ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Транснациональные компании в Едином экономическом пространстве

Транснациональные компании в Едином экономическом пространстве

 



Институт «единого экономического пространства» (ЕЭП) все увереннее входит в политический, экономический и правовой оборот, хотя вопросов к нему остается много.  Один из таких вопросов связан с тем особым положением, которое занимают в ЕЭП транснациональные компании (ТНК) с их корпоративными связями.


Начиная с 1958 года соответствующие интеграционные процессы в Западном полушарии прошли два этапа, концептуально оформленными можно считать 90-е годы, когда «на новом этапе интеграции существенно изменились не только условия ее осуществления, но и концептуальные подходы к этому процессу, ее стратегия и ориентация. Если ранее она была ориентирована «вовнутрь», на регион, то теперь она направлена главным образом на мировой рынок, на создание условий для повышения конкурентоспособности национальных экономик и региональных объединений в мировом хозяйстве».

Ликвидация предприятия влечет за собой прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ст.61 ГК РФ). Ликвидация предприятий вся подробная информация на сайте http://ukrpartners.com.ua

ТНК «естественно» возникли в этом процессе, основанном на принципе «открытого регионализма», который был поддержан ГАТТ и в последующем ВТО с заметным возрастанием роли США. НАФТА, Меркосур, АСН, КАРИКОМ, ЦАОР – список подобных общих рынков, таможенных и других союзов и зон можно продолжить, но непременно имея в виду, что в течение всех этих «промежуточных» этапов ТНК заинтересованы добиваться конечной цели в виде ЕЭП.



Со стороны большинства государств Западного полушария аналогичного стремления не отмечается. Имеют место лишь «традиционные» методы: либерализация торговли услугами, свободное движение капиталов и рабочей силы; координация экономической политики. НАФТА, возможно, демонстрирует наиболее высокую эффективность региональной кооперации, но не более того.  Переговоры в АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) о создании именно ЕЭП также не приносят видимых результатов.  Соответственно и утверждения о «продвижении человечества к главной цели – созданию общемирового единого экономического пространства»  следует оценивать скептически.



Но в целом возрастающая роль ТНК в международных (и внутригосударственных) экономических и политических отношениях превращает этот фактор в важнейший эле-мент развития мировой экономики и международных экономических отношений. ТНК сегодня оказывают определяющее воздействие на формирование не только трансграничных, региональных ЕЭП, но и глобального ЕЭП – ГЕЭП,  все более активно участвуя в политических процессах, в выработке норм внутригосударственного и международного права.



Отмечено, что наряду с ЕЭП, которые предусмотрены международными двусторонними, многосторонними,  региональными договорами, в рамках ТНК имманентно складываются «собственные» ЕЭП. Они являются реально функционирующим институтом. Кроме прочего, с помощью «своих» ТНК, которые чаще всего лишь для проформы регистрируются как частные компании, государство укрепляет собственные позиции в международных отношениях (на территории других государств).



Видимо, сохранению правомерных отношений «государство – ТНК» в рамках ЕЭП способствуют формулировки типа той, которая предусмотрена, например, статьей 8 Конвенции о трансграничных корпорациях СНГ от 6 марта 1998 г.:
«Государственная поддержка и стимулирование деятельности корпорации.



Стороны могут на паритетной основе предпринимать не противоречащие законодательству Сторон меры, направленные на стимулирование создания и деятельности корпорации, в том числе на:
– передачу в доверительное управление корпорации или ее участнику принадлежащих государствам пакетов акций предприятий – участников корпорации;
– зачет задолженности предприятия, акции которого реализуются на инвестиционных конкурсах (торгах), в объем инвестиций, предусмотренных условиями инвестиционного конкурса (торга), для корпорации;
– покупателя; предоставление государственных гарантий для привлечения различного рода инвестиционных ресурсов, в том числе с использованием механизма залога;
– отмену двойного налогообложения участников корпорации на территории Сторон, где действует корпорация и ее предприятия-участники;
– осуществление беспошлинного ввоза и вывоза оборудования, продукции, работ, услуг и перемещения капитала между участниками корпорации;
– предоставление банкам – участникам корпорации, осуществляющим в ней инвестиционную деятельность, льгот, предусматривающих снижение норм обязательного ре-зервирования и изменения других нормативов в целях повышения их инвестиционной активности;
– предоставление банкам – участникам корпорации инвестиционных кредитов через Межгосударственный банк и иной финансовой поддержки для реализации проектов корпорации.



В каждом конкретном случае политика Сторон в этом вопросе носит индивидуальный характер и определяется соответствующим нормативным актом».
На этом примере хорошо видно, что ТНК не предоставлены сами себе, соответствующие государства стремятся создать благоприятные условия для их создания и деятельности, не обязательно употребляя термин «единое экономическое пространство». Более того, пока идет экономическое развитие государств – потенциальных участников (членов) ЕЭП, ТНК играют в этом процессе полезную роль с помощью собственных возможностей и собственного ЕЭП ТНК.



ЕЭП прочно «прописан» в документах СНГ, в частности: в Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999;  в Соглашении по формированию Единого экономического пространства от 18 сентября 2003 г. Но ТНК в документах ЕЭП СНГ и ЕЭП ЕврАзЭС не столь заметны.



ЕЭП Европейского Союза (ЕврЭП), несмотря на экономические потрясения послед-него времени, считается наиболее успешным.  По состоянию на 1 января 2010 года участниками Соглашения о ЕврЭП являются 27 государств – членов ЕС, а также три государст-ва – члена ЕАСТ – Исландия, Лихтенштейн и Норвегия (Швейцария – член ЕАСТ, но не участник Соглашения об ЕврЭП). ЕврЭП предполагает: свободное передвижение товаров, лиц, услуг, капиталов; введение системы, гарантирующей защиту от искажения конкуренции и равное уважение к этим правилам; тесное сотрудничество в других областях, таких как исследования и развитие, окружающая среда, образование и социальная политика; и др.



Важной особенностью ЕврЭП является его подчинение «своему собственному своду законов», регулирующих торговые и другие экономические отношения между его членами. Более того, законодательство государств – членов ЕврЭП должно приводиться в соответствие с теми правилами, которые принимаются Совместным комитетом ЕврЭП.
ТНК не только формируют свои собственные ЕЭП, которые могут полностью находиться внутри того или иного межгосударственного ЕЭП (в данном случае ЕврЭП), пересекать их границы, но и весьма относительно подчиняются законодательству соответствующих государств. Последние, в своих же интересах, часто заинтересованы в макси-мальной либерализации деятельности ТНК, проникая с их помощью на иностранный рынок без заключения межгосударственных соглашений.



Более того, по мнению ряда авторитетных аналитиков, «именно ТНК способствовали созданию единого экономического пространства».  В этой связи следует напомнить и о концепции транснационального (корпоративного международного) права, которая завоевывает все большую поддержку в правовой доктрине.  В данном случае частные лица (главным образом многонациональные предприятия, банки, биржи) разных стран создают собственные нормы двусторонних и многосторонних взаимоотношений, а также отношений внутри ТНК. Такие нормы возникают в тех вопросах, которые не регулируются ни внутригосударственным, ни международным правом, либо регулируются в обеих системах по общедозволительному способу: «разрешено все, кроме прямо запрещенного», т. е. восполняются пробелы и сфера «всеобщего дозволения» собственными конкретными правилами.




Опыт ЕврЭП, прогрессивный сам по себе, требует осторожного подхода. Особенно взвешенно следует подходить к попыткам ЕС на двусторонней основе развивать сотруд-ничество с государствами СНГ, соблазняя их перспективой вступления в ЕС. По сути это – стремление ослабить позиции в СНГ России, которая выступает за межрегиональное сотрудничество ЕС–СНГ.  Следует прислушаться и к предостережениям о том, что СПС–2 может стать средством проекции на территорию России и постсоветское пространство односторонних интересов ЕС и превращения России во внешнее продолжение собственного внутреннего пространства ЕС. Как полагают отечественные авторитетные аналитики, лучше вообще отказаться от заключения СПС–2 и ограничиться серией политических деклараций и секторальных соглашений, нежели оставить систему регулирования отношений между Россией и ЕС без правовых норм прямого действия и применения.




Приведенные выше положения имеют важнейшее значение для деятельности ТНК (для корпоративного регулирования в целом) в рамках в ЕЭП (ЕврЭП). Соответствующая проблематика исследована, в частности, в диссертации А.O.Иншаковой «Унификация корпоративного регулирования в Европейском союзе и Содружестве независимых государств»  и диссертации А.А.Александровой «Кодексы корпоративного управления в гражданско-правовом регулировании организации и деятельности юридических лиц».  Особо следует выделить следующие выносимые на защиту идеи А.О.Иншаковой:
– «создание единых унифицированных норм и правил регулирования деятельности ТНК целесообразно через международные организации специальной компетенции, такие как ВТО, ОЭСР, ЕС, СНГ и т. д.;
– признание международного корпоративного регулирования, осуществляемого самими участниками частноправовых отношений и устанавливающего правила поведения для хозяйствующих субъектов, исходя из требований рынка, не закрепленных на ином уровне;
– законодательного признания правового статуса в российском корпоративном регулировании требуют активно действующие на международных рынках российские транснациональные корпорации, такие как «Лукойл», «Газпром», «Северсталь», «РусАл» (любые международные юридические лица, в том числе иностранных ТНК) на уровне Федерального закона «О транснациональных корпорациях»;
– ТНК следует определить как разновидность юридического лица, представляющего собой международное хозяйственное образование, имеющее в собственности обособленное имущество, разобщенное между его структурными подразделениями, связанными между собой единым центром управления;
– в сфере правового регулирования корпоративных отношений в СНГ оптимальной является ориентация на правовые стандарты ЕС в рамках единого экономического пространства в условиях наднационального законодательного регулирования;
– «разноскоростное» и «разноформатное» развитие интеграционных процессов внутри СНГ вносит разобщенность в формирование единого правового пространства в целом и корпоративного регулирования в частности, нарушает концепцию развития еди-ного экономического пространства в рамках регионального объединения;
– следует приветствовать новую организационно-правовую форму юридического лица, аналогичную Европейской компании в праве ЕС. Это позволит хозяйствующим субъектам СНГ осуществлять трансграничные слияния и переносить местонахождение официального административного центра из одного государства-члена в другое, не прибегая к процедуре ликвидации и повторной регистрации в другом государстве, упрощать административные структуры и снижать уровень административных расходов компаний и др. в пределах единого правового пространства».



Доказал свою убедительность вывод о том, что активизация темпов развития экономической интеграции, развитие международных корпоративных связей неизбежно влечет унификацию корпоративного регулирования, что именно субъекты предпринима-тельства выступают движущей силой интеграционных процессов.



Соответственно оправдано обращение к концепции ТНП, поддержка концепции «международного корпоративного права», договоров между ТНК и государствами гражданско-правового характера, передача определенных секторов государственной власти транснациональным корпорациям. Каждая такая компетенции должна быть результатом конкуренции юрисдикций за самое эффективное решение коллективной проблемы.



Особого внимания в рассматриваемом контексте требует содержание многочисленных Кодексов корпоративного управления, разрабатываемых самими участниками частноправовых отношений. Следует возвратиться к проекту такого единого Кодекса, когда-то разрабатывавшемуся в рамках ООН,  с учетом обязательного выполнения Комплекса основных мер при формировании ЕЭП, не исключая создания наднационального органа по тарифам и правилам торговли с делегированием ему части национального суверенитета.
Интересам ТНК отвечают основные цели, которые закладываются государствами при экономической интеграции: формирование ЕЭП, предусматривающее эффективное функционирование общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, развитие единых транспортных, энергетических, информационных систем.


Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 6 (25) 2010

в начало



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info