ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Некоторые особенности алиментных обязательств супругов и бывших супругов в связи с уходом за ребенком по законодательству РФ, Украины, Республики Беларусь

Некоторые особенности алиментных обязательств супругов и бывших супругов в связи с уходом за ребенком по законодательству РФ, Украины, Республики Беларусь

Проблемы правовой регламентации отношений между супругами и бывшими супругами по предоставлению содержания актуальны в любом государстве, в том числе и в сравниваемых, в любое время, на любом этапе жизни государства и развития общества в целом. Особое внимание следует уделить проблемам материального обеспечения супруга или бывшего супруга, занятого уходом за общим ребенком и его воспитанием, так как по большому счету от этого во многом зависит атмосфера семьи, здоровье ребенка, а также демографические проблемы, прежде всего проблема повышения рождаемости и, хотя и в меньшей степени, проблема снижения детской заболеваемости и смертности, имеющие непреходящее значение для сравниваемых государств.

Прежде чем перейти непосредственно к анализу обозначенных нами норм, содержащихся в СК РФ, Украины, в Кодексе о браке и семье Республики Беларусь, целесообразно отметить ряд более общих положений, имеющих, на наш взгляд, весьма важное значение. Прежде всего, следует иметь в виду тот факт, что СК Украины был принят спустя 7 лет после принятия СК РФ, а Кодекс в Республике Беларусь – через 3,5 года, что дало возможность законодателю и Украины, и Беларуси оценить и учесть, с одной стороны, явные достижения российского нормотворческого опыта, а с другой стороны – целый ряд просчетов, заимствовать все положительное и отбросить все, что себя не оправдало на практике или критически оценивалось доктриной.

Если сравнивать нормы, содержащиеся в главе 14 СК РФ и в главе 9 СК Украины, в главе 5 Кодекса Беларуси, регулирующие обязанности супругов по предоставлению содержания, только по их количеству и объему, то сравнение будет явно не в пользу СК РФ. Достаточно констатировать, что глава 14 СК РФ содержит лишь 4 статьи (89–92), в то время как в главе 9 СК Украины их 16 (75–91), а в Кодексе Республики Беларусь – 5 (29–33). Необходимо отметить, что на Украине, в Беларуси алиментные отношения супругов и бывших супругов урегулированы значительно более детально, чем в СК РФ, в котором (по крайней мере, в сравниваемых нормах) налицо чрезмерная лаконичность. Это означает, что СК РФ рассчитан в основном на специалистов, способных выявлять скрытый текст, в котором многие положения предполагаются, в то время как при разработке СК Украины, Кодекса о браке и семье законодатель рассчитывал на простых граждан, живущих в семье, желающих вступить в брак и создать семью, между которыми возникают споры, требующие однозначного разрешения, что возможно лишь при однозначном толковании закона. Приведем конкретные примеры.

В ст. 89 СК РФ содержится положение о том, что жена в период беременности и в течение трех лет после рождения общего ребенка имеет право на получение содержания от мужа. Такая же норма, но только устанавливающая более короткий срок, была закреплена и в прежнем законодательстве (ст. 25, 26 КоБС РСФСР 1969 года). В судебной практике и в науке семейного права эта норма толковалась неоднозначно ввиду того, что законодатель нечетко изложил условия возникновения права жены на получение от мужа содержания в указанный период.  Одни авторы  категорически утверждали, что жена вправе требовать содержания от мужа в период беременности и после рождения ребенка только при наличии ее нуждаемости и нетрудоспособности, поскольку алименты не должны быть «вознаграждением за беременность». Такой же позиции в свое время придерживалась судебная практика.  Другие авторы (и таких большинство) утверждали и в настоящее время утверждают, что жена в этот ответственный период нуждается в отдыхе, в особом питании и т. п., поэтому ее нуждаемость предполагается.  Но если нуждаемость жены или бывшей жены предполагается (презюмируется), то данная презумпция, как и любая другая, может быть опровергнута заинтересованным лицом, т. е. мужем или бывшим мужем, который легко может доказать, что жена во время беременности или даже после рождения ребенка работает, получает достаточную заработную плату, чтобы полностью обеспечить себя, в том числе в состоянии нести расходы, связанные с беременностью и рождением ребенка.

А.М.Рабец уже на протяжении многих лет утверждает, что по смыслу закона, по его грамматическому и логическому толкованию право жены в период беременности и в течение трех лет после рождения общего ребенка не зависит и не может зависеть ни от ее нетрудоспособности, ни от ее нуждаемости; в противном случае соответствующая норма была бы нравственно ущербной, поскольку муж не вправе устраняться от несения общих расходов, связанных с заботой о здоровье матери своего ребенка и самого будущего или рожденного ребенка.  С этим мнением следует безоговорочно согласиться. Что касается СК Украины, то соответствующая норма сконструирована в нем настолько четко и недвусмысленно, что никаких оснований и поводов для подобной дискуссии вообще не возникает. В части 4 ст. 84 СК РФ предусмотрено, что право жены в период беременности и после рождения ребенка зависит не от того, работает ли она, а также от ее материального положения, а только от наличия у мужа необходимых средств.

Необходимо также отметить, что в СК РФ многие нормы являются ситуационными, т. е. те или иные вопросы решаются в каждом конкретном случае либо самими участниками соответствующих правоотношений, либо компетентными органами, например судом. В частности, в соответствии со ст. 89, 90 СК РФ вопрос о том, нуждается ли в материальной помощи супруг или бывший супруг, требующий алименты, целиком отдается на усмотрение суда, так как понятие нуждаемости в законе не закреплено. По традиции этот вопрос, по выражению А.М.Рабец, – не «вопрос права, а вопрос факта»,  хотя названный автор еще в 1992 году, задолго до принятия Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», предлагал использовать эту категорию и закрепить понятие нуждаемости нормативно.  Несмотря на то, что в РФ закон о прожиточном минимуме действует уже с 1997 г., суды по-прежнему решают вопрос о нуждаемости супруга или бывшего супруга в средствах на содержание по своему усмотрению. В то же время, например, в соответствии с ч. 4 ст. 75 СК Украины супруг или бывший супруг признается нуждающимся в материальной помощи, если заработок, пенсия, доходы от использования своего имущества и иные доходы не обеспечивают прожиточного минимума, установленного законом.

Другой пример. В соответствии со ст. 90 СК РФ право супруга на алименты сохраняется и после расторжения брака, если он стал нетрудоспособным не позднее 1 года после его расторжения. В случае если супруги состояли в браке длительное время, это право сохраняется за бывшим супругом, достигшим пенсионного возраста не позднее 5 лет после расторжения брака. Опять-таки вопрос о том, какой должна быть продолжительность брака, которая давала бы возможность получить от бывшего супруга алименты при указанных обстоятельствах, решается судом. Считая такое законодательное решение вполне справедливым, некоторые авторы полагают, что вопрос о том, существовал ли брак длительное время, зависит от того, как сложилась обстановка в семье.  Такое суждение представляется несколько странным. Оказывается, правовая оценка конкретной ситуации может целиком зависеть от того, был ли брак счастливым или нет. Однако в абсолютном большинстве семей счастливым или, напротив, несчастливым брак делают оба супруга, а не только потенциальный плательщик алиментов (чаще всего – муж).

В юридической печати уже давно высказывалось предложение о том, чтобы критерии длительности брака были закреплены в законе либо путем установления твердого срока (скажем, более 15 лет), либо исходя из среднестатистической продолжительности брака в РФ в целом или в соответствующем регионе, поскольку демографическая ситуация, в том числе показатель разводимости, в различных субъектах РФ неодинакова.  По справедливому замечанию данного автора, понятие длительности состояния в браке не должно быть оценочным, поскольку имеются научные подходы для введения его в нормативные рамки. Именно такое решение содержится в ч. 3 ст. 76 СК Украины, ст. 30 Кодекса о семье и браке Республики Беларусь: брак считается длительным, если он продолжался не менее 10 лет. Подобный подход законодателя Украины и Беларуси следует признать более оправданным.

Правда, в СК РФ, СК Украины или Беларуси не содержится понятие непродолжительности брака, так что этот вопрос в сравниваемых государствах отдается на усмотрение суда.

В отличие от положений СК РФ, в которых один из основополагающих принципов семейного права – принцип равноправия супругов в семье – нередко является декларативным и далеко не всегда реализуется в конкретных нормах, в СК Украины не только жена в течение трех лет после рождения ребенка имеет право на получение содержания от мужа независимо от своего материального положения, но и муж имеет право на получение содержания от жены при тех же условиях, т. е. независимо от того, работает ли он, от его материального положения, при условии, если жена обладает необходимыми средствами для предоставления содержания. Право жены на получение содержания от мужа в период беременности прекращается в случае прерывания беременности или рождения мертвого ребенка, а также в случае смерти ребенка. Если алименты были взысканы жене на период беременности, то после рождения ребенка они выплачиваются ей без дополнительного решения суда. Кодекс о браке и семье Республики Беларусь в ст. 30 содержит положение, в соответствии с которым «бывший муж сохраняет право на получение содержания от бывшей жены, обладающей необходимыми для этого средствами, в течение 3-х лет после рождения общего ребенка, если он находится в отпуске по уходу за ребенком и осуществляет родительскую заботу о нем».

По законодательству Украины как жена, так и муж вправе требовать содержания в связи с уходом за ребенком в возрасте до трех лет, а в случае, если ребенок имеет недостатки физического или психического развития, право на содержание продолжается до достижения ребенком возраста шести лет (ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 86). Супруг, занятый уходом за малолетним ребенком, вправе требовать содержания от другого супруга лишь в том случае, если ребенок проживает вместе с ним. При передаче ребенка на воспитание другому лицу это право прекращается (ст. 85 и 87 СК Украины соответственно). Выплата средств на содержание жены ее мужем – отцом ребенка – прекращается в случае исключения записи об отцовстве данного лица из актовой записи о рождении ребенка. По аналогичному основанию прекращается право мужа требовать от жены содержания, если из актовой записи о рождении ребенка исключена запись о ее материнстве. Иными словами, ребенок, за которым один из супругов, независимо от трудоспособности и материального положения, осуществляет уход, должен быть общим; только при этом условии у одного из супругов возникает право требовать содержания от другого супруга.

Однако как в СК РФ, так и в СК Украины остается открытым вопрос о том, вправе ли муж или бывший муж возражать против уплаты жене или бывшей жене алиментов в период беременности и представлять суду бесспорные доказательства того, что ребенок, которым беременна его жена (бывшая жена), зачат от другого лица. Уход законодателей сравниваемых государств от прямого решения данного вопроса порождает различное понимание соответствующих норм. Некоторые суды по конкретным известным нам делам исходили из того, что муж или бывший муж вправе оспаривать запись об отцовстве только после того, как она была произведена, т. е. только после рождения ребенка и его государственной регистрации. Закон исходит из презумпции отцовства лица, состоящего или состоявшего в браке с матерью этого ребенка. Однако в период беременности жены (бывшей жены) опровергнуть эту презумпцию невозможно. Поэтому у суда нет оснований для отказа жене (бывшей жене) в удовлетворении иска о взыскании алиментов на период беременности, даже если по делу бесспорно установлено, что ребенок зачат от другого лица. Для полной ясности по данному вопросу в ст. 89 и 90 СК РФ следовало бы оговорить право мужа (бывшего мужа) представлять бесспорные доказательства того, что ребенок не является общим.

Законодатель Республики Беларусь в данной ситуации пошел по следующему пути: «Если родители ребенка не состоят в браке между собой, запись о матери ребенка производится по заявлению матери, а запись об отце ребенка – по совместному заявлению отца и матери ребенка о регистрации установления отцовства, а также по заявлению матери ребенка, подтверждающему, что ее муж не является отцом ребенка, и заявлению мужа матери ребенка, подтверждающему, что он не является отцом ребенка, если мать ребенка состоит в браке, или на основании решения суда об установлении отцовства».

В соответствии со ст. 88 СК Украины супруг, с которым проживает ребенок-инвалид, если он не может обходиться без постороннего ухода, а супруг осуществляет такой уход, имеет право требовать содержания от другого супруга независимо от трудоспособности, при условии, если другой супруг может оказывать материальную помощь. В данной норме специально не подчеркивается, что право супруга, осуществляющего уход за ребенком-инвалидом, не зависит от его нуждаемости в материальной помощи, однако представляется, что это именно так, поскольку это право поставлено в зависимость лишь от одного условия: от наличия у другого супруга необходимых средств. Этим ст. 88 СК Украины выгодно отличается от норм, содержащихся в ст. 89 и 90 СК РФ, в которых право супруга, занятого уходом за ребенком-инвалидом, требовать содержания от другого супруга поставлено в зависимость от его нуждаемости в материальной помощи. В данных нормах СК РФ ощущается явный дефицит нравственных начал. Получается, что если у супруга, занятого уходом за ребенком-инвалидом, имеются собственные средства, доставшиеся ему, к примеру, по наследству, то другой супруг вправе устраниться от оказания материальной помощи супругу, взявшему на себя всю тяжесть забот об общем ребенке с ограниченными возможностями здоровья.

Статья 88 СК Украины предусматривает, что выплата средств на содержание супруга, занятого уходом за ребенком-инвалидом, продолжается в течение всего периода совместного проживания с ребенком, в то время как в СК РФ содержание выплачивается только до достижения ребенком-инвалидом возраста 18 лет, если, конечно, он не является инвалидом с детства I группы.

Часть 2 ст. 88 СК Украины предусматривает, что размер алиментов, присуждаемый в связи с уходом за ребенком-инвалидом, определяется без учета возможности получить алименты от родителей или от совершеннолетних дочери и сына.

В ст. 88 СК Украины имеется, как нам видится, довольно значимый недостаток, способный вызвать в судебной практике разночтения: речь идет о том, что в данной статье не сделан акцент на том, что ребенок-инвалид должен быть общим для обоих супругов. В принципе не исключена возможность толкования данной нормы в том смысле, что право на содержание имеет супруг, занятый уходом за собственным ребенком-инвалидом, к примеру, от первого брака.

Сравнение массивов норм о праве на получение алиментов одним из супругов от другого в связи с беременностью, рождением и воспитанием ребенка свидетельствует о том, что в законодательстве Украины значительно больше несомненных достоинств, чем недостатков, а также о возможности в будущем учета и заимствования нормотворческого опыта Украины, а законодательство Республики Беларусь и РФ содержат достаточные пробелы в регулировании данных алиментных обязательств.

В целях реализации принципа равноправия супругов в семье, учитывая опыт Украины, необходимо уточнить редакцию ст. 89 и 90 СК РФ, предоставить жене право на получение от мужа алиментов только на период беременности. После рождения общего ребенка до достижения им возраста трех лет это право должно быть предоставлено супругу, осуществляющему уход за ребенком. С учетом нормотворческого опыта Украины следует предоставить суду возможность в отдельных случаях продлевать право супруга (бывшего супруга), осуществляющего уход за малолетним ребенком, на получение алиментов от другого супруга до достижения ребенком возраста 6 лет, в частности, при наличии у ребенка задержки физического или психического развития. А также, исходя из принципа справедливости и нравственности, исключить условие о нуждаемости в материальной помощи супруга (бывшего супруга) для возникновения права на алименты при осуществлении ухода за общим ребенком-инвалидом. Это право должно быть обусловлено только наличием у плательщика необходимых средств. На примере Украины и Республики Беларусь целесообразно также внести дополнения в ст. 90 и 92 СК РФ, касающиеся непродолжительности брака как условия освобождения плательщика от обязанности по уплате алиментов или ограничения ее определенным сроком, например не менее 10 лет.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (44) 2012



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info