Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Международное частное право Проблемы защиты интеллектуальной собственности: китайский вектор

Проблемы защиты интеллектуальной собственности: китайский вектор

 


Одним из основных условий стабильности международного обмена и сотрудничества в области науки, техники, экономики и культуры является надлежащее состояние института защиты интеллектуальной собственности.

Евразийское направление в этом отношении не является исключением. А с учетом новых доминант международного сотрудничества России изучение данного направления, несо­мненно, актуализируется.


Так, согласно Стратегии инновационного развития Рос­сийской Федерации на период до 2020 года, утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 08.12.2011 № 2227-р, в ближайшее десятилетие в стране предстоит создать инно­вационную социально-ориентированную экономику. В этой связи актуализируются вопросы всестороннего изучения и вне­дрения правовых инструментов инновационного развития, в том числе, уже апробированных зарубежной практикой. Речь идет, прежде всего, о Китае. Ведь Китай — это наш стратеги­ческий партнер.

О степени важности проблемы защиты интеллектуальной собственности для судеб российско-китайского сотрудничества свидетельствует высказывание Д. Рогозина о том, что «близка к решению проблема защиты прав интеллектуальной соб­ственности в сфере военно-технического сотрудничества. Мы близки к решению проблемы по поставкам самолета «Сухой», по лицензионной сборке СУ-27, и поставок СУ-35 в Китай. Ки­тайская сторона сигнализирует о том, что они полностью вос­приняли наш сигнал по уважению интеллектуальной собствен­ности российских производителей». Еще одно немаловажное обстоятельство обращения к данной теме состоит в том, что нередко высказывается точка зрения о том, что именно в плоскости защиты интеллекту­альных прав лежат сходные для России и Китая институ­циональные проблемы, что могло бы стать основанием проведения совместных ме­роприятий в данной области. И, хотя предпринятые в России усилия дают все больше позитивных плодов4, целый ряд про­блем, связанных с необходимостью защиты интеллектуальных прав, все еще не решен. И в этой связи обращение к данной проблематике, исследование зарубежного опыта представля­ется своевременным.


Реформирование данного института и в России, в Китае затронуло и публично-правовые, и частноправовые аспекты регулирования института интеллектуальной собственности. В обоих государствах создан Суд по интеллектуальным правам, проводятся форумы и конференции, издаются специализиро­ванные журналы.

Совершенствование администрирования интеллектуальной собственности постепенно сказывается на состоянии данного сегмента общественных отношений.


Так, за период 2011-2014 гг. доля нелицензионного про­граммного обеспечения, установленного в России, сократилась на 1%, составив 62%. Вместе с тем эти показатели в абсолютном исчислении требуют более эффективных шагов по установле­нию правопорядка в данной сфере.

По данным глобального исследования рынка программного обеспечения, проведенного компанией BSA, коммерческая сто­имость нелицензионного программного обеспечения в России в 2013 г. составила в общей сложности 87,076 млрд рублей.

А ведь это лишь одно из направлений совершенствования системы защиты интеллектуальной собственности.


Этот пример символичен, так как отражает наиболее су­щественный аспект анализируемой проблемы. XXI век, как известно, — это век господства информации и информацион­ных технологий. В этой связи меняется не только содержание, но и характер изобретений. Большое значение в законодатель­ствах многих стран мира приобретает институт интеллекту­альных прав, их охраны и защиты с учетом вызовов информа­ционной эры. Причем эти изменения затрагивают различные аспекты: вопросы правового регулирования патентов, автор­ских и смежных прав, торговых марок, промышленных об­разцов и ноу-хау, защиты конкуренции от недобросовестной практики. Эти тенденции оказывают несомненное воздействие на логику и динамику процессов развития и защиты института интеллектуальной собственности.

Китайский опыт правового регулирования одного из аспек­тов построения инновационной экономики, упорядочения ин­ститута интеллектуальной собственности, является интересным по ряду обстоятельств.


С одной стороны, Китай является второй по величине эко­номикой в мире и, возможно, самой древней страной с раз­витой изобретательской традицией. Трудно себе представить всемирную историю изобретений без того вклада, который был внесен представителями этого государства. Это бумага, компас, книгопечатание, бумажные банкноты, порох и многое другое.

С другой стороны, китайский опыт характеризуется проти­воречивыми тенденциями, большим числом правонарушений в сфере интеллектуальной собственности, беспрецедентной степенью распространенности случаев выпуска контрафактной продукции, недобросовестной конкуренции, злоупотребления интеллектуальными правами. Острой проблемой является выпуск и реализация пиратской продукции, в том числе пи­ратского программного обеспечения. Пиратская продукция, в отличие от контрафакта, реализуется с молчаливого согласия потребителей. В этом смысле выпуск пиратской продукции — еще большее зло в контексте развития правового сознания и правовой культуры.


Так, даже книга о Гарри Поттере была издана в Китае на­кануне выхода в свет оригиналов Д. К. Роулинг.

Эти тенденции не заслоняют множество примеров тех­нологических прорывов в Китае. Однако нередко даже эти технологические прорывы сопровождаются многочисленными судебными спорами, большими судебными издержками.

Так, фирма «Технологии Хуавей», являющаяся лидером по поставкам телекоммуникационных сетей нового поколения, в настоящее время обслуживает 45 из 50 мировых операто­ров.


Государство на протяжении многих лет предоставляет этой компании многочисленные налоговые преференции, льготные условия землепользования, государственные гарантии. Госу­дарство оказывало этой фирме поддержку и за рубежом, в том числе при заключении выгодных контрактов, для стимулиро­вания ее участия в научно-исследовательских разработках.

Одновременно эта фирма неоднократно участвовала в су­дебных разбирательствах, в том числе как сторона спора с аме­риканской фирмой «Сиско», транснациональной компанией, разрабатывающей и продающей оригинальное сетевое обо­рудование. В конфликте с «Сиско» китайская сторона приняла такую позицию: репутационные риски не позволят фирме успешно продвигаться в Европе и США. Поэтому фирма полу­чала содействие со стороны государства по всем необходимым направлениям защиты.


В результате компания стала одной из 50 лучших фирм, в 2010 г. вошла в список самых конкурентоспособных транс­национальных корпораций.

В структуре правонарушений большой удельный вес со­ставляют деликты, связанные с выпуском контрафактной про­дукции. Например, один из наиболее популярных китайских автомобилей был сконструирован таким образом, что кон­струкция автомобиля наполовину воспроизводила знаменитую марку «Мерседес», а вторая его половина — это копия другой знаменитой немецкой автомобильной марки «БМВ».

Эти противоречивые тенденции в развитии института ин­теллектуальной собственности свидетельствуют о том, что сле­дует сформировать и развивать более эффективный баланс законодательных, административных и экономических мер.


В этом ракурсе используются различные рычаги влияния. Так, Китай стал позиционировать себя на международной арене как государство, где защита интеллектуальной собствен­ности является частью политики комплексных реформ, стиму­лирования открытости экономики, прогрессивного развития правовой системы, включая институционализацию системы защиты интеллектуальных прав.



Как следует из обзора политики защиты интеллектуаль­ной собственности в Китае, юридические мероприятия в этой стране по укреплению данного института, разработке законов и положений о защите прав интеллектуальной собственно­сти осуществляются последовательно, начиная с конца 1970-х годов. Китай активно адаптирует универсальные стандарты защиты прав интеллектуальной собственности.


Многие эксперты отмечают, что Китай привел свое законо­дательства о защите интеллектуальной собственности в систем­ный вид за очень короткие сроки. Следует особо выделить дату 3 марта 1980 г., когда китайское правительство подало заявку о приеме во Всемирную организацию интеллектуальной соб­ственности. Вскоре Китай официально стал государством — членом ВОИС 3 июня 1980 г.

Закон «О товарных знаках» Китайской Народной Респу­блики был принят 23 августа 1982 г., положив начало целой системе взаимосвязанных шагов по созданию целого сегмента современной правовой системы Китая для защиты прав интел­лектуальной собственности.

Так, 12 марта 1984 г. на четвертом заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей был принят Патентный закон Китайской Народной Респу­блики. В том же году, 19 декабря, китайское правительство представило документы для присоединения к Парижской кон­венции по охране промышленной собственности.


В 1985 г. Китай стал государством — членом Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Переломным этапом стал 1986 г. Общие принципы граж­данского права Китайской Народной Республики Китая, при­нятые на четвертой сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 12 апреля 1986 г., были распро­странены на интеллектуальные права. Права на интеллектуаль­ную собственность были четко определены впервые в качестве гражданских прав граждан и юридических лиц. Этот закон впервые подтвердил права авторства (авторское право) в каче­стве одного из важнейших гражданских прав.

Китай стал также одним из первых государств, подписав­ших Договор по интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем на дипломатической конференции, состоявшейся в Вашингтоне в 1989 г.


Китай присоединения к Мадридскому соглашению о меж­дународной регистрации товарных знаков 4 июля 1989 г.

Закон «Об авторском праве» Китайской Народной Респу­блики был принят на 15-м заседании седьмого Национального народного конгресса 7 сентября 1990 г.

Таким образом, 80-е годы прошлого столетия подготовили благоприятную почву для дальнейшего совершенствования данного института.

В 90-е годы прошлого века международные экономические отношения и международные экономические условия уже претерпели большие изменения. В ноябре 1990 г. в результате многосторонних торговых переговоров в ГАТТ, Уругвайско­го раунда был подготовлен проект Соглашения по торговым аспектам права интеллектуальной собственности.


Стороны, участвующие в выработке международных стан­дартов защиты интеллектуальных прав, стали выходить на но­вый уровень согласований.

Таким образом, международный стандарт защиты прав ин­теллектуальной собственности стал обретать новые формы.

В Китае были предприняты дополнительные меры для повышения уровня защиты прав интеллектуальной собствен­ности.

В июле 1992 г. китайское правительство подало заявку о присоединении к Бернской конвенции об охране литератур­ных и художественных произведений.

Параллельно 30 июля 1992 г. Китай подал заявку в ЮНЕ­СКО, выразив желание и государственную волю о присоедине­нии к Всемирной конвенции об авторском праве. И в октябре 1992 г. Китай стал государством-членом обеих конвенций.


В начале января 1993 г. китайское правительство предста­вило документы о присоединении к Конвенции о защите про­изводителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм. Заявка была подана во Всемирную организацию интеллектуальной собственности. В 1993 г. Китай стал государ­ством-членом этой международной организации.

Закон Китайской Народной Республики «О борьбе с не­добросовестной конкуренцией» был принят 2 сентября 1993 г. и вступил в силу 1 декабря того же года.

В сентябре 1993 г. Китай подал заявку о присоединении к Договору о патентной кооперации. В целом, Китай присо­единился к более чем десяти международным конвенциям, договорам, соглашениям и протоколам.

Кроме названных выше документов, Китай присоединился к Будапештскому договору о международном признании депо­нирования микроорганизмов для целей патентной процедуры, Локарнскому соглашению о создании международной класси­фикации для промышленных образцов. Китай стал стороной Мадридского соглашения о международной регистрации зна­ков; подписал соответствующий Протокол.


Китай принял участие в Соглашении о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, под­писанном в Ницце.

Китайская сторона стала частью Соглашения о связанных с торговлей правах интеллектуальной собственности.

В дальнейшем Китай участвовал в целом ряде новых кон­венций, в том числе в Международной конвенции по охране новых сортов растений, Бернской конвенции об охране лите­ратурных и художественных произведений.


Китай подписал Всеобщую конвенцию об авторском праве, Конвенцию по охране производителей фонограмм от несанк­ционированного дублирования.

Суммируя изложенные тезисы, можно заключить, что ос­новные элементы правовой защиты интеллектуальной соб­ственности были сформированы, в основном, в последние 20 лет прошлого столетия. Вместе с тем эти тенденции развива­лись и в последующие годы.

Отдельное направление развития интеллектуальных прав было связано с поддержкой изобретений в области химии и фармацевтики. Поощрялись изобретения в области агро­химии. Здесь важно отметить то, что использовались опреде­ленные административные ограничения: патентовались только такие изобретения, которые содержали не менее двух ориги­нальных компонентов.


Для ускоренной подготовки кадров в сфере защиты интел­лектуальных прав китайское правительство стало тесно сотруд­ничать с соответствующими международными организациями, поддерживать подготовку специалистов за границей.

Вместе с Всемирной организацией интеллектуальной соб­ственности Китай провел более 30 учебных классов и семина­ров, в которых участвовало более 3000 человек. Образователь­ные программы в области интеллектуальной собственности были развернуты в более чем 70 высших учебных заведениях по всей стране.

В 1986 г. был открыт научно-исследовательский центр по правам интеллектуальной собственности в Пекинском уни­верситете.

Семь напряженных лет понадобилось, чтобы сложилась научная школа Пекинского университета по интеллектуальной собственности. Все эти годы в ведущем университете проводи­лись научные исследования, культивировалось преподавание специальных курсов в данной области. Это позволило зареги­стрировать научную школу на основе достижений в области преподавания и проведенных исследований.

Консолидация всех этих шагов позволила в короткие сроки внедрить программы подготовки профессиональных кадров в этой области.

Увеличилось число защищенных кандидатских и доктор­ских диссертаций в данной области.


Все эти мероприятия, разумеется, приносили свои пло­ды.

Вместе с тем все эти годы многие исследователи, практики, представители бизнеса по всему миру, и Россия в этом смысле не является исключением, рассматривают Китай в качестве государства, незаконно присваивающего изобретения, в осо­бенности программное обеспечение.

Причем особую тревогу вызывает тенденция, связанная с использованием и в государственном, и в частном секторе пиратского программного обеспечения.


Так, в Китае доля пиратского программного обеспечения колеблется, по разным оценкам, в пределах 40% — 77%, и даже превышает этот показатель. Дифференциация наблюдается по секторам применения программного обеспечения. Так, бизнес прибегает к этой практике значительно чаще, чем го­сударство.

Разумеется, предпринимаются шаги по противодействию этим тенденциям.

Так, эксперты сходятся в одном: с 2011 г. также наметились положительные сдвиги. На этот год приходится снижение доли пиратского программного обеспечения на 3 пункта.


Есть серьезные аналитические работы, ранжирующие при­чины и условия такой ситуации.

Так, в качестве причин рассматриваются политико-эко­номические факторы, несовершенное законодательство, не­эффективность правовой работы в данной области. Есть ис­следователи, которые вполне резонно в качестве основной причины такого положения рассматривают недостаточный уровень правовой культуры населения, противоречия, свя­занные с адаптацией ценностей коллективисткой социальной психологии к новым, рыночным условиям.


С учетом этих институциональных сложностей в Китае успешно задействуется информационный ресурс. Были пред­приняты усилия по популяризации идей и законодательства об интеллектуальной собственности. Начиная с 2004 г. государ­ство ежегодно с 20 по 26 апреля проводит специальные недели, призванные пропагандировать важность защиты прав интел­лектуальной собственности. В этой связи широко используются газеты, журналы, телевидение, радио, Интернет.

Проводятся семинары и творческие конкурсы, активизиру­ется реклама, поддерживающая общественный интерес в сфере интеллектуальной собственности. Целью этих мероприятий является формирование благоприятной общественной атмос­феры, в которой соблюдаются правила, нормы, установки в об­ласти интеллектуальных прав.


Разумеется, выделяются бюджетные средства для подготов­ки профессиональных кадров в этой области, широкого осве­щения проблем интеллектуальной собственности в средствах массовой информации.

Такой акцентированный подход привел к увеличению тира­жей специальных изданий, учебных видеокассет и брошюр.

Как результат, наметились положительные сдвиги в форми­ровании новой правовой культуры и правосознания граждан. Фиксируется определенный рост изобретательской активности и зарегистрированных патентов, интенсификации диалога гражданского общества и административных агентств.


Так, уже к середине августа 2009 г. было подано 108 000 за­явок на право получения патентов, 22 000 из которых было подано иностранцами. В дальнейшем количество поданных заявок и зарегистрированных патентов неуклонно росло.

Одновременно развивались механизмы разрешения споров в этой области, в том числе административный и судебный порядок

Принимая во внимание китайский опыт реформ по защите интеллектуальной собственности, некоторые авторы утвержда­ли, что западным фирмам придется заново продумать метод, каким образом развивать новые технологии и продавать их13. Речь идет о своеобразном парадоксе. Позитивные шаги, да­ющие незамедлительный эффект в других странах, не всегда эффективны в этом случае.


С сожалением отмечалось, что должностные лица в Китае на местном уровне применяют недобросовестную практику сближения с государством, интересы бизнеса и государства сра­щиваются. Называются разные причины: сращивание интере­сов бизнеса и государства в контексте незаконного присвоения чужих интеллектуальных прав, неэффективность работы суда по интеллектуальным правам. Как результат, наблюдаются сложности в плане устойчивого снижения числа правонару­шений в данной области. В ряде источников отмечается, что рост правонарушений в области интеллектуальных прав — это устойчивая тенденция в Китае.

Так, в 2010-2011 гг. по сравнению с предыдущим периодом этот рост составил 5%. Отрицательные тенденции сохранялись и позднее.

Существуют данные о том, что около 55% компаний посто­янно совершают правонарушения в этой области. Около 41% американских компаний в Китае уверены, что их оригинальная продукция подделывается.


В этой связи в октябре 2010 г. в Китае началась общена­циональная кампания по стимулированию соблюдения ин­теллектуальных прав. В марте 2011 г. кампания была продлена еще на три месяца. Было выработано ряд мероприятий по оптимизации функций Министерства торговли в данном направлении.

Есть еще один аспект. Ученые обращают внимание на то обстоятельство, что административные органы по защите ав­торских прав получали слишком мало финансовых ресурсов для осуществления административной политики.

Более того, институт юридической ответственности за пра­вонарушения в сфере интеллектуальной собственности нуж­дался в усилении, особенно на фоне отказа от криминализации правонарушений в области нелегального использования про­граммного обеспечения предприятиями. На фоне разверты­вания государством протекционистских мер эти негативные тенденции только усиливались.


Нужны были принципиально новые решения.

Отмечая изменившийся подход, китайский президент Ху Джинтао во время визита в США в 2006 г. заявил, что для су­щественной защиты интеллектуальной собственности Китаю необходимо строить экономику, основанную на нововведениях, вместо производства дешевой продукции.

Эти решения лежали в плоскости не только позитивного права, но и правоприменения.

Введение новых правил в Китае вместе с усилением регули­рования привело к тому, что восприятие Китая в мире стало меняться в благоприятном направлении.


Позже, в июне 2006 г., Суд по интеллектуальным спорам поддержал производителя препарата «Виагра», французскую компанию «Пфайзер», подавшую иск против китайских фаль­сификаторов16. Это было знаковое событие для иностранных компаний, которые поняли, что возможность получения ква­лифицированной правовой помощи, правовых средств против пиратской и контрафактной продукции многократно увели­чились.

Как видим, формирование правового порядка в сфере ин­теллектуальной собственности, культивирование уважения к данному институту — весьма сложная задача, решение ко­торой предполагает умелое и эффективное задействование административных, законодательных, экономических рычагов. Одновременно государство должно развернуть целую систему мероприятий, нацеленных на правовое просвещение всех субъ­ектов, вовлеченных в данный процесс.



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право