Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Конституционное право Некоторые проблемы конституционно-правового статуса регионального парламента

Некоторые проблемы конституционно-правового статуса регионального парламента

 

Некоторые проблемы конституционно-правового статуса регионального парламента

 




КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
Чикотина Н. В.

Автор анализирует конституционно-правовой статус законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. анализируется компетенция регионального парламента, его место в системе органов государственной власти субъекта федерации. выделяется в качестве самостоятельного элемента конституционно-правового статуса регионального парламента порядок его формирования.



В соответствии с Конституцией Российской Федераци­ей 1993 г. государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государ­ственной власти. Система органов государственной власти субъектов Федерации устанавливается самостоятельно в со­ответствии с основами конституционного строя и общими принципами организации представительных и исполни­тельных органов государственной власти, установленными федеральным законом.

В настоящее время таким законом является Федераль­ный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих прин­ципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее - Федеральный закон) с по­следующими изменениями и дополнениями. Систему орга­нов государственной власти субъектов Российской Федера­ции образуют органы, которые условно можно разделить на обязательные и образуемые субъектом Федерации самостоя­тельно, а, следовательно, организация и деятельность послед­них обеспечивается за счет собственных средств и ресурсов субъекта Федерации.



К числу обязательных органов государственной власти, которые должны быть образованы в субъекте Российской Федерации, следует отнести законодательный (представи­тельный) и высший исполнительный орган государствен­ной власти субъекта Российской Федерации. Однако, хотя Конституцией (Уставом) субъекта Российской Федерации может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, фактически данная должность является обязательной и без нее, по нашему мне­нию, сложно представить себе полноценную систему выс­ших органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Законодательный (представительный) орган государ­ственной власти субъекта Российской Федерации соглас­но ч. 1 ст. 4 вышеуказанного закона является постоянно действующим, высшим и единственным органом законо­дательной власти. Следует отметить, что перечень обяза­тельных органов государственной власти субъекта откры­вает именно региональный парламент. Полагаем, что это подчеркивает важность и приоритетность высшего органа народного представительства, обладающего законодатель­ной функцией на территории соответствующего субъекта Федерации. На наш взгляд, несмотря на некоторые разли­чия и региональную специфику, конституционно-право­вой статус законодательного (представительного) органа власти субъекта Российской Федерации, термины «регио­нальный парламент», «законодательный (представитель­ный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации», «парламент субъекта Федерации» и «законо­дательный орган власти субъекта Федерации» и т.д. и т.п. имеют одно смысловое значение и могут использоваться в одном контексте.




Анализируя конституционно-правовой статус регио­нального парламента, необходимо исходить из характери­стики элементов, образующих его статус. К числу основных элементов относятся принципы организации и деятельно­сти, компетенция, порядок образования регионального пар­ламента. Следовательно, конституционно-правовой статус законодательного (представительного) органа государствен­ной власти субъекта Российской Федерации можно опреде­лить как совокупность юридических норм, регламентиру­ющих процедуру его образования, основу его организации и деятельности, внутреннюю структуру, устанавливающих компетенцию и принципы взаимоотношений с иными ор­ганами государственной власти. Особенности правового ста­туса регионального парламента позволяют определить его место и значение в системе органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

Нельзя не согласиться с М. В. Демидовым, что при опре­делении правового статуса органов государственной власти не­обходимо исходить, прежде всего, «из функционального пред­назначения органа государственной власти, основанного на принципе разделения властей. Только структурированная на основе такого подхода система государственных органов спо­собна обеспечить сбалансированное и эффективное осущест­вление государственной власти».


Принцип разделения властей, положенный в основу вза­имоотношений законодательного и исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации, обеспечивает сбалансированность полномочий и исключает сосредоточе­ние всех полномочий или большей их части в ведении одно­го органа государственной власти либо должностного лица. Именно положение регионального парламента, по мнению М. В. Баглая, определяется принципом разделения властей. Роль законодательного (представительного) органа государ­ственной власти субъекта Федерации кажется менее заметной, поскольку самые принципиальные вопросы государственной жизни регулируются федеральным законодательством, а в решении насущных проблем региона доминирующую роль играет исполнительная власть.

Место регионального парламента в системе высших ор­ганов государственной власти субъекта Федерации предо­пределяется не только осуществляемыми им функциями, но и сложившейся системой организации органов государствен­ной власти (то есть формой правления), которая раскрывает: способы формирования (образования); принципы управле­ния; структуру высших органов государственной власти; мо­дели разграничения компетенции между высшими органами государственной власти; степень участия населения в фор­мировании высших органов государственной власти; ответ­ственность субъекта, наделенного верховной властью, перед населением. И. С. Назарова также считает, что «исходным в комплексе конструктивных особенностей представительной природы законодательной власти является форма правления. От формы правления зависят статусные характеристики пар­ламента, объем его компетенции, формы взаимодействия с ис­полнительной властью, наличие (или отсутствие) механизмов влияния на эту власть, возможность досрочного прекращения полномочий и др.».


В связи с этим региональный парламент играет опре­деленную роль в политической жизни субъекта Федерации. Ведь по своему назначению законодательный орган субъекта Федерации должен представлять собой политическую арену, на которой противостоят друг другу различные идеологии тех или иных общественно-политических сил региона. Пар­ламент субъекта Федерации является площадкой, на которой обсуждаются социально-экономические проекты и решаются жизненно важные вопросы региона. При необходимости реги­ональный парламент принимает соответствующие норматив­но-правовые акты различной юридической силы, используя свои прерогативы как высшего законодательного (представи­тельного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Однако известно, что помимо собственно представитель­ской и законодательной функции, региональный парламент выполняет и контрольно-надзорную функцию над деятель­ностью органов исполнительной власти субъекта Федерации. Обращает на себя внимание тот факт, что конституционно­ правовой статус регионального парламента как контрольно­го органа государственной власти закрепляется в некоторых конституциях субъектов Российской Федерации (Республика Удмуртия, Республика Саха (Якутия)). В других субъектах Фе­дерации контрольные полномочия региональных парламен­тов закрепляются в законах субъектах, а не в конституциях (уставах).

По нашему глубокому убеждению, контрольно-надзор­ная функция над деятельностью органов исполнительной вла­сти субъекта Федерации является неотъемлемым признаком, наряду с законодательной и представительской функцией ре­гионального парламента. И деятельность регионального пар­ламента не должна сводиться только к осуществлению законо­дательной и представительной функций.


В настоящее время процедуры парламентского контроля определены статьями различных федеральных законов, при­чем в конкретных сферах общественных отношений. Дума­ется, что контролирующие функции законодателей должны быть прописаны более четко и компактно изложены в специ­альном федеральном законе, а также в конституции (уставе) или другом акте субъекта Российской Федерации. Необходи­мо, чтобы региональный парламент рассматривался не только как законодательный и представительный орган субъекта Фе­дерации, но и как контрольно-надзорная инстанция, осущест­вляющая контроль за деятельностью исполнительной власти по соблюдению и исполнению законов. М. В. Демидов верно подмечает, что, как показывает практика, «пока еще обсуж­дение таких отчетов не всегда сопровождается должной оцен­кой деятельности высшего органа исполнительной власти за отчетный период со стороны депутатского корпуса. Нередки случаи, когда отчет носит характер обычной информации о деятельности высшего исполнительного органа субъекта без каких-либо правовых последствий».

Компетенция регионального парламента устанавливается федеральным законодательством и исчерпывающим образом определяется законодательством соответствующего субъекта Федерации. Принятие нормативно-правовых актов, решение кадровых вопросов, утверждение, назначение, и другие орга­низационно-функциональные полномочия направлены на обеспечение жизнедеятельность органов государственной вла­сти субъекта, а также на решения проблем социально-эконо­мического характера тех или иных категорий граждан.


Однако, по нашему мнению, к числу самостоятельных элементов конституционно-правового статуса регионального парламента следует отнести выборы депутатов. Ведь именно от того, какая избирательная система будет использоваться в процессе избрания депутатского корпуса, зависит эффектив­ность выполнения функциональных полномочий парламен­том региона. Ведь политические партии, выражающие инте­ресы граждан и различных общественных сил, представляют социально-экономическими программы, направленные на со­вершенствование организации и деятельности государствен­ной власти субъекта Федерации и, прежде всего, на решение социальных и иных проблем региона.

В настоящее время используется смешанная избиратель­ная система для избрания депутатов законодательного органа субъекта Федерации. Сложившаяся практика свидетельству­ет, что не менее половины депутатских мест распределяются среди партийного списка, то есть формируются по пропор­циональной системе, а вторая половина депутатов избирается по мажоритарной системе относительного большинства. При этом в соответствии с ч. 4 ст. 4 Федерального закона говорится о том, что не менее 25 % депутатов законодательного (предста­вительного) органа государственной власти субъекта Россий­ской Федерации должны избираться по единому избиратель­ному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями. Данное правило не распространяется на за­конодательные органы государственной власти городов феде­рального значения.


Смешанная избирательная система является наиболее предпочтительной при избрании депутатов регионально­го парламента, так как она, во-первых, учитывает партий­ный принцип формирования депутатского корпуса, что дает определенный посыл для развития политическим партиям и предоставляет возможность гражданам Российской Феде­рации участвовать в управлении делами государства на ре­гиональном уровне и, во-вторых, предоставляет возможность гражданам непосредственно реализовывать свое пассивное избирательное право. Однако, как нам кажется, соотношение депутатов, избранных по мажоритарной системе относитель­ного большинства, должно быть фактически большим по срав­нению с депутатами, выдвигаемыми партийными списками, которые, кстати, носят закрытый характер, что является не­достатком пропорциональной избирательной системы. Это, по мнению В. В. Никитина, показывает «уязвимость ее перед политическими технологиями, обезличенность части депутат­ского корпуса, процветание партийной коррупции». Также необходимо учитывать тот факт, что использование вида той или иной избирательной системы предопределяет заинтере­сованность граждан реализовывать свое активное и пассивное избирательное права.

В юридической литературе высказываются иные крити­ческие замечания относительно пропорциональной системы как таковой. В частности, по мнению М. С. Саликова, «отсут­ствие опыта участия в политической жизни в условиях много­партийной системы... будет способствовать обезличиванию власти, еще большему отдалению ее от рядовых граждан». Б. И. Макаренко считает, что общественность ещё не готова к переходу на пропорциональную систему формирования де­путатов, поскольку в стране отсутствует устойчивая партийная система, способная адекватно отражать интересы и реализо­вывать свои программы.

По верному замечанию А. А. Горбачева, А. К. Сковикова, формирование депутатского корпуса по пропорциональной избирательной системе ограничивает возможности граждан, политических партий в выходе на уровень принятия полити­ческих решений.


Помимо собственно избирательных систем, используе­мых при выборах регионального парламента, не стоит забы­вать такую особенность формирования парламента субъекта, как квотирование, хотя имеющее исключительный характер. В частности, согласно Закону от 18 июня 2003 г. № 34-ОЗ «О выборах депутатов Думы Ханты-Мансийского автономного округа» из общей численности депутатов Думы пятого созыва  (35 человек) избраны: 18 депутатов по единому избиратель­ному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутых избирательными объединениями; 14 депутатов избраны по одномандатным избирательным округам; 3 депутата - по многомандатному избирательному округу, которым является территория Хан­ты-Мансийского автономного округа - Югры («квота предста­вительства коренных малочисленных народов Севера»).

Вышесказанное позволяет утверждать, что не стоит сбра­сывать со счетов такой выделяемый нами элемент правового статуса законодательного (представительного) органа государ­ственной власти субъекта Российской Федерации, как выбор­ность и его значение в деятельности регионального парламен­та.



Таким образом, конституционно-правовой статус реги­онального парламента включает в себя элементы, которые предопределяют не только его правовое положение в системе государственной власти региона, но и позволяют определить те или иные сущностные свойства функциональной деятель­ности органа законодательной власти субъекта Федерации. Правовой статус парламента субъекта Российской Федерации должен соответствовать выполняемым его основным функ­циям: представительской, законодательной и контрольно­надзорной. Это возможно лишь в случае законодательного обеспечения организации и деятельности рассматриваемого нами органа власти.

Конституционное право



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8 800 500-27-29 (доб. 677)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право