Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Европейское право Страховое право ЕС: система, источники, основные направления развития

Страховое право ЕС: система, источники, основные направления развития



Страховое право ЕС: система, источники, основные направления развития

 



ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Ищенко Н. Г.

Автор поставил перед собой задачу проанализировать основные аспекты системы страхового права ЕС, его источники, а также определить направления развития. В результате исследования автор делает вывод о том, что страховое право ЕС продолжает развиваться и расширять сферы своего применения.




Страховое право ЕС появилось в результате провозглаше­ния Римским договором об учреждении Европейского эконо­мического сообщества 1957 г. единого рынка товаров и услуг, в том числе, страховых. Под единым рынком товаров и услуг в соответствии с Римским договором следует понимать «про­странство без внутренних границ и барьеров, в котором обе­спечивается в соответствии с положениями настоящего согла­шения свободное движение товаров, лиц, услуг и капитала».

Являясь комплексной отраслью права, страховое право ЕС представляет собой совокупность юридических норм, «при­нятых и применяемых в связи с образованием и функциони­рованием общего страхового рынка в рамках Европейских Сообществ и Европейского Союза на основе и в соответствии с учредительными договорами и общими принципами права».

Следует отметить, что понятие системы права ЕС уже по­нятия системы европейского права, которое, в свою очередь, представляет собой совокупность двух взаимосвязанных право­вых подсистем — интеграционного права и национальных за­конодательств. Таким образом, нормы национального права являются составной частью (подсистемой) европейского пра­ва. Дискуссионным остается вопрос включения норм нацио­нального страхового права государств — членов ЕС в систему страхового права ЕС. С одной стороны, национальные зако­нодательства во многом автономны, самостоятельны и в зна­чительной степени отличаются друг от друга, с другой — есть достаточно большой объем единообразно урегулированных посредством интеграционного права норм. Так, профессор К. Е. Турбина придерживается той точки зрения, что под системой страхового права ЕС следует понимать «совокуп­ность норм международного и национального права каждой из стран-участниц, объединенных единым предметом — стра­ховыми правоотношениями...». С нашей точки зрения, такой подход является правильным и обоснованным, а уже унифи­цированные нормы национальных страховых законодательств являются составной частью страхового права ЕС.


 

Предметом страхового права ЕС следует считать не только страховые правоотношения, но также и отношения, складыва­ющиеся по поводу формирования единого рынка страховых услуг на территории ЕС.

Вопрос относительно методов правового регулирования права ЕС также неоднозначен. Принято считать, что «метод правового регулирования, используемый в праве ЕС, не может быть сведен ни к одному из принятых в национальных системах права. Можно утверждать, что имеет место определенный сим­биоз или переплетение существующих методов».


Целью создания страхового права ЕС стало обеспечение основополагающих принципов Римского договора:

- в соответствии с принципом свободы учреждения (ст. 52 Римского договора) страховая компания, находящаяся в одном государстве — члене ЕС, вправе учреждать дочернюю компа­нию или филиал в другом государстве — члене ЕС;

- в соответствии с принципом свободы оказания услуг (ст. 59 Римского договора) страховая компания, находящаяся в од­ном государстве — члене ЕС, вправе предоставлять свои услу­ги в другом государстве — члене ЕС, не будучи учрежденной во втором государстве;

- принцип свободы движения капитала (ст. 67 Римского до­говора) применительно к страховому праву ЕС означает право страховых компаний свободно инвестировать свои средства на территории любого государства — члена ЕС.


Процессу создания единого страхового рынка препятство­вали серьезные различия в национальных страховых законо­дательствах государств — членов ЕС. В первую очередь, это связано с различием правовых систем — романо-германской и англо-саксонской (Великобритания), где право прецеден­та делает страховое законодательство в меньшей степени си­стематизированным. Но и в странах континентального права различия в регулировании страховых правоотношений были существенными.

Страховое право ЕС включает в себя нормы административ­ного, финансового и гражданского права. И в каждом из госу­дарств — членов ЕС наблюдались различия в национальном страховом законодательстве в сфере регулирования админи­стративно-правовых (регулирование надзора), финансово­правовых (регулирование налогообложения и формирования страховых резервов) и гражданско-правовых (регулирование договора страхования) отношений. Приведем лишь несколько примеров:

1. Наиболее существенные различия касались админи­стративной составляющей страхового законодательства. В частности, надзор за осуществлением страховой деятель­ности в разных странах осуществлялся по-разному. В Вели­кобритании речь шла исключительно о финансовом кон­троле за страховыми обществами, в то время как в странах континентальной Европы надзор также осуществлялся и за условиями страхования и за порядком формирования страховых тарифов. Кроме того, в разных странах надзор велся за разными видами страхования (например, во Фран­ции — за всеми видами страхования, в Германии — за боль­шинством, а в Бельгии исключительно за страхованием жизни и страхованием от несчастного случая на произ­водстве).

2. Что касается регулирования финансовых правоотноше­ний в страховых законодательствах государств — членов ЕС, то различия касались, в первую очередь, различных ставок налога на прибыль страховых организаций. Таким образом, налогообложение страхования регулируется национальным за­конодательством государств — членов ЕС, что создает неравные конкурентные условия осуществления страховой деятельности в разных странах ЕС.

3. В сфере гражданско-правового регулирования разли­чия, прежде всего, касались договора страхования: источников, формы и степени обязательности. Так, в странах континенталь­ной Европы договор страхования регулировался отдельными законодательными актами: в ФРГ — Законом о страховании 1908 г., в Великобритании — судебными решениями. В Велико­британии, в отличие от остальных стран, письменная форма договора была обязательна только для морского страхования (Закон о морском страховании 1906 г.), а степень императив­ности положений определялась сторонами.


Как было отмечено выше, основной особенностью стра­хового рынка ЕС является формирование единого страхового пространства и единообразного страхового законодательства в рамках интеграционного объединения. В результате дли­тельной подготовительной работы были приняты директивы ЕС по страхованию иному, чем страхование жизни, в 1973 г. (Директива 73/239/ЕЕС) и по страхованию жизни в 1979 г. (Ди­ректива 79/267/ЕЕС), заложившие единые правовые основы страхования в ЕС. Эти директивы принято называть «директи­вами первого поколения». Они были посвящены внедрению на территории государств — членов ЕС принципа свободы учреждения страховых организаций, а именно:

- вводились единообразные требования к учреждению и лицензированию страховых компаний;

- устанавливались минимальные требования к платеже­способности страховщиков, минимальному размеру уставного капитала;

- для целей лицензирования вводилась единая классифика­ция видов страхования, включающая 4 класса страхования жиз­ни и 18 классов страхования иного, чем страхование жизни.





Что касается принципов свободы оказания услуг и свободы движения капитала, то они не были охвачены «директивами первого поколения», что вполне логично с точки зрения за­конодателя, принимая во внимание позицию постепенного и поступательного создания единого европейского страхового рынка.

Дальнейшим шагом на пути развития европейского стра­хового законодательства стало принятие «директив второго поколения» по страхованию иному, чем страхование жизни, в 1988 г. (88/357/ЕЕС) и по страхованию жизни в 1990 г. (90/619/ ЕЕС). Основной целью этих директив стало внедрение прин­ципа свободы оказания услуг на территории государств — членов ЕС:

- устранялись наиболее существенные различия в системах государственного надзора за страховой деятельностью;

- вводились единые принципы для оценки финансового со­стояния страховых компаний (единая единица расчетов — экю);

- вводилась «единая лицензия» для страхования определен­ных категорий рисков;

- устанавливались правила по выбору права, применимого к договору страхования;

- вводилось деление рисков на крупные (large risks) и мас­совые (mass risks).


Тем не менее и «вторые» директивы не полностью решали задачи по созданию единого страхового рынка, что было об­условлено комплексностью этих задач и различием в нацио­нальных страховых законодательствах.

В 1992 г. вступили в силу «директивы третьего поколения» по страхованию иному, чем страхование жизни (92/49/ЕЕС), и по страхованию жизни (92/96/ЕЕС), окончательно закрепив­шие принципы свободы учреждения и свободы оказания услуг, провозглашенные Римским договором 1957 г.:

- вводилась концепция «единого разрешения», предусмо­тренная также для кредитных организаций на территории государств — членов ЕС, для проведения страховых операций, которая развивала положения предшествующих директив о «единой лицензии»;

- устанавливался принцип страхового надзора со стороны государства, где первоначально была учреждена страховая ор­ганизация вне зависимости от того, на территории какого госу­дарства — члена ЕС осуществляется страховая деятельность;

- закреплялось право страхователя на выбор любого стра­ховщика, зарегистрированного в любом государстве — члене ЕС, а также право страховых организаций на заключение до­говоров страхования в любом из государств — членов ЕС.


Источники страхового права ЕС

В системе права ЕС, как и страхового права ЕС, можно вы­делить 3 основных вида норм:

- нормы первичного права — положения учредительных договоров, действие которых распространяется как на государ­ства-члены, так и на физические и юридические лица;

- нормы вторичного права — предписания, обязательные для субъектов права ЕС, являющиеся результатом правотвор­чества институтов ЕС;

- нормы третичного права, принятые с целью реализации учредительных договоров.


Наиболее важным представляется деление норм права ЕС по юридической силе (такое же деление применяется и для норм страхового права ЕС):

- учредительные договоры: нормы, закрепленные Римским договором 1957 г., являются первостепенным источником стра­хового права ЕС, своего рода Конституцией ЕС. Нормы уч­редительных договоров являются актами прямого действия, то есть им не нужна имплементация в национальное законо­дательство;

- директивы — это основной источник права ЕС. Именно благодаря директивам формируется право ЕС. Как вытекает из самого термина, директивы указывают направление раз­вития, то есть ставят цели и задачи, а каким способом будет достигнут результат — определяют сами государства — члены ЕС. Директивы требуют имплементации в национальное за­конодательство.


В настоящее время принято более 40 директив, регулирую­щих страхование в рамках ЕС. Это, кроме основополагающих директив «трех поколений», также и директивы, относящи­еся, inter alia, к регулированию перестрахования (например, 64/225/EEC в отношении устранения ограничений на свободу учреждения перестраховочных обществ и свободу оказания услуг по перестрахованию от 25.02.1964 и 2005/68/ЕС о ведении перестраховочной деятельности от 16.11.2005), страхованию деятельности страховых посредников (например, Директива 2002/92/EC о страховых посредниках от 09.12.2002), директивы, относящиеся к отдельным видам страховой деятельности (на­пример, автострахованию), электронной торговле (98/78/EC от 08.06.2000);

- регламенты — юридически обязательные акты прямо­го действия. Однако следует отметить, что роль регламентов в праве ЕС не так велика, как роль директив;

- решения — акты индивидуального характера, обязатель­ные исключительно для адресатов. Часто носят узкоспециали­зированный или технический характер;

- рекомендации — не являются обязательным правовым актом, в то же время отражают позицию органов ЕС по тем или иным вопросам;

- решения Суда ЕС (Court of Justice) — это важнейший ис­точник не только права ЕС в целом, но и страхового права ЕС. Суд ЕС имеет исключительную компетенцию в толковании правовых актов вторичного права, издаваемых органами Со­обществ, а также положений учредительных договоров. Суд ЕС активно участвует в формировании европейского права, страхового права ЕС. Решения Суда ЕС являются обязатель­ными и имеют значение прецедента в части толкования норм права ЕС. Таким образом, национальные судебные органы государств-членов должны следовать решениям Суда ЕС в сво­ей практике. Статья 177 Римского договора предусматривает преюдициальный порядок вынесения судебных решений, в со­ответствии с которым национальные судебные органы вправе обращаться в Суд ЕС за разъяснением норм права ЕС, что имеет большое значение для имплементации, в том числе, страхового права ЕС. «К преюдициальной процедуре могут обращаться судебные органы высших и низших инстанций государств-членов, причем для судебных инстанций, решения которых не подлежат обжалованию, по национальному праву, преюдициальная процедура является обязательной. Практика каждого из государств устанавливает свой порядок обращения либо непосредственно в Суд Сообществ (ФРГ, Нидерланды), либо после апелляции в высшие национальные судебные ор­ганы (Франция, Великобритания)». Само право обращения в Суд ЕС было уставлено в двух делах, ставших классическими: Da Costa Case и Van Gend en Loos Case;

- и, наконец, ст. 230 Римского соглашения закрепляет в ка­честве источника права ЕС международные договоры и конвен­ции. В качестве примера можно привести Конвенцию по про­блеме взаимного признания и исполнения судебных решений от 27 сентября 1968 г.


Субъекты страхового права ЕС. Профессиональные участ­ники страхового рынка ЕС

Страховое право ЕС направлено на формирование единого страхового рынка, в то же время оно регулирует страховые правоотношения и их участников — страховщиков, страхова­телей и страховых посредников. Таким образом, субъектами страхового права ЕС являются государства — члены ЕС, инсти­туты Сообщества, юридические и физические лица. Некоторые правовые акты институтов Сообществ имеют прямое действие, порождая права и обязанности у физических и юридических лиц напрямую, без имплементации в национальное законо­дательство. В решениях Суда ЕС по делам Reyners v Belgium (CaseC-2/74, 21 июня 1974 г.) и Van Binsbergen v Bestuur van de Bedrijfsvereniging voor de Metaalnijverheid (CaseC-33/74, 3 сен­тября 1974 г.) Судом ЕС было установлено, что «положения Римского соглашения о свободе учреждения и свободе предо­ставления услуг имеют прямое действие после окончания пере­ходного двенадцатилетнего периода, то есть 1 января 1970 г., для шести государств — учредителей ЕЭС и с 1 января 1973 г. для Дании, Ирландии и Великобритании (эти государства при­соединились к Римскому соглашению позже)».


Остановимся более подробно на рассмотрении правового положения профессиональных участников страхового рынка ЕС — страховщиков, перестраховщиков и страховых посред­ников.

Прямые страховщики

В отношении страховых организаций в ЕС проводилась по­следовательная работа по унификации, гармонизации и сбли­жению национальных законодательств. Правовое регулиро­вание деятельности страховых организаций осуществляется посредством административно-правовых норм, регламенти­рующих порядок их учреждения, лицензирования, а также страховой надзор за их деятельностью.

Для начала осуществления страховой деятельности необ­ходимо получение лицензии, которая, как правило, выдает­ся на неопределенный срок и только на определенный вид/ класс страхования, в случае соответствия установленным тре­бованиям. Лицензия должна распространяться на весь класс страхования, если только соискатель не захочет заниматься страхованием лишь определенных видов данного класса. Од­ним из основополагающих принципов страхового права ЕС является единая классификация видов (классов) страхования и единая терминология. Всего существует четыре класса стра­хования жизни и восемнадцать классов страхования иного, чем страхование жизни.

Принципиальным является деление страхования на стра­хование жизни и страхование иное, чем страхование жизни, что было установлено еще директивами первого поколения. Смысл этого деления заключается в том, что обязательства, возникающие у страховщиков жизни, являются долгосрочны­ми. Ни одна компания — соискатель не может получить одно­временно лицензии на предоставление услуг по страхованию жизни и страхованию иному, чем страхование жизни. Суще­ствует единственное исключение: в случае, если компания, осу­ществляющая страхование жизни, обращается за получением лицензии на страхование от несчастных случаев и на случай болезни, и наоборот. Такие компании, а также компании, ко­торые на 15 марта 1979 г. предоставляли услуги по страхованию жизни и услуги по страхованию иному, чем страхование жиз­ни, вправе продолжать работать таким образом при условии раздельного предоставления этих услуг и независимого управ­ления ими. В связи с таким делением многие страны были вынуждены менять свое страховое законодательство, однако переходный период в 15 лет, выделенный ЕС для этих целей, оказался вполне достаточным.


К страховщикам жизни и «не жизни» предъявляются раз­личные требования к размеру уставного капитала, к расчету страховых резервов, к минимальному гарантийному фонду и т.д.

Директивами ЕС было введено единое разрешение («single authorization») на осуществление страховой деятельности на всей территории ЕС и установлен принцип осуществления страхового надзора только со стороны государства, на террито­рии которого расположен головной офис страховой компании. Система единого разрешения явилась логическим продол­жением положений директив «второго поколения» о единой лицензии. Суть этого принципа состоит в том, что любая страховая организация с головным офисом, зарегистрирован­ным в любом из государств — членов ЕС, вправе осуществлять страховую деятельность через свои филиалы или путем транс-граничной торговли, что является реализацией принципов свободы учреждения и свободы оказания услуг.

Организационной формой деятельности страховщиков могут быть акционерные страховые организации (акционер­ные общества и общества с ограниченной ответственностью) и взаимные страховые организации (ОВС). Последние все чаще трансформируются в акционерные общества. Также «с 2004 года в ЕС действует новая организационно-правовая форма юридического лица — Европейская компания (Societas Europaea — SE), не подпадающая под национальное регули­рование, а подлежащая регулированию на общеевропейском уровне»11. Например, международный страховой холдинг Allianz преобразован из немецкого акционерного общества в Европейскую компанию. Преимущества такой организацион­но-правовой формы очевидны: значительное сокращение рас­ходов на ведение страховой деятельности дочерних компаний, облегчение трансграничных операций.


Предъявляются определенные требования к менеджменту страховщика, который должен обладать хорошей репутацией, необходимыми профессиональными знаниями и опытом.

Таким образом, деятельность прямых страховщиков до­статочно подробно регулируется административно-правовыми нормами законодательства ЕС, которое в этой части является в значительной степени единообразным и унифицированным, как на интеграционном, так и на национальном уровнях.


Перестраховщики




С 1964 г., когда была принята Директива 64/225/ЕЭС «Об устранении ограничений свободы учреждения и свобод­ного перемещения услуг в области перестрахования и ре­троцессии», в отношении перестраховщиков не существова­ло никаких ограничений на предоставление услуг и доступа на рынки других стран-участниц ЕС. Директивой запрещалась дискриминация в зависимости от принадлежности к тому или иному государству — члену ЕС и предоставлялась возможность осуществления своей деятельности на территории любого из государств — членов ЕС на тех же условиях, что и зареги­стрированным в этом государстве перестраховщикам. Каждое государство — член ЕС само определяло степень контроля за перестраховщиками, что привело к существенным отличиям в национальных законодательствах в этой области: в некоторых государствах специализированные учреждения (перестрахов­щики) не подлежали контролю со стороны государственных органов, в других степень контроля была схожа с контролем за прямыми страховщиками (например, в Великобритании). Такой либеральный подход со стороны ЕС был в тот момент вполне оправдан и эффективен. В целом, он объяснялся тем, что перестраховочная деятельность осуществляется между про­фессиональными участниками страхового рынка — страховы­ми и перестраховочными компаниями без вовлечения в этот процесс потребителей страховых услуг. В то же время нельзя было отрицать, что физические лица, тем не менее, являют­ся косвенными участниками перестраховочной деятельности и могут также пострадать в случае, например, банкротства или неплатежеспособности перестраховочной компании. В начале 2000-х годов стала очевидной необходимость усиления право­вого и государственного регулирования деятельности пере­страховщиков, что отражало общий тренд развития страхового права ЕС.


Принятие 16 ноября 2005 г. Директивы 2005/68/ЕС «О ве­дении перестраховочной деятельности и о внесении измене­ний в директивы 73/239/ЕЭС, 92/49/ЕЭС, 98/78/ЕС и 2002/83/ ЕС» способствовало созданию единых для всех правил и устра­нению барьеров, связанных с различными национальными законодательствами в области перестрахования, а также, без­условно, финансовой устойчивости перестраховочных компаний. Но самой главной причиной принятия новой директивы по перестрахованию было то, что на интеграционном уровне полностью отсутствовали правила, которым бы подчинялось осуществление перестраховочной деятельности на территории ЕС.

Директива 2005 г. вводит официальное разрешение на осуществление перестраховочной деятельности, которое предоставляет специализированному предприятию по пере­страхованию свободный доступ на осуществление страховой деятельности на территории всего Сообщества. Лицензия выда­ется для перестрахования рисков «не жизни», перестрахования рисков жизни и для различных видов деятельности, связанных с перестрахованием, в соответствии с заявлением кандидата на получение разрешения. Для получения такой лицензии перестраховщик должен соответствовать ряду требований, в частности:

- наличие минимального гарантийного фонда;

- менеджмент перестраховщика должен обладать соответ­ствующей квалификацией и опытом;

- перестраховщик должен быть создан в форме акцио­нерного общества, либо в форме Европейской компании, как определено в Постановлении Совета № 2157/2001 «О статусе Европейского общества»;

- наличие необходимого контроля за акционерами/учре­дителями, имеющими значительные доли в капитале пред­приятия;

- предоставление ежегодной отчетности в государственный орган по надзору за страховой деятельностью того государства, где была учреждена компания;

- предоставление бизнес-плана, который содержит спец­ификации характера рисков, категории договоров по пере­страхованию с цедентами, основные принципы ретроцессии, наименование активов.


Контроль за деятельностью перестраховщика осуществля­ется надзорным органом страны — участницы, где учреждено предприятие (ст. 15 Директивы). Финансовый надзор включает в себя проверку всей деятельности компании, степень ликвид­ности, наличие технических резервов.

Таким образом, с введением в действие указанной Дирек­тивы была усилена косвенная защита страхователей — конеч­ных потребителей перестраховочной деятельности, увеличена «прозрачность» перестраховочного рынка, значительно сни­жены риски банкротства и неплатежеспособности перестра­ховочных организаций.


Посредники

Регулирование деятельности страховых и перестраховочных посредников — брокеров и агентов — занимает особое место в системе специальных источников страхового права ЕС. Стра­ховые посредники, с одной стороны, вступают в отношения с конечными потребителями страховых услуг — со страховате­лями, которые нуждаются в дополнительной защите, а с дру­гой стороны, не принимают на себя обязательства по выплате страхового возмещения, то есть не несут риск.

Первая директива, регулирующая деятельность страховых посредников, была принята еще в 1976 г. (№ 77/92/ЕЕС) и была направлена на реализацию принципа свободы учреждения и свободы оказания услуг. Однако данная директива не вводила понятие «единого разрешения» на осуществление посредни­ческой деятельности на территории государств — членов ЕС, не устанавливала введение квалификационных требований для посредников. В 1991 г. Комиссия ЕС приняла рекомендации в отношении посреднической деятельности, содержащие ос­новные требования к брокерам и агентам:

- коммерческий и профессиональный опыт;

- обязанность застраховать свою профессиональную от­ветственность;

- обязанность информировать своих клиентов-страхователей — о наличии участия в капитале страховщика, о лю­бых совместных со страховщиком экономических интересах, о принципах работы со страховщиками;

- хорошая репутация (лица, признанные ранее банкротами, не вправе заниматься страховым посредничеством).


Однако рекомендации не носили обязательный характер для исполнения государствами-членами и не устраняли право­вых и административных барьеров на пути создания едино­го страхового рынка ЕС. Назрела необходимость в принятии новой директивы о страховых посредниках, которая бы спо­собствовала процессу гармонизации регулирования данного сектора страхового права ЕС. Таким образом, 9 декабря 2002 г. была прията Директива № 2002/92/ЕС «О страховых посред­никах» (введена в действие каждым государством — членом ЕС до 15 января 2005 г.). Основными положениями Директивы регулируются регистрация посредников, профессиональные требования и осуществление надзора.

Регистрация посредников осуществляется путем внесения их в реестр, который ведется уполномоченным государственным органом. Государства — члены ЕС могут создавать несколько реестров для регистрации страховых и перестраховочных по­средников, но при этом они обязаны обеспечить быстрый до­ступ к информации, содержащейся в этих реестрах. Прежде чем зарегистрировать посредника, представитель уполномо­ченного органа обязан удостовериться в том, что последний соответствует установленным профессиональным требованиям, обладает хорошей репутацией, а также застраховал свою про­фессиональную ответственность. В Директиве определяются минимальные требования к профессионализму посредников, однако государства-члены вправе устанавливать дополнитель­ные правила. Регулятор обязан осуществлять контроль за тем, чтобы страховые и перестраховочные организации пользовались услугами только зарегистрированных посредников.


3 июля 2012 г. Комиссия ЕС одобрила решение о необхо­димости пересмотра IMD I (второй директивы о посредниках 2002 г.). Ожидается, что новая директива (IMD II) должна быть принята уже 2015 г. и будет направлена на повышение уровня защиты страхователей, например, посредством расширения предоставляемой им информации о брокерах и агентах. Кроме того, необходима дальнейшая гармонизация страхового зако­нодательства государств — членов ЕС в отношении регулиро­вания деятельности страховых посредников путем устранения различий в национальных законодательствах, в частности, в по­нятийном аппарате, объеме регулирования.


Финансовая устойчивость и платежеспособность страховщиков

В 2002 г. были приняты директивы «первого поколения» о показателях финансовой устойчивости страховщиков жиз­ни (Директива 2002\12\ЕС) и страховщиков, занимающих­ся страхованием иным, чем страхование жизни (Директива 2002\13\ЕС). Эти директивы вводили изменение некоторых показателей, которые были установлены директивами «трех поколений», в частности, усиливали роль государственного надзора, вводили индексацию расчета платежеспособности в зависимости от уровня инфляции.

На волне мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. в ЕС начался процесс ужесточения финансовой политики, затро­нувший в том числе и страховой рынок. 25 ноября 2009 г. в ЕС была принята Директива 2009/138/ЕС об утверждении систе­мы «Solvency II», устанавливающая минимальные требования к капиталу, платежеспособности и рыночной прозрачности страховщиков. Еврокомиссией был проанализирован опыт страхового регулирования различных стран и было выявлено, что существующая система контроля за платежеспособностью страховщиков не учитывает риски инвестиций, страховые ри­ски с длительным периодом урегулирования убытков, риски перестрахования, не принимается во внимание диверсифика­ция рисков, кредитоспособность перестраховщиков и другие важные в современных условиях показатели. Основой дирек­тивы Solvency II является концепция рискового капитала (Risk- Based Capital — RBC). Данная концепция применяется в США, Канаде, Австралии, Японии, Сингапуре еще с 1990-х гг. Суть концепции состоит в том, что у компании должен быть доста­точный капитал для покрытия каждого риска в отдельности.



Однако в 2013 г. Европейским советом была принята ди­ректива, откладывающая вступление в действие Solvency II на 2016 г., так как стало очевидным, что государствам -членам ЕС потребуется больше времени для проведения в соответствие своего законодательства. Кроме того, в проекте Директивы Omnibus II содержатся поправки к еще не вступившей в силу Директиве Solvency II, в частности, связанные с рационализа­цией надзора за деятельностью страховых групп, обеспечением взаимодействия между надзорными органами.

Стоит отметить, что еще не введенная в действие Директива Solvency II уже оказала непосредственное влияние и на страхо­вые законодательства государств, не являющихся членами ЕС: в частности, с 31 декабря 2014 г. Минфин РФ изменил методику расчета маржи платежеспособности страховщиков и прибли­зил ее к требованиям Solvency II.


Заключение


Несмотря на то, что директивы «третьего поколения» в какой-то степени завершили формирование основ единого страхового рынка, страховое право ЕС продолжает развиваться, совершенствоваться и изменяться в соответствии с современны­ми требованиями рынка ЕС. Можно говорить о том, что в на­стоящий момент оно находится в стадии процесса детализации и расширения сферы своего применения.

Вместе с тем наметился четкий тренд на усиление госу­дарственного регулирования во всех сферах страхового права ЕС, в первую очередь, — в области перестрахования, контроля за деятельностью страховых посредников, в сфере финансово­го надзора. Дальнейшее развитие страхового права ЕС будет осуществляться в направлении снятия барьеров в реализации принципов свободы учреждения и свободы оказания услуг, в устранении различий в национальных законодательствах государств -членов ЕС в области страхования посредством введения единообразной правоприменительной практики.


Европейское право



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право