ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Аграрное право О некоторых вопросах соотношения федерального аграрного законодательства с аналогичным законодательством субъектов РФ

О некоторых вопросах соотношения федерального аграрного законодательства с аналогичным законодательством субъектов РФ

Первоопределяющим фактором наличия «системы двухуровневого законодательства», как верно отмечено в научной литературе является само существование федеративного государства в России.

Разграничения государственных полномочий между федеральным центром и его субъектами, и наличие предоставленного Конституции РФ им право на сферы совместного ведения объективно их «обрекает» на взаимодействие, а в отдельных ситуациях приводит к коллизиям правовых актов различных уровней. В условиях становления двухуровневого законодательства совместные полномочия двух, по уровню не равных государственных властей (федерации и субъектов) приходится еще раз перераспределять. Сегодня на смену унифицированности в законодательном регулировании, которое соответствовало недостаточному развитию федеративных начал в государственном устройстве России, пришли принципиально новые политико-правовые реалии. Новые положения, касающиеся полномочий федеральной и региональной государственной власти, нашли закрепление в Конституции России (ст. 71—73). В то же время следует отметить и то, что подписанный 31 марта 1992 года Федеративный Договор и Приложение к нему от Республики Башкортостан2 как показали дальнейшие события, спровоцировало наиболее радикальных руководителей отдельных субъектов ориентироваться на перевод отношений, к примеру, отношений субъекта РФ—Башкортостана на договорно-конституционные основы. В связи с этим возникло явление называемое «перетягиванием канатов» между органами государственной власти субъектов и федеральных государственных органов в области полномочий практически во всех вопросах совместного ведения.

В Конституции Российской Федерации закрепляется ее верховенство и верховенство федеральных законов на всей территории России (п. 2 ст. 4), то есть федеральный закон имеет более высокую юридическую силу по равнению с законом субъекта, и, в случае противоречия регионального закона федеральному, применению подлежит последний. Иными словами согласовывать нужно законодательство субъектов с законами Российской Федерации, а не наоборот. Однако, в Конституции России установлен принцип разграничения предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, а так же существования сферы совместного ведения Федерации и субъектов, что предполагает дифференциацию правомочий центральной и региональной власти в сферах исключительного и совместного ведения. Вплоть до 2000г существовал множество коллизий и разногласий между норами федерального и регионального уровня в сфере аграрного законодательства . В связи с чем органы юстиции и прокуратура страны потребовали от руководства субъектов приведения законодательства субъектов Федерации в соответствии с федеральным законодательством. Реализация этой весьма важной задачи позволила только за один 2001 г. г. из 6 тысяч коллизионных нормативных правовых актов, изданных в субъектах РФ в нарушении принципа верховенства федеральных законов, подвергать к правовой экспертизе 75% и устранять в них недостатки. В их числе немало и аграрного законодательства, которое было принято в субъектах вслед за принятыми федеральными аграрными законами . В настоящее время большинства из них требует существенных поправок и дополнений, вызванных с при¬нятием ЗК РФ (2001 г.), таких федеральных законов нового поколения как о личном подсобном хозяйстве, о крестьянском (фермерском) хозяйстве (2003 г.), об обороте земель сельскохозяйственного назначения (2002 г.) и т.д.

В соответствии с Конституцией России (ст. 76) по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. По предметам совместного ведения принимаются помимо федеральных законов, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. В сфере исключительного ведения Федерации и в сфере совместного правового регулирования Федерации и регионов верховенство имеют федеральные законы. Вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения, субъекты федерации осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятия законов и иных нормативно-правовых актов, причем Конституция России закрепляет верховенство регионального законодательства над федеральными законами вне пределов ведения России и полномочий Федерации по предметам совместного ведения (ст. 78, ст. 76). Пользуясь этим правом по состоянию2002года Государственным Собранием РБ было принято 16 кодексов и свыше 500 законов большинство которых реально обеспечивает правовое регулирование различных сторон жизни многонационального народа нашей республики в том числе в аграрной сфере . Казалось бы все ясно и юридическая первичность конституционных норм неоспорима, ведь именно конституционные нормы, как замечает государствовед В.К. Самигуллин «содержат исходный правовой материал, оказывающий решающее значение при формировании и развитии других отраслей права» . Однако, сложность вопроса согласования регионального законодательства с федеральным корениться в том, что аграрное законодательство прямо не отнесено ни к сфере исключительного ведения Российской Федерации, ни к сфере исключительного ведения субъектов России (ст. 71—72 Конституции). При этом иметь надо в виду и то обстоятельства, «что многие нормы права которое объективируются в аграрном(сельскохозяйственном)законодательстве, а затем и в комплексной отрасли аграрного права, одновременно относятся и к основным традиционным отраслям права, сохраняя как бы «вторую прописку» .

В ст. 71 Конституции РФ сказано, что в ведении Российской Федерации находятся федеральная собственность и управление ею; установление основ федеральной политики и программ в области экономического развития. Сюда, естественно, входят и сельское хозяйство, АПК. Российская Федерация осуществляет государственное регулирование и управление в данной сфере.

В связи с тем, что региональное аграрное законодательство, будучи комплексным по своей природе, включает в себя акты административного, финансового, налогового, трудового, экологического и другого характера, подавляющее большинство которых относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, необходима их строгая согласованность с актами федерального уровня . К сожалению, сегодня стали вполне обыденными правовые коллизии в аграрном законодательстве федерального и регионального уровней. Они выражены, в частности, в использовании несовпадающих понятий и категорий, различном толковании одних и тех же терминов, противоречиях в формулировках нормативных предписаний, использовании на региональном уровне не предусмотренных или даже запрещенных законодательством правовых механизмов, незаконном усилении или смягчении мер ответственности мер за правонарушения, предусмотренные на федеральном уровне и т.д.

Остается самым сложным и нерешенный вопрос, связанный с правом субъектов РФ издавать свои законодательные акты в области использования, владения и распоряжения землей и других природных ресурсов. Этот вопрос связан с проблемой разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти субъектов РФ.

В ст. 71—73, 76, 77, 78 Конституции РФ определен круг вопросов, относящихся либо к ведению РФ, либо к совместному ведению РФ и ее субъектов, либо к ведению субъектов РФ. А.И. Бобылев считает, что такое разграничение, внесенное в Конституцию РФ, скорее всего по политическим основаниям, порождает много противоречий в практике регулирования отношений по природопользованию и охране окружающей среды. Особенно политизированной выглядит формулировка «совместное ведение», в которой не находит отражения юридическая норма . По мнению А.И. Бобылева, целесообразнее закрепить в Конституции РФ гражданско-правовую норму о форме собственности на природные ресурсы, находящиеся в «совместном ведении» для установления режима собственности для пользования объектов природы. Область природопользования статья 72 Конституции РФ относит к совместному ведению, закрепляя вопросы владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами в земельное, водное, лесное законодательство к совместному регулированию. Однако такое ограничение деятельности субъектов РФ не принимается во внимание, и в большинстве своем они принимают законодательные акты по данным вопросам. Вышеуказанный автор считает, чтобы избежать нарушений Конституции РФ в дальнейшем, разграничение полномочий РФ и ее субъектов можно конкретизировать в федеральных законах. Например, в законе о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации. Но тормозом к цивилизованному разграничению полномочий является отсутствие федерального закона, определяющего правовое положение субъектов РФ.

Согласно ст. 5 Конституции РФ, республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство; край, область, город федерального значения. Автономная область, автономный округ имеют свой устав и законодательство. В той же статье Конституции РФ вводится понятие субъектов Российской Федерации и подчеркивается их равноправие. В дальнейшем содержание субъектов РФ раскрывается в ст. 65 Конституции РФ, при этом статус субъекта, согласно ст. 66 Конституции РФ, устанавливается Конституцией РФ, Конституциями республик, уставами краев, областей, принимаемыми законодательными органами этих субъектов РФ. В научной литературе указывается, что разработка проблем разграничения права собственности на природные объекты и ресурсы, определения их правового положения, разграничения полномочий РФ и субъектов осуществляется в природоресурсном законодательстве: Земельном кодексе РФ, Водном кодексе РФ, Лесном кодексе РФ, где трудно выработать общие подходы к определению правового положения природных субъектов. Об этом свидетельствуют бурные дискуссии при обсуждении и принятии Земельного кодекса РФ в Государственной Думе РФ. Поэтому необходим правовой акт, который бы определял общие принципы правового регулирования использования природных ресурсов субъектами РФ. В какой то мере эти вопросы нашли отражение в Указе Президента РФ от 16 декабря 1993 г. № 2144 «О федеральных природных ресурсах».

Представляет интерес и точка зрения профессора С.А. Боголюбова который полагает, что «в условиях федеративного устройства государства большую роль играют соглашения между государственными органами Федерации и ее субъектов. К настоящему времени такие соглашения заключены между центром и большинством субъектов Федерации, и во всех присутствуют нормы по аграрным вопросам»13. Он также отмечает, что «такие соглашения имеют общий характер, так как наукой и практикой до конца не определены принципы и границы компетенции: здесь предстоит накопление опыта и выработка цивилизованных отношений. Оправдавшие себя пункты соглашений постепенно «перекочевывают» в законодательство».

Согласно конституционному распределению полномочий, субъекты Федерации разрабатывают и принимают нормативные акты по вопросам аграрного производства. Как показала имитация «бурной законотворческой работы» Башкортостана за более десять лет она не всегда продуктивна. Во первых из за не соответствия федеральным законодательством многие из них отменены или приостановлены, негативным является и такая нормотворчество субъектов, дублирующее Федеральное законодательство. Следует видимо в будущем больше использовать предоставленных федеральным законодательством прав законодательной инициативы субъекта Федерации. Тем более, при этом можно учитывать ряд особенности ведения национально традиционных форм ведения сельского хозяйства в отдельных субъектах РФ. если разрабатываемые и принимаемые нормативные акты направлены на действительное развитие агарного предпринимательства на территории субъекта РФ и повышение благосостояние крестьян. К подобным правовым актам относятся, например, такие законы как Закон РБ «О пчеловодстве», Закон РБ «О коневодстве»

Мы разделяем мнение профессора Муратшина Ф.Р. о том, что: «учитывая то, что Россия — это федеративное государство, где государственная власть разделена между центром и субъектами, которые в рамках своих предметов ведения и полномочий осуществляют собственные правовое регулирование, встает проблема согласованного развития федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации» . Думается что, представленные Государственной Думе РФ депутаты из округов субъекта РФ, вполне могли бы заняться этими социально значимыми вопросами.


На сегодняшний день на федеральном уровне и субъектах РФ накоплен значительный нормативно-правовой массив, который быстрыми темпами продолжает нарастать. Все это наталкивает на мысль, что необходимо в процессе как разработки, так и их принятия необходимо придерживаться таких принципов как демократизма, гласности, профессионализма и законности, правотворчества должна опираться на научность; иметь связь с правоприменительной практикой. Самыми основополагающими принципами национального законодательства, безусловно, признается принцип верховенства международных правовых актов. В то же время в монографической литературе имеется совершенно правильная констатация, что «позитивный и негативный правовой опыт земельный и аграрной реформ в странах Центральной и Восточной Европы позволяют выработать не только действенный механизм реформирования земельных и аграрных отношений в странах СНГ, но и избежать многих ошибок и просчетов при моделировании прогнозировании в них развития процессов перевода сельского хозяйства на рыночную основу». Указанное обстоятельства предполагает учесть в процессе развития и совершенствования двух уровневого российского аграрного законодательства тоже. В условиях глобализации и интеграционных процессов, особенно в связи с вступлением России членом в ВТО приобретает особую актуальность приведения законодательства России в соответствии с Положениями этого международного экономического форума .

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (6) 2008



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info