ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Право ВТО и законодательство России

Право ВТО и законодательство России

1. Феномен права ВТО

В рамках Всемирной торговой организации (ВТО) сформировалось некое правовое пространство, которое получило название права ВТО. В право ВТО входят нормы Соглашения об учреждении ВТО; всех прочих соглашений и актов, составляющих «пакет ВТО»; актов, принимаемых органами ВТО. Эти нормы и акты обеспечивают глобальный торговый правопорядок, представляют собой уникальное явление – феномен мирового и исторического значения, характеризующийся целым рядом черт и особенностей.

Право ВТО образует комплексный международно-правовой институт, являющийся центральным звеном международного торгового права. Основным объектом права ВТО являются внутренние правовые режимы государств-членов, касающиеся торговли. В результате имеет место унификация внутренних правовых систем, которые ставятся под международный контроль органов ВТО (через комитеты и Механизм обзора торговой политики). Унифицируются, например, нормы таможенного, административного права, нормы антидемпингового процесса и т.п. Параллельно идет сужение сферы государственной компетенции в части регулирования импорта-экспорта, внутренней торговли, часть полномочий государств передается «наверх» – международной организации. Предусмотрен примат права ВТО над внутренним правом. Если внутреннее право будет противоречить в каком-то вопросе компетенции ВТО, то будет действовать норма права ВТО, а норма внутреннего права должна быть изменена.

Право ВТО иерархично: в него заложены принципы решения возможных коллизий между отдельными соглашениями «пакета» ВТО. Так, в случае коллизии Соглашения об учреждении ВТО (статья XVI, п. 3) с нормой ГАТТ приоритет отдается норме ГАТТ. В случае коллизии между нормой ГАТТ и нормой другого многостороннего торгового соглашения из «пакета ВТО» верховенство будет иметь последняя. Многие нормы и институты права ВТО становятся императивными, или «когентными» (т.е. приобретают силу норм jus cogens). От таких норм ни одно государство не вправе отступить в одиночку; отступление от императивных норм возможно только сообща. В праве ВТО зарождается большой блок процессуальных норм, сильны элементы и техника прецедентного права (влияние англо-саксонского права). Развитие права ВТО – процесс, с одной стороны, объективный, а с другой стороны, – управляемый. Недостаток договорно-правового регулирования в международной торговой системе восполняется международно-правовыми обычаями, нормами мягкого права, транснациональным правом.

В то же время право ВТО – достаточно гибкий инструмент регулирования: в нем много исключений, пробелов; оно во многих случаях допускает различные толкования норм. Главное – научиться пользоваться всем этим в целях защиты национальных интересов.

Следует обратить внимание на определенную дифференциацию международно-правовых режимов, составляющих правовое поле права ВТО. Такая дифференциация касается не только предметного, но и субъектного состава. Факультативный правовой режим создан «многосторонними соглашениями с ограниченным числом участников»: Соглашениями ВТО о правительственных закупках; о торговле гражданской авиатехникой. Юридически закреплен преференциальный правовой статус развивающихся стран и наименее развитых стран в международной торговой системе. Фактически в недрах международного торгового права развиваются комплексные международно-правовые институты «права экономического развития», «права международной экономической помощи».

Нет сомнений, что через нормы права ВТО на международно-правовом уровне легализованы интересы прежде всего США и других развитых стран западного цивилизационного типа. Однако объективная эволюция нормативного корпуса системы ВТО постепенно ведет к некоторому перераспределению прав, обязанностей, выгод и рисков между отдельными группами государств. Вроде бы развитые государства научились упреждающими действиями, через прецеденты, односторонние действия и акты, инициативные решения международных организаций направлять развитие права ВТО в желательном направлении. В то же время находящийся в тупике Дохийский раунд многосторонних торговых переговоров показывает, что противостояние интересов и правовых позиций развитых и развивающихся стран достигло апогея. Через «право экономического развития» можно двигаться в сторону более справедливого международного экономического правопорядка, к формированию и легализации в праве ВТО общечеловеческих интересов и ценностей.

Важным представляется вопрос о соотношении права ВТО и правового поля экономической интеграции в различных регионах мира, на континентах (в частности, на постсоветском пространстве, где идет процесс формирования Евразийского экономического союза). Мы видим, что «право экономической интеграции» особенно быстрыми темпами движется в сторону императивного, наднационального методов регулирования.

Одновременно усиливается взаимное переплетение международного права вообще и права ВТО в частности с внутренним правом государств: с одной стороны, многие вопросы внутренней компетенции передаются под юрисдикцию международного права (особенно в рамках интеграции); с другой стороны, нормы международного права разными способами становятся частью внутренней правовой системы государств (статья 15, п.4 Конституции РФ). В результате такого взаимодействия две правовые системы – международное право и внутреннее право – превращаются в некий симбиоз, единое и неразрывное целое. Такое единство двух систем можно назвать глобальным правом, частью глобальной правовой (и шире – нормативной) системы. Право ВТО – наиболее активно развивающийся их компонент.

2. Принципы-стандарты в праве ВТО

Принципы международного торгового права, воплощенные в праве ВТО, юридически скрепляют международную торговую систему в единое целое. К таким принципам можно отнести, в частности: принцип развития торговли («свободы торговли»); принцип либерализации правового режима международной торговли; принцип защиты национального рынка. Правовое закрепление на уровне принципов получили некоторые идеологические постулаты: честной конкуренции, рыночной экономики (при всех различиях в их интерпретации и во взглядах на степень их реального воплощения в жизнь). Большое значение для функционирования международной торговой системы и обеспечения международного торгового правопорядка имеют международно-правовые принципы взаимности, взаимной выгоды, сотрудничества, равноправия государств.

В качестве метода обеспечения, реализации всех или многих принципов используются особые – специальные – «принципы-методы», «принципы-стандарты»: принцип экономической недискриминации (или принцип недискриминации в торговле); принцип наибольшего благоприятствования (правильнее было бы называть его принципом предоставления режима наибольшего благоприятствования); принцип предоставления национального режима; принцип преференций (или принцип предоставления преференциального режима). Без этих принципов организация международной торговли и стабильный правопорядок были бы невозможны.

Принцип недискриминации в торговле означает, что каждое государство должно обеспечить в своей торгово-экономической системе одинаковые (равные) общие условия для всех государств, их вещей и лиц – с соответствующими правомерными исключениями. Принцип недискриминации запрещает выборочно ухудшать условия отдельному государству, его вещам и лицам, но он не запрещает выборочно улучшать эти условия, в результате чего общий правовой режим может превратиться в дискриминационный для отдельных государств, их вещей и лиц. Противодействует такому развитию событий принцип наибольшего благоприятствования. Он означает обязанность государства предоставить государству-партнеру, его вещам и лицам в согласованной сфере наиболее благоприятные (т.е. наилучшие) условия, которые предоставлены любому третьему государству, его вещам и лицам. Тем самым государствами используется метод уравнивания условий не в общем, а в наилучшем режиме.

В преамбуле Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) указано, что государства-участники должны устранить дискриминационный режим в международной торговле. В статье XIII прямо закрепляется недискриминационное применение количественных ограничений: государства не должны применять запреты или ограничения на ввоз/вывоз товара из любой страны/с любой территории, если такой ввоз/вывоз не запрещен либо не ограничен из всех третьих стран подобным же образом. В статье XVII говорится, что государственные торговые предприятия в своих операциях, касающихся внутренней и внешней торговли, должны действовать в рамках общего недискриминационного режима так же, как действуют частные коммерсанты.

Основная сфера действия принципа наибольшего благоприятствования определена в статье I ГАТТ: таможенные пошлины и с возом или вывозом. Практически вся тарифная и нетарифная сфера регулирования импорта-экспорта попадает под действие ПНБ. Согласно Генеральному соглашению по торговле услугами (ГАТС) принцип наибольшего благоприятствования применяется также в сфере международной торговли услугами. Согласно Соглашению ТРИПС применение принципа наибольшего благоприятствования, наряду с национальным режимом, предусматривается в области прав интеллектуальной собственности.

Принцип предоставления национального режима означает, что государство предоставляет вещам и лицам государства-партнера в согласованной сфере отношений такие же условия, какие оно предоставляет национальным вещам и лицам. Например, в отношении импортированных иностранных товаров действуют такие же налоги, какие действуют в отношении отечественных товаров. Принцип предоставления национального режима в определенных сферах международной торговли постепенно сливается с принципом наибольшего благоприятствования, поскольку высшим показателем наибольшего благоприятствования часто является уравнивание иностранного компонента с национальным; предоставление иностранному товару или лицу такого же правового режима, как и национальному товару или лицу. Этот принцип также препятствует дискриминации. Принцип предоставления национального режима, вместе с принципами недискриминации и набольшего благоприятствования, представляют собой «триединство», которое организует правовое пространство для международной торговли.

Сфера действия принципа предоставления национального режима определена в статье III ГАТТ: иностранные товары должны получить национальный режим в том, что касается внутренних продаж, перевозок, потребления, налогообложения и т.п. В зоне контроля находится всё внутреннее законодательство. Неблагоприятное – дискриминационное – отношение к иностранным вещам и лицам может прятаться глубоко во внутреннем законодательстве – на общегосударственном, региональном и местном уровнях; как в законах, так и в подзаконных актах, в судебных решениях. Согласно тексту ГАТС национальный режим должен быть предоставлен услугам и поставщикам услуг любого другого члена ВТО (п. 1 ст. XVII). Согласно тексту Соглашения ТРИПС клаузула о национальном режиме распространяется на лиц из стран — членов ВТО в части прав на интеллектуальную собственность (ст. 3). Через принцип предоставления национального режима происходит конвергенция правовых систем разных государств, унификация правовых режимов и национальных законодательств. Все это, среди прочего, движет правовые надстройки к формированию единого – глобального – правового пространства.

Принцип предоставления преференциального режима развивающимся и наименее развитым странам также представлен в различных нормах соглашений ВТО. Возможность принятия особых мер применительно к наименее развитым странам/территориям предусмотрена в статье XVIII ГАТТ. В 1965 году в текст ГАТТ была инкорпорирована Часть IV «Торговля и развитие», адаптированная к новым условиям постколониального устройства международной торговой системы (статьи XXXVI-XXXVIII). Предоставление торговых преференций не считается теперь нарушением ПНБ.

В статье XXXVII ГАТТ зафиксировано обязательство развитых государств «в максимально возможной степени»: устранять барьеры для товаров из развивающихся стран; не повышать тарифные ставки и нетарифные барьеры; снижать фискальные меры в отношении сырьевых и прочих товаров из развивающихся стран. В 1979 году было принято специальное Решение о дифференцированном и более благоприятном режиме взаимности и более полном участии развивающихся стран.

Прослеживается тенденция на предоставление наименее развитым странам (примерно 50 государств Африки и Азии) дополнительных преференций и более льготного правового режима в отдельных вопросах; например, для наименее развитых стран устанавливается льготная периодичность представления в Орган ВТО обзоров о своей торговой политике. В Решении о мерах в пользу наименее развитых стран признаются особые потребности этой группы государств в области доступа на рынки; решено, что уступки по тарифным и нетарифным мерам в отношении товаров из наименее развитых стран могут осуществляться с опережением сроков; их экспортным интересам будет уделяться особое внимание.

3. Вступление в ВТО и законодательство России

В августе 2012 года Россия после многолетних переговоров стала 156-ым членом Всемирной торговой организации (ВТО). В состав Рабочей группы, с которой велись переговоры, входили представители порядка 70-ти стран. Крупными этапами в переговорном процессе стали: представление Россией «Меморандума о внешнеторговом режиме» (1994) и последующее его рассмотрение; подготовка тарифных предложений (1998) и переговоры о доступе на рынок товаров; представление Россией первой редакции Перечня специфических обязательств по доступу на рынок услуг (1999); полномасштабные переговоры по всем аспектам присоединения России к ВТО (2000–2004); поиск компромиссов с отдельными членами Рабочей группы: ЕС, США, Грузией.

Членами Рабочей группы зачастую – на тех или иных этапах переговоров – выдвигались в отношении России завышенные, а то и абсурдные требования; некоторые из них выходили за рамки юрисдикции системы и права ВТО либо противоречили международно-правовым принципам равноправия государств, взаимности и т.п.: например, предоставить доступ к разработке в России всех внешнеэкономических законопроектов; разрешить открытие филиалов иностранных прокатных кинокомпаний; выровнять внутренние и экспортные цены на газ, предоставить свободу транзита зарубежных нефти и газа по российской трубопроводной системе, разрешить строительство частных трубопроводов, ликвидировать монополию «Газпрома» на экспорт газа. Все подобные требования, как видно, однозначно были направлены на ослабление конкурентных преимуществ России в соответствующих секторах.

В ходе переговоров о вступлении России в ВТО Правительство утвердило План мероприятий по приведению законодательства РФ в соответствие с нормами и правилами соглашений ВТО (распоряжение № 1054-р от восьмого августа 2001 г.). Работа по корректировке законодательства продолжалась все последующие годы. Были подготовлены и приняты законы: «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» (2003); «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (2003); «Об обращении лекарственных средств» (2010); «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (2010), – а также внесены изменения в законы: «О таможенном тарифе» (1993), «О валютном регулировании и валютном контроле» (2003), «Об особых экономических зонах в Российской федерации» (2005), в законы о федеральном бюджете; в Налоговый и Таможенный кодексы и др.

В 2005 году, например, был принят закон «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд». Законом отменены ограничения на участие в размещении заказов поставщиков из иностранных государств. В настоящее время продолжается работа над законом о федеральной контрактной системе и законом о государственном оборонном заказе.

В 2002–2007 гг. в России были приняты вытекающие из Соглашения ТРИПС поправки в основные законы в сфере интеллектуальной собственности, а также в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, Кодекс об административных правонарушениях. В 2008 году вступила в действие IV часть Гражданского кодекса РФ, в которой учитывались правила ВТО.

В 2012 году внесены изменения в законы: «О банках и банковской деятельности» (2001) в части установления квоты на иностранные инвестиции в банковский сектор; «О рынке ценных бумаг» (1996) и «Об организованных торгах» (2011) – в части, касающейся ограничений на долевую собственность фондовых бирж и других видов торговли; «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (1992) – по вопросам определения правил работы в России прямых филиалов иностранных страховых компаний и установления квоты иностранного участия в страховом секторе; «Об обращении лекарственных средств» (2010) – в части уточнения вопросов охраны данных по испытаниям лекарственных средств; «О развитии сельского хозяйства» (2006) – в части критериев неблагоприятных для ведения сельского хозяйства регионов в целях дополнительной государственной поддержки.

В порядке подготовки к вступлению в ВТО было принято и/или обновлено большое количество постановлений Правительства: «Об оптимизации системы торговых представительств РФ в иностранных государствах» (2005); «Об утверждении Правил предоставления субсидий российским лизинговым компаниям…» (2008) в связи закупкой воздушных судов отечественного производства; «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским организациям…» ряда отраслей производства (2009); «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета субсидий российским организациям автомобилестроения…» (2011) и др.

Постановлением Правительства (2011) было утверждено Положение о патентных и иных пошлинах. Патентные пошлины для граждан России и иностранных граждан были неодинаковыми. После вступления России в ВТО положение было исправлено.

Протокол о присоединении России к ВТО включает в себя и те обязательства, которые содержатся в Докладе Рабочей группы о присоединении РФ к Соглашению ВТО (док. WT/ACC/RUS/70 от 17 ноября 2011 г.). Подписанный Протокол был одобрен Правительством России (2011), в июле 2012 года ратифицирован парламентом и на тридцатый день вступил в силу. Готовится к открытию Постоянное представительство Российской Федерации при ВТО.

Системные обязательства, которые приняла Россия, как правило, не выходят за рамки стандартных обязательств ВТО. Россия не взяла на себя обязательства: по обеспечению доступа к своим природным ресурсам, к трубопроводному транспорту; по выравниванию внутренних и мировых цен на ресурсы, в том числе на газ; по разделению госкомпаний; открыть недискриминационный доступ иностранных товаров к госзакупкам; присоединиться к Соглашению ВТО по торговле гражданской авиатехникой. Для реализации некоторых обязательств предусмотрены переходные периоды: установлен переходный период для гармонизации железнодорожных тарифов; возможно сохранение в силе до принятия новых технических регламентов обязательных ГОСТов, противоречащих ВТО, если они не оспариваются членами ВТО; можно в течение определенного периода выдерживать высокий уровень государственной поддержки сельского хозяйства; временно сохраняются меры, противоречащие ТРИМС, по инвестиционным программам в автомобильной промышленности.

Обязательства России в сфере торговли товарами заключаются, главным образом, в том, чтобы снизить ввозные пошлины более чем по трети тарифных позиций; снижение по большому числу товаров растянуто на несколько лет – от трех до семи-восьми; средневзвешенная ставка импортной таможенной пошлины уменьшается с почти 12% до порядка 7%; сохраняется право на применение экспортных пошлин; легализованы тарифные квоты на древесину; уровень государственной поддержки агропромышленного комплекса разрешен в объеме девяти млрд долларов с постепенным понижением до четырех с небольшим.

Существует проблема адаптации к требованиям Соглашения по торговым аспектам инвестиционных мер (ТРИМС) производственных программ в российском автомобилестроении. С 2005 года иностранные автокомпании на основе соглашений осуществляют промышленную сборку автомобилей в России из ввозимых на льготных условиях компонентов; была предусмотрена обязательная тридцатипроцентная доля комплектации российскими деталями (в 2011 году она повышена до 60%). Решено, что уже заключенные соглашения с инвесторами будут действовать до 2018 года.

Переговорными коллизиями о вступлении в ВТО России было навязано положение о том, что наше государство в течение четырех лет рассмотрит возможность участия в факультативном Соглашении по правительственным закупкам, что потребует уравнивания иностранных лиц в допуске к системе закупок для государственных нужд. Думается, что делать это преждевременно.

Обязательства России в сфере торговли услугами охватывают около 120-ти секторов услуг. В подавляющем числе секторов сохраняются действующие национальные правила регулирования соответствующих сфер услуг; во многих секторах – достаточно либеральные. В ряде секторов Россия вообще не взяла на себя обязательств. Поставка услуг путем коммерческого присутствия допускается только в форме юридического лица РФ. Участие иностранного капитала в банковской системе России ограничено 50 %; доля нерезидентов на рынке ценных бумаг не должна превышать 25 %.

Среди горизонтальных обязательств по услугам зафиксировано, в частности, что: запрещается иностранная собственность на земли сельскохозяйственного назначения и приграничных территорий; может быть ограничена – на другие типы земель; не разрешается любая коммерческая деятельность представительств; не приняты обязательства по доступу на рынок услуг физических лиц (за отдельными исключениями).

После вступления в ВТО Правительство выработало План действий, направленных на адаптацию отдельных отраслей экономики к условиям членства России в ВТО, предусматривающий целый ряд мероприятий. Выявлены наиболее чувствительные отрасли экономики: автомобилестроение, сельскохозяйственное машиностроение, авиастроение, производство медицинской техники, легкая промышленность и др.; подверженные рискам сферы в сельском хозяйстве и в отдельных сегментах продовольственного рынка: разведение живых свиней, производство свинины, говядины, сахара-сырца, молочной продукции, риса и ряда других товаров.

Были приняты государственные программы развития отдельных отраслей производства. В Государственной программе «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы» предусмотрены согласованные объемы государственной поддержки сельского хозяйства (экспортные субсидии сельскому хозяйству в России не используются).

После вступления России в ВТО решены и/или продолжается решение большого числа вопросов:
– представление в ВТО всех необходимых нотификаций в соответствии с соглашениями;
– выполнение обязательств по публикации и общественной доступности всех нормативно-правовых актов общего характера, касающихся или затрагивающих международную торговлю;
– выравнивание «экспортно-импортных» и «внутренних» железнодорожных тарифов на перевозки;
– реализация двустороннего соглашения с ЕС о торговле автокомпонентами; проведение переговоров с ЕС по выделению квоты на экспорт российской свинины; страновой тарифной квоты на сахар;
– экспертиза и пересмотр ведомственных нормативных актов, регионального законодательства на предмет их соответствия с нормами ВТО;
– совершенствование механизма сертификации техники и оборудования (дорожно-строительного и сельскохозяйственного машиностроения) в части контроля за органами по сертификации и испытательными лабораториями;
– принятие технических регламентов на молоко, молочную и масложировую продукцию; разработка национального стандарта высококачественной говядины;
– разработка мер по предоставлению налоговых льгот и введению новых налоговых режимов;
– внедрение международной системы финансовой отчетности (МСФО) в учреждениях и организациях общественного сектора;
– увеличение штатной численности федеральных гражданских служащих, обеспечивающих деятельность, связанную с вопросами ВТО; подготовка квалифицированных специалистов в вопросах осуществления государственного управления и предпринимательской деятельности в условиях членства России в ВТО.

Некоторые вопросы, связанные с корректировкой и совершенствованием законодательства, правовой системы в целом – чрезвычайно объемны, имеют множество аспектов. Такими вопросами являются, например: проблематика субсидирования и продвижения российского экспорта; гармонизация регионального законодательства с правилами ВТО; уязвимость моногородов, жизнь которых сосредоточена вокруг одного предприятия (в России их более 300); принятие мер против дискриминационных и протекционистских мер в зарубежных странах; подготовка изменений и дополнений в бюджетное законодательство России. Требуется изучение и экспертиза зарубежного законодательства на предмет наличия в нем неправомерных правил и барьеров для российских товаров и услуг. Изучение иностранного законодательства может быть полезным и с другой стороны: в нем содержатся нормы, которые целесообразно было бы воспринять российским законам или подзаконным актам. Необходимо осваивать процедуры разрешения споров в рамках ВТО – как для того, чтобы подавать жалобы против других членов ВТО, так и для того, чтобы эффективно выступать в качестве ответчика. Россия может и должна принять участие в разработке новых правил международной торговли, в совершенствовании соглашений пакета ВТО. В первую очередь правил, касающихся: субсидирования промышленности; применения антидемпинговых мер; уровня тарифной защиты на сельхозпродукцию и субсидирования сельскохозяйственного производства/экспорта; технических барьеров; сферы услуг и интеллектуальной собственности.

4. Право ВТО и Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана

Взаимодействие права ВТО и внутренних правовых систем государств-членов ВТО нельзя изучать в отрыве от процессов региональной экономической интеграции, которая идет на всех континентах. Основные государственно-правовые формы интеграции это: зоны свободной торговли, таможенные союзы, общие рынки, платежные союзы, валютные союзы, экономические союзы, единые экономические пространства; далее интеграция переходит к стадии федерализации (конфедерализации) сообщества государств. Перечисленные этапы – достаточно автономны, они не обязательно следуют один за другим, а могут наслаиваться друг на друга.

«Воронка интеграции» захватывает все больше и больше вопросов внутренней компетенции, которые интернационализируются; вырабатываются общие правовые режимы, касающиеся тарифного и нетарифного регулирования, макроэкономики; меняются методы регулирования – с координационного на наднациональный (надгосударственный); появляются органы интеграции, которые начинают издавать акты прямого действия на территории интеграционного образования; решения зачастую принимаются не консенсусом, а большинством голосов; формируется правовое поле интеграции. Интеграционные объединения превращаются в своеобразные центры экономической силы и цивилизационные центры. Мироустройство XXI века будет складываться и уже складывается на основе взаимодействия интеграционных объединений. Одна из проблем состоит в том, что строительству многополярного мира противостоит линия США на усиление своей гегемонии во всех сферах международных отношений, на экстратерриториальное применение американского законодательства и судебных решений, принятие односторонних мер там, где вопросы интернационализированы и требуют международно-правового регулирования. США сегодня – главный носитель международно-правового нигилизма.

На постсоветском пространстве возведено несколько «этажей» для сближения государств, некогда входивших в состав СССР: Содружество независимых государств (СНГ); Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС); Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана; в наши дни формируется Евразийский экономический союз. В каждом из названных образований идут свои интеграционные процессы – с разной скоростью, с различным охватом участников и сфер взаимодействия.

Международно-правовую основу создания Таможенного союза составляет договор «О создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза» (2007). В 2009 году стал действовать Таможенный кодекс ТС. В 2011 году был утвержден Единый таможенный тариф Таможенного союза – ЕТТ ТС. С 1-го января 2012 года вступили в силу договоры, касающиеся Единого экономического пространства между Россией, Беларусью и Казахстаном. Управление единым таможенным и Единым экономическим пространством осуществляет Евразийская экономическая комиссия, действующая на основе Договора о Евразийской экономической комиссии 2011 года. Из-под национальной юрисдикции на уровень Комиссии переданы вопросы таможенно-тарифного и нетарифного регулирования; таможенного администрирования; технического регулирования; применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер; зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин; установления торговых режимов в отношении третьих стран; проведения расследований и введение защитных, антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к третьим странам; статистика внешней и взаимной торговли.

Работа идет по ряду направлений: 1) унификации внутреннего права государств-участников; 2) кодификации множества уже принятых договоров; 3) приведение правовой базы интеграционного объединения в соответствие с нормами права ВТО.

Унификация и гармонизация внутреннего законодательства стран-членов происходит, главным образом, через международные договоры. Много договоров было подписано в 2008–2011 гг. в связи с созданием трехстороннего Таможенного союза (ТС), Единого экономического пространства (ЕЭП). В рамках ЕЭП осуществляется гармонизация национального законодательства государств-членов по следующим вопросам: макроэкономическая политика; промышленные и сельскохозяйственные субсидии; конкурентная политика; государственные и (или) муниципальные закупки; взаимная торговля услугами и инвестиции; валютная политика; энергетическая политика; охрана и защита результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров, работ и услуг; финансовые рынки (банковская сфера, сфера страхования, валютный рынок, рынок ценных бумаг); естественные монополии; транспорт и перевозки; трудовая миграция и иные сферы.

Преобладающая часть указанных договоров кодифицируется в настоящее время: имеется в виду, что их положения будут включены в Договор о Евразийском экономическом союзе.

В мае 2012 года Коллегией Евразийской экономической комиссии был утвержден План мероприятий по адаптации договорно-правовой базы ТС и ЕЭП к условиям функционирования в рамках многосторонней системы. Вопрос о соотношении права Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и права ВТО имеет важное практическое значение: Россия – член ВТО; Беларусь – нет; Казахстан станет членом ВТО в ближайшее время. Очевидно, что члены Таможенного союза и Единого экономического пространства (т.е. формируемого Евразийского экономического союза), независимо от того, являются они членами ВТО или нет, должны будут нормы ВТО соблюдать. При этом нормы ВТО будут обладать приоритетом по отношению к остальным нормам.

В проекте будущего Договора о Евразийском экономическом союзе должны быть отражены четыре принципа:
– нормы ВТО становятся частью правовой системы Союза;
– право Союза должно быть приведено в соответствие с правом ВТО;
– положения ВТО обладают приоритетом над положениями Союза;
– право Союза может содержать нормы, более либеральные, чем нормы права ВТО.

Заключение

1. Право ВТО – уникальный правовой феномен современности, задающий алгоритм эволюции многих других правовых (международно-правовых) комплексов. С одной стороны, данное правовое явление зародилось под эгидой и в интересах США, легализовав интересы других развитых стран в рамках управляемого воздействия на систему ГАТТ/ВТО. С другой стороны, право ВТО содержит потенциал объективного саморазвития в интересах всех групп государств разных цивилизационных типов, в сторону более справедливого распределения прав, обязанностей, выгод и рисков.

2. Под воздействием норм права ВТО государства-члены изменяют и дополняют внутреннее законодательство, унифицируя и гармонизируя его, а также внутренние правовые режимы, обеспечивающие внешнюю и внутреннюю торговлю, производство товаров и услуг, отношения в сфере экономики. В симбиозе норм внутреннего права и норм права ВТО последние обладают приоритетом. Неразрывное единство норм внутреннего права государств-членов ВТО и международно-правовых норм права ВТО – это проявление процесса формирования глобального права и глобальной правовой системы применительно к сектору международной торговли.

3. В право ВТО заложены международно-правовые принципы, скрепляющие правовое пространство; регулирующее международную торговлю и некоторые отношения, выходящие за пределы собственно международной торговли. Эти принципы можно подразделить на две группы: материальные принципы и принципы-методы (принципы-стандарты). К группе принципов-методов относятся например: принцип недискриминации в торговле; принцип предоставления режима наибольшего благоприятствования; принцип предоставления национального режима и некоторые другие. Особенность таких «принципов-методов» заключается в методе сопоставления внутренних правовых режимов, распространенных на отечественные и иностранные вещи и лица на территории соответствующих государств. Через право ВТО данные принципы-методы вносятся во внутренние правовые системы государств-членов и задают сильный унифицирующий импульс.

4. Россия до вступления в ВТО – в годы ведения переговоров об этом с Рабочей группой – и после вступления в ВТО в 2012 году активно и целенаправленно осуществляла и осуществляет адаптацию внутреннего законодательства к требованиям ВТО. Можно сделать вывод, что в основном эта работа завершена, остались некоторые штрихи и детали, которые еще предстоит добавить во внутреннюю правовую систему – с учетом изменяющихся обстоятельств: формирования Евразийского экономического союза России, Беларуси и Казахстана.

5. Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана вырос из Евразийского экономического сообщества в 2010 году. С 1-го января 2012 года функционирует Единое экономическое пространство трех государств. В настоящее время на основе Таможенного союза и Единого экономического пространства формируется Евразийский экономический союз – региональное интеграционное объединение, центр экономической силы и цивилизационный центр. Евразийский экономический союз, наряду с другими региональными интеграционными объединениями, составит экономическую основу многополярного мира.

6. В рамках формируемого Евразийского экономического союза идут процессы: унификации внутреннего права государств-участников; кодификации множества уже принятых договоров; приведения правовой базы интеграционного объединения в соответствие с нормами права ВТО. Нормы ВТО становятся частью не только внутренних правовых систем государств-участников, но и правовой системы Союза; право Союза приводится в соответствие с правом ВТО; положения ВТО обладают приоритетом над положениями Союза; право Союза может содержать нормы более либеральные, чем нормы права ВТО. Нормы и принципы права ВТО превращаются в неразрывную – и приоритетную – часть внутреннего права и права интеграции.

7. Задача России и ее управленческой и бизнес-элиты – научиться использовать нормативный корпус права ВТО, все его возможности, исключения, пробелы для защиты национальных интересов и интересов общего интеграционного (и цивилизационного) пространства.

Думается, что интеллектуальных и природных ресурсов России хватит, чтобы страна могла занять достойное место в сложившейся и развивающейся международной экономической системе – уже как член ВТО. Россия была, есть и будет великой – евразийской – державой; иной она быть не может.

Евразийская интеграция

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (59) 2013




Приобретение недвижимости в Болгарии на данный момент дает российским гражданам право подать на годовую или двухлетнюю многократную туристическую визу. Вся подробная информация здесь http://inbolgaria.com/



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info