Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Европейское право Причины реформы европейской патентной системы

Причины реформы европейской патентной системы



Причины реформы европейской патентной системы

 



ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Созыкина Е. Э.

17 декабря 2012 г. Европейская комиссия приняла регламенты, имплементирующие механизм продвинутого сотрудничества в целях создания унитарной патентной защиты . К концу 2015 г. планируется запустить работу Единого европейского патентного суда. К действующим на сегодняшний день Европейскому патенту и национальному патенту добавится Единый европейский патент. в данной статье рассмотрены две основные проблемы патентного права ЕС, которые стали причинами реформы: проблема параллельного рассмотрения возражений на выданный Европейский патент в Европейском патентном ведомстве (ЕПв) и судебных споров в национальных судах государств – членов Европейской патентной конвенции (ЕПК) об отмене или изменении Европейского патента, возникающих в первые девять месяцев после выдачи патента, и вторая проблема – проблема параллельных патентных споров о нарушении патентных прав в национальных судах государств – членов ЕПК. По мнению автора, существующая в ЕС процедура защиты патентных прав не может способствовать успешному научно-техническому развитию. данная позиция подтверждена судебной практикой и петициями акторов рынка ЕС, которые приведены в статье.




Получение Европейского патента

В отличие от объектов авторского права, которым для по­лучения защиты не нужна регистрация, объекты промышлен­ной собственности должны быть зарегистрированы. Соответ­ствующий охранный документ - патент - подтверждает права на данный объект интеллектуальной собственности в течение определенного срока и на определенной территории. Терри­ториальные границы защиты ограничены той патентной си­стемой, к которой решил обратиться правообладатель.


На сегодняшний момент в ЕС существует два вида па­тентов. Это национальный патент и Европейский патент, ко­торый представляет собой «связку» национальных патентов государств, где была испрошена защита. Обработкой заявок на европейские патенты и последующими действиями с эти­ми патентами занимается Европейское патентное ведомство (далее - ЕПВ). Создание ЕПВ и процедуры выдачи и аннули­рования патентов регулируются Европейской патентной кон­венцией. В настоящее время членами Конвенции являются 38 государств. Производство по выдаче патента начинается единой заявкой на выдачу патента, с указанием стран, где ис­прашивается защита. Европейский патент представляет со­бой «связку» патентов государств, предоставивших защиту. Патент, выданный через ЕПВ, эквивалентен национальному патенту соответствующих государств. Таким образом, неза­висимо от того, каким органом выдан патент - национальным патентным ведомством или ЕПВ, объем исключительных прав, которые получает правообладатель, определяется националь­ным правом. Национальное право также определяет объем права собственности на патент и способы введения в граждан­ский оборот (как и может ли патент быть отчужден, передан в залог, может ли на него быть обращено взыскание, каким объ­емом прав обладает лицензиат и так далее).

Критика Европейской патентной системы неоднократно поднималась в ходе публичных слушаний. На сегодняшний день система является своего рода налогом на инновационную деятельность. Валидирование патента в 13 странах составляет приблизительно 13 000 евро, в США, для сравнения, 1 800 евро. При этом такая сумма в США покроет территорию всех шта­тов. Расходы на поддержание патента в силе в ЕС в 6 раз боль­ше, чем в США или Японии.





Современная патентная система ЕС фрагментирована. Процедура получения патента достаточно унифицирована, однако когда дело доходит до аннулирования патента либо до судебной защиты нарушенных патентных прав, возникает це­лый ряд проблем, о которых речь далее.

Оспаривание выданных ЕПВ патентов ЕПК предусматривает механизм оспаривания выдан­ных патентов в административном порядке, такой процесс может быть инициирован любой третьей стороной в течение девяти месяцев со дня выдачи патента. Если протест в отно­шении выданного патента не был подан в течение этого девя­тимесячного срока, последующее оспаривание патента будет подчиняться национальным правилам того государства, где патентные права реализуются. Третьи стороны будут вынуж­дены оспаривать патентные права в каждом соответствующем национальном суде по отдельности. Процесс оспаривания патента в ЕПВ осуществляется в Отделе рассмотрения возра­жений (далее - ОРВ). Отдел состоит из трех технически квали­фицированных экспертов, из которых по крайней мере два не принимали участие в процедуре выдачи патента, по которому подано возражение (ст. 19(2) ЕПК). Основания для возражения перечислены в ст. 100 ЕПК:

(i) предмет европейского патента не патентоспособен в смысле статей 52-57;

(ii) европейский патент не раскрывает изобретение с яс­ностью и полнотой, достаточной для его понимания специ­алистом этой сферы;

(iii) предмет европейского патента выходит за пределы цели и содержания, определенных в заявке.


Если возражение соответствует требованиям ст. 102(1) ЕПК, патент (по результатам рассмотрения возражения) либо может сохранить существовавшую защиту, либо будет ото­зван. Результаты обжалования патентов являются частыми ос­нованиями апелляций как со стороны патентодержателя, так и со стороны его оппонента.

Случаи опротестования выданных патентов достаточно часты. Для получения полной картины можно привести све­дения о патентных заявках, поданных в ЕПК в период между 1980 и 2010 гг. Приведенная статистика была получена из PAT- STAT  и содержит данные (собраны и структурированы в та­блице (EEE-PPAT)) о заявленном изобретении, о заявителе. Итак, в этот период было подано 2 196 980  патентных заявок, из них было выдано 1 099 533 патента в период между 1980 и 2007 гг. При этом часть из этих заявок до сих пор находится на рассмотрении (данные на 2011 г.). Например, из всех подан­ных заявок в 2007 г. 70% патентов на март 2011 все еще находи­лись на экспертизе. Из 1 044 069 выданных патентов на первый квартал 2011 г. в отношении 64 946 выданных патентов были поданы возражения, что составляет 6.22% от всех выданных патентов за весь период (1980-2010). И данный процент оста­вался стабильным на протяжении всех 90-х. Многие европей­ские практикующие юристы отмечают длительный срок рас­смотрения возражений, который может достигать нескольких лет. Так, в деле IPCom GmbH & Co Kg v HTC [компания Айпи Ком ГМБХ к компании ЭйчТиСи]8 судья Флойд [Lord Justice Floyd] отметил, что процедура, которая приводится в испол­нение десятилетиями, не может способствовать нуждам столь стремительно развивающейся индустрии. Судья Флойд от­метил, что процедура опротестования Европейского патента должна быть подвержена критике на соответствие ст. 6 ЕКПЧ, которая гарантирует каждому, в случае спора о его граждан­ских правах и обязанностях, справедливое и публичное раз­бирательство дела в разумный срок независимым и беспри­страстным судом. Так, например, в деле Cubist Pharmaceuticals Inc Decision T0612/09 решение об аннулировании патента ЕПВ было вынесено 19 января 2009 г., а слушания по апелляции со­стоялись 10 апреля 2013 г.. Итоговое решение было вынесено на следующий день, 11 апреля 2013 го. Процедура апелляции длилась более 4 лет. В самом решении ЕПВ объясняет столь длительный срок рассмотрения апелляции загруженностью Ведомства.


Несмотря на то, что многие национальные суды не раз­решают инициировать параллельное рассмотрение спора об ограничении или отмене патента, ЕВК не создает препятствий для заявителя возражения выбрать между ЕПВ или нацио­нальным судом до истечения девятимесячного срока. Немец­кие суды не рассматривают споры об отмене и нарушении патента совместно. Для вынесения решения о нарушении па­тентных прав суды Германии применяют тест на «качество» патента, чтобы оценить вероятность того, что патент будет от­менен ЕПВ, при этом не принимая решения о действительно­сти или недействительности патента. Здесь следует заметить, что в немецком суде процесс опротестования патента, по ко­торому вменяется нарушение, займет несколько лет. То есть суды Германии в значительной степени ориентируются на ре­шение ЕПВ.

Разница последствий принятых решений значительна, и решения, принятые на разных уровнях, могут противоречить друг другу. Так, если ЕПВ принял решение отозвать патент, национальный суд восстановить его уже не сможет. И наобо­рот, если национальный суд не аннулировал патент, ЕПВ мо­жет принять решение об его аннулировании. Патент, не ан­нулированный ЕПВ, может быть аннулирован национальным судом на территории этого государства. И наоборот, патент, аннулированный национальным судом, не может уже быть восстановлен на территории этого государства через ЕПВ. Как отмечено ранее, наличие таких параллельных процессов чаще всего обусловлено достаточно длительными сроками рассмо­трения возражений в ЕПВ, которые в среднем могут достигать от 3 до 5 лет. Описанные выше ситуации возможны и приво­дят к чрезмерным судебным расходам и потерянному време­ни. Нельзя также сказать, что процедура опротестования па­тента в ЕПВ общедоступна - сумма расходов составит от 6.000 до 50.000 евро, а в случае ведения параллельного национально­го процесса сумма расходов увеличится более чем в два раза (в зависимости от страны).


 

Национальные суды государств - членов ЕПК, безусловно, знакомы с этой проблемой. Наиболее интересная практика выработана судами Великобритании, которая и будет приве­дена ниже. Она значительно отличается от подхода немецких судов, описанного выше.

В 2008 г. в решении по делу Glaxo Group Ltd к Genetech Inc [компания Граксо Груп к компании Генетех] апелляцион­ный суд Великобритании сформулировал первые рекомен­дации национальным судам на случай возникновения риска параллельного процесса: «В случае, если есть достаточные основания полагать, что национальный суд разрешит спор значительно быстрее, чем ЕПВ, нет необходимости приоста­навливать рассмотрение возражения в национальном суде до вынесения решения ЕПВ». В данном деле было также отме­чено, что патентные споры отличаются от обычных коммерче­ских споров и споров о защите нарушенных патентных прав. Особое значение должно придаваться коммерческой составля­ющей - "business needs to know where it stands", говорится в рекомендации. Ведь, как правило, вопрос о действительности патента возникает не из праздного любопытства, а с целью ис­пользовать собственный патент или выводить продукт на ры­нок. В данном случае длительный процесс приведет не только к расходам, но и к убыткам.


Дальнейшее развитие рекомендаций национальным су­дам было дано в деле IPCom GmbH & CO KG v HTC Europe Co Limited [компания АйПиКом ГМБХ к компании ЭйчТиСи.

IPcom владеет Европейским патентом на технологию до­ступа к сети в зависимости от класса пользователя. Данная технология способна обеспечивать высокий уровень безопас­ности мобильных телекоммуникационных систем. На данный момент смартфоны Nokia [Нокиа] и HTC используют аналоги этой технологии, которые не совсем соответствуют Универ­сальной мобильной телекоммуникационной системе [UMTS], дабы не выплачивать IPcom лицензионные взносы.

Данный патент был выдан 17 марта 2010 г. В течение де­вяти месяцев после выдачи патента в ЕПВ поступило 4 возра­жения, включая возражение Nokia от 18 августа 2010 г. и воз­ражение HTC от 17 декабря 2010 г. Помимо возражения, Nokia подала иск об отмене данного патента в патентный суд Велико­британии 9 апреля 2010 г. IPcom подали встречный иск о нару­шении патентных прав. Среди требований Nokia были также требования о РиНД. 16 июня 2011 г. судом Великобритании патент был признан действительным и важным для Универ­сальной мобильной телекоммуникационной системы, Nokia была признана нарушившей патент, здесь же были рассмотре­ны вопросы о недискриминационном лицензировании. 10 мая 2012 г. было отказано в принятии аппелляционной жалобы.



Выиграв дело, IPcom направили HTC требование о за­ключении лицензионного соглашения. HTC отказалась и по­пыталась обойти подсудность суда Великобритании и подала иск о недействительности этого же патента в Италию с целью протянуть разрешение спора национальными судами до вы­несения решения ЕПВ. Однако 20 января 2012 г. иск в Италии был отозван и суды Великобритании «вернули» свою юрис­дикцию.

Тем временем рассмотрение возражения в ЕПВ продол­жалось, и 25 апреля 2012 г. было вынесено решение об отмене патента. IPcom подали возражение на решение ЕПВ. 11 мая 2012 г. HTC ходатайствовали о приостановлении производ­ства по делу до вынесения решения по апелляции ЕПВ. Суд Великобритании принял решение рассмотреть дела №Ыа и HTC в части лицензионных условий (в случае если ЕПВ при­мет решение о действительности патента), безотносительно к тому, нарушили они патент IPcom или нет. HTC и Nokia согласились участвовать в обсуждении возможных недискри­минационных условий лицензии. Ходатайство о приостанов­лении основного производства было удовлетворено, разре­шение спора было назначено на декабрь 2013 г. Решение ЕПВ должно было быть вынесено в марте 2013 г. HTC согласились принять условия лицензионного соглашения до вынесения решения ЕПВ.



7 марта 2013 г. ЕПВ заседание было отложено, для до­полнительного изучения патента. Следующее заседание на­значили через 9 месяцев. Тем временем HTC ходатайствовали о повторном отложении основного заседания в суде Велико­британии и в суде 1 инстанции получили отказ. Апелляци­онную жалобу также не приняли. В феврале 2014 г. ЕПВ при­знало патент действительным, но все же отсекло некоторые пункты.

Решение апелляционного суда по данному делу крайне интересно. В нем проанализирована предыдущая практика английских судов и даны рекомендации, на основании кото­рых можно сформулировать следующий подход.

Не стоит допускать параллельных процессов просто по­тому, что ЕПК разрешает это. Решение о допущении парал­лельного процесса должно быть принято специализирован­ным национальным патентным судом с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом необходимо помнить, что на­циональные суды могут оценивать действительность только национальной части Европейского патента. Исключительной юрисдикцией суды обладают только в отношении вопросов о нарушении патентных прав. При вынесении подобного ре­шения необходимо соблюсти баланс потенциальных судебных расходов и возможных убытков от непринятия иска к произ­водству, а также баланс интересов. Необходимо удостоверить­ся, что отказ в национальном процессе не лишит стороны тех привилегий и прав, которыми они наделены национальным правом или ЕПВ.


Действительно, достичь абсолютной определенности в разрешении спора невозможно до тех пор, пока он не будет окончательно разрешен в ЕПВ. Однако чем раньше будет достигнута хотя бы какая-то доля определенности, тем лучше для экономических интересов сторон. Несмо­тря на то, что процесс в национальном суде не ставит точку в разрешении спора, разъяснение ключевых разно­гласий может способствовать мирному урегулирования спора.

Интересный фактор, который учитывает право ЕС и ко­торый также нашел отражение в апелляционном решении IPcom к HTC - публичный или общественный интерес. Дума­ем, в российском законодательстве аналогом может являться защита прав потребителя, хотя право ЕС склонно к более ши­рокому толкованию. Так как стороны судебного разбиратель­ства не в состоянии детально предугадать исход дела, их объ­емы инвестирования в инновацию или товар, основанный на данном патенте, уменьшатся, и выгода общества от внедрения новой технологии отложится. В случаях если общественный интерес значительно ущемляется, этот фактор может значи­тельно повлиять на решение принять к производству иск. Так, технология, защищенная патентом IPcom, крайне важна для экстренных служб, так как позволяет подключаться даже к са­мым перегруженным сетям в экстренных ситуациях.


Бремя доказывания недопустимости национального процесса лежит на стороне, которая возражает. В остальных случаях суд соблюдает баланс интересов. Факт того, что патен­тообладатель требует компенсации за нарушение патентных прав, подлежит внимательному рассмотрению. Так как, по общему правилу, такая компенсация не подлежит возмеще­нию в случае решения ЕПВ об отмене или изменении патента.

Таким образом, споры об аннулировании патентов явля­ются исключением из общего правила lis pendens, действую­щего в ЕС, устанавливающего приоритет за судом, куда спор поступил первым по времени. После признания ЕПВ патента действительным, вопрос о параллельности споров между ЕПВ и национальными судами снимается и возникает другой: о па­раллельности национальных споров между одними и теми же сторонами по одному и тому же патенту.



Параллельные национальные патентные споры

Решение ЕПВ о действительности патента IPcom дало толчок новым судебным процессам о нарушении патентных прав, которые находятся в исключительной юрисдикции на­циональных судов. Так, в апреле 2012 г. суд Дюссельдорфа признал компанию Vodafone нарушающей данный патент. А вот в 2014 г. Apple и HTC выиграли споры в суде Мангейма, в 2014 г. Nokia также выиграла спор в Карлсруэ. Таким об­разом, суды одной страны, могут признать нарушение, другой - нет.

Разрешение патентных споров в ЕС фрагментировано. В некоторых странах есть специализированные суды (в судах Испании и Нидерландов есть специализированные подразде­ления), в некоторых нет (Бельгия). Особняком, как уже отмеча­лось выше, стоит Германия - иски о действительности патента и нарушении патентных прав разделены, а соответствующие суды находятся в разных городах. Стоимость разрешения споров также значительно разнится - от 50,000-100,000 евро для дела средней длительности в Бельгии или Испании до 150,000-1,500,000 фунтов для аналогичного дела в Великобри­тании. Различны и сроки рассмотрения дела: от 12 месяцев в Нидерландах до 24-36 в Бельгии и 27 в Италии.

 

Товары и услуги перемещаются в пространстве свободно­го рынка ЕС. В данном контексте нарушение патента может быть следующим: компания (условно) может нарушить па­тент в нескольких государствах-членах либо компания, веду­щая хозяйственную деятельность в любом другом государстве, может нарушить патент в государстве-члене.

В соответствии с Регламентом ЕС № 44/2001 от 22 декабря 200 г. «О юрисдикции, признании и исполнении судебных ре­шений по гражданским и торговым делам» национальные суды осуществляют исключительную юрисдикцию над спора­ми о действительности национальных патентов. Невозможно аннулировать немецкий патент решением суда Дании, даже если этот патент является частью патентной «связки» Евро­пейского патента, выданного ЕПВ.

И наоборот, споры о нарушении прав часто носят между­народный характер. Нарушитель и обладатель часто находят­ся в разных юрисдикциях. По общему правилу, истец может подать иск по месту домицилия ответчика. Однако если на­рушение происходит на территории другой страны, возникает неопределенность.



Например, французская компания нарушает на террито­рии Бельгии бельгийский патент, принадлежащий немецкой компании. Так как иск подается по домицилию нарушителя - то есть во Францию, суд Франции будет не правомочен решать вопрос о действительности патента, а только о его нарушении. Такое положение процессуального законодательства ЕС при­водит к тому, что в вышеописанных ситуациях суды могут от­казаться принимать иски о недействительности патентов. Чего в отношении исков о нарушении патентных прав практически не происходит. Таким образом, нет препятствий к тому, чтобы спор, касающийся одного и того же патента (по искам о не­действительности патента и его нарушении) был рассмотрен в различных государствах-членах. Это возвращает нас обратно к проблеме параллельных процессов, описанной в первой части статьи.

Примером такой фрагментации могут служить недавние патентные споры Samsung и Apple. В период с 2011 по 2013 гг. Samsung Electronics и Apple вели параллельно несколько су­дебных споров в различных юрисдикциях в ЕС, что привело к различным решениям и различным размерам компенсаций. В августе 2011 г. в Нидерландах Samsung запретили реализо­вывать ряд электронных устройств, которые суд признал нару­шающими Европейский патент Apple. В октябре 2011 г. Sam­sung подал иск во Франции и в Италии о нарушении IPhone 4S Apple патента Samsung (покрывающего территорию Франции и Италии) на 3G технологию. В апреле 2013 г. Федеральный патентный суд Германии в рамках данного спора признал дан­ный патент Samsung недействительным. Таким образом, в по­следнее время успех патентных споров в ЕС сводится к поиску наиболее «удобного» суда (forum shopping), что является не­которой лазейкой в конкурентной борьбе компаний.

 

Дорогое, длительное и неоднозначное разрешение па­тентных споров в ЕС стало одной из основных причин созда­ния Единого европейского суда, начало работы которого на­значено на середину этого, 2015 года.

17 декабря 2012 г. Европейская комиссия приняла Регла­менты, имплементирующие механизм продвинутого сотруд­ничества в целях создания унитарной патентной защиты. В проект соглашений входит создание Единого европейского суда и Единого европейского патента. Предполагается отнести к исключительной подсудности суда дела о нарушении Еди­ного европейского патента и Европейского патента. Единый европейский суд объединит центральное подразделение (с по­стоянным местом расположения в Париже, Мюнхене и Лон­доне) и локальные и региональные суды. Апелляционный суд, где можно будет обжаловать решение суда первой инстанции, предполагается открыть Люксембурге. В большинстве случа­ев заявитель либо истец будет иметь возможность выбрать между национальным судом и центральным подразделением. В ст. 32 Соглашения о создании Единого европейского суда представлен перечень дел, которые будут подсудны данному суду. Среди них есть те, что сейчас подсудны национальным. Можно предположить, что реформа действительно разгрузит национальные суды и улучшит работу патентной системы ЕС.


С этим согласны крупнейшие акторы единого рынка ЕС. 25 февраля 2014 г. коалиция из более чем 40 компаний, среди них BlackBerry, Apple Inc., Cisco Systems Inc., Deutsche Telekom AG, Google Inc., Hewlett-Packard Company, Intel Corporation, Microsoft Corporation и другие, выступили с поддержкой ини­циативы создания Единого патентного суда ЕС и участвуют в формировании единых процессуальных правил рассмотрения патентных споров. Так, компания Google в своем Европейском блоге опубликовала: «Существующие правила позволяют не- добрососвестному патентообладателю защищать права на па­тент, который в конце концов оказывается недействительным. Мы считаем, что качество патента должно быть проверено прежде, чем он нанесет удар по 500 миллионам европейских потребителей». Действительно, с таким утверждением слож­но не согласиться. Ведь патентная монополия предполагает добросовестное поведение ее обладателя. А запутанная систе­ма защиты прав лишь заставляет лишь заставляет его действо­вать в обратном направлении.


Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 8 (87) 2015


Европейское право



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право