Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Договорное право Договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта Российской Федерации

Договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта Российской Федерации




Экономическое, социальное и политическое развитие России невозможно без развития транспортной сферы, ведущее место в которой занимает железнодорожный транспорт, а последний не может нормально функционировать без надлежащего правового обеспечения функционирования своей инфраструктуры. Прежнее, дореформенное законодательство не обеспечивало такого обеспечения, предусматривая лишь отдельные виды об ябзательств по оказанию услуг инфраструктуры. С появлением в новом железнодорожном законодательстве общего договора, охватывающего все виды этих инфраструктурных услуг, проблема надлежащего правового обеспечения данной сферы стала постепенно разрешаться, однако вследствие новизны данного договора и отсутствия необходимого опыта его правового регулирования возникло множество проблем, требующих глубокого научного и практического исследования и осмысления.

Длительное отсутствие законодательной базы и четкой правовой регламентации деятельности инфраструктуры и перевозчиков по оказанию услуг последней, послужило значительной предпосылкой для многочисленных нарушений со стороны недобросовестных субъектов данных правоотношений.

Это обстоятельство породило потребность в совершенствовании правового обеспечении качества оказываемых услуг, защиты прав сторон договора, устранения неполноты и противоречивости в действующем законодательстве, выработки четкого понятийного аппарата и должного юридического механизма, обеспечивающего функционирование инфраструктуры железнодорожного транспорта.

В гражданском обороте имущественные отношения регулируются целым рядом договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг. Одним из таких договоров является договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта.

Железнодорожный транспорт Российской Федерации характеризуется наличием данного договора и является единственным видом транспорта, который использует этот договор. Впрочем справедливости ради следует отметить, что и для железнодорожного транспорта договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры является новым. Впервые он нашел регламентацию в Уставе железнодорожного транспорта Российской Федерации. Связано это с проведением в России реформы железнодорожного транспорта, его акционированием.

Этот договор относится к тем отдельным разновидностям договора возмездного оказания услуг, не названного в ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, специальное регулирование которых, по справедливому замечанию М.И. Брагинского, должно осуществляться нормативными актами, которые находятся за пределами Гражданского кодекса. Таким нормативным правовым актом является Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Так, законодатель в специальной главе 3 Устава железнодорожного транспорта в качестве самостоятельного объекта гражданских правоотношений, выделяет основные юридические признаки, анализирует структурные элементы.

С договорами о возмездном оказании услуг его объединяет специфический предмет, который, как правильно отмечает Е.Д. Шешенин, представляет собой результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителя и не являющиеся вещами.

До 1 марта 1996 года в российском гражданском законодательстве такого самостоятельного вида договора, как договор возмездного оказания услуг, не было, несмотря на то, что фактически оказывались платные медицинские и ветеринарные услуги, но они не укладывались ни в какой договорной вид.

Судебная практика, которая сложилась на тот момент, квалифицировала эти отношения как договоры подряда, хотя вряд ли лечение человека или животного походило на подрядные работы.

По указанной причине Брагинский М.И.  совершенно справедливо отмечает, что не могут быть отнесены к услугам сами по себе различного рода льготы. В таких случаях даже несмотря на то, что оказывается определенная помощь, достижение этой цели не предполагает каких-либо действий.

Возвращаясь к Уставу, отметим, что понятие «услуга» в контексте определения Уставом договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры не раскрывается. Само определение договора сформулировано таким образом, что фактически не содержит никакой позитивной информации. В данном случае речь идет о следующем фрагменте: «в соответствии с договором об оказании услуг по использованию инфраструктуры владелец обязуется оказать перевозчику такие услуги...». Попытка внести определение через определяемое понятие является тавтологией и мало что дает для понимания сути и особенности договора. Ясно, что приведенная дефиниция нуждается в корректировке.

Кроме того, давая перечень, законодатель называет их уже «работами» и только в скобках в качестве пояснения «услугами». Получается, что Устав ставит знак равенства между понятиями «работы» и «услуги».

Однако как уже было отмечено выше, различие между ними существует. На это указывают в первую очередь общие статьи Гражданского кодекса РФ. Так, в ст. 2, 128 и 132 ГК РФ работы и услуги перечислены в одном ряду среди объектов гражданского права. Что касается статей, регулирующих конкретные договоры, то весьма наглядно различие между «работами» и «услугами» проявится при сравнении договоров подряда и возмездного оказания услуг Если термин «работы» употребляется для характеристики договора подряда (ст. 702), то термин «услуги» — для характеристики договора возмездного оказания услуг (ст. 779).

Вместе с тем, в ряде статей Гражданского кодекса Российской Федерации граница между понятиями «работы» и «услуги» размыта, одно подменяет другое (например, ст. 730 п. 1 и ст. 731 п. 1; ст. 790 п. 3 и ст. 801 п. 1; ст.ст. 1095-1098). Безусловно, это не способствует единообразию в выводах при оценке указанных категорий.

Очевидно, что в основу разграничения должен быть положен критерий целевой направленности указанных действий и конечного результата. Именно этот критерий использован в Налоговом кодексе РФ , который, определяя объекты налогообложения и причисляя к ним работы и услуги, разграничил эти категории и указал, что работой является деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организаций и (или) физических лиц, а услуги — это деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

Такой же подход демонстрирует и Гражданский кодекс РФ, определяя понятие «работы» при характеристики договора под¬ряда.

Следовательно, вряд ли можно признать правильным именовать виды деятельности владельца инфраструктуры, осуществляемой в соответствии с договором об оказании услуг по использованию инфраструктуры, «работами». Анализ перечисленных в ст. 50 Устава видов деятельности показывает, что в них не просматривается конечный материальный результат, о котором говорится в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Здесь обнаруживается предоставление перевозчику результата деятельности владельца инфраструктуры нематериального (неовеществленного) характера, который хотя и имеет товарную форму, но не существует отдельно от исполнителя, а сама услуга фактически потребляется перевозчиком (заказчиком) одновременно с ее оказанием владельцем инфраструктуры (исполнителем).

Такое положение, как справедливо отмечает Е.А. Суханов, характеризуя транспортные, культурно-зрелищные, туристско- экскурсионные и другие обслуживания граждан, исключают возможность возникновения для заказчика каких-либо вещных прав на результаты услуги.

Недостаточная ясность различий в понятиях «работа» и «ус¬луга» признает рассматриваемый договор самостоятельным и ставит перед необходимостью искать специальные критерии для выделения этих различий, которые могли бы считаться достаточно определенными.

Если рассматривать вопрос о месте договоров об оказании услуг по использованию инфраструктуры в классификационной системе договоров возмездного оказания услуг, то следует отметить, что они могут быть включены в эту систему в качестве самостоятельной группы.

Среди предлагаемых в юридической литературе классификаций, по мнению автора статьи, предпочтительной выглядит классификация, данная Шерстобитовым А.Е.  В ней учитываются не только указанные в перечне п. 2 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации виды договоров возмездного оказания услуг, которыми ограничивается Кабалкин А.Ю. , но и положение гражданского законодательства, регулирующие обязательство возмездного оказания услуг. Такой подход позволил выделить пятнадцать классификационных групп. К этой классификационной системе, по мнению автора, вполне правомерно добавить шестнадцатую группу — договоры об оказании услуг по использованию инфраструктуры. Более того, п. 2 ст. 779 Гражданского кодекса РФ необходимо дополнить, и изложить в следующей редакции: «2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию, услуг по использованию инфраструктуры и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса».

В главе 3 Устава «Взаимодействие владельца инфраструктуры и перевозчиков при подготовке и осуществлении перевозок пассажиров, грузов, багажа, грузобагажа» дается определение договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры.

Легальное определение договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры (ч. 2 ст. 50 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации) указывает на его юридические признаки, а именно на то, что он является консенсуальным, двусторонним, возмездным, публичным и формальным.

Услуги рассматриваемого договора относятся к отдельным видам услуг, к которым применяются специальные правила. В Федеральном законе «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» сказано, что порядок доступа к инфраструктуре для перевозок грузов и оказания иных услуг по использованию инфраструктуры устанавливаются правилами оказания услуг по использованию инфраструктуры (ст. 51 Устава). Данные правила утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2003 г. № 703. Они разработаны на основании федеральных законов «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» и «Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации», а также Гражданского кодекса РФ.

Следовательно, с уверенностью можно сказать, что услуги инфраструктуры железнодорожного транспорта, как и любые другие услуги, обладают всеми признаками и свойствами услуги, а именно фактической осуществимостью и юридической дозволенностью (правомерностью), неосязаемостью, трудностью обособления и неотделимостью от источника оказания услуг, синхронностью оказания и получения услуг, их несохраняемостью (последние две группы свойств можно объединить понятием моментальной потребимости услуг), неустойчивостью качества и трудностью его определения, в том числе трудностью выявления критериев качества. Поэтому, следует отметить, что при таких условиях объединять услуги и работы в единый договорной комплекс весьма нецелесообразно. Необходима четкая регламентация услуг, а также выполнения работ.

Так, в ч. 2 ст. 50 Устава перечисляются услуги, которые могут быть предусмотрены в договоре, кроме того, законодатель оставляет данный перечень открытым. Поэтому указанный перечень может быть расширен, и по соглашению сторон могут быть заключены иные предусматривающие выполнение других работ (услуг) договоры. Тем самым понятно, что данный вид договора предусматривает не только оказание услуг, но и выполнение определенных работ.

Поэтому автор статьи предлагает внести изменения в Главу III Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, в частности, ст. 50 разделить на две части, одна из которых будет регламентировать оказываемые инфраструктурой услуги, а другая выполняемые работы.

Итак, договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры — это соглашение, по которому одна сторона — услуг (владелец инфраструктуры) обязуется оказать другой стороне — услугополучателю (перевозчику) услуги по использованию инфраструктуры для осуществления перевозок пассажиров, грузов, багажа и грузобагажа, а услугополучатель (перевоз¬чик) обязуется принять и оплатить оказанные услуги.

Изучение юридического понятия услуг представляется неполным без классификации услуг. Она, как правило, является конечным результатом, финальной логически оконченной операцией, которая проводится при изучении правовых явлений. Классификация услуг в этом случае позволяет составить наиболее полное и завершенное понимание данной категории услуг как особого объекта гражданских прав. Более того, отсутствие в специальной литературе разработок по данному вопросу, деление услуг на различные виды представляется весьма необходимым и особенно ценным.

В разное время в отечественной и зарубежной юридической литературе предпринимались попытки классификации услуг . В качестве критериев предлагалось использовать коммерческий и некоммерческий характер услуги; соотношение работ и услуг по признаку осязаемости результата; выделяли производственные и непроизводственные услуги; в мировой практике деятельность по экспорту услуг разделяют на торговлю «видимыми» и «невидимыми» услугами.

Следует отметить, что перечень указанных классификационных групп не закрыт. Как справедливо отмечает М.И. Брагинский, ежегодно все новые услуги получают нормативную регламентацию.

В результате анализа данных классификаций автор статьи предлагает сформировать специальную классификацию «договоров об инфраструктуре», основанную на десяти классификационных основаниях: по субъектному составу заказчиков; по результату услуг; по возмездности; по публичности; по профессионализму исполнителя; по использованию средства исполнения; по участию заказчика при осуществлении услуг; по содержанию услуг; по способу заключения «договора об инфраструктуре» и по периодичности оказания. Рассмотрим их по отдельности.

1. По субъектному составу заказчиков «договор об инфраструктуре» зависит от правового положения хозяйствующих субъектов-заказчиков. В частности, для одних достаточно одной лишь государственной регистрации, а для других — дополнительно лицензирование их деятельности на перевозки определенных товаров.

2.    По результату услуг «договор об инфраструктуре» выражается в оказании материальных или нематериальных услуг. В частности, к числу нематериальных услуг можно отнести рекламноинформационные услуги, оказываемые инфраструктурой железной дороги заказчику Благодаря данному классификационному признаку можно отличить договор услуг от договора подряда.

3.    По признаку возмездности такой договор может быть платным или бесплатным. Например, при бесплатном договоре инфраструктура железной дороги принимает на себя благотворительное обязательство безвозмездно обеспечить временное хранение с погрузкой в вагоны для перевозки в другую местность имущества беженцев. А в соответствии с ч. 1 ст. 423 Гражданского кодекса РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Поэтому к договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры применимы общие правила, закрепленные в п. 1 ст. 781 ГК РФ, в силу которых заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

4.    По признаку публичности договора такой договор может быть публичным или не иметь такого характера. Последний может иметь место при участии третьих лиц на стороне заказчика. Например, в пределах прав, предоставленных заказчику инфраструктурой, заказчик может предоставить третьему лицу пользоваться некоторыми элементами этих услуг.

В соответствии с п. 3 ст. 426 ГК РФ коммерческая организация не вправе отказаться от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить соответствующие работы.

Согласно п. 55 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 в случае предъявления иска о понуждении заключить публичный договор бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги возложено на коммерческую организацию.

Разногласия сторон по отдельным условиям публичного до¬говора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда, независимо от согласия на это коммерческой организации.

При необоснованном отказе или уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора, потребитель вправе предъявить в суд иск о понуждении коммерческой организации заключить договор.

5.    По признаку профессиональности услуги инфраструктуры оказываются профессиональными (обычными профессиональными или квалифицированными профессиональными) исполнителями и исполнителями, для которых не требуется специальных знаний и навыков при осуществлении ими договорных обязательств.

Так, в соответствии с ч. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» , «владелец инфраструктуры обязан иметь квалифицированных работников».

6.    По средствам исполнения услуг обязательства по «договору об инфраструктуре» могут исполняться одним лишь трудом исполнителя (например, силами грузчиков, охранников инфраструктурного подразделения железной дороги) либо осуществляться с использованием машин, оборудования (погрузчиков, погрузочных конвейеров, весового хозяйства и т.д.).

Это деятельность по использованию технологического комплекса, включающего в себя железнодорожные пути общего пользования и другие сооружения, железнодорожные станции, устройства электроснабжения, сети связи, системы сигнализации, централизации и блокировки, информационные комплексы и систему управления движением и иные обеспечивающие функционирование этого комплекса здания, строения, сооружения, устройства и оборудование13, иными словами, все это в совокупности составляет саму инфраструктуру железнодорожного транспорта.

7.    По участию заказчика в исполнении договора услуги по «договору об инфраструктуре» оказываются с обязательным участием заказчика либо с возможным его участием, либо без участия заказчика. Последнее условие может быть включено в данный договор, например, в порядке ст. 139 ГК РФ в целях сохранения коммерческой тайны в деятельности исполнителя.

8.    В зависимости от содержания услуг услуги по «договору об инфраструктуре» носят фактический или юридико-фактический характер. Поскольку услуги инфраструктуры носят как юридический, так и фактический характер, деление услуг инфраструктуры на юридико-фактические представляется целесообразным и имеет большое теоретическое значение, так как данный классификационный подход позволяет отграничить эти услуги от услуг иного характера (например, от юридических или консультационных услуг, характер которых носит лишь юридическое определение природы таких услуг).

9.    В зависимости от способов заключения договора последний может заключаться как путем оформления договорных отношений между заказчиком и исполнителем (инфраструктурой железной дороги), так и путем присоединения третьих лиц к уже заключенному договору, что предполагает необходимость применения формуляров по заранее определенным условиям договора.


10.    В зависимости от периодичности оказания услуги инфраструктуры должны подразделяться на разовые и неоднократные. Как уже было отмечено, заказчиком по договору оказания услуг по использованию инфраструктуры является перевозчик, а таковым может выступать как индивидуальный предприниматель, так и юридическое лицо. В зависимости от рода деятельности и необходимости участия в перевозочном процессе они обращаются к владельцу инфраструктуры, для того чтобы тот оказал им услугу по использованию инфраструктуры. Вместе с тем у каждого перевозчика в зависимости от организационно-правовой формы и объема деятельности по перевозкам, потребности в перевозках могут возникать как на определенный, так и на неопределенный период времени. Поэтому услуги инфраструктуры необходимо разделить на разовые и неоднократные. Данная классификационная конструкция позволяет: во-первых, обеспечить равный доступ к инфраструктуре всех без исключения перевозчиков, что подчеркивает соблюдение норм и требований о публичном договоре, во-вторых, урегулировать поток разовых и постоянных клиентов, что позволяет владельцу инфраструктуры устанавливать индивидуальные графики движения поездов, применять различные тарифы и сборы на услуги инфраструктуры, установленные федеральным органом исполнительной власти по регулированию естественных монополий на транс- порте14, и вместе с тем устанавливать для постоянных клиентов возможные льготы и скидки на данные услуги, что привлекает таких клиентов и делает услуги инфраструктуры более доступными.
Структуру договора составляют такие элементы, как: стороны договора, предмет, сроки, цена, права и обязанности сторон, ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, порядок заключения, изменения и расторжения договора, исполнение и прекращение обязательств по договору, порядок разрешения споров, обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажорные обстоятельства) и юридические реквизиты сторон, а также прочие (случайные) условия, которые не противоречат действующему законодательству и по соглашению сторон могут быть включены в условия договора (например, место заключения и исполнения договора, изменение места нахождения, почтового адреса, номера телефона, факса, банковских и других реквизитов сторон).

Сторонами договора являются владелец инфраструктуры (услугодатель — исполнитель) и перевозчик (услугополучатель—    заказчик).

В соответствии с Уставом железнодорожного транспорта и ст. 2 Федерального закона «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации»  владельцем инфраструктуры может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имеющие инфраструктуру на праве собственности или на ином праве и оказывающие услуги по ее использованию на основании соответствующих лицензии и договора, а перевозчиком — юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, принявшие на себя по договору перевозки железнодорожным транспортом общего пользования обязанность доставить пассажира, вверенный им отправителем груз, багаж, грузобагаж из пункта отправления в пункт назначения, а также выдать груз, багаж, грузобагаж уполномоченному на его получение лицу (получателю).

В зависимости от интереса лиц, которые участвуют в договоре, различается их гражданско-правовой статус. При рассмотрении правового положения владельца инфраструктуры — услугодателя, необходимо исходить из особенностей организации его деятельности по оказанию услуг.

Следует отметить, что ранее на рынке пассажирских и грузовых железнодорожных перевозок регулировка публичного транспорта была прерогативой государства. Однако государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации предусмотрела возможность приватизации предприятий морского, воздушного, внутренневодного, железнодорожного и автомобильного транспорта, которая позволила физическим и юридическим лицам осуществлять предпринимательскую деятельность (перевозка грузов и пассажиров, транспортно-экспедиторские и другие виды работ).

Так, управление перевозочным процессом на железнодорожном транспорте производится централизованно и относится к исключительной компетенции ОАО «Российские железные дороги».

Основными структурными единицами ОАО выступают филиалы и представительства, которые не являются юридическими лицами и наделяются имуществом, принадлежащим обществу. После государственной регистрации ОАО «Российские железные дороги» все 17 управлений железных дорог являются его филиалами. Руководители филиалов назначаются президентом общества и действуют на основании выданных обществом доверенностей. Доверенности руководителям филиалов от имени общества выдает президент общества или лицо, исполняющее его обязанности. Таким образом, в результате реформы на железнодорожном транспорте произошло изменение формы собственности — железнодорожный транспорт из федеральной собственности перешел в частную собственность.

Из этого следует, что деятельность инфраструктуры об оказании услуг по использованию инфраструктуры осуществляется в порядке предпринимательской деятельности.

Предметом договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры является совершение действий, заключающихся в оказании услуг по использованию инфраструктуры. В связи с этим важнейшей его характеристикой является качество оказываемых услуг. Требования к качеству предмета исполнения обязательств по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры определяется по тем же правилам, что и в договоре подряда. Так, согласно ст. 721 Гражданского кодекса РФ качество оказанной исполнителем услуги, т.е. достигнутого им результата, должно соответствовать условиям договора возмездного оказания услуг, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего рода.

Следовательно, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат оказанной услуги должен в момент ее завершения в отношении заказчика обладать свойствами, которые определены самим договором или обычно предъявляемыми требованиями.

Более того, несмотря на то, что услуги в отличие от работ не приводят к возникновению овеществленного результата, их содержание может заключаться не только в совершении определенных действий, но и в достижении определенной цели, которая имеет нематериальный характер. Поэтому будет правильным сказать о том, что результат услуги должен соответствовать определенным требованиям и быть пригодным для использования в течение установленного договором срока, а если таковой отсутствует, то разумного срока.

Поэтому, по мнению автора, было бы целесообразно на законодательном уровне проработать данный вопрос и более точно указать сроки подачи подобных запросов, так как это имеет немаловажное значение как для качества оказываемых услуг, так и при формировании графиков движения поездов на железнодорожных путях всех направлений.

В качестве примера внесения изменений в Правила приведем указание сроков следующим образом: запрос для осуществления перевозок пассажиров, багажа и грузобагажа в прямом железнодорожном сообщении подается не менее чем за 45 календарных дней, но не более 90 календарных дней до предполагаемой даты начала оказания услуг по использованию инфраструктуры.

Так как исследуемый договор относится к возмездным сделкам, то условие о цене следует признать существенным для данного вида договора. Аналогичной позиции придерживается и высшая судебная инстанция: «Ввиду возмездности упомянутого договора, условие о цене как определяемое характером сделки в данном случае является существенными.

Однако отсутствие цены в договоре не является препятствием к его заключению и не делает его незаключенным или недействительным, поскольку согласно п. 3 ст. 424 Гражданского кодекса РФ в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

При этом в соответствии с п. 54 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8, если цена определяется исходя из сравнимых обстоятельств, наличие таких обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При недостижении соглашения о цене договор считается незаключенным. Также признается незаключенным договор, если в нем отсутствует цена, признанная существенным условием такого договора.

В соответствии с п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации существенными условиями договора являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных нормативных актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Однако, по мнению автора статьи, перечень существенных условий настоящего договора не является полным. Это подтверждается тем, что в Примерной форме договора (раздел II приложения № 1 к Правилам оказания услуг) законодатель включает в содержание договора условия об обязанностях сторон, но о правах сторон речи не идет. А в п. 13 ч. III Правил оказания услуг условия о предмете, правах и обязанностях сторон и вовсе не упоминаются. Такое представление о существенных условиях договора является ошибочным, так как условия о предмете, правах и обязанностях сторон относятся именно к тем условиям, которые названы в ст. 432 Гражданского кодекса РФ.

Следовательно, необходимо на законодательном уровне внести соответствующие изменения и в Правила оказания услуг, и в Примерную форму договора (приложение № 1 к Правилам оказания услуг).

Автор предлагает внести изменения и изложить п. 13 ч. III Правил оказания услуг в следующей редакции: «...существенными условиями договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры являются предмет договора, права и обязанности сторон, предполагаемый объем и сроки осуществления перевозок, перечень и стоимость оказываемых услуг, порядок расчетов и способы оплаты услуг, ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе порядок возмещения ущерба, причиненного третьим лицам таким неисполнением или ненадлежащим исполнением, положения об организации вагонопотоков, регулирование обращения локомотивов и вагонов, установление порядка технического обслуживания и эксплуатации железнодорожного подвижного состава, а также ответственность сторон по обязательствам, вытекающим из договора перевозки железнодорожным транспортом».

20    Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 9. 1996, Вестник ВАС РФ. № 9. 1996.

Следующими структурными элементами договора, которые необходимо назвать, являются такие элементы как: порядок заключения, изменения и расторжения договора; исполнение и прекращение обязательств по договору.

По общему правилу порядок и процедура заключения договоров определяются в основном правилами главы 28 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Исходя из того, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, основные положения о заключении договоров не формулируют особых правил, относящихся только к организациям. Согласно ст. 432 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Договор заключается посредством направления оферты (предложение заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

В договоре об оказании услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта оферту направляет владелец инфраструктуры. Поскольку данный договор является публичным, т.е. заключить договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры может любой перевозчик, который согласен с предложенными условиями, то и оферта соответственно будет публичной. Согласие перевозчика (его акцепт на предложение владельца инфраструктуры) выражается в том, что он при осуществлении перевозок пассажиров, грузов, багажа и грузобагажа для каждой конкретной перевозки предоставляет владельцу инфраструктуры запрос об оказании услуг по использованию инфраструктуры. При заключении договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования существенные условия определяются в запросе, который после согласования сторонами приобщается в качестве приложения к договору. А для осуществления разовой перевозки согласованные данные, указанные в соответствующих графах запроса, вносятся непосредственно в текст договора. Оформление, направление и согласование запроса производится в соответствии с Правилами оказания услуг по использованию инфраструктуры.

Согласно п. 18 Правил запрос, заверенный печатью перевозчика и подписью его уполномоченного представителя, представляется в двух экземплярах владельцу инфраструктуры. Затем владельцем инфраструктуры запрос регистрируется в реестре запросов в день поступления с указанием даты и времени поступления, а также присвоенного регистрационного номера. Причем порядок ведения реестра запросов устанавливается са¬мим владельцем инфраструктуры.

Важное значение при заключении договора приобретает вопрос о времени и месте его заключения. Поскольку возможность оказания услуг по использованию инфраструктуры в конкретный период времени для осуществления перевозок пасса¬жиров, грузов, багажа и грузобагажа определяется владельцем инфраструктуры на основании графика движения поездов с учетом данных об ограничении пропускной способности инфраструктуры. Данный график разрабатывается владельцем инфраструктуры в соответствии с требованиями Устава (ст. 52). Однако владелец инфраструктуры может разработать индивидуальный график движения поездов по обращению перевозчика, но на основании отдельного договора.

Заключенные договоры должны исполняться на тех условиях, на которых было достигнуто соглашение сторон, и не должны изменяться. Данное общее правило придает устойчивость гражданскому обороту. Однако владелец инфраструктуры и перевозчик как субъекты этого оборота свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Это проявляется в том, что в период действия договора в соответствии с законом стороны по своему соглашению могут как изменить, так и расторгнуть его при условии, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом РФ, другими законами или самим договором (п. 1 ст. 450). К примеру, в соответствии с п. 25 Правил оказания услуг перевозчик вправе обратиться в письменной форме к владельцу инфраструктуры с просьбой о внесении изменений в согласованный запрос.

По справедливому замечанию А.Ю. Кабалкина, изменение договора означает, что при сохранении его силы в целом то или иное условие либо некоторые из них, в том числе связанные с исполнением договорных обязанностей, формулируются по- новому по сравнению с тем, как это было зафиксировано первоначально при заключении договора . Расторжение же договора всегда приводит к его досрочному прекращению.

Изменение договора является основанием возникновения договорного обязательства как юридического факта, который влечет за собой изменение тех обязательств, которые ранее возникли на основании изменяемого договора. В таком случае способы и формы изменения договора должны соответствовать нормам об изменении обязательств.

Рассмотрение категорий заключения, изменения и расторжения договора дают возможность автору определить указанные категории как волевое действие управомоченного лица (лиц), имеющее целью возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей сторон по соглашению в соответствующих случаях оказания услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта.

Проблема исполнения и прекращения обязательств по оказанию услуг инфраструктурой составляет одну из сложнейших и интересных разделов обязательства, возникающего из соответствующего договорного типа между его сторонами, и имеет важный теоретический аспект при изучении общей теории обязательств. По общему правилу, исполнение обязательства состоит в совершении его сторонами определенных действий, составляющих содержание их прав и обязанностей, целью которого является прекращение обязательства его исполнением. Вместе с тем, в специальной литературе, посвященной обязательствам, в общем этот вопрос совершенно не изучен , что вполне объяснимо, поскольку традиционно учение об исполнении обязательств строилось исключительно на основе изучения обязательств о передаче имущества, и лишь в некоторых случаях, когда имелся неовеществленный результат, данное учение затрагивало обязательства, направленные на осуществление действий.

Итак, под исполнением обязательства понимается «совершение должником действия (или воздержание от такового), обусловленного содержанием обязательства» , т.е. действия, определяемого через права и обязанности сторон обязательства. Так как услуги инфраструктуры являются операцией, которая проявляется в активной форме поведения, соответствующие обязательства должны исполняться путем совершения владельцем инфраструктуры известной последовательности ряда действий, которые объединены одной целью — выполнить обязанность для удовлетворения права требования перевозчика или наоборот выполнение аналогичных действий перевозчиком для удовлетворения права требования владельца инфраструктуры.

Следовательно, можно отметить, что исполнение обязательства по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры, исходя из специфики объекта подобного обязательства, предполагает лишь активную форму поведения, т.е. совершение обязанным лицом оговоренных действий, которые представляют собой операцию или деятельность, характеризующие саму услугу.

Анализ проблемы исполнения и прекращения договора позволяет прийти к определенному заключению. Исполнение обязательств по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры, заключенному между владельцем инфраструктуры и перевозчиком, должно осуществляться при соблюдении определенных принципов. К ним следует отнести:
—    принцип совершения сторонами действий, которые предусмотрены договором и законом;
—    принцип фактического исполнения обязательств по договору;
—    принцип надлежащего исполнения обязательств по договору;
—    принцип распределения риска неисполнения обязательства по договору;
—    принцип качественного исполнения обязательств по договору;
—    принцип одностороннего исполнения обязательств по договору;
—    принцип сотрудничества сторон в процессе исполнения обязательства по договору;
—    принцип встречного исполнения обязательств по договору;
—    принцип реального исполнения обязательств по договору;
—    принцип одностороннего отказа перевозчика от исполнения обязательств по договору.

Указание на какую-либо иерархическую последовательность соблюдения вышеперечисленных принципов, а также оказание предпочтения одному или нескольким из них не имеет смысла, поскольку только при соблюдении всех указанных принципов можно говорить о надлежащем исполнении и прекращении обязательств по исследуемому договору.

Институт ответственности в гражданском праве всегда вызывал повышенный интерес как у ученых, так и у практикующих юристов. На протяжении ряда лет ведется полемика по вопросам понятия и сущности ответственности, в результате чего в гражданско-правовой науке сложились различные взгляды по принципиальным вопросам, а сам термин «ответственность» ученые трактуют по-разному. По общему правилу, наиболее приемлемым принято считать определение, которое дал О.С. Иоффе в своем труде «Обязательственное право»: «Гражданско-правовая ответственность — это санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя неблагоприятные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав, а также возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей .

Как правило, основания и меры ответственности устанавливаются Гражданским кодексом РФ, и поскольку глава 39 ГК РФ не содержит какого-либо указания на порядок регулирования ответственности сторон по договору возмездного оказания услуг, это означает, что ответственность сторон в данном виде договора регулируется по общим правилам, предусмотренным ГК РФ.

Помимо этих общих правил ГК РФ, ответственность владельцев инфраструктуры и перевозчиков регулируется нормами Устава железнодорожного транспорта.

Центр тяжести ответственности по исследуемому договору лежит на владельце инфраструктуры, так как именно его деятельность составляет основное содержание этого договора. И поскольку его деятельность является предпринимательской, он несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих договорных обязательств даже тогда, когда его вины в этом нет. Освобождение от ответственности возможно лишь при условии, если владелец инфраструктуры докажет, что нарушение его договорных обязательств произошло вследствие непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств) — наводнения, землетрясения, извержения вулкана, цунами, военных действий, забастовки и т.д.

В Примерной форме договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры (приложение № 1 к Правилам оказания услуг) сказано, что если какое-нибудь из этих обстоятельств непосредственно повлияло на сроки исполнения обязательств, установленных договором, то срок исполнения таких обязательств увеличивается на время, в течение которого действовало данное обстоятельство.

При этом не могут быть, отнесены к обстоятельствам непреодолимой силы случаи, а стороны не освобождаются от ответственности, когда нарушения обязанностей со стороны контрагентов должника произошли из-за отсутствия на рынке нужных для исполнения товаров и отсутствия у должника необходимых денежных средств (ст. 401 п.3 ГК РФ).

Если же невозможность исполнения договора возникла по вине заказчика, последний обязан оплатить услуги в полном объеме (ст. 781 п. 2 ГК РФ), и, по мнению диссертанта, данная обязанность заказчика представляет собой не сам долг по договору, а ответственность за нарушение обязательства.

При неисполнении договорных обязательства из-за обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, заказчик должен возместить исполнителю только фактически произведенные им расходы по исполнению обязательства об оказании услуг, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг (ст. 781 п. 3 ГК РФ).

В ГК РФ не закреплены правила поведения на случай невозможности исполнения обязательства, возникших по обстоятельствам за которые отвечает сам исполнитель, а поэтому ст. 115 Устава железнодорожного транспорта в таких случаях на владельца инфраструктуры возложена обязанность возмещения перевозчику реального ущерба, причиненного таким неисполнением или ненадлежащим исполнением, т.е. без возмещения упущенной выгоды.

В этом случае владелец инфраструктуры как исполнитель не вправе требовать оплаты услуги, а если она уже оплачена перевозчиком, обязан возвратить полученную от него денежную сумму, а также возместить иные убытки и уплатить неустойку, если она предусмотрена договором (ст. 394 ГК РФ). Устав же ограничивает ответственность владельца инфраструктуры обязанностью возмещения перевозчику лишь стоимости реального 37 ущерба.

По мнению автора, такой либерализм законодателя по отношению к исполнителю представляется искажением принципа правовой справедливости, ущемляет права заказчика и создает условия для нарушения договорной дисциплины исполнителем и проявления монополизма с его стороны, поэтому автором статьи предлагается дополнить Устав железнодорожного транспорта обязанностью исполнителя возмещать заказчику в данных случаях не только реальный ущерб, причиненный неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательства, но и полную стоимость упущенной выгоды.

Вред (или ущерб) может носить как договорный, так и вне- договорный характер, а поэтому необходимо отграничивать ответственность владельца инфраструктуры за вред, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих договорных обязательств от вреда, возникшего вследствие каких-либо производственных и прочих недостатков услуг.

В случае если оказываемые владельцем инфраструктуры услуги не соответствуют тем, о которых шла речь в заключаемом договоре, он несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, взятых на себя по договору. Например, при несоблюдении владельцем инфраструктуры срока информирования перевозчика об изменениях графика движения поездов, он уплачивает перевозчику штраф, установленный в соответствии с законом. Также на основании данной нормы владелец инфраструктуры не вправе устанавливать какую-либо дополнительную плату за оказываемые услуги.

На основании ст. 780 ГК РФ владелец инфраструктуры обязан оказать услугу лично, а возможность возложения исполнения обязательств на другое лицо должна быть предусмотрена самим договором. Данная норма устанавливает для договора возмездного оказания услуг исключение из общего правила ст. 313 ГК РФ о возможности возложения должником исполнения обязательств на третье лицо. Если же такое возложение имело место, то имеет место и нарушение обязательств. Такое нередко бывает в результате реорганизации юридического лица (владельца инфраструктуры), предоставляющего услуги, но законодатель не предусмотрел никакой ответственности за данное нарушение обязательств, оставляя решение этого вопроса на усмотрение сторон. Обычно договором не предусматривается уплата неустойки за перекладывание исполнителем своих обязанностей на третье лицо, и поэтому ответственность исполнителя может выражаться только в форме возмещения убытков, причиненных действиями лица, которое его замещало. Но если заказчик никаких убытков не понес, то исполнитель никакой ответственности не несет.

По мнению А.В. Мирошника , ситуацию, когда исполнитель не оказывает услугу лично, исходя из положений п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса РФ, следует квалифицировать как отказ исполнителя от исполнения обязательств, поскольку, передавая обязанности другому лицу, первоначальный исполнитель устранился от выполнения лежащих на нем обязанностей. В то же время его заместитель является ненадлежащим должником, он не состоит в договорных связях с заказчиком, и последний вправе не принимать от него исполнение. Такой отказ допускается только при условии полного возмещения заказчику понесенных убытков. Исключений из этого правила ст. 782 Гражданского кодекса РФ не содержит.

В основном, соглашаясь с А.В. Мирошником, автор настоя¬щей работы считает, что внедоговорное возложение обязанностей на третье лицо влечет не только отказ основного исполнителя от исполнения договорных обязанностей, но и недействительность заключения такого договора, поскольку не соответствует требованиям закона. А согласно ст. 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Кроме того, возникают новые обстоятельства для признания данной сделки недействительной, так как заключение договора может совершаться с целью прикрыть другую сделку между основным исполнителем и третьим лицом, а согласно нормам п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ данная сделка является притворной, т.е. ничтожна. Соответственно, в первом и втором случае применяются общие правила недействительности сделок согласно §2 гл. 9 Гражданского кодекса РФ.

Услуги по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта могут оказываться несколькими владельцами инфраструктур, т.е. на основании договора, заключаемого от имени перевозчика, владельцем инфраструктуры с владельцами других инфраструктур (ст. 50 Устава). И если перевозки пасса¬жиров, грузов, багажа, грузобагажа осуществлялись с участием нескольких инфраструктур, то ответственность перед перевозчиком несет тот владелец инфраструктуры, который виновен в неисполнении или ненадлежащем исполнении своих обязательств, связанных с указанными перевозками (ч. 2 ст. 115 Устава).

В науке гражданского права нет единства мнений по поводу форм ответственности. Одни авторы полагают, что формами ответственности являются возмещение убытков, уплата неустойки, потеря задатка, а также различные санкции, применяемые в обязательствах отдельных видов. Другие считают, что перечень форм ответственности открыт. Однако, бесспорно, основными формами ответственности являются возмещение убытков и взыскание неустойки. Специальное законодательство, посвященное железнодорожному транспорту, предусматривает, что выплатой неустойки в основном обременен перевозчик, а владелец инфраструктуры выплачивает штраф только лишь при несоблюдении срока информирования перевозчика об изменении графика движения пассажирских поездов.

Такой подход со стороны законодателя автору представляется весьма неудачным, поскольку в данном случае владелец инфраструктуры находится в лучшем положении, чем перевозчик, и тем самым нарушаются права перевозчика. Это видно из предлагаемого Правилами оказания услуг Примерного договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры.

По мнению автора, возмещение реального ущерба не должно освобождать владельца от взыскания с него убытков неустойки, и такое освобождение является необоснованным либерализмом, создающим условия для нарушений договорных обязательств и порождения проявлений монополизма.

Ответственности перевозчика по договору об оказании ус¬луг по использованию инфраструктуры в специальном законодательстве посвящено немного правовых норм. Это связано с тем, что основной обязанностью перевозчика является оплата предоставленных владельцем инфраструктуры услуг, а поэтому последствия неисполнения таких обязательств, предусмотренные нормами ГК РФ, нет необходимости дублировать в специальном законодательстве, посвященном железнодорожному транспорту.

Вместе с тем регламентация ответственности перевозчика по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры отличается некоторой детализацией и дифференциацией. В частности, обязанностью перевозчика возместить владельцу инфраструктуры реальный ущерб, причиненный неисполнением или ненадлежащем исполнением своих договорных обязательств (ч. 3 ст. 115 Устава), правом владельца инфраструктуры прекратить предоставление услуг перевозчику при несоблюдении послед¬ним правил безопасности перевозочного процесса до устранения такого нарушений (п. 15 Правил оказания услуг) и т.д.

Следует обратить внимание на то, что ст. 115 Устава не предусматривает возмещение перевозчиком неполученных доходов и компенсации вреда, причиненного таким нарушением. Поэтому сделанное ранее предложение о внеснии изменения в ст. 115 Устава в отношении ответственности владельца инфраструктуры дополняется предложением о введении в данную статью такой же ответственности и в отношении перевозчика, возложив на него обязанность возмещать владельцу инфраструктуры как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, причиненные нарушением договорных обязательств, а также неустойку, если она предусмотрена договором.

Проблема своевременной оплаты перевозчиком услуги, предоставляемой владельцем инфраструктуры, может быть решена положениями ст. 395 ГК РФ, предусматривающей возможность взыскания с нарушителя процентов за пользование денежными средствами.

В литературе можно найти различные точки зрения по вопросу процентов, начисляемых за неисполнение денежных обязательств. В известной работе М.И. Брагинского и В.В. Витрянского  приведен обзор мнений по данному вопросу различных авторов. Так, одни считали, что проценты представляют собой компенсацию или вознаграждение за пользование чужими деньгами. Этой точки зрения последовательно придерживался Л.А. Лунц, указывая, что «проценты представляют собой периодически начисляемое на должника денежное вознаграждение за пользование «чужим» капиталом в размере, не зависящем от результатов использования капитала» . В дальнейшем он полагал, что «было бы правильно утверждать, что проценты, при¬читающиеся кредитору в случае просрочки должника, являются формой возмещения убытков, но проценты и в этом случае причитаются кредитору независимо от наличия или отсутствия убытков у кредитора». Аналогичной позиции придерживался М.Г. Розенберг.

Некоторые авторы полагали, что проценты — это разновидность убытков.

Вместе с тем, анализ различных точек зрения по этому вопросу, а также и на основании полученных результатов, судебной практики можно сделать вывод о том, что взыскание процентов, предусмотрено в ст. 395 ГК РФ, следует считать одной из форм ответственности за нарушение обязательств.

Проценты подлежат уплате только на сумму долга по денежному обязательству и не должны распространяться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом. Они подлежат уплате за весь период пользования чужими денежными средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.

Исходя из того, что взыскание процентов признается мерой ответственности, они могут быть начислены и взысканы только при наличии полного состава правонарушения, что предполагает наличие противоправности поведения должника, причиненного вреда, причинной связи, а также его вину (в отдельных случаях без вины).

Кроме того, для взыскания процентов с заказчика по ст. 395 ГК РФ необходимо установить, что, задерживая платеж, он умышленно пользовался соответствующей денежной суммой, на которую начисляется этот процент, зная о неправомерности такого пользования. Например, если просрочка платежа возникла из-за несвоевременного информирования об этом должника либо кредитор допустил несоблюдение досудебного порядка разрешения спора, возникшего в связи с данной просрочкой, то вины должника в этом нет.

Рассматривая вопрос ответственности по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры с учетом общего учения о гражданско-правовой ответственности и специального законодательства, определяющего ответственность сторон по договору, нельзя обойти стороной вопрос об ответственности за вред, причиненный третьим лицам при оказании услуг. Под третьими лицами понимаются иные участники исследуемого перевозочного процесса - грузоотправителей, грузополучателей, пассажиров, а также работников железной дороги и лиц, привлекаемые перевозчиком для осуществления погрузочноразгрузочных работ, поскольку интересы именно этих лиц могут пострадать при нарушении обязательств по договору об оказании услуг по использованию инфраструктуры.

Ущерб, причиненный третьим лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств владельцем инфраструктуры и (или) перевозчиком, возмещается последними в порядке и размерах, которые предусмотрены законодательством РФ (ст. 115 п. 4 Устава железнодорожного транспорта РФ). Однако авторы комментариев к Уставу железнодорожного транспорта РФ  считают, что, по всей видимости, законодателем допущена неточность, поскольку владелец инфраструктуры и перевозчик должны возмещать третьим лицам не ущерб, а вред.

С данной точкой зрения нельзя не согласиться, поскольку ответственность перевозчика и владельца инфраструктуры перед третьим лицом является внедоговорной (деликтной), а последняя, как правило, возникает в момент причинения вреда имуществу или лицу, которое ранее не состояло в обязательственном правоотношении с причинителем этого вреда. В соответствии с этим она, кроме общих правил о гражданско-правовой ответственности, регулируется специальными нормами об обязательствах из причинения вреда, которые определяются главой 59 ГК РФ.

Для тех случаев, когда имеет место обязательство с множественностью лиц, т.е. в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников, общим правилом является положение о долевом характере этих обязательств и о долевой ответственности за их нарушение (ст. 321 ГК РФ), при котором каждый должник обязан исполнить обязательство в своей доле. Солидарная ответственность, согласно ст. 332 Гражданского кодекса РФ, имеет место, если она предусмотрена законом или договором и является более строгим видом ответственности, чем долевая.

Учитывая это, можно сказать, что к обязательствам из причинения вреда третьим лицам, вытекающим из договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры возможно применение долевой ответственности, а значит и право причинителя вреда, возместившего совместно причиненный вред, требовать с каждого из других причинителей этого вреда долю выплаты потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда. При невозможности же определить степень вины причинителей вреда, доли по возмещению этого вреда признаются равными.

Автор статьи считает, что солидарная ответственность является более удобной для кредитора, так как предоставляет больше возможностей по реальному удовлетворению имеющихся у кредитора требований к ответственным лицам, каждое из которых находится под угрозой привлечения к ответственности в полном объеме.

Вместе с тем солидарную ответственность нельзя путать с субсидиарной ответственностью, предусмотренной ст. 399 ГК РФ, поскольку по субсидиарной ответственности до предъявления требования к лицу, которое в соответствии с законом или иными правовыми актами, или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником, кредитор должен предъявить требования к основному должнику.

В случае с договором об оказании услуг по использованию инфраструктуры субсидиарная ответственность может быть применена при разрешении спора о возмещении вреда, причиненного третьим лицам, только в том случае, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по данному договору явилось следствием причинения вреда третьему лицу.

Особый вид ответственности возникает в случае удовлетворения требования кредитора субсидиарным должником — регрессная ответственность (п. 3 ст. 399 ГК РФ).

Наиболее рельефно своеобразие ответственности за вред, причиненный третьим лицам по рассматриваемому договору, выражается в распределении риска. Если одним из основополагающих признаков договора подряда выступает возложение риска случайного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств на подрядчика, то при нарушении договора на возмездное оказание услуг гражданско-правовая ответственность сторон наступает при наличии вины в форме умысла или неосторожности (ст. 401 п. 1 ГК РФ). Правда, следует отметить, что данное правило носит диспозитивный характер, и законом или договором может быть предусмотрено, что ответственность стороны, нарушившей обязательство, наступает независимо от наличия в нарушении ее вины.

Именно принцип вины, который включает и презумпцию виновности лица, нарушившего обязательство (тот кто нарушил обязательство, признается виновным, если не докажет свою невиновность), действует по отношению к договору услуг.

Не менее важным является тот факт, что третье лицо как потерпевшая сторона при предъявлении требования о возмещении убытков, не обязано доказывать наличие вины той или иной стороны в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, которое послужило причиной нанесения вреда третьему лицу таким неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договору.

Однако из данного правила есть исключение при оказании услуги предпринимателем осуществлении им своей предпринимательской деятельности исполнителя. Это исключение в полной мере распространяется и на договор об оказании услуг по использованию инфраструктуры как разновидность договора возмездного оказания услуг. Предприниматель несет ответственность за нарушение своих договорных обязательств даже и тогда, когда его вины в этом нет. Он может быть освобожден от данной ответственности только при условии, если докажет, что нарушение последовало из-за действий непреодолимой силы, под которыми понимаются так называемые форс-мажорные обстоятельства — стихийные бедствия, эпидемии, землетрясения, войны, крупномасштабные забастовки и т.д. (ст. 401 п. 3 ГК РФ).

В договоре об оказании услуг по использованию инфраструктуры может быть предусмотрено распределение риска неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, повлекших причинение вреда третьим лицам (ст. 707 ГК РФ), поскольку третье лицо находится в точно таком же положении, как владелец инфраструктуры и перевозчик. Анализируя судебную практику, диссертант находит в ней подтверждение данным выводам.

Отсутствие же в Уставе указания на вид, размер и порядок применения ответственности по отношению к сторонам за вред, причиненный третьим лицам по договору об оказании услуг, представляется диссертанту обоснованным, поскольку такой порядок определен ГК РФ, а применение основополагающих принципов гражданского права по отношению к данному вопросу весьма целесообразно и правильно.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (3) 2008



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный (все регионы)!