ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Унификация коллизионного права на евразийском пространстве

Унификация коллизионного права на евразийском пространстве

Тёплый пол — система отопления, обеспечивающая нагрев воздуха в помещении снизу, где отопительным прибором выступает теплый пол цена на сайте http://teplolux.ua


В современных условиях в связи с развитием международных экономических связей закономерно возрастает роль международного частного права, регулирующего отношения между юридическими и физическими лицами из разных государств. Многочисленные внешнеэкономические сделки требуют адекватного правового обеспечения. Традиционно основу международного частного права составляют коллизионные нормы.  Характерный для МЧП коллизионно-правовой метод состоит в том, что для регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом сначала решается вопрос о том, право какой страны должно быть к ним применено. «Это можно осуществить лишь с помощью коллизионных норм, которые содержат определенный критерий выбора национально-правовой системы в зависимости от органической связи конкретного правоотношения с правом того или иного государства».
По мнению В.В. Кудашкина, сущность коллизионного метода регулирования, основанная на регулятивном характере коллизионной нормы, заключается не в том, чтобы правовыми средствами непосредственно урегулировать специфичное общественное отношение, а в том, чтобы отыскать объективно существующую связь между правоотношением с иностранным элементом и национальной правовой системой, связать их друг с другом и только таким опосредованным способом, используя объективно применимое материальное право, урегулировать международное частное отношение.

Классический коллизионный метод в международном частном праве сформировался к концу XIX века на основе потребностей практической жизни государств и на базе доктрин международной вежливости, защиты суверенитета и теории естественных прав.  Он решал задачи обеспечения равенства между участниками правоотношения, единообразия решений относительно одного и того же предмета, предсказуемости решений.

При выборе права, применимого к договору, доктрина и нормативные акты конца XIX в. – начала XX в. предписывали судам руководствоваться в основном двумя привязками: к месту заключения договора и к месту его исполнения. Иные критерии (общее место жительства сторон либо личный закон должника) в выборе права играли случайную роль. 

Основная цель классического коллизионного метода осознавалась как обеспечение сосуществования различных имеющихся в мире внутригосударственных систем частного права.

В этих условиях, во-первых, происходило отождествление коллизионного и международного частного права; во-вторых, коллизионное право рассматривалось как обращенное исключительно к суду, а не к участникам соответствующих отношений.

В современных условиях становятся очевидными недостатки коллизионного метода, фактически составляющего основу международного частного права.

Первый недостаток состоит в том, что сторона правоотношения не всегда заранее может предвидеть, какая коллизионная норма будет применена судом, и, как следствие, в соответствии с какой материально-правовой нормой суд решит дело.

Второй существенный недостаток коллизионного метода состоит в том, что нередко суды вынуждены применять иностранное законодательство, которое они не знают достаточно хорошо. В результате дело не всегда может быть решено правильно. Такая ситуация противоречит той цели, которую с помощью коллизионных норм стремится достигнуть международное частное право и которая состоит в принятии «адекватного, справедливого решения, исходя из существа спорного правоотношения, с учетом оправданных ожиданий сторон».

Одним из способов преодоления данных недостатков служит унификация коллизионного регулирования.

Унификация законодательства, как отмечает Д.А. Пашенцев,  представляет собой целенаправленный систематический процесс выработки для двух или более государств единообразных подходов в правовом регулировании с целью устранения коллизий законов разных государств.

Необходимость унификации коллизионных норм на евразийском пространстве определяется процессами сближения постсоветских государств, усилением экономической интеграции, прежде всего, между Россией, Белоруссией и Казахстаном. С 1994 г. объем взаимного товарооборота стран-участниц Евразийского экономического сообщества увеличился в 3,5 раза, а общий объем взаимных инвестиций – почти в 5 раз.  18 ноября 2011 г. в Кремле президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали декларацию о Евразийской экономической интеграции, в которой заявляется о переходе к следующему после Таможенного союза этапу – созданию Единого экономического пространства. В связи с этим, в интересах развития бизнеса принято решение начать кодификацию правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства.

Также необходимость унификации коллизионного регулирования определяется целями, которые ставят перед собой государства евразийского пространства. Эти цели в концентрированном виде сформулированы в преамбуле Конвенции о транснациональных корпорациях от 6 марта 1998 г.: обеспечить благоприятные условия для поддержания и развития производственной кооперации между предприятиями государств –  участников Содружества, увеличить экспортный потенциал и конкурентоспособность предприятий государств - участников Содружества, содействовать проведению активной промышленной политики, углублению интеграции и привлечению инвестиций, использовать современные формы взаимодействия в области производственной, инвестиционной, коммерческой и финансово-кредитной деятельности.

В сфере коллизионного права процесс унификации начался на евразийском пространстве еще в 1993 г., когда в г. Минске была принята Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, которую подписали 12 государств постсоветского пространства. Впоследствии ей на смену пришла аналогичная по названию Конвенция, подписанная в Кишиневе в 2002 г. и вступившая в силу в 2004 г.

Особенность данной Конвенции состоит в том, что в ней преобладают материально-правовые нормы. Это облегчает сторонам правоотношений понимание того, какие именно нормы будут применяться в каждом конкретном случае. Наряду с этим в Конвенции содержатся и коллизионные нормы, также ставшие предметом унификации. В частности, коллизионные нормы присутствуют в разделах, которые относятся к компетенции судов договаривающихся сторон, к личному статусу сторон правоотношения, к семейным делам, к наследственным делам, а также к имущественным правоотношениям, включая право собственности, форму сделки, права и обязанности сторон, возмещение вреда и т.п.

Например, п. 3 ст. 26 устанавливает, что правоспособность юридического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, по законодательству которой оно было учреждено.

П. 1 ст. 41 устанавливает, что «право собственности на недвижимое имущество определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой находится недвижимое имущество. Вопрос о том, какое имущество является недвижимым, решается в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это имущество».

Необходимо отметить, что Российская Федерация на настоящий момент данную Конвенцию не ратифицировала, и поэтому в силу положений пунктов 3, 4 статьи 120 Кишиневской конвенции в отношениях между Российской Федерацией и другими участниками этой Конвенции продолжает применяться упомянутая выше Минская конвенция от 22 января 1993 г. Многие коллизионные нормы данных конвенций совпадают. Например, п. 3 ст. 23 Минской конвенции устанавливает, что «правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено», что почти полностью соответствует процитированному выше п. 3 ст. 26 Кишиневской конвенции.

Принятие данной Конвенции можно рассматривать как международно-договорный метод унификации, который состоит в заключении международного договора, направленного на унификацию.  К числу недостатков данного метода относят длительность ратификации принимаемых договоров, и рассмотренная Конвенция представляет в этом отношении характерный пример.

Сложность и многообразность вопросов, возникающих в экономической деятельности юридических и физических лиц на Евразийском пространстве, определяет необходимость дальнейшей работы по унификации коллизионных норм международного частного права.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:
1) процесс интеграции государств Евразийского пространства повышает значение унификации коллизионных норм, в том числе регулирующих поведение субъектов экономической деятельности;
2) процесс унификации коллизионно-правового регулирования на Евразийском пространстве уже успешно начат;
3) оптимальным способом унификации коллизионного регулирования на данном этапе представляется принятие соответствующих конвенций для государств Евразийского экономического пространства.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (50) 2012



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info