Ещё раз о южно-кавказской безопасности:международно-правовые вопросы
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Евразийская безопасность Ещё раз о южно-кавказской безопасности:международно-правовые вопросы

Ещё раз о южно-кавказской безопасности:международно-правовые вопросы

Одним из первостепенных и решающих условий безопасности любого географического региона мира было и остаётся предотвращение вооружённых конфликтов и военных преступлений. В настоящее время в результате навязываемой международным терроризмом силовой политики мировое сообщество становится более хрупким, уязвимым. Здесь, на наш взгляд, требуется более активный и перманентный подход в вопросах укрепления, расширения международно-правовой платформы нового миропорядка, реального и эффективного формирования как региональной, так и всеобъемлющей безопасности.

В свете данных соображений очевидными становятся такие вопросы, как, например, тесная взаимосвязь и взаимозависимость национальной безопасности каждого из южно-кавказских государств с соответствующей структурой и динамикой отношений на региональном уровне.  Все это имеет важное значение не только для принципиального решения рассматриваемой проблемы, но и для развития современного международного права в целом.

Ещё задолго до трагических сентябрьских событий 2001 года некоторые исследователи, например, американский проф. Ч.Кегли, отмечали, что «терроризм, несмотря на всё увеличивающееся внимание к нему, остаётся далеко не понятным явлением, не получившим должного объяснения и адекватного контроля. Повсеместно в мире народы ошеломлены и напуганы терроризмом, они не в состоянии понять это явление. Правительства, в свою очередь, не в состоянии выработать эффективные способы борьбы с этой угрозой и достичь соглашения по поводу её при-роды».

Необходимо подчеркнуть, что если эволюция цивилизации, как правило, имеет целью достижение прогресса, то эволюция терроризма, эскалация (или «замороженность») вооружённых конфликтов, сопровождаемых военными преступлениями, создает угрозу мировому сообществу, международной, включая южно-кавказской, безопасности.
Поэтому не случайно за последние десятилетия на различных международных форумах, в первую очередь в ООН, особо отмечается связь этих противоправных явлений с быстрым развитием технологических изменений, увеличением географической мобильности и интернационализацией современной жизни и превращение этих противоправных явлений в одну из глобальных проблем современных межгосударственных отношений.

Представляется, что эффективность противодействия этим явлениям непосредственно связана с уровнем накопленных практических и теоретических знаний о них, что в прикладном значении может выражаться в качестве существующих и могущих быть принятыми международно-правовых актов по урегулированию и контролю над вооружёнными конфликтами, военными преступлениями и по вопросам, относящимся к всеобщей безопасности. Немаловажное значение имеет международное сотрудничество и партнёрство  в этих вопросах, в том числе усилия, носящие региональный характер.

В этом смысле реалии, с которыми сталкиваются южно-кавказские государства и другие страны постсоветского пространства, требуют принятия неотложных и эффективных совместных мер по формированию соответствующего международно-правового механизма взаимодействия не только при урегулировании существующих конфликтов, но и при создании условий региональной безопасности.

С другой стороны, безоговорочное уважение международной законности было и остается единственно возможным образом действий для каждого государства мирового сообщества. Любой подход с иных, неконструктивных позиций неизбежно генерирует напряженность, вооруженные конфликты, которые, как правило, не обходятся без военных преступлений. Как свидетельствуют события последнего десятилетия, если этот образ действий нарушает государство, наделенное мощью глобального уничтожения, то это уже чревато катастрофой для всего мирового сообщества. Это, в свою очередь, предусматривает не только неукоснительное соблюдение всеми государствами действующих принципов, норм и стандартов современного международного права,  но и ставит задачу дальнейшего его качественного и эффективного развития, в том числе его комплексных отраслей, например международного гуманитарного права, в интересах создания достойных  материальных и иных условий жизни для всех государств.

Другая судьбоносная задача современности – поднять международное право на более высокую ступень развития, создать такую систему всеобъемлющей безопасности и коллективной ответственности  государств, которая в международно-правовом плане реально избавляла бы личность, общество и государство от угрозы любых форм и проявлений опасности.

В этой связи весьма примечательными выглядят слова проф. Габриеле Абельс о том, что «террористический акт – это, конечно, не военная акция. Но террористическая диверсия против одного из государств-членов явно затрагивает интересы всего Евросоюза. После вступления в силу данного договора ссылка на солидарность становится институциональной. Т. е. она предусматривает, что государства-члены действуют сообща, если одно из государств подвергается соответствующей угрозе… Евросоюз ориентирован на то, чтобы бороться с терроризмом правовыми методами, т. е. принимая решение и действуя в соответствии с принципами уважения прав человека и правового государства».

Смена парадигмы безопасности базируется  на постулате тождественности правовых институтов всеобщей и национальной безопасности, в концепцию которой входит как проблема личной, общественной, государственной, так и международной, всеобъемлющей безопасности, принявшая статус сверхценности.

При этом обе разновидности безопасности (и международная, и национальная) обладают всеобъемлющим характером. Объяснение этому заключается, во-первых, в том, что ее содержание определяют не только военные, но и правовые, социально-экономические и другие достижения человечества. Во-вторых, основное содержание международной безопасности в начале ХХI века определяется активизацией интеграционных процессов, переменами в основных положениях и функциях военных союзов, международных организаций, увеличивающих свой правовой статус и полномочия. В-третьих, государства определяют свои национальные интересы, исходя из внутренних потребностей прогрессивно-демократического развития и из потребностей мирового со-общества, обусловленных усиливающейся зависимостью и взаимосвязанностью международной и национальной безопасности.

Как известно, усилия ООН направлены на обеспечение такой организации международных отношений, которая способствовала бы установлению устойчивого, безопасного и ненасильственного мира. Сама по себе международная безопасность имеет всеобъемлющий характер; она включает в себя различные аспекты (правовые, экономические, дипломатические и иные), которые тесно связаны друг с другом и требуют объединения усилий государств. Вместе с тем, международная безопасность неделима, а это значит, что нельзя строить безопасность одного государств (группы государств) за счет безопасности другого государства (группы государств), хотя международному сообществу пока не удается исключать или предотвращать вооруженные конфликты.

Хотя в течение прошлого века, в эпоху биполярного мироустройства, некоторые государства «продавливали» свои интересы, главным образом, военно-политической силой, а международное право содержало в себе баланс определенных интересов, в современном международном праве сложились соответствующие разнообразные правовые средства обеспечения международной безопасности. К ним, в первую очередь, относятся мирные средства разрешения международных споров и конфликтов, механизмы безопасности на универсальном и региональном уровнях, меры доверия и др. Содержащиеся в Уставе ООН правовые основы рассматриваются лишь в качестве отправной точки для достижения соглашений на пути к всеобъемлющей безопасности.

Другая особенность заключается в том, что вопросы применения военно-политической силы в современных межгосударственных отношениях взяты под контроль различных международных, в том числе многосторонних, механизмов. В частности, сложившаяся система международных экономических отношений отражает, в первую очередь, лишь интересы ведущих промышленно развитых государств, и управление этой системой продолжает переводиться с помощью, например, международных организаций на универсальный уровень. В праве же этих организаций, естественно, заложены интересы данных государств, а сами организации находятся под их контролем. Кроме того, в этой системе, как очевидно, развивающиеся страны и страны с переходной экономикой превращены (или превращаются), например с помощью «долговой петли», в сырьевые придатки национальных экономик ведущих государств.

Эти и иные взаимосвязанные факторы оказывают огромное, если не сказать решающее, воздействие на состояние и развитие всеобъемлющей, включая любую региональную, безопасности, а также усугубляют трудности ее укрепления и достижения.

При этом нельзя исключать и то обстоятельство, что каждое интеграционное объединение является, по существу, одним из полюсов силы многополюсных политико-экономических пространств, вокруг которых формируются и вращаются блоковые, региональные, национальные и иные интересы. Поэтому не случайно, что ведущие промышленно развитые государства стремятся закрепить в международном праве так называемые накопленные и неучтенные интересы, смещая акценты с политической силы на экономическую, организованные в блоки (группы) – в интеграционные объединения государств, означающие, что сила, в принципе, не исчезла из межгосударственных отношений, а лишь изменила свою форму. Иными словами, не только формирующийся ныне новый миропорядок  и всеобъемлющая международная безопасность (со всеми ее аспектами и направлениями) все в большей мере стали зависеть от силы экономической, которая может применяться, например, как контрмера в случае правонарушения или в отношении государства, виновного в развязывании международного вооруженного конфликта.

Другая особенность заключается в том, что контрмеры, которые государства предпринимают в качестве мер ответственности за такой конфликт или военные преступления, представляют собой обычно неправомерное или неадекватное применение экономической силы, которая может перерасти в экономическую агрессию, а значит, может быть сопоставимой по своему воз-действию, характеру или результату с вооруженными действиями.

Воплощение такого подхода также может рассматриваться как угроза всеобщей, региональной или национальной безопасности, под которой подразумевается не просто отсутствие войн, конфликтов или кризисной ситуации, не просто отсутствие оккупации территории соседнего государства, а корректное, основанное на взаимном уважении, межгосударственное общение. Основой безопасности, базирующейся на общепризнанных и действующих международно-правовых нормах и принципах, и ее неотъемлемой частью является всестороннее и взаимовыгодное сотрудничество и партнерство государств.

При урегулировании любого конфликта, кризисной ситуации, какими бы сложными и трудноразрешимыми они не являлись, должны уважаться суверенное равенство, территориальная целостность, соблюдаться нерушимость государства, права и основные свободы человека, выполняться договорные обязательства и другие международно-правовые принципы.

Примечательно, что при попытках урегулировать и разрешать застарелые региональные конфликты (в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии) заинтересованные стороны сталкиваются не только с существующими проблемами, но и с новыми трудностями, возникшими в сложившейся геополитической ситуации. Очевидно и другое: выстраивать отношения, например, с международными организациями, с влиятельными центрами (НАТО, Европейский союз и др.) – проблема, для решения которой, в первую очередь, нужны новые подходы, свежие идеи и соответствующее концептуальное обеспечение.

Применительно к безопасности в южно-кавказском регионе наиболее оптимальна, на наш взгляд, политика активного нейтралитета, сбалансированного подхода к процессам, происходящим, в частности, в Азербайджане, Армении, Грузии, которая, в конечном счете, должна способствовать формированию их безопасности.

В настоящее время «кавказская безопасность», к сожалению, ассоциируется с понятием «вялотекущих» или «незатухающих» вооруженных конфликтов. Некоторые авторы справедливо отмечают, что за последнее десятилетие «в кавказском регионе произошел коллапс безопасности как в частном, так и в общественном понимании».

Мировое сообщество в целом (и особенно такие близко расположенные страны, как Россия и государства Европейского Союза) всерьез обеспокоено тем, что данный регион трансформировался в источник опасности, и вынуждено все более тщательно анализировать протекающие процессы в этом регионе. Для американских национальных интересов вопрос о состоянии безопасности в данном регионе также актуален, хотя бы потому, что он закономерно рассматривается как обладающий определенным потенциалом для организации террористических акций.

Объединяющим мнением относительно создания устойчивой системы безопасности в этом регионе, как для самих конфликтующих сторон, так и для упомянутых государств, при разных подходах к их урегулированию является то обстоятельство (фактор), что устойчивое экономическое развитие, масштабные инвестиции, взаимовыгодное сотрудничество и партнерство, полно-ценная интеграция Азербайджана, Армении и Грузии непосредственно зависят от разрешения и урегулирования межэтнических вооруженных конфликтов, в которых они участвуют.

Развитие событий на Южном Кавказе со всей очевидностью продемонстрировало глубокую уязвимость и угрозу безопасности в этом регионе, что привело (и продолжает приводить) к эффекту «мины замедленного действия» для расположенных здесь стран. Разумеется, этнически понимаемый принцип или формула «одна нация – одно государство» не может рассматриваться в качестве оптимально приемлемого варианта или модели не только в вопросах урегулирования любых вооруженных конфликтов, но и при формировании любых устойчивых систем коллектив-ной, международной, включая южно-кавказскую, безопасности.

Зоны сохраняющихся очагов напряженных конфликтов на Южном Кавказе, уже второе десятилетие «раздирающих» регион, оказывают серьезное дестабилизирующее воздействие на региональную безопасность, а сохранение напряженности не позволяет говорить об успехе в выработке каких-либо согласованных проектов и договоренностей, которые могли бы ее обеспечивать. В свою очередь, этот фактор связан с внутриполитической ситуацией и социально-экономическим положением во всех конфликтующих странах региона, которое не везде стабильно и далеко от динамичного развития их экономик.

Сознавая значимость проблемы укрепления южно-кавказской безопасности, конфликтующие стороны вместе со многими государствами и международными организациями стали больше и активнее уделять ей внимание. Но время показало, что идеи формирования системы региональной безопасности на ограниченном в данном случае пространстве Южного Кавказа без прямого участия России, США, Европейского союза оказались и несостоятельными, и нежизнеспособными.

Поэтому верно будет, как представляется, говорить при выборе средств и возможностей о том, что в формировании и укреплении данной региональной безопасности акцент должен быть сделан на выработке мировоззрения объединительного, мирного характера. Кроме того, необходимо достижение в каждом государстве региона такого общественного мнения, которое свидетельствовало бы о твердом желании не допускать блокового (группового) мышления или политики с позиции силы, о намерении использовать все имеющиеся международно-правовые средства и механизмы урегулирования вооруженных конфликтов.

Создание этой стабильной системы региональной безопасности, в свою очередь, имеет первостепенное значение для решения других острых и кризисных ситуаций, например, объединенного противостояния террористическим угрозам, достижения более высокого уровня взаимопонимания, взаимовыгодного сотрудничества и партнерства, преодоления геополитического противоборства, обеспечения устойчивой безопасности.

Равноправное и взаимовыгодное сотрудничество и партнерство, основанное на общечеловеческих ценностях, способствует недопустимости каких-либо конфликтов. Во-первых, такой под-ход вполне закономерен и оправдан, поскольку мировое сообщество все больше осознает, что оно является единым целым. Во-вторых, это активно стимулирует поиски путей и способов достижения глобальной безопасности, которая по своему содержанию и особенностям значительно объемнее, чем международная безопасность. В-третьих, последняя все-таки относится к области меж-государственных отношений, а глобальная базируется на этих отношениях и должна учитывать такие факторы, как целостность мирового сообщества и человечества, а также потребность его выживания в неординарных условиях, в которых оно оказалось в современную эпоху.

Можно утверждать и то, что такая безопасность – это, по существу, общечеловеческая безопасность, которая, в свою очередь, состоит из соответствующих компонентов. Среди них особо выделяется гуманитарный аспект, как наиболее существенный элемент международного сотрудничества и партнерства, который реализуется в русле формирования всеобъемлющей безопасности. Речь идет о том, что невозможно рассчитывать на установление какой-либо безопасности в ситуации, когда определенное государство (или государства), соблюдая свои обязательства в отношении членов международного сообщества, например, в военно-политической сфере, будет в пределах своих границ нарушать элементарные права и свободы своих граждан.

Существуют и определенные признаки, свидетельствующие о возрастающей тенденции использования современного международного права в процессе формирования всеобъемлющей безопасности. Характер некоторых угроз безопасности способствует принятию ответных мер в рамках этого права. Так, в отличие от военных решений с помощью норм и принципов международного гуманитарного права всегда можно найти правовое решение, например, проблемы беженцев, пограничных споров и некоторых других межгосударственных конфликтов. Но это воз-можно при следовании определенному правилу: и внешняя политика, и какие-либо дипломатические меры должны соответствовать стандартам действующего международного права, поскольку оно, наряду с прочим, предлагает целый комплекс решений современных проблем безопасности.

Это особенно важно для государств, которые искренне стремятся к сотрудничеству и партнерству, в том числе в области безопасности, а также государств, например постсоветских, не обладающих значительными потенциалами (военным и / или экономическим и др.). Так, при урегулировании конфликтных ситуаций (сепаратистских претензий, территориальных споров и т. д.) любое государство может потребовать, например, от соседнего государства (или стран) неукоснительного соблюдения основополагающих международно-правовых норм и принципов. Такой подход к безопасности, хотя бы теоретически, способствует предотвращению вооруженных конфликтов, сохранению человеческих жизней, реализации интересов личности, государства и мирового сообщества, созданию нового мирового правопорядка. Еще более важно перевести это из плоскости теоретической в практическую.

В условиях глобализации проблемы укрепления миропорядка, функционирования и, главное, применения международного права непосредственно связаны с другими проблемами, кото-рые порождают, например, научно-технический процесс, реформы развития экономики, соци-альной сферы, даже успехи в обеспечении прав и свобод человека. Среди таких проблем в корот-кий исторический промежуток времени одно из ведущих мест заняла проблема транснациональ-ной организованной преступности, представляющая реальную угрозу для общества, посягающая на суверенитет и безопасность государств, в том числе расположенных в южно-кавказском регио-не.

Ныне в мировом сообществе сложилась оригинальная ситуация, определяемая характером международных отношений и условиями одно- или биполярного мира, на которую существенное воздействие оказывают определенные направления глобального развития, активизация Европей-ского союза и другие факторы, в поисках наиболее оптимальных решений, касающихся междуна-родной безопасности. При этом можно отметить, что, например, политика ЕС в странах СНГ все больше превращается в позитивный и стабилизирующийся фактор: с одной стороны, ослабляет российско-американские геополитические устремления и аппетиты, в частности, в южно-кавказском регионе; с другой – не вызывает какого-либо отторжения или антагонизма у распо-ложенных в этом регионе стран.

Подобная оценка роли и значения Европейского Союза исторически связана с присоеди-нением (вхождением) постсоветских стран к общепризнанным международным и региональным структурам безопасности, заинтересованностью в активном сотрудничестве с ними. Среди глав-ных причин такой ориентации: первостепенные задачи обеспечения суверенной безопасности и необходимость участия в интеграционных процессах. Примечательно, что такая заинтересован-ность имеет обоюдный, двусторонний и взаимный характер, поскольку, например, и ООН, и ОБСЕ, в конечном счете, исходили из потребностей такой интеграции в целях предотвращения неконтролируемых конфликтов, массового насилия на постсоветском пространстве, совершения военных и иных преступлений против человечества.

При этом обращает на себя внимание высказывание проф. Г.Абельс о том, что «бывшие со-ветские республики имели при выходе из состава СССР сложные отношения и непростую матери-альную ситуацию, что дополнительно способствует развитию конфликтов, …постсоветские страны не имеют стабильного и организованного гражданского общества, поэтому их представители не обладают значительным политическим влиянием. Возможности позитивных изменений были бы совершенно иными, если стремление к интеграции сопровождалось образованием и взаимосвя-зями гражданского общества с демократическими ценностями».

Постепенно ряд новых суверенных стран стал активно сотрудничать с отдельными инсти-тутами ЕС, НАТО, ОБСЕ, например, в рамках программы «Партнерство ради мира», Совета евро-атлантического партнерства, что, естественно, способствовало участию этой группы государств, в частности, в создании общеевропейского пространства безопасности.

Решению данных проблем должна способствовать практика разработки и принятия раз-личных международно-правовых документов, таких как, например, принятая 14 марта 2008 г. Ге-неральной ассамблеей ООН резолюция «О ситуации на оккупированных территориях Азербай-джана»,  в которой была выражена необходимость немедленного, полного и безоговорочного вы-вода армянских сил со всех оккупированных территорий Азербайджанской Республики.

Итак, с каждым годом становится всё более очевидной потребность урегулирования кон-фликтов на Южном Кавказе, в других конфликтных регионах, без чего создание в них системы безопасности будет носить скорее абстрактный, а не реальный характер. Так или иначе, представ-ляется, что при формировании системы международной безопасности первостепенную, объеди-няющую роль продолжает играть ООН, взаимодействующая с региональными и субрегиональ-ными организациями, которые признаются и являются составной частью системы всеобщей безопасности.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (44) 2011



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!