ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Европейское право Концепция верховенства права в практике Европейского суда по правам человека

Концепция верховенства права в практике Европейского суда по правам человека

Проблема защиты прав человека на постсоветском пространстве в последнее десятилетие приобретает общеевропейское значение. Определяющим в деле обеспечения европейских стандартов прав человека было принятие Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ЕКПЧ). Конвенция на основе признания общности наследия политических традиций, идеалов, свободы и верховенства права закрепила общеевропейскую универсальную концепцию прав человека и единые минимальные стандарты механизма их обеспечения.

Верховенство права (Rule of Law) – одна из фундаментальных концепций европейской правовой культуры, закрепленная в различных правовых актах Совета Европы. В Украине опубликован значительный массив исследований по данной проблематике. Достаточно содержательными являются исследования Т. Аллана, Б. Таманаги, С. Головатого. Особый теоретический интерес представляют европейские исследования концепции верховенства права в практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) Т. Бингхэма, Г. Лоутенбах, Л. Лукаидеса и украинских профессоров Н. Козюбры, П. Рабиновича, С. Шевчука.

Согласно позиции Международной комиссии юристов, поддерживаемой и ЕСПЧ, термин «”верховенство права” выражает обобщенные идеалы практического правового опыта касательно принципов, институтов, механизмов и процедур, создающих возможность для человека быть достойным и обеспечивающих его защиту от произвола власти государства». В таком контексте понимается верховенство права в англо-американской и европейской научной литературе .

Для определения содержания понятия «верховенства права» достаточно продуктивной является точка зрения Т. Аллана. Верховенство права, по мнению ученого, охватывает совокупность взаимосвязанных между собой принципов, определяющих процессуальный идеал «естественной справедливости» (natural justice); способ применения и содержание законов. Б. Таманага выделяет аналитическую структуру верховенства права с открытым содержанием, которая определяет «минимальное общее содержание» (minimal shared content) верховенства права: правительство ограничено законом; формальная законность; верховенство права, а не лица. Эти теоретические обобщения требуют развития в контексте представлений о структуре и классификации подправил верховенства права.

Выясняя содержание понятия «верховенство права» в практике ЕСПЧ, следует иметь в виду, что концепция верховенства права – это совокупность правовых позиций Суда в отношении минимальных стандартов обеспечения прав и свобод как надпозитивного явления. Позиция Суда основывается на представлениях об эволюции правовых смыслов природно-социального равновесия в интерсубъективной реальности правового бытия, понятии нравственной свободы и равенства в достоинстве как источников прав и свобод.

Для выяснения проблемы содержания концепции верховенства права в практике Европейского суда важно обратить внимание на позицию судьи Европейского суда по правам человека Л. Лукаидеса, который утверждает, что общепризнанным является понимание принципа верховенства права в контексте пяти ценностей: а) связанности правом государства; б) соблюдения принципа равенства всех перед законом; в) обеспечения законности и порядка; г) эффективного и предсказуемого правосудия; г) защиты прав человека.

Следует отметить, что большинство современных исследований концепции верховенства права в практике ЄСПЧ рассматривают содержание верховенства права в контексте и во взаимосвязи с принципами законности и демократии. Так, Г. Лоутенбах в диссертационном исследовании утверждает, что в прецедентном праве ЕСПЧ верховенство права и демократия неразрывно связаны. Ядром верховенства права является понятие законности и судебных гарантий.

Попробуем определить правовые позиции ЕСПЧ в отношении верховенства права в связи с понятием законности. По этому поводу Суд, в частности, разъяснил, что юридическая конструкция «в соответствии с законом» предполагает обеспечение качества закона. Одним из критериев качества является принцип верховенства права. Качество закона с позиций принципа верховенства права анализируется Судом в контексте единства писаного и судебного (неписаного) французского права. Особенностью применения принципа верховенства права как критерия качества закона является органическое единство его действия с другими принципами, определяющими качество закона – принципами доступности и предсказуемости. Это касается, в частности, требований: информативности закона; ясности формулировок дискреционных полномочий; четкости границ свободы усмотрения власти; невозможности установления исполнительной властью пределов свободы усмотрения.

Итак, ЕСПЧ определил основные категории качества закона: предсказуемость, доступность и верховенство права. Эти категории охватывают правовые стандарты, которые определяют содержание и форму «закона». В частности, Судом выделяются содержательные характеристики (объем, пределы, условия) властных полномочий, которые с точки зрения формы внешнего проявления определяются законодателем и судебной практикой.

Верховенство права можно рассматривать и в аспекте характеристики сущности норм позитивного права. В этой связи ЕСПЧ придерживается позиции, что принцип верховенства права как принцип демократического общества неизбежно вытекает из каждой статьи Конвенции, прямо указывая на необходимость сущностного анализа норм Конвенции.

Таким образом, Европейский суд в разрезе собственных правовых позиций о концепции законности обращает внимание на стандарты, определяющие качество «закона». Ряд стандартов составляют содержание концепции верховенства права. Эти стандарты мы предлагаем классифицировать в контексте требований о форме, содержании и сущности «закона» как единства писаного и неписаного права.

Наряду с общей теоретической целью – выделить действующие подправила верховенства права в отдельные нормативно-функциональные блоки, предложенная классификация ставит практические задачи по развитию общей концепции верховенства права и определению новых подправил средствами теоретической науки, законотворчества и прецедентного права.

Наряду с этим, напомним, что материальные теории верховенства права в структуру обычно включают: фундаментальные права и свободы, демократию и формальную законность. Подправила в практике ЕСПЧ могут быть классифицированы в соответствии с данной структурой. Этот подход к понятию элементов структуры предполагает теоретическое осмысление, вычленение и прогнозирование развития минимальных стандартов ЕКПЧ и правовых позиций ЕСПЧ. Отметим кратко некоторые главные особенности ЕКПЧ и правовых позиций ЕСПЧ в отношении взаимосвязи верховенства права, прав человека, демократии и законности.

Так, Преамбула ЕКПЧ устанавливает прямую взаимозависимость между защитой прав и демократией. Конвенция была задумана с целью сохранения и продвижения политических традиций, идеалов, свободы и верховенства права. Одним из стандартов обеспечения прав ЕКПЧ является требование «необходимо в демократическом обществе». ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что демократия – единственная политическая модель, предусмотренная Конвенцией. Важнейшим принципом демократического общества является принцип верховенство права, который предусматривает тесную связь с демократией, контроль за деятельностью правительства и соблюдением справедливого равновесия интересов.

Понятие «закон», как указывалось выше, в практике ЕСПЧ понимается не в буквальном выражении в тексте Конвенции, а в сущностном смысле, что отражает понятие единства писаного и неписаного права (unwritten law). Качество правовых норм зависит от точности, с которой законодательство и судебная практика определяют объем, условия, пределы и характер осуществления дискреционных полномочий властью, обеспечивая тем самым гарантии от произвольного вмешательства. Сообразно этому представление о законности лежит в плоскости не только формальной буквы закона, но и прецедентного права. Эта правовая реальность и порождает ценностно-правовые смыслы правовых категорий.

Стоит отметить, что в контексте подхода ЕСПЧ к понятию «закон» как единству писаного и неписаного права целесообразно с учетом понятия о структуре верховенства права классифицировать подправила верховенства права в сфере правосудия по форме, содержанию и сущности прецедентного права (case-law). К подправилам, определяющим особенности формы case-law относятся, в частности, процессуальные принципы судебного разбирательства, толкования, т. е. законности. К подправилам содержания case-law – принципы, определяющие содержание и объем прав и свобод. К подправилам сущности case-law – принципы, устанавливающие демократические и моральные устои прецедентного права.

Определяющими идеями аксиологии фундаментальных прав и свобод в практике ЕСПЧ является их социально-природный, универсальный, конкретно-исторический и духовный характер. Права и свободы – это морально-правовая категория, которая: отображает специфическую форму естественно-социального бытия человека; выражают меру естественной свободы и достоинства; находит признание в процессе коммуникации; гарантирует равновесие природного и рациональность социально-культурного бытия человека, пределы ее индивидуальной автономии, свободы, чувство достоинства и сопереживания.

Следует подчеркнуть, что демократия и законность как социально-культурный аспект концепции верховенства права носят производный от естественных прав и свобод характер. И несмотря на то, что в прецедентной практике ЕСПЧ действительно больше подправил верховенства права, как верно заметила Г. Лоутенбах, связанных с процессуальными правами, естественные права и свободы – определяющая категория концепции верховенства права. Кроме, того, было бы не полно трактовать одну из составляющих концепции верховенства права только в пределах процессуальных прав, тем более что ЕСПЧ не создает новых прав.

Мы придерживаемся либеральной традиции, где индивидуальные права имеют превосходство над демократией. Поэтому ядром верховенства права являются фундаментальные и неотчуждаемые права и свободы человека как естественный и неоспоримый феномен правовой реальности. Принципы демократии и законности определяют социально-культурный вектор прав и свобод. Как естественную и надпозитивную данность права и свободы мы рассматриваем в аспекте чувства достоинства. Естественное и универсальное чувство достоинства является источником всех прав и свобод. В аспекте социальности мы рассматриваем права и свободы как признанное социумом средство уравновешивания индивидуальных и общественных интересов.

Таким образом, основной минимум целей применения концепции верховенства права содержит задачи обеспечения: нравственной свободы и равенства в достоинстве человека; природно-социального содержания и моральной сущности прав и свобод; превосходства коммуникативно-ценностного бытия прав и свобод над законом; защиты ценностей демократического общества; ограничения власти законом; судебной защиты от произвола власти; поиска равновесия интересов; универсальности, неделимости, взаимозависимости прав и свобод; коммуникативной рациональности догмы юридического права.

Стандарты (подправила) верховенства права применяются в неразрывном единстве с другими конвенционными стандартами и объединяются генеральной целью – поддержанием равновесия интересов личности и интересов общества. Естественным источником правовых смыслов равновесия выступает объективная реальность правового бытия. Психическим источником правовых смыслов равновесия являются чувства достоинства, моральной свободы, сопереживания и другие особенности сознания, определяющие знания, установки и отношение к интерсубъективной реальности правового бытия. Социальным источником правовых смыслов равновесия интересов является общественная культура во всем разнообразии проявлений и ценностных смыслов.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 2 (57) 2013



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info