылочные нормы; внесение поправок, ослабивших нормы природоохранного законода­тельства, при принятии Водного, Лесного кодексов; отсутствие федеральных законов об экологическом аудите, об экологиче­ском страховании и др.


В условиях динамично развивающихся отношений в об­ществе действующее экологическое законодательство, по мне­нию президента Российского промышленно-экологического форума «РосПромЭко» Н. П. Чуркина, не только не отвечает современному уровню развития экономики России, но и тор­мозит это развитие. Законодательство создает определенные предпосылки для значительного ухудшения качества окружа­ющей среды и расхищения природных ресурсов, «порожда­ет» условия для развития коррупции, не обеспечивает защиту экологических интересов общества и Российского государства. Экологическое законодательство «изобилует» внутренними противоречиями, пробелами, разночтениями и дефицитом комплексного подхода в урегулировании правом экологиче­ских отношений.

Таким образом, первоочередным фактором на пути перехода Российской Федерации к устойчивому развитию выступает прогнозируемое и эффективное экологическое за­конодательство, и для решения этой проблемы парламенту Российской Федерации отводится «ведущее» место в право­творческой деятельности.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 12 (91) 2015



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право