ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Взаимодействие международного права и национального права в борьбе с транснациональной организованной преступностью в Евразии

Взаимодействие международного права и национального права в борьбе с транснациональной организованной преступностью в Евразии

Транснациональная организованная преступность представляет собой угрозу для государств и обществ, подрывая безопасность человека и коренное обязательство государств обеспечивать правопорядок. Борьба с транснациональной организованной преступностью служит двойной цели уменьшения этой прямой угрозы для безопасности государства и человека, а также является необходимым шагом в усилиях по предотвращению и урегулированию внутренних конфликтов, борьбе с распространением оружия и предотвращением терроризма в мире целом и в евразийском правовом пространстве в частности.


Среди наиболее опасных форм появления транснациональной организованной преступности следует выделить торговлю наркотиками, торговлю людьми, контрабанду оружия. Так, по оценкам ООН, преступные организации получают в год от 300 до 500 миллиардов долларов США за счет наркоторговли, которая является их самым крупным источником доходов. В некоторых регионах, в том числе и Евразии, огромные прибыли, получаемые от этого вида деятельности, соперничают даже с ВВП некоторых стран, тем самым создавая угрозу для государственной власти, экономического развития и верховенства права.

На пути более эффективного международного реагирования стоят три основных препятствия: недостаточное сотрудничество между государствами, слабая координация между международными учреждениями и неадекватное соблюдение существующих положений многими государствами.

Наилучшая стратегия ослабления организованной преступности заключается в том, чтобы ликвидировать ее способность к отмыванию денег. Неразборчивое обеспечение банковской тайны и быстрое возникновение финансовых убежищ по-прежнему являются серьезным препятствием в борьбе с этой проблемой. Открытым остается вопрос о разработке и принятии международной конвенции о борьбе с отмыванием денег, которая решала бы эти вопросы.

В современной действительности масштабы, интенсивность и изощренность преступности усиливаются. Она угрожает безопасности граждан во всем мире и препятствует социально-экономическому развитию стран. Глобализация открыла новые формы проявления транснациональной организованной преступности. Многонациональные криминальные синдикаты расширили диапазон своих операций — от контрабанды наркотиков и оружия до отмывания денег. Торговцы «живым товаром» ежегодно перевозят миллионы нелегальных мигрантов, зарабатывая на этом в среднем до 10 миллиардов долларов США. Страны, пораженные коррупцией, привлекают инвестиций меньше, чем относительно менее коррумпированные страны, и в результате теряют темпы экономического роста. 

В таком контексте международное уголовное право и внутреннее уголовное право призваны служить единой цели – предотвращение общественно опасных деяний путем устрашения, преследования тех, кто обвинен в уголовно наказуемом деянии, наказание признанных виновными.

Международное уголовное право в основном регулирует межгосударственное сотрудничество в борьбе с преступностью. Непосредственно правосудие осуществляется государствами. При этом международное уголовное право осуществляется главным образом опосредованно, т. е. через национальные уголовно-правовые системы.

Как отмечает профессор И.И.Лукашук, международному уголовному праву принадлежит главная роль в интернационализации уголовного права государств, которая означает наращивание числа общих элементов в уголовно-правовых и процессуальных системах государств, рост их способности взаимодействовать друг с другом, а также с международным правом. В результате растет количество общих принципов права, которые являются нормами как внутреннего, так и международного уголовного права.

Основополагающий принцип мирового сообщества – суверенное равенство государств. С кантовских идей о вечном мире этот принцип диктует государству не поступать по отношению к другим государствам так, как не должно, чтобы поступали по отношению к нему как государству. К сожалению, и в начале ХХI века этот императив международного права продолжает попираться «законами джунглей», правом силы.

Современное международное право призвано определять справедливый правопорядок в сообществе государств и солидарных наций, а новым независимым государствам помогать проходить испытание суверенитета на жизнестойкость и способность защищать права и свободы своих граждан, правопорядок в стране.

Обеспечение подобного положения требует признания приоритета международного права, как во внешней, так и во внутренней политике.

Действующим правом в Республике Казахстан являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных и иных обязательств республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда Республики (ч. 1 ст. 4 Конституции РК). Международные договоры, ратифицированные РК, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона. Пункт 3 ст. 4 Конституции Республики Казахстан следует понимать так, что преимущественную юридическую силу перед законодательством республики имеют международные договоры, заключенные ею в соответствии с Конституцией республики в установленном законодательством порядке и ратификационные Парламентом республики путем принятия соответствующего закона.

Нормы международного права и нормы внутригосударственного права реально соотносятся как «пересекающиеся параллели», когда две правовые системы могут то сходиться, то расходиться. Главным критерием потенциальной сопряженности правил международных договоров для республики с нормами национального законодательства был и остается критерий соответствия и тех, и других Конституции Казахстана. Она гарантирует суверенитет государства процедурой ратификации Парламентом международных договоров республики. Венская конвенция о праве международных договоров (1969 г.), к которой Казахстан присоединился 31 марта 1993 года, порядок исполнения договоров оставляет на усмотрение государств. Принцип Pacta sunt servanda в международном праве, которое остается, прежде всего, правом межгосударственным, должен действовать, как гласит статья 27 этой Конвенции, «без ущерба для статьи 46». А пункт 1 статьи 46 Венской конвенции о праве международных договоров предусматривает некоторое исключение из принципа Pacta sunt servanda. В частности, в статье 46 для государств допускается ссылка на положения внутреннего права при заключении и исполнении международных договоров, если они были заключены с явными нарушениями, касающимися «нормы его внутреннего права особо важного значения» (п. 1 ст. 46 Раздел 2 «Недействительность договоров»).

Верховенство Конституции Казахстана как государства, суверенно равного другим государствам – субъектам международно-правовых отношений, – величина постоянная. Имеющая высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Республики, Конституция Казахстана установила, что международные договоры могут иметь приоритет, во-первых, только если они ратифицированы Республикой, и, во-вторых, предельный высокий уровень этого приоритета – только перед ее законами (п. 3 ст. 4 Конституции).

Уважение принципов и норм международного права Республикой Казахстан, как записано в статье 8 Конституции, означает, что наша страна выражает официальное согласие сотрудничать с другими государствами на основе признания их суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела друг друга, однозначную ориентацию на мирное разрешение международных споров. Абсолютного приоритета норм международного права не признает ни одно государство в мире. В системе актов международного права приоритетным для государств является Устав ООН, гарантирующий им суверенное равенство и территориальную целостность.

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания невыполнения им договора...» (ст. 27). Так, интернационализация проявляется и в расширении международных задач внутреннего уголовного права вплоть до защиты общечеловеческих интересов.

В качестве одной из своих задач Уголовный кодекс Республики Казахстан (далее УК РК) указывает «обеспечение мира и безопасности человечества» (ч. 1 ст. 2). В УК РК законодателем предусмотрена глава 4 «Преступление против мира и безопасности человечества» (ст. 156–164). Тем самым сделан важный шаг на пути углубления взаимодействия международного и внутреннего уголовного права.

Было бы неверно переоценивать успехи интернационализации, прежде всего, в области взаимодействия международного и внутреннего уголовного права. Так, согласно ч. 2 ст. 1 УК РК, Кодекс основывается на Конституции РК и общепризнанных принципах и нормах международного права.

Но положения действующего УК РК не воспроизводят положение Конституции РК о приоритете договоров. Так, ч. 1 ст. 1 УК РК указывает, что уголовное законодательство РК состоит исключительно из Кодекса. Иные законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат применению только после их включения в Кодекс. Далее, согласно ст. 4 УК РК, преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Это значит, что к уголовному праву упомянутое положение Конституции РК о примате норм международных договоров неприменимо.

Необходимость объединения усилий государств в борьбе с транснациональной преступностью породила тенденции и в интернационализации правовых средств этой борьбы, то есть создание международно-правовой основы деятельности государств в этой борьбе. В качестве этой основы выступает растущее число международных соглашений, относящихся к сфере международного права и особенно его отрасли – международного уголовного права.

Однако основной проблемой в укреплении и упрочении правовых основ борьбы с транснациональной преступностью является взаимодействие норм и принципов международного права и его отрасли –  международного уголовного права с нормами и принципами национального уголовного права.

Дело в том, что уголовная юрисдикция всегда рассматривалась государством как неотъемлемая часть его суверенитета. Международное право и международное уголовное право являются факторами, стимулирующими интернационализацию национального уголовного права. Эта интернационализация обуславливается прежде всего необходимостью объединения усилий государств в борьбе с транснациональной преступностью. С другой стороны, международное право в процессе сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью заимствует опыт стран с более развитым национальным уголовным правом.

В дальнейшем на международном уровне формируются нормы и принципы, которые оказывают все более существенное влияние на национальное право. Поддержание, развитие и совершенствование этого нормотворческого процесса является одним из направлений деятельности ООН и ее органов в борьбе с транснациональной организованной преступностью. Так, среди органов ООН, которые осуществляют борьбу с проявлениями транснациональной организованной преступности, следует выделить Комиссию по предупреждению преступности и уголовному правосудию (далее Комиссия), Управление ООН по наркотикам и преступности (далее ЮНОДК). Если основной задачей Комиссии является разработка международной политики по предупреждению преступности и уголовному правосудию, то деятельность ЮНОДК направлена на борьбу с транснациональной организованной преступностью, коррупцией, терроризмом и торговлей людьми. В основу ее стратегии положено международное сотрудничество и предоставление помощи в этих усилиях, оказание содействия в разработке новых международных юридических инструментов по глобальной преступности, в том числе Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и трех протоколов к ней (вступивших в силу в 2003 г.), а также Конвенции ООН против коррупции (вступившей в силу в 2005 г.). 

ООН, Совет Безопасности и другие ее структуры в своих документах последовательно придерживаются позиции о взаимосвязи организованной преступности, коррупции и терроризма. Организованная преступность и терроризм обозначены как «новые вызовы и угрозы человечеству». Так, в аспекте предотвращения терроризма и борьбы с ним ООН в Резолюции Генеральной Ассамблеи 60/288 призывает государства рассмотреть вопрос о безотлагательном присоединении к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и к трем дополнительным протоколам к ней. Эта Конвенция, в свою очередь, значительное внимание уделяет борьбе с коррупцией, рассматривая ее в качестве эффективного средства борьбы с организованной преступностью.

Необходимо отметить, что региональные и субрегиональные международные организации, следуя позиции ООН, сохраняют такие подходы и в своих документах.  Такого рода организации, сравнительно недавно образованные, включают борьбу с данными преступлениями в свои уставные цели. Например, Устав СНГ  к сферам совместной деятельности государств Содружества относит борьбу с организованной преступностью. Хартия Шанхайской организации сотрудничества  к задачам ШОС относит, в том числе, совместное противодействие терроризму, борьбу с другими видами транснациональной преступной деятельности и с незаконной миграцией. Устав Организации Договора о коллективной безопасности  называет борьбу с международным терроризмом, организованной транснациональной преступностью и другими угрозами безопасности государств-членов в числе направлений деятельности ОДКБ.

Однако по мере того как международное право все основательнее затрагивает внутреннее право, его применение все основательнее сталкивается с различиями правовой культуры, правового сознания.  В различных правовых системах идентичные нормы де-факто приобретают не совсем одинаковый смысл. Анализ судебной практики государств по применению норм международного права свидетельствует о том, что эта практика напоминает перевод иностранного текста, который не идентичен оригиналу.

Так, к примеру, национальная стратегия борьбы с организованной преступностью не может отрываться от международного аспекта данной проблемы. Но наличие в уголовном законодательстве зарубежных стран (США, Италии и др.) аналогичного рода уголовно-правовых норм не является достаточным аргументом в пользу такого же решения и в нашей стране как минимум по двум причинам: а) в этих странах существует иная правовая система, которая сформировалась и развивалась с учетом истории и традиций, тенденций и особенностей развития общества; б) для них характерна достаточно разработанная в уголовном праве концепция оснований, принципов и пределов ответственности организаторов и участников преступных организаций, которая воспринята и успешно применяется в судебной практике.

Обстоятельно исследовавшая это явление профессор университета в Торонто К.Кноп пишет, что «внутригосударственное толкование международного права не является всюду одинаковым...». В идеале мы имеем дело не с чем-то «целиком международным, не с чем-то целиком национальным, а с гибридом, выражающим отношения между ними».

Так, в соответствии с п. 2.8 раздела 2 Концепции правовой политики РК на период с 2010 до 2020 года   одним из важных направлений развития национального права является приведение уголовного закона в соответствие с международными договорами, ратифицированными Казахстаном. Речь, в частности, идет не только о декриминализации, но и об обратном процессе – о криминализации определенных видов правонарушений, а также о введении уголовной ответственности юридических лиц за некоторые категории преступлений. То есть законодатель изначально определил одно из основных направлений уголовной политики республики – это приведение уголовного закона в соответствии с международными договорами, ратифицированными государством.

Республика Казахстан ратифицировала Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности.

Одним из элементов проявления такого механизма выступает осуществление международного сотрудничества в борьбе с транснациональной организованной преступностью.

Так, реализация данного процесса возможна либо по непосредственному соглашению между заинтересованными государствами, путем создания определенных контрольных органов (например, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ), либо через использование возможностей специализированных правительственных и неправительственных международных организаций и учреждений, как, например, Интерпол, Специальная группа по финансовым мероприятиям, касающимся борьбы с «отмыванием» денег, созданная Группой семи ведущих промышленно развитых стран, Совет Европы, Европейский союз, Шенгенская группа и Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

Таким образом, говоря о концептуальной модели борьбы с транснациональной организованной преступностью, важно иметь в виду, что ее разработка должна осуществляться за счет сотрудничества на уровне государств и международных организаций, и прежде всего как стратегия всеобщей мировой безопасности, а затем уже как национальная стратегия. Именно поэтому в ст. 7 Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы в XXI в. (2000 г.) подчеркивалось стремление государств «включать компонент предупреждения преступности в национальные и международные стратегии в области развития; активизировать двустороннее и многостороннее сотрудничество, в том числе техническое сотрудничество, в областях, охватываемых Конвенцией против транснациональной организованной преступности и протоколов к ней; расширять сотрудничество доноров в областях, включающих аспекты предупреждения преступности; укреплять возможности Центра по международному предупреждению преступности, а также сети Программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в отношении оказания государствам, по их просьбе, помощи в создании потенциала в областях, охватываемых Конвенцией против транснациональной организованной преступности и протоколов к ней».

В заключение можно сделать вывод, что международное сотрудничество в борьбе с транснациональной организованной преступностью будет эффективнее, гибче и многофункциональнее, если каждое заинтересованное государство на национальном уровне разработает специализированную модельную концепцию.

Международное право, олицетворяющее тенденции интеграции, универсализации и глобализации в мире, и действующее национальное право, которое воплощает политическую, экономическую и культурную самостоятельность и самоопределение народов планеты, неразрывно связаны. Они соотносятся как общее и особенное. Будучи включенными в уголовно-правовую систему страны, международно-правовые нормы не утрачивают свою связь с международным правом и в этом плане представляют специфическую часть уголовного права Республики Казахстан – реципированное уголовное право, представляющее собой систему принципов и норм международного права, инкорпорированных в казахстанское уголовное законодательство, включающее: принципы экстерриториального действия уголовного закона; основания оказания правовой помощи или отказа от ее предоставления запрашивающим государствам по выдаче; признаки транснациональных преступлений и основания освобождения от уголовной ответственности за их совершение; правила толкования норм международного права в системе казахстанского уголовного права.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 10 (41) 2011




   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info