Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Прокурорский надзор Соотношение понятий прокурорский надзор и прокурорская деятельность по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей Федеральной службой исполнения наказаний России

Соотношение понятий прокурорский надзор и прокурорская деятельность по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей Федеральной службой исполнения наказаний России

Однозначного подхода к определению понятия проку­рорской деятельности по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей на сегодня не существует. Деятельность органов прокуратуры по соблюдению и испол­нению законов в местах содержания под стражей принято считать прокурорским надзором.

Если заглянуть в юридическую литературу, то видно, что прокурорский надзор рассматривается как:

1)     специфический вид государственной деятельности (от­дельное направление);

2)      самостоятельная отрасль права (юридической науки);

3)      учебная дисциплина.

Остановимся на рассмотрении первых двух категорий, т.к. прокурорский надзор, как учебная дисциплина, в рассма­триваемой сфере правоотношений нас не интересует.

Современная прокуратура как специализированный ор­ган характеризуется определенными специфичными чертами, раскрывающими ее значение:

  1. Органы прокуратуры Российской Федерации являются надзорными. Статья 1 Федерального закона от 17.01.1992 г. № 2202-1 (редакция от 03.07.2016 г.) «О прокуратуре Российской

Федерации» закрепляет первостепенное направление ее дея­тельности - осуществление надзора за соблюдением Консти­туции Российской Федерации, а также законов действующих на территории Российской Федерации. Данный вид надзора контролирует деятельность других органов власти, (всех отрас­левых федеральных органов исполнительной власти; органов власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления; иных государственных и негосударственных органов контроля и надзора). Однако осуществление надзора это не единственное направление деятельности органов про­куратуры.

  1. Прокуратура является правоохранительным органом. Это означает, что она есть один из органов государства, спе­циально предназначенных для осуществления правоохрани­тельной функции присущими ей методами: уголовное пре­следование лиц, совершивших преступление; государственное обвинение в суде; координация деятельности иных правоохра­нительных органов по борьбе с преступностью. Стоит отме­тить, что правоохранительные функции носит не вся деятель­ность органов прокуратуры, участие органов прокуратуры в

Гречин А. В.

Таблица 1. Характеристика лиц, содержащихся в следственных изоляторах и тюрьмах

 

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Количество учреждений - всего

235

237

237

238

227

226

Лимит наполнения (количество мест)

168944

135145

135219

131275

128684

129516

Численность спец контингента - всего

120767

113214

114532

115366

119018

119554

Численность подследственных

32280

31838

34297

34693

36717

39043

Содержатся с нарушением сроков УПК РФ

1278

1111

1259

1401

1737

1278

представительных органах власти или правотворчестве не от­носится к реализации правоохранительной деятельности.

  1. Прокуратура - участник большого количества возни­кающих правоотношений (в основном, охранительных). Про­цессуальным законодательством предусмотрена возможность участия органов прокуратуры в рассмотрении или разреше­нии возникающих правовых споров.

По мнению О. В. Воронина «... основное значение совре­менной российской прокуратуры как органа государственной власти усматривается в обеспечении единого законодатель­ного пространства федеративного государства путем исполь­зования надзорных и правоохранительных методов, а также возможностью участия в качестве представителя государства в возникающих правовых спорах (правоотношениях)».

Но так ли это выглядит на самом деле? Если обратиться к статистике Федеральной службы исполнения наказаний Рос­сии (далее - ФСИН России), аналитическому отчету 2016 года и докладам Генерального прокурора РФ, то можно наблюдать следующее:

  1. Рост количества лиц, содержащихся под стражей в следственных изоляторах ФСИН России с нарушением сроков содержания под стражей, предусмотренных Уголовно-про­цессуальным кодексом Российской Федерации начиная с 2012 года (табл. 1), отсутствие прогрессивной динамики снижения данного нарушения.
  2. Рост количества лиц, содержащихся под стражей в следственных изоляторах ФСИН России, несмотря на ликви­дацию некоторых мест содержания под стражей (табл. 1). Как не странно, наблюдается даже повышение лимитов наполне­ния, несмотря на сокращение мест содержания под стражей. В учреждениях уголовно-исполнительной системы Российской Федерации по состоянию на 1 января 2016 года содержалось 646085 человек, что на 25564 человек меньше по сравнению к началу 2015 года. В том числе: В 218 следственных изоляторах (далее - СИЗО) и 101 помещении, функционирующем в ре­жиме следственного изолятора при исправительных колониях (далее - ПФРСИ), содержалось - 117759 заключенных, что на 357 человек больше.
  3. Нарушения в расчетах статистических данных на ста­дии их обобщения. На наш взгляд, обобщение расчетов по ли­митам наполнения относительно численности лиц, содержа­щихся под стражей в учреждениях уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, бессмысленно без учета при­вязки к конкретному территориальному органу ФСИН Рос­сии. Например, количество лиц, содержащихся под стражей в СИЗО и ПФРСИ Главного управления ФСИН России по Ни­жегородской области соответствует требованиям Федерально­го закона от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ (редакция от 03.07.2016 г.) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (с изменениями и дополнени­ями, вступившими в законную силу 15.07.2016 г.), по обеспе­чению подозреваемых и обвиняемых санитарной площадью в расчете 4 кв. м. на одного человека, даже имеются свободные площади, в отличие от г. Москвы и Московской области, где переполнение в СИЗО в 2014 году в среднем составило 23 - 25 % от вместимости. При обобщении статистических данных (лимиты наполнения и количество лиц, содержащихся под стражей) по России, без учета территориальной принадлеж­ности учреждений уголовно-исполнительной системы Рос­сийской Федерации, происходит поглощение переполнения количества лиц, содержащихся под стражей в одном террито­риальном органе свободными площадями другого. В итоге, на апрель 2016 года, ситуацию в местах содержания под стражей можно охарактеризовать следующим образом - «перелими- том СИЗО в 25 регионах страны».

С учетом данных фактов правомерно возникает вопрос о роли органов прокуратуры при осуществлении надзора по со­блюдению законов в местах содержания под стражей уголов­но-исполнительной системы Российской Федерации. Указан­ные нами нарушения, выявленные только при осуществлении анализа статистических данных (без учета прокурорских про­верок, жалоб и заявлений лиц, содержащихся под стражей), позволяют нам сделать вывод об отсутствии надлежащего прокурорского надзора по соблюдению законов в местах со­держания под стражей ФСИН России. На основании приказа Генерального прокурора от 16.01.2014 г. № 6 «Об организации надзора за исполнением законов администрациями учрежде­ний и органов, исполняющих уголовные наказания, следствен­ных изоляторов при содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», прокурор по со­блюдению законов в местах содержания под стражей ФСИН России обязан не только осуществлять надзор, за исполнени­ем законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу по защите их конституционных прав и законных интересов граждан; не реже одного раза в месяц осуществлять проверки законности содержания лиц, заключенных под стражу, в том числе в нерабочее время; ис­пользовать предоставленные прокурорам полномочия для восстановления нарушенных прав граждан и привлечения к ответственности должностных лиц за невыполнение законных требований прокурора; а также обеспечивать контроль фак­тического устранения выявленных нарушений закона; не реже одного раза в полугодие анализировать и обобщать состояние законности и прокурорского надзора по содержанию лиц, за­ключенных под стражу в СИЗО и ПФРСИ, по рассмотрению и разрешению обращений граждан в данной сфере деятель­ности, качество внесенных подчиненными прокурорами актов реагирования и результаты их рассмотрения и совершенство­вать надзорную деятельность при планировании работы на со­ответствующие периоды.

Основываясь на данных положениях можно сделать сле­дующие выводы:

  1. Пока органами прокуратуры осуществляется надзор, как одно из важных направлений деятельности, за исполнени­ем законов администрациями мест содержания под стражу, защита конституционных прав и законных интересов граждан, находящихся в СИЗО и ПФРСИ будет оставаться на низком уровне, несмотря на преобразования законодательства и су­дебно-правовой системы.
  2. Неэффективность средств прокурорского реагирова­ния на выявленные нарушения законности в СИЗО и ПФРСИ ФСИН России по обеспечению защиты конституционных прав и законных интересов граждан (ряд нарушений носит длящийся характер, а мер по их устранению не выработано и не предпринято).
  3. Не организовано надлежащее взаимодействие органов прокуратуры и администраций СИЗО и ПФРСИ по органи­зации деятельности, направленной на устранение выявленных нарушений законов, в частности, не устранены на протяжении длительного периода времени нарушения прав и интересов лиц, содержащихся под стражей: нарушения требований ста­тьи 33 Федерального закона от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ (редакция от 03.07.2016 г.) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (с изменениями и дополнениями, вступившими в законную силу 15.07.2016 г.); по прежнему допускаются перелимиты в СИЗО.
  4. Необходим пересмотр действующего законодательства в отношении ответственности прокуроров. Выглядит каким-то отрешением от действующего уголовного и административно­го законодательства требования пункта 1 статьи 42 Федераль­ного закона от 17.01.1992 г. № 2202-1 (редакция от 03.07.2016 г.) «О прокуратуре Российской Федерации», когда проверка сообщений о фактах правонарушений прокуроров, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. Это обстоятельство, на наш взгляд, будет способствовать обеспе­чению контроля со стороны органов прокуратуры за факти­ческим устранением выявленных нарушений закона админи­страцией СИЗО и ПФРСИ ФСИН России.

Прокурорский надзор, как самостоятельная отрасль права (юридической науки) на современном этапе все еще встречает критику со стороны ученых и допускает возникшие между ними разногласия. Среди сторонников признания прокурорского надзора как отдельной самостоятельной от­расли Российского права выделяются: С. Г. Березовская, В. Н. Галузо, В. К. Звирбуль, И. И. Мартинович, М. Н. Маршунов, В. Г. Мелкумов, В. С. Тадевосян, А. Ф. Смирнов и др. К числу противников признания прокурорского надзора в качестве от­дельной отрасли права относятся такие видные ученые, как: С. С. Алексеев, А. Я. Вышинский, О. С. Иоффе, М. С. Строгович и др.. Помимо этого, В. Ломовский высказывает мнение о нега­тивном влиянии надзора органов прокуратуры за исполнени­ем законов на отношения с иными государственно-правовыми органами, т.к. исполнение законов предполагает только закон­ную деятельность, в которой прокурору делать нечего.

До настоящего времени вопрос о принадлежности орга­нов прокуратуры к какой-либо из существующих видов госу­дарственной власти не был решен. Данное обстоятельство свя­зано с рядом причин:

  1. Изменение роли прокуратуры на разных периодах ее становления и развития (орган императорской власти, орган уголовного преследования, орган надзора за законностью, многофункциональный (смешанный) орган);
  2. Переход от власти советов, характеризующейся отсут­ствием системы разделения властей, к современному государ­ственно-правовому устройству отложил свой отпечаток на роль органов прокуратуры и их деятельности в местах содер­жания под стражей (надзор за законностью);
  3. Отсутствие четкой определенности в законодательстве относительно природы органов прокуратуры (относится к каждой ветви власти, в то же время в полном объеме не отно­сится ни к одной из них).

Защита конституционных прав и свобод человека - ос­новная цель любого правового государства. Стоящая перед органами прокуратуры такая же цель признает особую роль прокуратуры в формировании правового государства. Вер­ховенство прав и свобод человека в правовом государстве, их защита заключается в неукоснительном соблюдении закре­пленных в законе положений, определяющих правовой ста­тус личности в России, а также регламентирующих порядок, условия и основания его ограничения правил. При этом про­куратура должна действовать только в тех направлениях, кото­рые указаны в законодательстве, поэтому функция надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и законов считается основной, а остальные - второстепенные.

Говоря о самостоятельной отрасли Российского права как прокурорский надзор, стоит отметить главенствующее положение органов прокуратуры в обеспечении и защите пу­бличных интересов, осознание того, что за ними стоит роль представительных органов публичной власти при решении возникающих правовых споров и выполнении надзорных функций. При этом закон, закрепляя эту цель наряду с защи­той прав и свобод человека и гражданина, особо подчеркивает равноценность и равноохраняемость публичных интересов и интересов личности, а также определяющую роль прокурату­ры в достижении этого паритета.

Однако наличие длящихся нарушений законов, выявляе­мых в деятельности СИЗО и ПФРСИ ФСИН России свидетельствуют о том, что прокурорский надзор в данной сфере право­отношений продолжает оставаться на низком уровне. Про «... ухудшение состояния законности в учреждениях уголовно­исполнительной системы ...», в том числе мест содержания под стражей, регулярно сообщается в докладах Генерально­го прокурора Российской Федерации. Это свидетельствует о необходимости кардинально пересмотреть реакцию органов прокуратуры на выявленные нарушения законности в ме­стах содержания под стражей и органах уголовно-исполни­тельной системы РФ в целом, в рамках отдельной самостоя­тельной отрасли Российского права - прокурорского надзора.

Прокурорская деятельность по соблюдению и исполне­нию законов в местах содержания под стражей - это специфи­ческая контрольно-надзорная деятельность централизованных государственных федеральных органов прокуратуры, осущест­вляемая от имени Российской Федерации и направленная на проверку точности соблюдения Конституции РФ и исполне­ния законов, в местах содержания под стражей ФСИН России, действующих на ее территории, а также осуществление кон­троля за фактическим устранением выявленных нарушений законов.

На наш взгляд стоит отказаться от прокурорского надзо­ра за соблюдением законов в СИЗО и ПФРСИ ФСИН России, как несостоятельного направления деятельности прокурату­ры, в пользу прокурорской деятельности по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей по не­скольким причинам:

  1. Прокурорская деятельность по соблюдению и испол­нению законов в местах содержания под стражей, в отличии от прокурорского надзора за соблюдением законов в местах содержания под стражей: является более емким понятием по содержанию в рассматриваемой сфере правоотношений госу­дарственных органов (включает как активные, так и пассивные формы поведения субъектов); является более приемлемым термином для органов прокуратуры по надзору за местами содержания под стражей ФСИН России; содержит более кон­кретную предметную принадлежность.
  2. Сложившаяся ситуация в местах содержания под стра­жей ФСИН России в условиях современного реформирования уголовно-исполнительной системы Российской Федерации; гуманизации в отношении лиц, содержащихся под стражей; использования наказаний и иных мер, не связанных с лише­нием свободы, обусловленных необходимостью приближения к международным стандартам обращения с заключенными создала предпосылки для расширения предмета надзора ор­ганов прокуратуры, в частности, необходимость включения контроля за фактическим устранением администрациями мест содержания под стражей выявленных нарушений закона, а также наделению органов прокуратуры дополнительными полномочиями, направленными на устранение нарушений законов.
  3. Для достижения реальных результатов по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей не стоит ограничиваться проведением межведомственных и ко­ординационных совещаний, а также ежегодными докладами Генерального прокурора РФ, необходима разработка единого алгоритма (тактики) действий прокуроров по пресечению на­рушений законов.
  4. Изменить стратегию оценки деятельности органов про­куратуры с включением в нее пунктов об устраненных наруше­ниях законов.

    ГРЕЧИН Александр Викторович
    адъюнкт заочной формы обучения Академии права и управления ФСИН России, начальник отряда отдела воспитательной работы с осужденными ФКУ ИК-9 (ГУФСИН России по Нижегородской области), майор внутренней службы


   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8 800 500-27-29 (доб. 677)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право