ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция ЦЕННОСТНОЕ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭКОЛОГО-ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

ЦЕННОСТНОЕ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭКОЛОГО-ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ



Приходится честно констатировать, что современная юридическая наука и ее эколого-правовая отрасль не полностью востребованы истеблишментом на евразийском пространстве: законодатель недостаточно прислушивается к рекомендациям научных работников, не использует должным образом результаты социологических, эмпирических, панельных исследований, не всегда внедряет в правотворческую и правоприменительную практику апробированные приемы законодательной техники и способы повышения эффективности регулирования.

Политика игнорирования научных разработок, а в ряде случаев пренебрежения ими является распространенной для стран постсоветского мира и не отвечает задачам преодоления глобальных вызовов, требованиям модернизации правовых систем. Проекты нормативных правовых актов носят порой поспешный характер, предполагают короткие сроки для доработок и заключений, не позволяющие давать глубоко выверенные оценки подготовленных текстов и высказывать конструктивные профессиональные предложения об их совершенствовании.

Научные мнения порой отвергаются без объяснения причин отклонения, что не может не порождать у лиц, ведущих эколого-правовые исследования, скептицизма к последующим решениям, непродуманно нагромождаемым на предыдущие законопроекты. Опыт юристов подчас не играет решающей роли в подготовке и обсуждении принимаемых законов. Не преувеличивая роль науки, можно опираться и на нечастые общественные инициативы ее представителей, проявляемые вопреки отсутствию спроса на научную продукцию, ее надлежащего стимулирования, а может быть и нежеланию уполномоченных должностных лиц.

Формы научного воздействия на общественные процессы не слишком разнообразны; важнейшее проявление - это опубликование научных трудов, но ввиду малого их тиража и незначительного интереса тех, кто мог бы ими воспользоваться для пользы дела, эта возможность деятельности теряет свое значение. На конференциях, которые не всегда посещают работники законодательных и исполнительных органов государственной власти (если только они не стремятся обрести научные звания), ученые, как правило, ведут регулярные убедительные дискуссии друг с другом, завершающиеся рекомендациями, отсылаемыми в заинтересованные органы: судьба этих пожеланий в дальнейшем неизвестна.

Большую пользу как науке, так и практике приносит участие ученых в деятельности компаний, акционерных обществ, их органов, управляющих, попечительских, экспертных советов, Возможность конкретных и конструктивных докладов и выступлений на заседаниях исполнительных органов государственной власти, на парламентских слушаниях по наиболее актуальным вопросам может оказать помощь как лицам, участвующим в правотворческой деятельности, так и научным сотрудникам.

Важна роль правового регулирования научных экологических исследований, отвечающих решению задач модернизации народного хозяйства и законодательства в условиях глобализации, вызовов и рисков XXI века, гармонизации и сближения законодательств различных стран и континентов, вступления стран в таможенные, экономические и иные союзы, в том числе, во Всемирную торговую организацию, оживления ресурсодобывающей деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду. Научно-техническая революция превращает науку в фактор развития общественного производства, предъявляет возрастающие требования к уровню квалификации, культуры, организованности и ответственности работников.

Под научными экологическими исследованиями можно понимать: 1) элемент идеологического механизма в сфере охраны окружающей природной среды, охраны и использования природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности человека и других объектов (общество, государство);
2)    деятельность, осуществляемая в целях научного обеспечения охраны окружающей природной среды, охраны и устойчивого использования природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности человека и других объектов (общество, государство), представляющая собой систему мероприятий по организации, проведению и внедрению результатов научных исследований в названной сфере.

Сами эколого-правовые исследования должны подвергаться воздействию права, которое не может не участвовать в их организации как части формирования экологической культуры, в том числе работников правотворческих и правоохранительных органов: представляют интерес не только закрепление правовых требований к экологическим научным исследованиям в современных законах, но и ретроспектива отношения общества и государства к управлению наукой в сфере экологии, история и генезис тех или иных предписаний, направленных на научные исследования в области охраны окружающей среды и рационального природопользования.

В Законе РСФСР «Об охране природы в РСФСР» от 27 октября 1960 г. и аналогичных законах других союзных республик, составлявших Союз ССР, наряду со статьями 16 «Участие общественных организаций в охране природы», 18 «Преподавание основ охраны природы в учебных заведениях», 19 «Пропаганда вопросов охраны природы» предусматривалась ст. 17 «Научно-исследовательская работа по проблемам охраны природы» и соответствующие статьи других законов, согласно которым научно-исследовательским учреждениям и высшим учебным заведениям предписывалось включать в планы научных работ темы по охране природы и проводить систематическое изучение допустимых норм использования природных ресурсов и возможных путей их воспроизводства.

В разделе XI «Экологическое воспитание, образование, научные исследования» Закона Российской Федерации «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г. предусматривалась статья 77 «Научные экологические исследования», в части первой которой определялись:
1)    субъекты исследований - РАН, отраслевые академии наук, государственные органы по науке и технике, охране окружающей природной среды, образованию, министерства и ведомства, научные учреждения, высшие учебные заведения;
2)    их формы и направления - разработка и утверждение комплексных программ и планов научных исследований, создание необходимых условий для эффективных экологических исследований и внедрения полученных результатов;
3)    область исследований - охрана и оздоровление окружающей природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов.
В части второй этой же статьи 77 указывались формы научной деятельности ученых и специалистов научных учреждений:
1)    участие в разработке и реализации комплексных целевых экологических программ (международных, республиканских, региональных), проектных работах; вхождение в состав научно-технических и экспертных советов;
2)    дача заключений по экологической экспертизе проектов; оказание помощи в решении практических задач рационального природопользования и охраны окружающей природной среды;
3)    участие в формировании экологической культуры общества с персональной ответственностью за научные результаты своих разработок.

Анализ этих и аналогичных предписаний природоохранных законов государств евразийского пространства показывает, с одной стороны, что законодатели шагнули дальше законов 1960 г., назвали примерные, в определенной мере новые обязательства науки перед обществом и общества перед наукой на ближайшее время и на перспективу; а с другой стороны, оставили правовые требования к экологическим научным исследованиям достаточно размытыми, неконкретными, не увязанными с международным сотрудничеством, и соответствующими требованиям юридической техники и здравого смысла. Так, сложно определяются «необходимые условия» и «эффективность исследований»; что следует за неисполнением этих требований? Разве решение практических задач и формирование экологической культуры не должны пронизывать все формы и направления любой научной деятельности, а не только эколого-правовой?

Не должны сходить с научной повестки дня такие вопросы как изучение соотношения экономики, политики, морали, права в научных исследованиях в сфере правовой экологии. Авторы российского законопроекта от 19 декабря 1991 г., комментируя принятый Закон, не без оснований считали его заслугой возможность субъектов научной деятельности рассчитывать на ее должное финансирование и надлежащее материально-техническое обеспечение, провозглашение нравственной, моральной ответственности ученых за сделанное, содеянное ими, надлежащей юридической ответственности участников государственной и общественной экологической экспертизы за нарушения соответствующего законодательства.

Почти тридцатилетнее наличие природоохранных законов 1960 г. и десятилетнее присутствие последующих законов в части регулирования экологических научных исследований не могли не оказать влияния на их расширение, эффективность, вхождение должным образом в социальную жизнь обществ евразийского пространства через подготовку высококвалифицированных научных кадров, в том числе, через бакалавриат, специалитет, магистратуру, аспирантуру, докторантуру, в соответствие с требованиями научной специальности для защиты кандидатских и докторских диссертаций в области юриспруденции 12.00.06 «Экологическое, природоресурсное, земельное, аграрное право», получение в ряде стран уровня PhD.

Изучение хода регулирования эколого-правовых научных исследований полезно для привлечения внимания к актуальности и профессионализму современных научных исследований, для взгляда в будущее и реализации положений Экологических доктрин, Основ экологического развития государств , Орхусской конвенции о доступе граждан к экологической информации и к правосудию по экологическим делам и др.

В Федеральном законе «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. выделена специальная глава XII «Научные исследования в области охраны окружающей среды», состоящая из одной статьи 70, повторяющей заголовок главы. Есть и другие негативные моменты. так большинство положений предыдущих законов об экологических научных исследованиях оказались из него исключенными, о чем приходится сожалеть, поскольку при всей их декларативности в них присутствовал определенный правовой смысл, предполагающий определенные юридические последствия; отсутствуют также упоминания о пользе исследований и использования международного и зарубежного опыта; законодатель сосредоточился лишь на целях экологических научных исследований, которые можно условно разделить на общие и специальные.

К общим целям научных исследований в области охраны окружающей среды относятся (часть первая статьи):
1)    социальное, экономическое и экологически сбалансированное развитие Российской Федерации;
2)    создание научной основы охраны окружающей среды;
3)    разработка научно обоснованных мероприятий по улучшению и восстановлению окружающей среды, обеспечению устойчивого функционирования естественных экологических систем, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов, обеспечению экологической безопасности.
К специальным целям научных исследований в области охраны окружающей среды (часть вторая статьи) можно отнести:
1)    разработку концепций, научных прогнозов и планов сохранения и восстановления окружающей среды; оценку последствий негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду;
2)    совершенствование законодательства в области охраны окружающей среды, создания нормативов, государственных стандартов и иных нормативных документов в области охраны окружающей среды;
3)    разработку и совершенствование показателей комплексной оценки воздействия на окружающую среду, способов и методов их определения; разработку и создание наилучших технологий в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов;
4)    разработку программ реабилитации территорий, отнесенных к зонам экологического бедствия; разработку мероприятий по сохранению и развитию природного потенциала и рекреационного потенциала Российской Федерации; иные цели в области охраны окружающей среды.

Формулировка об «иных целях» свидетельствует, что перечень вышеуказанных задач является примерным и служит лишь ориентиром для создания проектов научных экологоправовых исследований. Неконкретность недостаточная категоричность представленных положений ст. 70 главы хП ФЗ от 10 января 2002 г. размывает и снижает эффективность регулирующего воздействия на организацию, состояние, практические результаты и внедрение в практику итогов этих исследований. Во исполнение требований федеральных законов в России приняты тысячи нормативных правовых актов подзаконного характера на уровне Федерации, субъектов РФ, городов федерального значения, муниципальных образований, локальных актов.

Осуществляемый на евразийском пространстве перенос центра научных исследований с научных учреждений в университетскую и иную вузовскую науку, с одной стороны, приближает их к практике, способствует объединению их и учебного процесса с теорией, подключает студентов к овладению соответствующими навыками и умениями, а с другой стороны, ставит новые задачи перед профессиональными учеными, предполагает необходимость снижения педагогической нагрузки преподавателей и иных лиц, призванных заниматься в высших учебных заведениях научными исследованиями. Приближение научных исследований к практике призвано повысить эффективность использования выпускников, их конкурентноспособность, готовность применять полученные знания в жизни.

Роль и значение права здесь не выглядят достаточно определяющими, скорее здесь приоритетны состояние бюджета и производительных сил, запросы обществ, международный обмен учеными и результатами научной деятельности, необходимость повышения эффективности регулирования, направленного на преодоление проблем загрязнения окружающей среды и ее компонентов, их восстановления. Законодательным нормам, посвященным научным экологическим исследованиям, не хватает практичности, конкретности, целенаправленности, установления правоотношений, наличия санкций за неисполнение и нарушение, которые только и делают право правом, а не декларацией и пустым призывом.

Необходимо увеличивать стимулирующую, в том числе экономическую, функцию права, которая, наряду с мягкими национальными предписаниями и международными конвенциями, призвана создавать надлежащую социальную среду для научных исследований в области охраны окружающей среды. Являющиеся частью научных исследований в области охраны окружающей среды эколого-правовые исследования нуждаются в привлечении к ним внимания лиц, занимающихся законопроектной работой, повседневной правореализацией, и в дальнейшей активизации теоретических работ, в актуализации поднимаемых и решаемых в них перспективных задач и насущных проблем.

Для этого надо избавляться от повтора диссертационных тем, не пытаться каждый раз открывать уже открытый «велосипед», неуклонно следовать повышаемым требованиям высших аттестационных комиссий, предъявляемым к соответствующему уровню исследований. Неслучайно некоторые мэтры опрашивают лиц, претендующих на повышение своей квалификации: «Вы за дипломом или за знаниями?», что позволяет, в зависимости, от честных ответов строить свои дальнейшие отношения с соискателями ученых званий. Может быть стоит вернуться к планированию и координации научно-исследовательских работ в сфере правовой экологии на евразийском пространстве путем опубликования намечаемых тем диссертаций в журналах, в сборниках, что может служить ориентировочной информацией и помогать предупреждению дублирования.

Выдержавшая испытание временем система оценки научных кадров высшей квалификации, которую удается развивать в условиях подписания и исполнения Болонской конвенции, предполагает повышение моральной ответственности ученых за практическую значимость их работ, использование наработанных, оправдавших себя временем и поиск новых форм воздействия на правовую действительность. Требуют дальнейшего внимания учет и разграничение аграрной, природоресурсной (земельной), природоохранной специальностей для написания и защиты диссертаций в области юриспруденции, активизации участия ученых в экспертной, правоприменительной и иной практической работе.

В условиях правотворческого «зуда», охватившего повсеместно граждан, должностных лиц, в том числе депутатов, внимание научных исследований следует переносить с законодательных новелл (что было оправдано десятилетия назад при наличии сотни законов) на рассмотрение проблем правореализации, когда в принятых тысячах законов порой обнаруживаются коллизии, противоречия, повторы, пробелы, и задача видится не в увеличении их числа, а в обеспечении качества их подготовки и действия, выявлении причин бездействия, выработке обоснованных предложений по повышению эффективности применения.

В этом направлении пользу приносит ознакомление с зарубежным опытом, где приоритет отдается своевременному и безусловному исполнению законов, содержащихся в них предписаний. Среди эколого-правовых задач остаются не решенными проблемами нормирование, сертификация, страхование, аудит, проявление на практике некоторых принципов охраны окружающей среды, анализ и обобщение судебных, административных и арбитражных актов, эколого-правовая подготовка специалистов и иных лиц, принимающих решения о негативном воздействии на окружающую среду.

Еще древние считали, что нет ничего более практичного, чем хорошая теория. Масса научных предложений может быть выработана для обеспечения реализации Климатической, Энергосберегающей и иных доктрин, стратегий и концепций в сфере окружающей среды, совершенствования природоохранного и природоресурсного законодательства, практики исполнения и соблюдения его норм. Наука призвана и может способствовать интеллектуализации общества, важных для него процессов правотворчества и правоприменения, которые являются весьма существенными формами социальной жизни, серьезно влияющими на благополучие граждан. Ведь известно, что с подписания, опубликования акта только начинаются его путь в действительность и формирование его места в правовой иерархии; дальнейшая и важнейшая судьба акта принадлежит его реализации.

Могут быть предложены и многие иные темы исследований, в частности, те, которые связаны с имплементацией общепризнанных принципов, норм международного права и требований международных договоров в национальное законодательство, прямым действием и соотношением положений законов и подзаконных нормативных правовых актов, мягкого и позитивного («категорического»), императивного и диспозитивного права. Процесс разноформатного укрепления экологического правопорядка пошел давно, но он еще далек от завершения и наука может помочь его профессионализации, интенсификации, а также способствовать творческому использованию положительного национального и зарубежного опыта.

Научные рекомендации и выводы должны быть новыми, актуальными, реальными, основанными на конкретных исследованиях. Регулярно повторяются заимствованные соображения о необходимости создания новых, самостоятельных органов экологического управления, провозглашении добрых целей без внедрения аппарата их исполнения, разделении функций экологического надзора (контроля) и использования природных ресурсов. Оторванные от эмпирики псевдонаучные предложения не способствуют повышению роли и значения науки, подрывают ее экономическую основу и авторитет в обществах.

Из одной научной работы в другую переходят предложения о создании судов для рассмотрения экологических, земельных споров и преступлений, но на вопросы о количестве таких дел следуют неубедительные ответы, свидетельствующие о незнании ситуации. А она заключается в том, что таких споров и дел поступает незначительное количество, что затрудняет формирование надлежащей специализации судей. На упрек участников Всероссийского совещания по борьбе с экологическими правонарушениями, заключающийся в том, что арбитражные суды мало рассматривают дел об экологических спорах, В.Ф. Яковлев обоснованно ответил, что суды не могут инициировать такие споры и рассматривают то, с чем приходят истцы.

Вызовам современного мирового и национального развития отвечает необходимость преломления и воплощения в праве принципов нравственности, добросовестности, справедливости, коллективизма, добра, обеспечения законности, преодоления меркантильных и эгоистических интересов. Не представляется зачастую достаточно обоснованными и конкретными предложения о принятии новых законов или о дополнении уже существующих, когда отсутствуют статистика их реализации, серьезный анализ и обобщение имеющихся трудностей или причин неэффективности. Преодоление этих и других недостатков, выбор актуальных, востребованных жизнью тем для научных исследований повысит их престиж, обеспечит признание их авторов, проявляющих инициативность, боевитость, научную честность, принципиальность.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 12 (55) 2012



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info