Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Право стран СНГ Сравнительный анализ получения информации органами государственной власти: опыт Украины и европейских стран

Сравнительный анализ получения информации органами государственной власти: опыт Украины и европейских стран



Современное информационное общество формируется и эффективно развивается в условиях гражданского правового демократического общества, которое базируется на безусловном применении правового закона. Роль права в жизни информационного общества является решающей, поэтому органы государственной власти обязаны соблюдать законы при получении необходимой информации. Так в ст. 6 Конституции Украины отмечено, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти осуществляют свои полномочия в установленных Конституцией Украины пределах и в соответствии с законами Украины.

Демократические преобразования, которые происходят в украинском обществе, предопределяют формирование новых видов отношений между государством, гражданами и институтами гражданского общества. Информационная открытость органов государственной власти, доступность административных услуг для граждан становятся основными приоритетами развития государственного аппарата. Однако для надлежащего удовлетворения и защиты прав и интересов граждан органы государственной власти Украины обязаны осуществлять важные государственные функции, связанные с необходимостью получения информации. Постепенно, с развитием информационно-компьютерных технологий определение целесообразности и необходимости правового регулирования тех или иных общественных отношений становится все более проблематичным. Это предопределяет актуальность научных исследований относительно состава и объема полномочий участников информационных отношений.

Государственные органы являются полноправными участниками таких отношений, однако, в отличие от других субъектов, вступают в информационные отношения исключительно на основании и в соответствии с нормами права. Возникает теоретический вопрос относительно видов информации, которую могут получать органы государственной власти Украины. Проблематика правового регулирования порядка получения информации, обеспечения доступа к ней и другие смежные проблемы остаются предметом исследований отечественных и зарубежных исследователей в отрасли информационного права и правовой науки. Сегодня фактически отсутствуют монографические исследования относительно зарубежного опыта правового регулирования получения органами государственной власти информации, нет. Отдельные выводы о регулировании информационных отношений в зарубежных странах и на межгосударственном уровне делает А.И. Марущак, однако этот автор акцентирует внимание преимущественно на исследовании доступа граждан к информации, то есть к сведениям о деятельности государства и его органов, а также к информации, которая находится в их владении,  однако не раскрывает вопрос получения информации органами государственной власти.

Полезным и информативным трудом являются сборники законодательных актов, сформированные специалистами Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины и Госкомтелерадио Украины, в частности, информационное законодательство стран Европы, Азии, СНГ и Балтии, хотя отмеченные труды не содержат законодательных актов, которые касаются правовых возможностей органов государственной власти относительно получения информации. Много законов содержат дифференциацию информации в зависимости от режима доступа к ней, например, закон Латвии разделяет информацию на общедоступную и информацию с ограниченным доступом.  При этом возможности органов власти Латвии относительно получения таких видов информации на уровне законов не раскрываются.

В своих научных трудах вопросы информационных прав и обязанностей разных субъектов раскрывают такие ученые: В.М. Брыжко, О.С. Денисова, Р.А. Калюжный, Т.А. Костецкая, Е.В. Кохановская, Л.В. Кузенко, О.В. Логинов, А.И. Марущак, О.В. Нестеренко, Е.В. Петров, О.В. Соснин, В.С. Цимбалюк, М.Я. Швец, И.Л. Бачило, В.М. Лопатин, М.А. Федотов, Л.А. Букалерова, В.А. Копылов (Российская Федерация); акцентировали внимание на вопросах государственной информационной политики, защиты информационных ресурсов И.В. Аристова, Б.А. Кормич, О.В. Олийнык и др. Исследовали полномочия органов государственной власти Украины такие ученые: В.Т. Билоус, С.К. Гречанюк, В.И. Гурковский, П.В. Кикоть, О.Д. Крупчан, Н.В. Лебидь, М.А. Микитюк, Д.С. Роговенко.

Закон Литовской Республики о праве на получение информации от государственных учреждений и органов местного самоуправления является аналогом законов о свободе информации, который, однако, не регламентирует вопрос получения органами власти информации с целью выполнения государственных функций.

Закон Словацкой Республики «О свободном доступе к информации» определяет перечень субъектов, обязанных предоставлять доступ к информации: государственные органы, муниципалитеты, а также юридические и физические лица, которым в пределах закона были предоставлены полномочия принимать решение относительно прав и обязанностей физических или юридических лиц в сфере государственного управления. В соответствии с данным законом, запрашивающим лицом может быть любое юридическое или физическое лицо, которое сделало запрос на информацию.  То есть, запрашивающим лицом информации, в соответствии с этим законом, не могут быть органы государственной власти Словацкой Республики.

Обоснованным является и владение органами государственной власти тайной информацией. Соответственно, отдельный сектор законодательства иностранных государств касается вопросов регламентации работы (в частности, и получение другими органами государственной власти) информации, содержащей государственные секреты. Фактически все государства мира имеют законы, которые регламентируют ограничение доступа к государственным секретам. В Большой Британии действует Акт об официальных секретах от 1989 года, который определяет секретную информацию как ведомости по вопросам безопасности и разведки (Security and Intelligence), обороны (Defence), международных отношений (International Relations), расследование преступлений (Crime and Special Investigation Powers). Закон Республики Румыния № 182 от 12 апреля 2002 г. «О защите секретной информации» определяет два вида секретной информации: государственную тайну (state secret information) – информация, которая касается национальной безопасности, раскрытие которой нанесет вред национальной безопасности и обороне государства; и служебную тайну (office secret information) – информация, раскрытие которой может нанести вред публичным или частным юридическим лицам.

Закон Венгерской Республики «О защите государственных секретов» от 13 марта 2008 года раскрывает содержание классифицированной информации и главные принципы ее охраны. Определяется, что лицо, которое засекретило информацию, лицо, во владении которого находится классифицированная информация, лицо, которое осуществляет надзор за режимом секретности, а также лицо, уполномоченное на доступ согласно с законом, могут без оформления разрешения получить доступ к такой информации. Другие лица могут получить доступ лишь с соответствующим разрешением лица, уполномоченного засекречивать информацию.

Среди диссертационных исследований, которые касаются вопросов правового статуса иностранных органов государственной власти, в частности, и в части получения информации, можно выделить роботу В.К. Конах относительно обеспечения информационной безопасности государства как составной системы национальной безопасности (например, США). Эта исследовательница делает вывод о том, что «особенность законодательно-нормативного регулирования США в сфере информационной безопасности заключается в стремлении к согласованию принципа обеспечения права граждан на получение информации и на конфиденциальность их частной жизни и принципа обеспечения безопасности национальной информационной инфраструктуры путем недопущения физического или другого нежелательного вмешательства в национальные информационные системы и ограничению доступа к секретной или «важной» информации».  Действительно, значительное внимание в правовом регулировании информационных отношений в США направлено на обеспечение баланса интересов отдельных лиц, общества и государства.

Вопрос получения органами государственной власти информации частично регламентируется в международно-правовых актах. В частности, об этом прямо или опосредованно идет речь в Окинавской хартии глобального информационного общества, Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 60/45 «Достижения в отрасли информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности» от 8 декабря 2005 г., Женевской Декларации принципов «Построение информационного общества – глобальное задание в новом тысячелетии» от 12 декабря 2003 г. и некоторых других.

Особое внимание следует обратить на последний международный документ, поскольку в нем идет речь о возможностях использования сети Интернет для получения информации и влиянии государственных органов на этот процесс. В Декларации идет речь о том, что управление с использованием Интернета охватывает как технические вопросы, так и вопросы государственной политики. В связи с этим в Декларации указан перечень принципов: политические полномочия по связанным с Интернетом вопросам государственной политики являются суверенным правом государств; государства имеют права и обязанности касательно Интернета, вопросов государственной политики международного уровня; международные организации также играют и должны продолжать играть важную роль в разработке технических стандартов и соответствующей политики относительно Интернета.

Европейская политика в сфере информационных отношений реализуется такими межправительственными региональными организациями как Совет Европы (СЕ), Европейский Союз (ЕС), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Центральноевропейская инициатива (ЦЕИ), Организация Североатлантического Сотрудничества (НАТО), в пределах которых разрешаются проблемы становления информационного общества в Европе, кое-где определяется информационно-правовой статус органов власти.

Концепция и Программа деятельности межправительственной региональной организации ЦЕИ, созданной в 1989 г. с целью многостороннего сотрудничества стран Центральной и Восточной Европы (Украина является страной-участницей ЦЕИ с 1996 г.), предусматривает активное участие стран-участниц в европейских интеграционных процессах, в частности, интеграции в европейское и евроатлантическое информационное пространство. Реальными формами сотрудничества между государствами региона являются общие подходы стран ЦЕИ к решению проблем межгосударственных информационных обменов, развития демократии и плюрализма выражения взглядов, обеспечения основных прав и свобод человека и средств массовой коммуникации, создания объединенной центральноевропейской информационной магистрали, становления информационной экономики, внедрения новых технологий во все виды жизнедеятельности общества.

В пределах ЦЕИ действуют межгосударственные соглашения о сотрудничестве в сфере телекоммуникаций и связи, науки и новых технологий, средств массовой коммуникации, о внедрении и интенсификации программы ЦЕИ–2010 (совместно с ЕС), соглашения о создании и функционировании информационно-документационного центра ЦЕИ и предоставление информационных услуг странам-участницам по вопросам деятельности Инициативы, о связях ЦЕИ с региональными международными организациями и институтами. Вопросы регулирования информационных отношений являются составляющими Сараевской декларации ЦЕИ (1997 г.), Заключительного Загребского документа (1998 г.), соглашений о двустороннем сотрудничестве в пределах Инициативы.

С 1994 года ЕС организовал открытые обсуждения для стран-кандидатов и стран-партнеров по политическим, экономическим, социальным и культурным аспектам информационного общества под эгидой независимого консультативного органа ЕС «Форум информационного общества». Главной целью форума информационного общества являются гарантии сбалансированного рассмотрения всех аспектов и проблем, связанных со становлением информационного общества в Европе, обеспечение возможностей привлечения к деятельности Форума стран-участниц ЕС, стран-участниц ЦЕИ, представителей финансовых, деловых кругов, общественности Центральной и Восточной Европы, для формирования общественного понимания глобальных информационных процессов, определения приоритетных направлений для деятельности и реализации проектов.

Законодательство иностранных государств также регулирует Интернет-отношения. Так, например, во Франции создано электронное правительство («административный Интернет»), которое предусматривает информатизацию судов и доступ к правовой информации и тому подобное.  Рядом с получением разного рода материалов в иностранных государствах предусмотрен доступ и к проектам нормативных актов, что дает возможность гражданам принимать участие в их обсуждении до их утверждения. Например, в США на сайте Regulations.gov, который поддерживает правительство, каждый гражданин может не только ознакомиться с проектом ведомственного нормативного акта, но и предоставить свои комментарии и выразить замечания.  Однако использованию Интернета для удовлетворения информационных потребностей органов государственной власти в связи с выполнением государственных функций уделяется меньше внимания.

В зарубежных странах много внимания уделено борьбе с преступностью, в частности, и в информационной сфере. На международном уровне государства заключают соглашения о юридической помощи по вопросам кибербезопасности, экстрадиции, разграничения разведывательных полномочий, унификации законов таким образом, чтобы киберпреступники могли преследоваться в судебном порядке даже в том случае, когда преступление пост транснациональный характер пересекает границы. Также под действие этих соглашений подпадают действия государства по решению кибервойны и использованию компьютерных нападений как средство военного оружия.  Таким образом, расширяются полномочия органов государственной власти для выявления и прекращения уголовных деяний.

На межгосударственном уровне, например, в Резолюции Совета Европы «Об оперативных запросах правоохранительных органов относительно общественных телекоммуникационных сетей и услуг» (ENFOPOL) от 20 июня 2001 г., подписанной в Брюсселе, определяется, что в соответствии с внутренним законодательством все виды телекоммуникаций могут подлежать перехвату и/или поиску во время ведения расследования. Правоохранительные органы требуют доступа ко всем переданным телекоммуникациям или тем, которые будут переданы, до передачи и/или от номера другого идентификатора целевой службы (служба, которая связана с субъектом перехвата и, как правило, имеет законный правовой перехват), который используется субъектом перехвата (лицо или лица, признанные законом как такие, что их входящая и исходящая связь должна быть перехваченной и отслеженной). В соответствии с запросом и перед осуществлением перехвата правоохранительные органы требуют:
– установление лица-субъекта перехвата, номер службы и другие отличительные признаки;
– предоставление информации о службах и особенности телекоммуникационных систем, которые использует субъект перехвата и поставляют операторы сети/поставщики услуг;
– предоставление информации о технических параметрах передачи информации к контрольному пункту.

Правоохранительные органы требуют от операторов сети/поставщиков услуг осуществлять перехват как можно оперативнее (в срочных случаях – в течение нескольких часов или минут).  Как видим, возможности государственных органов получать информацию в интересах уголовного судопроизводства расширяются в связи со значительной социальной опасностью отдельных видов деяний.

На международно-правовом уровне для государственных органов, которые выполняют правоохранительную функцию, также рекомендуются закреплять расширенные полномочия относительно получения информации. Например, следственным органам рекомендовано на национальном уровне закрепить полномочия относительно получения узкоспециализированной информации от определенных категорий лиц о работе компьютерных систем и обработке данных, которые хранятся у них. 

Изложенное свидетельствует о том, что действующая отечественная система нормативно-правового регулирования отношений относительно реализации получения разными субъектами информации постоянно эволюционирует. Так получение информации – это вид информационной деятельности, которая заключается в приобретении, накоплении в соответствии с действующим законодательством Украины документируемой или публично обнародованной информации гражданами, юридическими лицами или государством. При этом сроки «отрымання» (укр. яз.) и «одержання» (укр. яз.) информации являются тождественными. Для унифицированного применения в информационном законодательстве целесообразно использовать один термин – «получение информации». Это связано со многими причинами объективного и субъективного содержания: бурное развитие информационных технологий, демократизация отношений «человек – государство» и тому подобное. Именно поэтому нуждается в последующем развитии научное обоснование необходимости и пределов правового регулирования общественных отношений, которые возникают по поводу получения органами государственной власти информации. Направление этого научного исследования обусловливается особенностью обнаруженных противоречий, в первую очередь, в сфере правореализации органами государственной власти Украины возможностей относительно получения информации. Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости внедрения полученного научного обоснования порядка получения информации органами государственной власти в практическую деятельность государственных органов.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 9 (52) 2012



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право