Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Право стран СНГ Развитие ипотечного законодательства Испании в XIX веке

Развитие ипотечного законодательства Испании в XIX веке

КРИВЕНКО Наталья Александровна
аспирант кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов

 

Становление современного института ипотеки и системы регистрации прав на недвижимые вещи в Испании представляет особый интерес в свете проводимой модернизации российского гражданского законодательства, затрагивающей вещные права и в качестве одной из своих задач имеющей создание полноценной системы ограниченных вещных прав, отвечающей потребностям гражданского оборота и учитывающей положительный опыт проведения соответствующих реформ в европейских государ­ствах. Отдельного внимания заслуживает не получившее доста­точного освещения в российской правовой литературе развитие ипотечного законодательства в Испании. С середины XVIII в. в Испании одна за другой проводились так называемые ипотеч­ные законодательные реформы («las reformas hipotecarias»). В на­стоящей статье рассматриваются основные тенденции развития ипотечного законодательства в Испании и особое внимание уде­ляется историческому периоду, охватывающему XIX в. и связан­ному с тем, что была заложена историческая основа современной испанской ипотечной системы.

Обращаясь к потребностям экономического оборота, оказывавшим решающее влияние на развитие ипотечного за­конодательства в Испании со второй половины XVIII в., сле­дует отметить следующие две экономические потребности, порядок возникновения которых предопределил последо­вательность проведения законодательных реформ: в первую очередь, развитие поземельного кредита и, во вторую очередь, развитие поземельного оборота. Можно выделить три основ­ных этапа развития ипотечного законодательства Испании в период, охватывающий середину XVIII в. - XX в., в зависимо­сти от преследуемых законодателем целей:

1)     первый этап связан с развитием ипотеки и обеспечени­ем охраны интересов ипотечных кредиторов посредством соз­дания Ипотечных реестров (Oficios o Cantadurias de Hipotecas) на основании Королевского декрета Карлоса III от 31 января 1768 г.;

2)     второй этап характеризуется укреплением ипотечного кредита и предоставлением более полной охраны интересов ипотечных кредиторов посредством реформы правового регу­лирования ипотеки и создания публичного реестра (el registro publico), что было достигнуто с принятием первого Ипотечно­го Закона (La Ley Hipotecaria) Испании от 8 февраля 1861 г. и Закона от 21 декабря 1869 г. Отметим, что по традиции на ос­новании ипотечных законов и во исполнение последних при­нимались ипотечные регламенты (reglamentos hipotecarios);

3)     к последнему, третьему этапу относится создание более совершенной регистрационной системы, обеспечивающей на­дежную охрану прав на недвижимость и связан с ипотечными реформами 1909 г. и 1944-1946 гг. Итогом последней явилось принятие ныне действующего Ипотечного Закона от 8 февра­ля 1946 г., который упорядочил ипотечное законодательство.

Таким образом, если на начальном этапе в центре вни­мания законодателя находились интересы рынка капитала и необходимость охраны интересов ипотечных кредиторов, то  на последующих этапах - интересы рынка недвижимости и необходимость охраны интересов лиц, которые приобретали вещные права на недвижимое имущество.

В рамках настоящей статьи особый интерес представляет второй этап развития испанского ипотечного законодатель­ства. Девятнадцатое столетие связано с глубокими реформа­ми законодательного регулирования залогового права и реги­страции прав на недвижимое имущество. В России в данный период также назрела необходимость реформы права ипоте­ки, являвшегося ««флагманом» российского кредитования до­революционной эпохи», а непременным условием развития ипотечной системы выступало создание правовых основ дея­тельности специализированных ипотечных кредитных учреждений.

Прежде чем обратиться к развитию испанского ипотеч­ного законодательства в XIX в., необходимо подчеркнуть, что к данному столетию относятся важные исторические события, в результате которых в Испании имела место ликвидация фе­одализма. Невозможно переоценить влияние, оказанное на Испанию французской буржуазной революцией. С приняти­ем Кадисской Конституции 1812 г. право собственности было провозглашено законным правом каждого (статья 4).

Особое внимание следует обратить на ряд специфиче­ских характерных особенностей права собственности на землю в Испании в начале XIX в. В данный период земельная соб­ственность имела многие феодальные черты, сохраняли свое существование сеньориальные права. «Связанность» права собственности на земельные участки существенно возросла. Так, с одной стороны, получил широкое распространение нацеленный на сохранение и укрепление семейной земель­ной собственности майорат, в первую очередь, в Кастилии. С другой стороны, имело место значительное увеличение числа ограничений права собственности на земельные участки, а так­же ограниченных вещных прав на недвижимые вещи, устанав­ливаемых в интересах развития сельского хозяйства и живот­новодства.

Все старые ограничения права собственности на землю были уничтожены в результате имевшего место на протяже­нии XIX в. процесса либерализации земли («la liberalization de la tierra») посредством отмены феодальных принципов в правовом регулировании собственности. Был отменен майо­рат и сеньориальные права и в период 1854 - 1856 гг. получила завершение «дезамортизация» земель («la desamortizacion») или процесс распродажи общинных, государственных и цер­ковных земель. Таким образом, развитие земельной собствен­ности пошло по пути устранения правовых препонов, стояв­ших на пути включения земли в гражданский оборот. В свою очередь, завершение процесса становления новой свободной земельной собственности, требовавшее изменения далеких от совершенства основ испанского ипотечного законодательства и отказа от скрытых и генеральных ипотек, было непосред­ственно связано также и с ипотечными реформами, ключевую роль в которых, как представляется, следует отвести первому Ипотечному Закону Испании 1861 г.

В рассматриваемый исторический период «ипотечное законодательство как система... являлось предметом суще­ственных споров», в частности, в том, что касается основ по­следней. Направленность развития земельной собственности в Испании с середины XIX в. требовало таких реформ суще­ствовавших ипотечных законов, которые бы отвечали, с одной стороны, потребностям кредитного рынка, а с другой стороны, интересам рынка недвижимости.

До принятия вышеупомянутого Закона 1861 г. испанским законодателем была учреждена так называемая «смешанная система», предполагавшая соединение или сочетание герман­ской системы, «основами которой являлись абсолютная глас­ность и строгая специальность ипотеки», с системой скрытых и генеральных ипотек, причем установление последних в Ис­пании, в отличие от других стран, не было предусмотрено исключительно в пользу замужних женщин, несовершенно­летних, etc. в силу судебного решения, которое даже в вышепе­речисленных случаях не всегда являлось оправданным и целесообразным. Назрела настоятельная и всецело признаваемая испанскими правоведами необходимость глубокой реформы испанской системы ипотечного законодательства. Действовав­шее на тот момент законодательство решительно не отвечало интересам земельных собственников и не составляло прочную основу поземельного кредита. Проведение ипотечной рефор­мы являло собой непременное условие создания ипотечных банков, а также обеспечения прочности и уверенности права собственности и ограниченных вещных.

На протяжении всего XIX века имело место противосто­яние и борьба римских принципов права, в течение долгого времени сохраняемых испанским залоговым правом, и гер­манских принципов - принципа специальности, согласно ко­торому ипотека могла быть установлена только в отношении определенной, отдельно взятой вещи, и принципа публично­сти ипотеки, в силу которого ипотека подлежала государствен­ной регистрации. Особо подчеркнем, что о преобладании в испанском праве германских принципов ипотеки приходит­ся говорить уже со второй половины XVIII в.. Вместе с тем, представляется, что вплоть до второй половины девятнад­цатого столетия вышеназванные принципы так и не нашли такого отражения в испанских законах, которое бы отвечало потребностям развивающегося ипотечного кредитования и рынка недвижимости. Испанское законодательство на рассма­триваемом историческом этапе, как это было отмечено ранее, не было лишено существенных недостатков и не являло собой стройную систему. В частности, оно «не отвечало действитель­ным потребностям земельной собственности, сельского хозяй­ства и поземельного кредита, являлось неоднородным, так как одни законы восходили к римскому праву, другие - к регио­нальному праву, иные - к иностранному феодальному праву. Существовало противоречие в самом духе законодательства и его направленности, сложившаяся смешанная система, в кото­рой сосуществовали гласность и скрытость при значительном преобладании последней, являлась неэффективной и нецеле­сообразной. Законодательство не обеспечивало достаточной уверенности кредиторов, которые были вынуждены увеличи­вать проценты по ссудам, что обусловливалось рисками, соз­даваемыми отсутствием гласности ипотеки».

Подчеркнем, что единый для всей Испании закон, ко­торый закрепил бы стройную систему действенных норм, посвященных ипотеке и регистрации прав на недвижимое имущество, отсутствовал. В середине XIX в. реформа в обла­сти ипотеки и регистрации прав на недвижимость разраба­тывались в рамках кодификации испанского гражданского законодательства. Так, соответствующие изменения предус­матривал Проект Гражданского Кодекса (далее - Проект ГК) Испании 1836 г. (статьи 1788 и следующие), Основы для состав­ления проекта ГК Испании (las Bases para la redaccion de un proyecto del Codigo Civil) 1843 г., принятые Общей Комиссией по Кодификации (la Comision General de Codificacion) (основы 50-52), и, наконец, Проект ГК Испании 1851 г. (статьи 1819 и следующие). Таким образом, скорому проведению эффектив­ной ипотечной реформы во многом воспрепятствовал подход, согласно которому именно единый для всей Испании Граж­данский Кодекс должен был законодательно закрепить соот­ветствующие положения об ипотеке и регистрации прав на недвижимость.

Отметим, что испанскими историками права особая роль в процессе кодификации испанского гражданского права тра­диционно отводится именно Проекту ГК 1851 г., положения которого составили основу как для первого Ипотечного За­кона Испании, так и для ныне действующего Гражданского Кодекса Испании 1889 г. Ввиду вышеизложенного, представ­ляется целесообразным уделить Проекту ГК 1851 г. особое внимание. Последний предусматривал глубокие изменения законодательного регулирования ипотеки. Тем не менее, со­ответствующие нормы Проекта ГК разделили судьбу самого Проекта, который так и не стал для Испании единым Граж­данским Кодексом. Ипотеке (la hipoteca) были посвящены по­ложения Титула XIX Книги III Проекта ГК 1851 г., образуемого четырьмя главами, а публичному реестру (el registro publico) было отведено несколько большее число положений, заклю­ченных в девяти главах Титула XX вышеуказанной Книги Про­екта. В Книге III Проекта ГК 1851 г. получили закрепление фундаментальные принципы ипотечной системы: принцип публичности или гласности (el principio de publicidad) и прин­цип специальности (el principio de especialidad), провозгла­шенные затем первым Ипотечным Законом Испании.

Основные положения вышеуказанных титулов Книги III Проекта ГК 1851 г. «были созвучны соответствующим нормам баварского, прусского, женевского и вюртенберского права, являвшими собой наиболее полное, точное воплощение гер­манской системы» , «последовательно распространявшей свое влияние также и на Италию и грозившей охватить фран­цузское законодательство и законодательство других госу­дарств, ... следовавших смешанной системе Франции». При­мечательно, что значительные реформы в «германском духе» имели место в начале пятидесятых годов XIX в. в Бельгии, а во Франции законом от 22 января 1855 г. в положения Граждан­ского Кодекса, касающиеся записей, были внесены изменения, отражавшие существенное германское влияние, практически преобладавшее во Франции в период Республики. Таким об­разом, характер и направленность испанской ипотечной ре­формы, безусловно, всецело отвечали веяниям времени.

Так, к важным нововведениям следует отнести провоз­глашение двух фундаментальных принципов ипотеки - прин­ципа публичности, согласно которому ипотека, законная или договорная (добровольная) (la hipoteca voluntaria), должна была быть зарегистрирована в публичном реестре и только с момента внесения регистрационной записи она действовала против третьих лиц (статья 1786), и принципа специальности, согласно которому ипотека могла быть установлена только в отношении прямо определенной вещи (статья 1784). Реги­страционная система, согласно Проекту, предполагала, что внесение регистрационной записи о правах на недвижимые вещи в публичный реестр должно было осуществляться при соблюдении требования о предоставлении заверенной копии документа, подтверждающего правовой титул, причем доку­мент мог быть представлен в сокращенном виде, но при усло­вии, что последний содержал все необходимые данные (статья 1845). Регистратор должен был осуществлять оценку докумен­тов, предоставленных на регистрацию, в соответствии с пред­писаниями закона (статья 1883). Кроме того, Проект ГК 1851 г. предусматривал существование институтов превентивной или предварительной регистрации (la anotacion preventiva) (статьи 1867-1876) и субрегистрации (la subinscripcion) (статьи 1877-1880), носивших производный характер.

Обратимся к первому испанскому Ипотечному Закону, которому исполнилось уже более 150 лет. Ипотечный За­кон 1861 г. был нацелен на укрепление и охрану новой, осво­божденной от прежних феодальных ограничений земельной собственности, и на обеспечение интересов ипотечных кре­диторов. Отметим, что рассматриваемый Закон, в отличие от законов второй половины XX в., по большей части, пред­ставлял собой именно ипотечный закон, так как все его поло­жения, в том числе, посвященные публичному реестру, были нацелены, в первую очередь, на охрану интересов ипотечных кредиторов, а не лиц, приобретающих вещные права на не­движимость.

С принятием Ипотечного Закона 1861 г. в Испании впер­вые получили законодательное закрепление принципы спе­циальности и публичности ипотеки и перехода права соб­ственности на недвижимость. Примечательно, что первый испанский Ипотечный Закон подвергался критике как закон, представляющий собой гибрид германских и римских начал. Среди испанских историков права отсутствует единство мне­ний относительно того, законодательство какого государства оказало непосредственное влияние или послужило непо­средственным источником для разработки рассматриваемого Закона. Представляется целесообразным присоединиться к подходу, согласно которому «ипотечное право Испании было первоначально сформировано на основе смешения римской или французской и германской составляющих, которое имело место именно в Швейцарии, прежде всего, в кантонах Швей­царии, в меньшей степени подверженных германскому влия­нию и в большей - французскому, как это имело место в ... кантоне Женева». Полагаем, что именно через швейцарское право германский элемент или составляющая был привнесен в ипотечное право Испании.

Весьма объемный по своему содержанию, первый испан­ский Ипотечный Закон состоял из Вводной части и 417 статей, положения которых, как уже было отмечено выше, были посвя­щены, несмотря на название Закона, не только вещному праву ипотеки, но также и публичному реестру (el registro publico) и регистрации прав на недвижимость. В основных положени­ях Закона нашли отражение принцип публичности реестра и принцип специальности вещных прав. Таким образом, были устранены такие препятствия для развития поземельного кре­дита как скрытые ипотеки (las hipotecas ocultas), а также гене­ральные ипотеки. В статье 2 и статье 5 Закона определялся круг документов (актов), касающихся права собственности и других вещных прав на недвижимые вещи, которые подлежа­ли регистрации в публичном реестре. Примечательно, что учрежденный первым Ипотечным Законом публичный реестр еще не получил название Реестра собственности (el Registro de propiedad) и не являлся истинным реестром прав на недвижимость, несмотря на положения вышеуказанных статей Закона, так как внесение регистрационных записей о правах, иных чем право собственности на недвижимость и ипотека, осущест­влялось исключительно для внутренних потребностей самого реестра и было нацелено на обеспечение более полной и со­вершенной охраны ипотечных кредиторов. Созданная реги­страционная система предполагала, что под регистрационной записью (la inscripcion) следовало понимать именно «вносимую в реестр краткую, но достаточно содержательную выписку или выдержку из представленных на регистрацию документов»[16]. Подчеркнем, что статья 18 Закона предусматривала, что реги­страторы, которые должны были обладать специальной квали­фикацией, были обязаны осуществлять экспертизу поданных на регистрацию документов и устанавливалась ответственность регистратора за законность регистрационной записи. Запись данных о каждом земельном участке в реестре осуществлялась на специально отводимом для данного участка листе. Основные положения, посвященные порядку внесения регистрационных записей, их нумерации содержались в статье 8 Закона.

Следует особо отметить, что Закон не вводил обязатель­ную регистрацию. Важно подчеркнуть, что регистрация носи­ла добровольный характер. Согласно статье 23 Закона, оформ­ленные соответствующими документами вещные права, запись о которых не была внесена в реестр, не имели действия против третьих лиц. Данное положение, во многом, было на­целено на пресечение мошенничества в области сделок с не­движимостью. Так, на отсутствие регистрационной записи были вправе ссылаться лишь третьи лица, чьи права и закон­ные интересы были нарушены, и никогда - сторона сделки с недвижимостью. Дополняли положения статьи 23 Закона, являющейся одной из ключевых, статьи 25 - 26 Закона. Так, в силу статьи 25 Закона, зарегистрированные права на недвижи­мость могли быть противопоставлены третьим лицам лишь с даты внесения регистрационной записи. В свою очередь, ста­тья 26 Закона закрепляла принцип старшинства (prior tempore potior iure), позволяющий определить степень старшинства регистрационных записей, относящихся к одной и той же не­движимой вещи и внесенных в реестр в одну и ту же дату.

Отметим, что ныне действующий ГК Испании, вступив­ший в силу 11 мая 1889 г., закрепил наиболее значимые положе­ния Закона 1861 г. (основные положения, посвященные Реестру собственности содержатся в статьях 605-608 ГК, а ипотеке - в статьях 1864-1880 ГК). К важным заслугам Ипотечного закона, его плодам, следует отнести учреждение Ипотечного Банка Ис­пании (el Banco Hipotecario de Espana), созданного на основа­нии Закона от 2 декабря 1872 г. Затем, Королевским Декретом (el Real Decreto) от 24 июля 1875 г. за данным Банком была за­креплена монополия на предоставление ипотечных кредитов, продлившаяся в Испании почти вплоть до наших дней.

Можно заключить, что период истории вещного права Испании, охватывающий середину XVIII века - XX век, свя­зан с проведением целого ряда ипотечных законодательных реформ, итогом которых явилось установление достаточно стройной системы регистрации прав на недвижимость, от­вечающей специфике современного экономического оборота и отражающей дух традиций испанского права. Система ис­панского ипотечного законодательства, ее основы неизменно являлись предметом споров и дискуссий в испанской право­вой литературе. Борьбе принципов системы, учрежденной Французским Гражданским Кодексом, и принципов системы, родившейся в Пруссии, обязано положительное развитие ис­панского ипотечного права, относящегося к девятнадцатому столетию и связанного с ипотечными реформами.

Полагаем, что принятие Ипотечного Закона 1861 г., перво­го ипотечного закона, единого для всей Испании, способство­вало систематизации испанского гражданского права и стало одним из решающих событий в развитии ипотеки и других вещных прав на недвижимое имущество в XIX в. Как было по­казано выше, по пути принятия специального закона, который бы закрепил правовое регулирование ипотеки, отвечающее но­вым экономическим потребностям, и создал регистрационную систему, испанский законодатель пошел лишь после неудачи Проекта ГК 1851 г., что существенно замедлило динамику про­ведения ипотечных реформ. Принятие первого Ипотечного За­кона Испании, безусловно, явилось одним из важных условий становления свободной земельной собственности и позволило устранить правовые препятствия на пути развития поземель­ного оборота, рынка капиталов, а также ипотечного кредито­вания. Таким образом, Закон 1861 г. способствовал укреплению новой буржуазной собственности и развитию поземельного кредита, урегулировав новый оборот недвижимых вещей, воз­никший с ликвидацией старого режима.



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право