ридическая консультация по вопросам миграции

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская интеграция Международно-правовые источники урегулирования инвестиционных споров в евразийском пространстве

Международно-правовые источники урегулирования инвестиционных споров в евразийском пространстве



Страны СНГ заинтересованы в повышении своего инвестиционного рейтинга и, как следствие, в увеличении объемов привлечения инвестиций извне. Одним из важных преимуществ региональной евразийской экономической интеграции выступает то, что она способствует усилению потенциала стран СНГ в отношении иностранных инвестиций путем принятия и реализации взаимовыгодных программ в координации внешней торговли и иностранных инвестиций.  Поэтому исключительно важно использовать различные формы интеграции экономических партнеров с различным потенциалом, чтобы избежать их противопоставления и добиться общего подъема.

На примере СНГ в настоящее время видно, что усиливается тенденция к созданию региональных интеграционных объединений, каждое из которых — это концентрация  инвестиций, товаров и услуг конкурентного качества в целях завоевания своими ресурсами определенной доли на глобальном рынке. При этом конкуренция государств в глобальной  экономике выходит на уровень конкуренции между интеграционными блоками.

В региональных торгово-экономических объединениях обусловлены специальные более или менее действенные процедуры разрешения возможных межгосударственных (а иногда и частноправовых) споров, которые могут возникать в ходе торгово-экономического сотрудничества. Такие процедуры, в частности, оговариваются в ЕС, СНГ и других интеграционных союзах.

Региональная интеграция, являясь частью процесса глобализации, признается одной из наиболее значительных.  Однако в отличие от процесса глобализации, интеграция — всегда целенаправленный процесс, намеренно организуемый государствами-участниками, в данном случае в рамках СНГ. Продуманная государственная инвестиционная политика требует, чтобы в ее недрах разумно переплетались общественные и частные интересы принимающего государства и иностранного инвестора. Выразителем этого баланса интересов должно стать именно государство.  Другими словами, стратегию экономической интеграции должны определять сами  государства.

Опыт СНГ позволил запустить многоуровневую и разноскоростную интеграцию на постсоветском пространстве, создать такие востребованные форматы, как Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Таможенный Союз, Единое Экономическое Пространство (ЕЭП), Союзное государство России и Белоруссии.

Сегодня  при  формировании Евразийского экономического  союза крайне  важно критически переосмыслить весь 20-летний опыт евразийской  интеграции  в  рамках Содружества, чтобы не повторять прежних ошибок. И на позитивной основе принять все то положительное, что будет способствовать развитию евразийской экономической интеграции на качественно новом институциональном уровне.

В связи с этим весьма важным, на наш взгляд, представляется опыт, проблемы и тенденции развития форм и методов регулирования  инвестиционных споров  друг с другом в  рамках Содружества, а также  с  участием  третьих  стран.

С 1 января 2012 года взял старт важнейший интеграционный проект – Единое экономическое пространство (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана. Этот проект является исторической вехой не только для трех названных стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве, — отметил В.В. Путин, говоря о развитии интеграции на постсоветском пространстве в предстоящем периоде времени. 

Итак, в рамках СНГ развитию международной экономической интеграции во многом способствует межгосударственное инвестиционное сотрудничество. Интеграция осуществляется, прежде всего, путем формирования Единого экономического пространства, когда государства концентрируют свои усилия на создании единого рынка капиталов, товаров, услуг  и рабочей  силы. 

В этих целях государства СНГ на региональном уровне на разных  интеграционных уровнях принимают специальные инвестиционные межгосударственные соглашения на многосторонней и двусторонней основах в рамках Содружества, в том числе касательно форм и методов разрешения инвестиционных споров.

При этом принципиально важно то, что устойчивые региональные интеграционные образования  на  международно-договорной  основе берут на себя выполнение координирующих функций, что позволяет им выходить на глобальный уровень в качестве единых структур для защиты общих региональных интересов, в том числе при проведении согласованной инвестиционной политики, в том числе касательно международного  инвестиционного арбитража.

При этом в рамках СНГ, являющегося объединением суверенных государств, чрезвычайно важным выступают проблемы разрешения межгосударственных инвестиционных споров друг с другом. Дело в том, что  и отдельные члены этой международной региональной межгосударственной организации могут использовать целый комплекс различных средств разрешения споров между собой, в том числе и в сфере иностранных инвестиций.

Наиболее значимым институтом разрешения споров, возникающих между государствами-членами СНГ, был призван международный судебный орган — Экономический Суд СНГ. Основной целью его создания было провозглашено разрешение межгосударственных экономических споров, которые не могут быть отнесены к компетенции высших хозяйственных (арбитражных) судов государств Содружества. Компетенция и название Суда были уточнены Соглашением о статусе Экономического Суда и Положением об Экономическом Суде от 6 июля 1992 года.2 Но  цели  и задачи Экономического Суда СНГ, как показала 20-летняя его  деятельность, так и оказались в очень значительной степени невыполненными.

В пространстве СНГ основу механизма межгосударственного экономического правосудия, призванного защищать права и законные интересы субъектов хозяйствования (предприятий, организаций, акционерных обществ, индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных в установленном порядке, и других структур самых различных организационно-правовых форм, действующих на базе разных форм собственности) во взаимоотношениях с субъектами хозяйствования, государственными и иными органами других государств-участников СНГ, составляют межгосударственные акты, применение которых основано на правоприменительной деятельности, в основном национальных государственных судебных органов.

Прежде всего, отметим, что проблемы правового регулирования иностранных инвестиций затрагиваются как в учредительных документах, так и в документах, принятых государствами-участниками СНГ по экономическим вопросам (Устав СНГ от 22 января 1993 года, Договор о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года и др.).

Более детально по сравнению с общими договорами вопросы инвестиций регулируются в том числе и в сфере регулирования возможных споров, специальными международными соглашениями на многосторонней региональной основе в рамках СНГ.

К внутренним региональным договорам следует отнести Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 года, принятое в Ашгабате (так называемое Ашгабатское соглашение), Конвенцию о защите прав инвестора, принятую в Москве 28 марта 1997 года, Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Соглашение от 24 декабря 1993 г. Как видно, все три региональные конвенции были приняты в рамках Содружества Независимых Государств.

В этот же ряд внутренних многосторонних договоров, направленных на поощрение и защиту иностранных инвестиций, необходимо включить Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах Евразийского экономического сообщества, принятое в Москве 12 декабря 2008 года.

В Соглашении о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 года участвуют все государства СНГ, кроме Российской Федерации.

Ашгабатское соглашение было заключено, в первую очередь, для определения и осуществления инвестиционной политики в отношении инвесторов из государств-участников СНГ и представляет по содержанию типичный договор о содействии и взаимной охране инвестиций. В Ашгабатском соглашении закреплен традиционный набор инвестиционных гарантий (полная и безусловная правовая защита инвестиций сторон, национализация возможна только в исключительных случаях с выплатой быстрой, адекватной и эффективной компенсации; беспрепятственный  перевод  в  государства-участники,  а также в другие государства прибыли и других сумм от инвестиционной деятельности, право реинвестирования).

Соглашение от 24 декабря 1993 г. устанавливает гарантии при национализации и реквизиции (ст. 7), гарантии беспрепятственного перевода прибыли и других сумм, полученных в связи с осуществленными инвестициями (ст. 8).

В соответствии со ст. 21 Ашгабатского соглашения, Споры инвесторов Сторон и предприятий с инвестициями Сторон с государственными органами,  юридическими и физическими лицами, споры между инвесторами и предприятиями, в которые произведены инвестиции, решаются по  согласованию между ними или подлежат рассмотрению в установленном порядке в судах по месту инвестирования либо, по договоренности участников спора, в третейском суде. Порядок разрешения указанных споров излагается в учредительных документах.
Следующим шагом в развитии сотрудничества государств-участников СНГ в области инвестиционной деятельности стала Конвенция о защите прав инвестора 1997 года. Государства-участники СНГ, заключая данную Конвенцию, преследовали цель создать общее инвестиционное пространство.

Конвенция 1997 года имеет более широкую сферу действия, чем Ашгабатское соглашение: ее нормы распространяются на инвестиции, осуществляемые на территории государств-участников инвесторами различной национальности, т.е. государственной принадлежности.

Для нашей темы особое значение имеет ст. 11 Конвенции 1997 года, озаглавленная («Порядок разрешения споров, возникающих в связи с осуществлением инвестиций»). Здесь, в частности, предусматривается, что инвестиционные споры по вопросам размера, условий или порядка выплаты  компенсации в случае национализации или применения иных принудительных мер разрешаются Высшим Арбитражным Судом, если  иной порядок рассмотрения спора не предусмотрен международным договором с государством инвестора или спорящими сторонами не заключено соглашение о передаче споров на рассмотрение постоянно действующего третейского суда, созданного для  рассмотрения такого спора в соответствии с арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

Все остальные споры с участием предприятий с иностранными инвестициями рассматриваются в соответствии с действующим законодательством.

Однако необходимо иметь в виду, что распоряжением Президента РФ от 4 марта 2002 г. №84-РП «О прекращении временного применения Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности» в связи с принятием Российской Федерацией нового законодательства, регулирующего инвестиционную деятельность, и с учетом того, что отношения Российской Федерации с другими государствами-участниками СНГ в этой области осуществляются на двусторонней основе, было принято предложение Правительства РФ о прекращении временного применения Россией  Ашгабатского  Соглашения от 24 декабря 1993 г.

Говоря о международно-правовых механизмах урегулирования инвестиционных споров в рамках СНГ, можно упомянуть Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Киевское Соглашение от 24 декабря 1993 г. вступило в силу 21 ноября 1994 г. для Казахстана, Беларуси, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 27, Соглашение временно применялось с момента подписания ко всем государствам, поставившим свои подписи под его текстом (Украина — с оговорками, Россия, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Туркменистан).

Сдерживающими факторами для развития сотрудничества государств в инвестиционной сфере имеют следующие положения указанных выше документов:
— отсутствие конкретных, четко сформулированных международно-правовых обязательств государств, поскольку учредительные документы интеграционных объединений определяют только цели и приоритетные направления сотрудничества (в отличие, например, от НАФТА, вступившего в силу для США, Канады и Мексики в 1994 году Североамериканского соглашения о свободной торговле, в котором закреплены обязательства государств-участников по отношению к инвесторам друг друга);
— отсутствие действенных контрольных полномочий у органов организаций (по аналогии с правом ЕС).

Но главное в том, что не все государства Содружества участвуют в договорах в  области защиты инвестиций. Например, Российская Федерация вышла из состава участников Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 года и не присоединилась к Конвенции о защите прав инвесторов 1997 года. Более того, не все государства-участники имплементировали нормы вышеназванных региональных договоров.

Поэтому  инвестиционное сотрудничество между странами СНГ осуществляется в значительной степени на двусторонней основе — в соответствии с двусторонними договорами о содействии и  взаимной защите инвестиций (ДИД). Они заключены в целях создания благоприятных условий для взаимных инвестиционных потоков между двумя государствами, в числе которых регламентируются формы и методы разрешения инвестиционных споров.

Следует отметить, что не все государства-участники СНГ связаны такими договорами между собой. К примеру, Республика Беларусь заключила двусторонние договоры о поощрении и взаимной охране инвестиций только с Украиной (1995 год), Республикой Таджикистан (1998 год), Республикой Молдова (1999 год), Кыргызской Республикой (1999 год), Республикой Армения (2001 год).

Необходимо также принимать во внимание, что двусторонние инвестиционные договоры между государствами-участниками СНГ имеют определенные различия, несмотря на то, что в основе этих договоров лежит  европейская модель. Как показывает сравнительно-правовой анализ, по тем или иным вопросам договоры государств-участников используют разные формулировки, чем снижается цель — гармонизация правового регулирования инвестиций в Содружестве.

Международно-правовой анализ показывает, что содержание двусторонних договоров стран СНГ друг с другом соответствует основным международным стандартам в сфере регулирования инвестиционных споров, а уровень сотрудничества между государствами-участниками СНГ в инвестиционной области в целом соответствует уровню сотрудничества этих государств с третьими странами. Причем некоторые ДИД государств-участников СНГ с третьими странами могут предусматривать более широкие взаимные обязательства в сфере урегулирования споров, чем друг с другом. Однако тем или иным вопросам урегулирования взаимных инвестиционных споров договоры ДИД стран СНГ друг с другом используют разные формулировки, что препятствует гармонизации правового регулирования взаимных инвестиций  в Содружестве.

В соответствии ДИД, заключенными между собой в рамках СНГ, рассмотрение и решение спора международной инстанцией происходит в международном институциональном арбитражном суде или арбитражном суде AD HOC. Международный арбитраж применяется в целях «толкования» и «применения» положений  данных двусторонних соглашений.

Например, по этому вопросу ДИД Правительством между Таджикистаном и Россией содержат следующее положение: «Споры между обеими Сторонами о толковании и/или применении настоящего Договора по возможности будут решаться путем консультаций и дипломатическим способом… Если спор не может быть урегулирован таким путем, то по требованию одной из Договаривающихся Сторон он передается на решение арбитражного суда». 

ДИД России с Украиной (Статья 10 «Разрешение споров между Договаривающимися Сторонами») предусматривает:
1. Споры между Договаривающимися Сторонами относительно толкования и применения настоящего Соглашения будут разрешаться путем переговоров.
2. Если таким образом спор не может быть урегулирован в течение шести месяцев с момента письменного уведомления о возникновении спора, то по требованию любой из Договаривающихся Сторон он будет передан на рассмотрение третейского суда.
3. Такой третейский суд будет создаваться для каждого конкретного случая следующим образом. Каждая из Договаривающихся Сторон назначит по одному члену третейского суда в течение двух месяцев с даты получения уведомления о третейском разбирательстве. Затем эти два члена суда изберут гражданина третьего государства, который с согласия обеих Договаривающихся Сторон будет назначен председателем суда в течение месяца с даты назначения двух других членов суда.

Как показывает международная арбитражная практика, в большинстве случаев международные инвестиционные споры поступают на рассмотрение в МЦУИС по искам к развивающимся странам. Чаще всего ответчиками выступают страны Центральной и Латинской Америки, но есть дела, в которых ответчиками являются государства-участники СНГ: Украина, Грузия, Казахстан, Узбекистан  и др.

В связи с этим  интересным для анализа выглядит дело Tokios Tokelės v. Ukraine.  Особенность этого спора заключается в том, что впервые в истории МЦУИС арбитры подтвердили юрисдикцию Центра по делу, где истцом выступала компания, инкорпорированная в Литве в соответствии с законами данного государства, но фактически контролировавшаяся гражданами Украины, которая выступала в качестве принимающего инвестиции государства и ответчика по данному делу.

Tokios Tokelės отвечает требованиям ст. 1 п. 2 «b» ДИД, предъявляемым к литовскому юридическому лицу, — решил суд МЦУИС. Основываясь на этом, Арбитражный суд признал фактически украинскую компанию иностранным инвестором, действующим на территории Украины. Формально Tokios Tokelės отвечает требованиям ДИД, предъявляемым к национальности инвестора, однако такое положение дел противоречит целям и задачам Вашингтонской конвенции, смыслу, заложенному в механизм МЦУИС, — делает свой вывод диссертант.
После вступления в силу ДЭХ 16 апреля 1998 года 18 инвестиционных споров были переданы на урегулирование по правилам этого договора. В настоящий момент 14 исков находятся на рассмотрении, 2 спора были урегулированы по соглашению сторон, по 2 делам были вынесены арбитражные решения. Примечательно, что уже есть практика заявления претензий к государствам-участникам СНГ, в частности, к Кыргызстану, России, Грузии, Украине.

Такая статистика не может не настораживать страны СНГ, а то и пересмотреть свою позицию, прежде всего, относительно  положений ст. 26 Договора к Энергетической Хартии о механизме регулирования споров между иностранным инвестором и принимающим государством, которые при определенном стечении обстоятельств, думается, могут нарушить, экономический суверенитет государств СНГ.

Одновременно власть государства в сфере международной арбитражной практики не может быть безграничной — таковы сегодняшние реалии международного  права. Государство должно соблюдать свои обязательства, данные не только другому суверенному государству, но и иностранному хозяйствующему субъекту. Это правило не раз подтверждалось в международных судебных решениях: «Уважение контрактных обязательств является фундаментальным принципом права, который постоянно подтверждается международными Судами. Правило pacta sunt servanda   является основой всех контрактных отношений».

Таким образом, в евразийском пространстве на разных интеграционных уровнях формируется единое экономическое пространство, наличие которого предполагает общую таможенную и миграционную политику, развитие системы транспорта, связи, энергетики; что требует координации кредитно-финансовой политики, сближение национальных законодательств. Без этого невозможно формирование стабильного инвестиционного климата, на благо которого государства в рамках СНГ разработали и приняли серию международных договоров, прямо или косвенно связанных с вопросами правового регулирования иностранных инвестиций и разрешения  инвестиционных  споров.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (47) 2012



   


О портале:

Компания предоставляет помощь в подборе и прохождении наиболее выгодной программы иммиграции для получения образования, ведения бизнеса, трудоустройства за рубежом.

Телефоны:

Адрес:

Москва, ул. Косыгина, 40

office@eurasialegal.info