Эволюция американской судебной практики оценки «связанных продаж»
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Антимонопольное право Эволюция американской судебной практики оценки «связанных продаж»

Эволюция американской судебной практики оценки «связанных продаж»

 

Эволюция американской судебной практики оценки «связанных продаж»

 

Американское «bundling» имеет длинный перевод на рус­ский язык - продажа товара только при условии приобретения другого товара. Поэтому в краткой версии данная практика ведения торговли обозначается как «связанные продажи». Это частая практика, она может быть как хорошо мотивированной экономически, так и надуманной. В российском Федеральном законе «О защите конкуренции» содержится 2 базовых за­прета навязывания условий договора, не относящихся к его предмету, (требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования). Причем в случае со ст. 10, т.е. в рамках за­прета злоупотребления доминирующим положением, норма дополнена оговоркой о том, что навязываемые условия долж­ны быть экономически и технологически необоснованными, а в случае со ст. 11 - запретом антиконкурентных соглашений - такой оговорки нет. Как это часто бывает в российском анти­монопольном регулировании, широта формулировок влечет за собой широту усмотрения, неопределенность правопри­менения и игнорирование тех существенных для правильнойоценки торговой практики факторов, которые прямо не указа­ны в законе, но являются принципиальными для правильной оценки. В таких случаях имеет смысл изучить подход к реше­нию проблем в юрисдикции, оказавшей серьезное влияние на все развитие антимонопольного законодательства, - США, где судебная практика определяет закон, правоприменение и правосознание. Рассмотрим наиболее важные судебные дела по данному вопросу.

В 2006 г. Верховный суд США в решении по делу Illinois Tool Work Inc. v. Independent Ink Inc. окончательно отказал­ся от презумпции per se illegal, т.е. квалификации «связанных продаж» как однозначно незаконных, сформулированной еще в 1949 г. в деле Standard Oil of California v. US. Тогда, в 1949 г., суд указал, что «связывающие соглашения могут служить только цели подавления конкуренции».

Но даже еще до 2006 г. в судебных решениях зачастую демонстрировалась неоднозначность отнесения связанных со­глашений к per se illegal. Так, в рамках дела Eastman Kodak суд решил, что для отнесения соглашения, в рамках которого одна сторона связывалась другой, к антиконкурентным необходи­мо одновременное выполнение следующих четырех условий:

существуют 2 отдельных товара;

продажа одного товара (основного) обусловлена приоб­ретением другого (сопутствующего);

продавец обладает рыночной властью на рынке основно­го товара;

связывание приводит к существенному ограничению торговли на рынке.

Только при наличии всех четырех элементов соглашение может быть признано антиконкурентным. Но даже в этой ситуации на основании конкретных фактов хозяйствующий субъект вправе доказать, что положительный эффект от согла­шения превышает негативный, а суд может признать соглаше­ние законным. Так происходит сдвиг от использования прин­ципа per se к принципу rule of reason -оценка разумности.


Существенный вклад в развитие теории связывающих соглашений внесло дело Jefferson Parish 1984 г. Госпиталь Jefferson Parish сам не оказывал услуги анестезии, поэтому данную услугу им оказывали другие компании. При этом го­спиталь требовал от своих пациентов заказывать такие услуги только в одной компании. Решение по данному делу можно назвать несколько противоречивым, мнения судей раздели­лись. Основной спор развернулся вокруг того, какой принцип необходимо применять к такого рода соглашениям - per se или rule of reason. Ряд судей утверждал, что принцип per se является единственно возможным. Другие утверждали: раз­витие судебной практики подтвердило - несмотря на то, что некоторые соглашения должны быть признаны незаконными сами по себе, т.е. должен использоваться принцип per se, все же не любой отказ продавать два товара по-отдельности мо­жет привести к ограничению конкуренции. Незаконные со­глашения были охарактеризованы судом как принуждение приобрести товар, который при обычных условиях не был бы куплен вообще или был бы куплен на других условиях. При этом не все соглашения о «связанных продажах» служат мак­симизации прибыли продавца и не могут быть осуждены per se, поскольку они могут не являться антиконкурентными или кабальными. Не согласные с необходимостью применения принципа per se судьи полагали, что для применения прин­ципа per se истец должен будет доказать не только сам факт существования такого соглашения, но и наличие условий, ко­торые приведут к усилению и так существенной власти про­давца на рынке до монопольной. Но и даже в этом случае ана­лиз последствий соглашения - экономических последствий, свидетельствующих об эффективности соглашения - позволит избежать применения принципа per se.

Еще одним вопросом, по которому мнения судей разо­шлись, стало определение самих связанных товаров, а именно: как их разграничить, как понять, что условно навязываемый товар не является всего лишь составляющим, запасной частью, без которой функционирование основного невозможно? Боль­шинство судей решили, что «ключ к разграничению товаров находится не в их функциональных характеристиках, а в спро­се на эти 2 продукта». По мнению большинства, два товара су­ществуют в том случае, если есть достаточный спрос для того, чтобы создать и разграничить товарные рынки для каждого из товаров. Однако ряд судей не согласились и с этим, указав, что все сложные товары можно разделить на составляющие, каждая из которых может иметь собственный рынок сбыта, а значит и отдельный спрос. По их мнению, нельзя просто кон­статировать наличие спроса на товар, не указав причину этого спроса.



В дальнейшем этот же вопрос ставился в деле Kodak. Во­прос идентификации товаров по сути был одним из централь­ных в этом деле, строившемся на обвинении Kodak в навязы­вании услуг по техническому обслуживанию своих аппаратов при продаже запасных частей к ним. Суду предстояло ре­шить, являются ли запасные части и услуги по техническому обслуживанию при установке этих запасных частей различ­ными товарами или одним единым товаром. Суд решил, что это различные товары именно по причине существования раз­дельного спроса на них. Суд также отклонил довод Kodak о не­возможности злоупотребления властью на рынке, поскольку его конкуренция с другими производителями была слишком велика: в случае злоупотреблений покупатели скорее бы купи­ли новое оборудование у не столь требовательного к последу­ющему обслуживанию производителя, чем соглашались бы на его требования. Суд также не согласился с доводом о том, что запасные части ничего не значат сами по себе - по логике суда тогда не существовало бы раздельных рынков камер и пленки (это 1992 г. - доцифровая эра), компьютеров и программного обеспечения, автомобилей и покрышек. Но и в этом деле не все судьи были согласны. Так, судьи Скалия и О'Коннор под­вергли этот подход критике. По их мнению, услуга техниче­ского обслуживания значительно связана с предоставлением запасных частей, а потребители заинтересованы не просто в получении запасных частей, но и в их качественной установке, что обеспечивается наилучшим образом самим производите­лем.

В этом деле суд выявил «связанные продажи», основы­ваясь на теории издержек: несмотря на конкуренцию между производителями, по мнению суда, покупателю проще согла­ситься с услугами и ценами того производителя, у которого он уже купил оборудование. «Переключение» на оборудование другого производителя обойдется еще дороже, и покупатель оказывается «заперт» с уже имеющимся оборудованием.

Обсуждая вопрос о применении принципа per se illegal к соглашениям об обязывании использовать услуги произво­дителя по установке запасных частей при установке запасных частей суд пришел к выводу о том, что автоматическое при­знание подобных соглашений незаконными привело бы к по­току судебных исков и коммерческого шантажа.



И наконец, наибольшее развитие теория «связанных про­даж» получила в уже упомянутом деле Illinois Tools, где по­мимо вопроса о навязывании встал вопрос о силе патента. Суд указал, что правило per se illegal не должно автоматически применяться ни в случае с навязыванием, ни к вопросам вла­сти на рынке, происходящей из патентов.

Корпорация Illiois Tools занималась производством на­боров запасных частей для принтеров и обладала патентом на уникальную головку для печати и контейнер для чернил, а также занималась производством обычных незапатентован­ных чернил. Затем Illinois Tools продавала свои наборы про­изводителям промышленных принтеров по лицензии. Ком­пания Independent Ink разработала свои чернила, которые можно было использовать в наборах Illinois Tools и стала пред­лагать их ее контрагентам по более низкой цене. Independent Ink смогла защититься от иска о нарушении авторских прав, поданного Illinois Tools, а затем перешла в атаку, подав иск с требованием признать права Illinois Tools не нарушенными, а саму компанию - нарушившей статьи 1 и 2 Закона Шермана. В этом деле было много отмен и пересмотров, однако основ­ным был вывод о том, что множество случаев так называемого навязывания и «связанных продаж» вполне совместимы и со свободным рынком и со свободной конкуренцией, а наличие патента на определенный товар совсем не означает власть на рынке.



Во всех рассмотренных делах существенное значение имел уже упомянутый фактор экономической эффективно­сти. Сначала в рамках подхода per se (Jefferson Parish) суд ана­лизировал вопрос о раздельных товарах через критерий спро­са. Логика здесь следующая: покупатель приобретет товар в связке только если это для него более эффективно, а приоб­ретать товары по отдельности наоборот невыгодно. Тогда по­требительский спрос укажет, один это товар или несколько. Таким образом, когда существует потребительский спрос на товар в наборе, а не на отдельные его части, то такой способ продаж является показателем наличия экономической эф­фективности. В этом случае два товара представляют собой индивидуальный товар, а не два произвольно объединенных, поэтому анализ per se illegal далее применяться не будет. По­сле Jefferson Parish суды часто использовали подобный подход, полагая на тот момент, что доктринальный подход к связыва­нию как агрессивная стратегия на рынке не совсем оправдан. Так, в деле US v. Jerrold Electronics Corp. суд пришел к выво­ду о том, что если для продавца является разумной продажа товара вместе с другим, то такой продукт должен рассматри­ваться как один товар. Компания Jerrold продавала кабельные антенны для поселений, где эфирный прием был невозможен, при этом настаивало на собственных услугах по установке. Суд счел, что политика компании по продаже своих систем вместе с обязательными услугами по техническому обслуживанию разумна, а услуги и кабельная антенна являются одним това­ром постольку, поскольку существуют обстоятельства, требу­ющие их объединение. Даже в уже процитированном ранее деле Kodak, чьи претензии суд не поддержал, суд исходил из того, что поведение компании не похоже на обычно необходи­мое для улучшения конкурентной ситуации, и поэтому невоз­можно что-либо презюмировать без доказательство реального экономического эффекта.

Таким образом, в американской судебной практике в те­чение XX в. сформировался подход, согласно которому «свя­занные продажи» должны рассматриваться только в рамках правила rule of reason с учетом экономического анализа по­ведения хозяйствующего субъекта. Принцип per se illegal, про­стой в применении, но не учитывающий реалии экономики, как представляется, более применяться уже не будет.

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (94) 2016

Новости медицины



   

Самое читаемое

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!